Глава 2. Альгор: Часть 2


Анжелика

Путешествие с Северных гор было утомительно долгим. Сначала несколько дней на санях с гончими в пик морозов и северным сиянием над головой. Невероятная красота. Следом три дня на корабле по реке Элина и еще неделю на торговом поезде.

Все время дороги, Анжелика работала наравне с торговцами, попутно выслушивая их лекции о правилах торговли в регионах, где какие ставки, и как правильно себя вести, чтобы провести сделку в свою сторону. Информация конечно интересная, но Анжелика никогда себя не видела в роли торговки. Она Охотник на Демонов, и всегда гордилась этим.

Выйдя из поезда на центральном вокзале Альгора, Анжи вдохнула приятный теплый воздух и ароматы цветов. Было тепло, безветренно и ясно. Уже на вокзале она приметила много листовок с приглашением на шоу салютов. Сорвав оду из них со столба на перроне, убрала ее сразу в карман. Она еще не знала, пойдет ли на праздник или нет, но на фейверки очень хотелось посмотреть. Маленькая мечта детства, ее и Сиены….

Выгрузив шкуры белых лис, оленей и серебряных медведей в специальный грузовик, который их ожидал, она облегченно выдохнула. Каждую из этих шкур она подготавливала к продаже самостоятельно, прежде чем уехать, а теперь она впервые видела, что с ними происходило за пределами Севера.

Закончив с работой, уже хотела попрощаться с путниками и отправится изучать город, но ее остановил Кай. Первый красавец в их походе и главный торговец.

– Поехали с нами, Анж. Ты тоже работала в дороге и тебе полагается выплата.

– Правда? – Удивленно улыбнулась она, неожиданному сюрпризу. Изначально по договоренности платой за проезд с Северных Гор являлась ее помощь в пути, поэтому ни на какие выплаты и не надеялась, однако без денег в столице все ровно никуда. Приемные мама и папа, конечно, выделили ей скромную сумму на первое время, но от дополнительной выгоды грех отказываться. К тому же пока Кай сам это предлагает.

– Садись уже! Усмехнулся торговец, рассматривая ее, и Анжелика закатив глаза, все же села с ним на переднее сиденье грузовика, игнорируя его дополнительные попытки флирта.

Дороги были свободны, от машин, главная часть города была перекрыта, цветами украшали фонарные столбы и дома. Уже с утра люди превращали город в сказку. Залюбовавшись этой красотой, совсем не заметила, как подъехали к большому белому дому с мраморными кружевами на стенах и витражными стеклами с изображенными купцами прошлых веков.

– Как красиво… – Восхитилась она, когда вышла из грузовой машины и направилась в торговое посольство следом за Каем.

Ожидая в центральной зале из позолоты и стекла, приметила маленький витраж с изображением четырех стихий. И так засмотрелась на узор символа водной стихии, что точной копией изображён на ее браслете, что не услышала, как Кай подкрался сзади.

– Эй, красотка, это твоя доля! – Задорно сказал темноволосый паренек и кинул ей в руки приличную стопку бумажных купюр шиллинги.

– Кай, это слишком много…. Здесь, наверное, за все шкуры. – Протянула она, не зная, как реагировать на такую стопку денег. Она ожидала, кругленькую сумму, но что бы на столько…

– Вообще-то только треть. Ваши шкуры очень высокого качества и поскольку их делала ты сама, то доля заслужена. А теперь извини, красотка, но теперь нас отправляют на Восточные Острова, за драгоценными камнями из шахт, вернемся только через месяц, может два. – Паренёк щелкнул ее по носу, и махнув рукой, как пират из книжек, вышел из посольства.

– Спасибо! – Кокетливо улыбнувшись, крикнула ему вдогонку.

Анжелика несколько раз пересчитала стопку шиллинги, насчитав почти двести тысяч, и спрятала их под одежду, во внутренний карман. Такую сумму денег только безмозглый дурак будет носить в сумке, в городе, что набит людьми и магами. А она себя дурой не считала.

