Глава 25 День и ночь грохочет порт.

— Поганая какая-то столовка

— И не говори брат, но выбора то совсем нет — я запахнулся в мокрую плащ-палатку, но, не по сентябрьски ледяной дождь, казалось, выстудил меня насквозь.

— Ну да, попадалово — негромко перебрасываясь отрывистыми фразами, мы шли с напарником мимо замерших в ночном оцепенение многочисленных

домишек старой постройки, прилепившихся еще со времени основания города к территории речного порта. По велению судьбы и многомудрого начальства, сегодня нас выставили на улицу Заводскую, что уже больше века, под разными названиями, отделяла чопорный центр города от шумного, воняющего нефтью и сырой деловой древесиной, Речного порта. Что мы тут делали и кого пугали своим жалким мокрым видом, мы так и не поняли. Когда мы добрались до участка поста, многочисленные сотрудники местных предприятий уже покинули этот промышленный район. Жильцы нескольких жилых домов, разбросанных на этой промплощадке, в этот вечер предпочли сидеть дома, слушая из-за плотно закрытых рам завывание ветра, дующего с реки.

— Что, с Ленкой не помирился? — спросил я напарника, когда мы заскочили обсушиться в помещение единственного здесь гастронома.

— Нет, не звонит, не пишет.

— И в чем дело?

— Замуж хочет.

— За кого?

Димин взгляд подсказал мне единственно-правильный ответ.

— А ты что?

— Слушай, мне двадцать пять лет. Зарплата нищенская, образования нет, живу с мамой, балбес балбесом. Какой из меня муж?

— Просто встречаться она не согласна?

— Нет, говорит, что это потеря времени. Или-или. А у тебя с твоей как?

— Дим, с какой моей?

— Ну эта, Настя.

— Брат, я Настю приютил, потому что ее из общежития выгнали, а домой ехать она не хотела, по личным причинам. Она у меня жила, пока ремонт был в общаге. Неделю назад съехала. Все, отношений больше нет. Мы с ней друзья. Если ей будет нужна помощь, я ей не откажу. Если она мне будет полезна, возможно, она мне поможет. Мы нормально расстались, но расстались. Так что моя квартира пуста и холодна.

— Ладно, пошли, а то вон, местные алкаши при нас стесняются «бормотуху» взять.

К одиннадцати часам мы в конец продрогли, окоченели и проголодались, и я поставил вопрос ребром. Абориген Центра, Дима, пару минут поморщив лоб, сказал, что единственное место, где в это время можно пожрать, но именно пожрать, является рабочая столовая Речного порта. Огромный полутемный зал был стыл и мрачен. Я поковырялся в склизких, как сопли, макаронах, и политом жиром или другим каким-то маргарином, шницелем, колющем язык крупной сухарной панировкой, выпив еле теплый чай, мы вышли из столовой, в еще более мрачном настроении, чем были до этого. Как прожить оставшиеся полтора часа, было совершенно непонятно.

— Дима, если мы пойдем к отделу медленно-медленно, гусиным шагом, мы как раз к часу ночи придем на базу.

— Предлагаешь выдвигаться прямо сейчас?

— Дима, если мы не будем двигаться поступательно и постоянно, я застыну, как статуй, и тебе придется меня волочь на себе.

— Ладно, пойдем.

Подгоняемые порывами ветра от реки, мы шли мимо в сторону остановки электрички «Река- Центральная», мы шли мимо мрачных зданий старых особняков, со зловещими темными окнами многочисленных контор, единственным освещением которых были тусклые лампочки датчиков сигнализации. Неожиданно тишину этого спящего, замкнутого в себе мирка, разрезал горький всхлип. Плакал, определенно, человек. Плакал очень горько и беспомощно. Мы замерли на месте, пытаясь определить направление, откуда шёл звук.

— Вроде там — еле слышно шепнул мне Дима и махнул рукой. Когда мы настороженно вошли во двор купеческого особняка «Запсибречфлотснабсбыт», перед глазами открылась следующая картина: на высоком крыльце конторы, сваренном из чёрных металлических прутьев, стояли, прижавшись друг другу и прикрывшись большими кожаными портфелями, две молодые женщины в демисезонных пальто. В двух метрах от крыльца, глядя голодными глазами на повизгивающих от страха баб, сидел большой, почти черный, кобель немецкой овчарки.

— И что у вас тут происходит- громко гаркнул Дима, так неожиданно и резко, что все присутствующие вздрогнули. Женщины на крыльце, а это оказались две невысокие девушки, на вид лет двадцати пяти, что-то пытались объяснить, показывай руками на собаку. Но толи от холода, то ли от истерики, понятных пояснений мы не услышали.