Оставалась решить проблему с жильем, и сегодня можно наслаждаться первым днем лета в столице, и обязательно сходить на фейверки.

В первую очередь она отправилась в банк, где оставила под проценты, сто пятьдесят тысяч шиллингов, а после прошлась по магазинам, закупив всю ту одежду, которая ей пришлась по нраву и наконец, сняла на первое время номер в отеле в центре города. Долго там оставаться не планировала, но хоть маленький праздник себе можно было устроить?

Одевшись в легкий облегающий костюм, со специальными стальными вставками на груди, которой она не была обделена матушкой природой. Смотрелись эти вставки как часть одежды плавно перетекающий чуть ниже, но не доходя до пупка. Живот был открыт, короткая юбка из натурального шелка и бархатные сапожки на каблуках. Темно-красный бархат, смотрелся на её ногах как на красивой статуе. Сапожки не доходили до колен. Внутри сапожек прятались небольшие кинжалы, которые были идеально созданы для броска. Свой любимый охотничий нож, подаренный отцом, Анжелика прятала на поясе. Браслет из белого золота и морским жемчугом, она не снимала с того самого дня, как Ма помогла его одеть на руку, и с тех пор чувствовала, как он помогал, стабилизировал и усиливал ее магию Воды.

За несколько недель о отъезда с Северных Гор, Ма вручила ей письмо и браслет, рассказав историю, как шестилетняя Анжелика появилась на пороге их дома, укутанная в вязаный синий плед с этим самым письмом и браслетом в руках. Именно письмо от настоящих родителей и с подвигло попрощаться с Севером. Анжелика всегда знала, что не родная им дочь, так как на Севере кожа у людей смуглая, глаза немного заужены, а волосы абсолютно у всех черные, в то время как Анжелика с детства была блондинкой с большими голубыми глазами. Ма всегда ей говорила, что в ее глазах таилась глубина всех морей.

Все жители города шли на фестиваль, и Анжелика шла медленно, сливаясь с ритмом людей, попутно разглядывая каждое здание, каждый уголок города, который привлекал её своим величием.

Альгор был древним городом, повидавший ни одну династию Королей, и это хорошо отражалось на архитектуре города. Даже современные дома строили, с сохранением стиля прошлых столетий.

Все вокруг переговаривались, смеялись, подпевали музыкантам, исполняющие классику прошлого десятилетия и просто веселились. В далеких горах Севера, никогда не было и половины людей, которые приходились на один квадратный метр в столице. Это и притягивало, и волновало ее душу ко всему происходящему.

Учуяв аромат свежеиспеченной пахлавы и сладкой ваты, Анжелика направилась в сторону палатки, которая являлась источником манящего запаха.

– Ням-ням-ням – С аппетитом прошептала она, чувствуя урчание в желудке, настойчиво требующей вкусняшку. На севере такого добра никогда не было. – Дайте, пожалуйста, одну сладкую вату, пожалуйста! – Попросила она, положив на стол несколько монет шиллинга на прилавок.

Получив свою сладость, с радостью откусила кусочек, чувствуя, как вата приятно тает во рту.

– Ух, ты… – На выдохе сказала она, замечая, как слепой парень с черной повязкой на глазах, стоявший за ней в очереди, повернул голову в ее сторону. Символ стихии Воды слабо отозвался пульсацией.

«Странно…» – Подумала про себя, снова взглянув на слепого с тростью.

– Когда уже будут фейверки? – Задалась вопросом, снова отправив вкуснятину в рот.

– Надеюсь, тогда, когда все разойдутся. – Ответил ей слепой, после чего ушел от палатки со сладостями.

– Спасибо! – Поблагодарила она его вслед, после чего убежала сама следом за толпой.

Все шли на окраину города, где была речка, и Анжелика шла за ними в веселом настроении, но увидев среди толпы высокого мужчину, что скрывал свое лицо под капюшоном, резко остановилась. Сердце забилось быстрее. Она узнала его. Этот силуэт снился ей почти каждую ночь. Она мечтала найти его и уничтожить.

Внутри закипала ярость, бесконечная ярость поглощала ее, словно бушующий ураган закипал в океане. Наконец-то она нашла его! Наконец-то!

«Успокойся. Убийство здесь ничего тебе не даст» – Мысленно приказала себе и попыталась успокоиться, сделав глубокий вдох, и отправилась за ним следом, сохраняя дистанцию. По ноздрям бил до боли знакомый запах грязи и талого снега. Они шла за ним, по пятам предвкушая чувство мести. Представляла, как убьет его так же, как была убита Сиена.

Оказавшись на крыше, она видела, как горный демон уже держал молодую женщину, обнажив свое истинное лицо. Женщина была без сознания, но живая.

– Здравствуй тварь! – Прошипела со злостью, доставая свой нож, принимая боевую стойку.

Демон высокомерно посмотрел на нее и, отбросив тело бедной женщины в сторону, аккуратно вытер платочком уголки своих губ от крови.

– Прости, но я уже сыт! – Равнодушно сказал демон, двинувшись к выходу.

– Ах, ты тварь! – Прорычала, взмахнув рукой и капли воды, словно пули, полетели на демона.

Увернувшись, он кинулся на нее.

Отбившись от его когтей ножом, водным разрезом она заставила демона отскочить назад, сделав пируэт, как учил ее отец, с размаху нанесла удар в сонную артерию. Хорошая реакция и скольжение благодаря водной магии позволило безошибочно попасть в цель.

Схватившись за шею, демон упал на одно колено и с яростью в глазах взглянул на нее.

– Убийство меня ничего тебе не даст! – Прохрипел он, насмехаясь над ней. На его лице не было и намека на сострадание, боль или страх, только смех и самонадеянность. Только таких демонов и можно убивать, нет…, нужно убивать.

– Нет! Именно это мне и даст! – Растягивая каждое слово, говорила она, довольно улыбаясь, и чувствуя вкус мести на своих губах. – Отмщение и спокойствие.

«Сиена этого заслужила!»

Медленно подойдя к горному демону, Анжелика движением обеих рук водными путами связала его. Все, что он мог делать – это смотреть, как она склонялась над ним.

– Я всегда хотела взглянуть в твои глаза, что скрывались под этим капюшоном… – Прошептала, словно змея растягивая каждое слово. – В глаза убийцы!

– Извини, но тебя я не помню. – Снова рассмеялся демон.

– Зато я помню тебя. – Не меняя интонации, сказала она и резким ударом ножа перерезала горло. Вторым и третьим ударом, голова демона слетела с плеч.

Его труп сгорел в пламени и развеялся по ветру, даря первый свободный вздох.

– Теперь ты отомщена, Сиена! – Осторожно прошептала в вечернее небо.

Перевязав еще живую женщину, Анжи подошла к краю крыши, в тот самый момент, когда сотни фейверков взрывали небо, накрывая все вокруг огромной разноцветной шапкой.

– Прямо как рассказывали торговцы! – Придаваясь воспоминаниям, произнесла Анжелика.

Огоньки на небе менялись узорами и цветом, и она смеялась, чувствуя себя ребенком. Долгожданная мечта и месть случились в один миг, освобождая место новой жизни, за которой она приехала в Альгор, оставляя позади весь груз прошлого.


Францезелин

Приехав в Альгор ближе к полудню на центральный вокзал города, Франц вышла из поезда в числе первых, хотя на перроне людей уже было хоть отбавляй. Сердце в груди колотилось от возбуждения и радости, что наконец-то здесь, в столице, подальше от Юга и пансионата с его дурацкими правилами.

С интересом изучая людей вокруг себя, еще на вокзале понимала, что ее огненный цвет волос не сильно выделяется из толпы среди людей с разноцветными волосами. В Альгоре она уже чувствовала себя обычной. Это и радовало, и огорчало, ведь раньше всегда была в центре внимания.