— Что вы говорите нам ничего не понятно — я попытался подойти к крыльцу, игнорируя собаку, но только отчаянный прыжок назад позволил мне увернуться от щелчка клыков черного монстра. Девушки завизжали, а Дима, воскликнув «Да я тебя сейчас», оттер меня плечом, одновременно доставая пистолет из кобуры и обходя собаку сбоку, чтобы крыльцо не оказалось на линии огня.

— Дима, Дима, подожди не бери грех на душу. Хорошая собачка, хорошая — Я бездумно перекрыл Диме линию стрельбы, в два шага обогнув его вновь и, протянул открытые ладони в сторону пса, делая умильное лицо.

Собака, очевидно, знала, что такое огнестрельное оружие, она пятилась к крыльцу, скаля зубы и яростно вздымая мощный загривок.

— Дима, пистолет убери, пожалуйста, хорошая собачка, хорошая — вторая атака пса была мгновенной, на пределе своих сил, я успел согнуться в безумную букву «зю», и всего на пару сантиметров, мой пах разминулся с пастью зверя, ошибка грозила мне стойкой сексуальной дисфункцией.

— Ну что справился — ехидненько спросил Дима: — может быть, позволишь мне?

— Дай мне пару минут, потом я отойду.

Я судорожно думал, какую вещь в моём обмундирование жалко меньше всего. В голову ничего не приходило.

— Дима, помоги мне — я ухватил напарника за плечо, спрятался за него и стал конфузливо стягивать с себя сапог.

— Мужчины, вы собираетесь нам помогать? — темноволосая барышня с ямочками на щечках дала о себе знать. Вторая, анемичная блондинка в сером пальто, почти не подавала признаков жизни, временами ее начинала пробивать крупная дрожь.

— Девушки, мы просто не хотим убивать собаку — отрывисто крикнул я, с трудом натягивая узкое голенище на босую ногу.

— Еще пять минут, и спасать будет некогда — жизнерадостно ответила та, что с ямочками.

Ну, все, я был готов. Холодные и сырые внутренности сапога мгновенно выстудили голую стопу и придавали ясность мыслей. Я выставил вперед руку с намотанной на кисть портянкой и, дразня пса, двинулся вперед.

— Хорошая собачка, хорошая пёсик!

Хороший пёсик, припал к земле, готовый к атаке. Я помахивал правой рукой, привлекая его внимание. Пес прыгнул, вцепившись в заботливо подставленную руку, после чего я засунул портянку поглубже в глотку, и, ухватив за нижнюю челюсть, стал пригибать пса к земле. Собака пыталась выплюнуть ком толстой ткани, откусить мне руку, с усилием сомкнув челюсти, чтобы навсегда отучить меня от дурных манер. Намотанная на кулак толстая ткань, глубоко забитая в глотку, не давала белоснежным зубам сомкнуться на руке противника. С неожиданной силой рука противника выворачивала нижнюю челюсть животного, заставляя сильное и гордое животное упасть на асфальт. Последним отчаянным усилием, кобель попытался оттолкнуть человека сильными передними лапами с набором острых когтей, но сил и времени уже хватило, и зверь грузно упал.

— Дима ремень дай — прошипел я, прижимая бешено рвущегося пса к земле

— Не дам — сварливая ответил напарник: — ты его испортишь.

— Дима, быстро дай мне мой ремень с брюк, заправь петлей. Давай, сними быстрее, я его сейчас не удержу — выдержка мне изменила, пес пытался кататься на спине и чуть не сорвал мой захват. Когда я почувствовал грубую ткань брезентового ремня в своей, откинутой назад, ладони, я с трудом натянул на толстую шею собаки крепкую брезентовую удавку, раннее поддерживающие мою галифе. Теперь я, крепко держась за петлю ремня, мог контролировать поведение животного, как всадник уздой. Кобель ещё пытался рваться, но уже не так активно. Удерживая бьющегося пса одной рукой на затянутом ремне, я повернулся к спасенными девицами.

— Так что у вас случилось барышни. Почему такие слёзы?

— Он на нас напал — уже успокоившись, сказала темненькая, обличительно ткнув в животное пальчиком.

— Он кого-то укусил?

— Нет. Никого.

— Что тогда случилось?

— Мы шли от речпорта, на станцию, чтобы уехать в гостиницу. Мы здесь в командировке, а тут пёс выскочил из-за угла и к нам, мы испугались. Взбежали на крыльцо и два часа уже здесь стоим. Никого нет, никто здесь не ходит, в дверь стучали, нам никто не открыл. Какой-то вымерший город — темненькая стала всхлипывать.

— Ну, правильно, дверь на сигнализации. Они до восемнадцати часов вечера работают. И что дальше?

— Ничего, просто стояли, а он сидел, и иногда гавкал на нас. А я собак с детства боюсь — чуть успокоившись, наконец, заговорила блондинка.

Во время разговора моё обоняние, которое невкусный ужин рабочей столовой лишь раздразнил, испытывало какой-то дискомфорт. Я сделал шаг вперёд, по направлению к спасенным, собака, успокоившись, шагнула рядом со мной, и вытянула вперед черную морду, явно к чему-то принюхиваясь. Девчонки взвизгнули, и отшатнулись к двери. Я успокаивающе потянул пса чуть назад.

— а чем так вкусно пахнет тут?

— У нас пирожки с собой с печёнкой, мы хотели вечером, в гостинице покушать перед сном.

— Ну а что вы хотели? Пес тоже хочет кушать, он запах почувствовал, подбежал к вам….

— Но он же бросился!

— Если бы он бросился, то он бы и сумки ваши и пирожки отобрал. Нет, он культурно пытался выпросить у вас пирожок. А когда мы подошли, он попытался вас защищать. Вы же его друзья, которые могут поделится пирожками. Он же не знал, что я тоже пришёл вас спасать.

— а мы так испугались!

— Кидайте пирожок, он поест, и мы все успокоимся.

Повеселевшие девчонки вручили мне два пирожка, которые я осторожно положил сверху на ладонь. Собака, зевая от волнения и сглатывая слюну, аккуратно приняла их с ладони и за минуту смолотила.

— Ну что девчонки, хищник пока усмирен, вам теперь куда?

— Нам в Академгородок, улица Серебрянолуговая.

— Да, умеете вы задачки задать. Время сейчас около двадцати трех часов. Транспорт в Академгородок закончился. Мы даже и не скажем, как вы сможете добраться. Автобус точно нет, электричка уже ушла. Такси стоит безумных денег.

Девушки, обрадованные неожиданным спасением, даже растерялись:

— Ой, мальчики! А что нам делать?

Дима демонстративно поморщил лоб:

— Девочки, а выход есть. Можете поехать ко мне, я тут недалеко живу в центре. Сможете у меня переночевать.

Девушки были в растерянности. С одной стороны, отвергать помощь, пусть даже малознакомого человека, было неосмотрительно. Альтернативой было остаться здесь, без возможности выбраться из этого жуткого места. Девушки, переглянувшись, очевидно, за мгновение они что-то решили:

— а во что это нам обойдётся? — та, что с ямочками боевито уперла руки в бока. Дима возмущённо фыркнул.

— Девочки я его шесть месяцев знаю. На самом деле он хороший и точно не маньяк. Этой ночью Дима для вас самый безопасный вариант ночлега. Кстати его Дима зовут.

— Я Наташа- ответила блондинка: — а это Галя. А вы….

— Я Павел, я сегодня был бы опасным, но мне надо вот это чудовище пристраивать — я потянул за импровизированный поводок. Чудовище обнюхало сумки девушек, и горько, почти как человек, вздохнуло.

— Ну, значить к вам.

— Когда мы после развода стали загружаться в развозной УАЗик, водитель оглянулся на непонятную суету и округлив от удивления глаза, завопил:

— А это что за люди… и животные?

— Олег, успокойся. На Фабричке у Речпорта, нашли, девушки командировочные, им в Академ надо. Они сейчас доберутся в Академ?

— Собака тоже командировочная?

— Собаку я усыновлять буду.

— Ну, тогда собаку в собачник, Ломов с одной барышней рядом со мной, ну, а вторую барышню, сзади, на коленки возьми, а то мне, кроме вас, еще пятерых вести.

Когда мы высаживали Диму, девушки вновь обменялись какими-то сигналами и попрощались.

В своей квартирке Наташу я, тут же, погнал в душ, выдав ей свой спортивный костюм, а сам, под контролем пса, отправился на кухню варить кулеш из свиных ребер, что собирался употребить с пивом, и перловки.

Когда я вышел из душа, Наташа лежала в темноте, молча, изредка громко стуча зубами. Я вытащил единственные, присутствующие дома таблетки парацетамола и накрыл ее шинелью поверх теплого одеяла. В шесть утра я проснулся от холода, которым тянуло от огромного окна. Отопления пока не давали. С одной стороны матраса под двумя одеялами и шинелью постанывала моя гостья. С другой стороны, упираясь всеми четырьмя лапами в стену, счастливо спал пес, который за ночь с пола частично перебрался на край моего матраса, и был вполне доволен собой.

Я сунул ладонь под многочисленные покрывала и уткнулся в обжигающее женское тело. Видно, что парацетамол помог не очень.

Загрузка...