Выйдя с вокзала, она шла за потоком людей, которых на улицах города становилось только больше. Столица была слишком большой и невероятно красивой. Все улицы были украшены букетами из лилий, ромашек и роз. Магические светильники всех возможных цветов были подвешены над головами людей, с наступлением темноты они создадут атмосферу волшебства и сказки.

– Неужели тут всегда так? – Спросила сама у себя, осматриваясь по сторонам.

Мимо нее шли стражи, простые люди и даже высокопоставленные чины государства. Казалась, что сегодня равны все.

Повсюду играла живая музыка, со всех сторон доносился веселый смех и непонятные улюлюканья. Выступление артистов заняли все ее внимание. Она медленно ходила между ними, пока случайно не оказалась окруженной уличной группой музыкантов, поющее всем известный мотив, и Франц его легко подхватила. Кто-то толкнул ее, и быстро скрылся, даже не извинившись, как до этого сделало еще парочка людей.

Медленно пробираясь сквозь толпу, Францезелин уже хотела уйти подальше с людных улиц и может найти квартиру на первое время, все-таки о жилье она так и не успела подумать, а ночевать на улице желанием не горела, да и желудок уже урчал от голода, требуя еды.

Денег было не особо много, ведь собиралась впопыхах из пансионата, воспользовавшись всеобщей паникой, после поджога кабинета директора. Она сейчас понимала, что могла поступить иначе, более благоразумно, но тогда она не думала совсем. Просто сбежала с единственной сумкой наперевес через плечо, сдала в ломбард все украшения, купленные со стипендии и в ту же ночь села на поезд в Альгор, сжимая в руках письмо родителей и перстень, которые украла из кабинета директрисы, перед поджогом.

Проходя сквозь толпу, мысленно посылала всех, кто толкал ее, как тряпичную куклу, пока, наконец, не смогла уйти с площади, на менее оживленные улицы, где свободно выдохнула.

Подойдя к свободной палатке, откуда исходили невероятные запахи пастилы, сладкой ваты и самое прекрасное – мясные пироги. К сладкому она всегда была равнодушна, но вот мясной пирог ее сильно привлекал, к тому же желудок снова издал голодное урчание. Не отрывая взгляда от манящего пирога, опустила руку в сторону сумочки, понимая, что ее уже нет на плече.

– Нет, нет, нет! Только не это, нет! – Тихо прошептала, чувствуя, как сердце уходит в пятки, и паника охватывала все ее существо. Ведь там хранились те крохи денег, которые у нее оставались, документы и самое важное – письмо! Письмо от мамы и папы. За всю учебу в пансионате она много раз спрашивала воспитателей и учителей, почему родители к ней не приезжают, но каждый раз получала только один ответ «Не могут, заняты». Ее это всегда обижало и сильно расстраивало, ведь к остальным родители приезжали, забирали их на праздники, а ее за пределы пансионата выпускали только под руку с воспитателем.

Для верности проверив еще раз оба плеча, поняла, что сумочки как нет, так и не появилась. Глубоко набрав в легкие воздуха, призывая себя к спокойствию, правой рукой потянулась к указательному пальцу левой руки, надеясь нащупать перстень, что прилагался к письму от мамы с папой, но, не нащупав его, слезы выступили из глаз, от обиды, злости и, понимая, что у нее СОВСЕМ ничего не осталось.

– Твою мать! Нет! Нет! Нет! – Чуть ли не срываясь, проговорила она, только сейчас понимая, как ее трясет от злости и бессилия.

Гул толпы в этот миг для нее пропал, и как будто издалека до нее донесся голос продавщицы:

– Девушка вы брать будете? – Оценивающе, женщина смотрела на Огненную, понимая, что нет. – Если нет, уступите дорогу другим. Не занимайте очередь! – Не очень-то вежливо попросила она.

Подняв на продавщицу озлобленный взгляд, Францезелин усилила пламя в печи за прилавком, быстро превращая в угольки, свежую порцию пирогов. Завидев густой дым из печи, до нее дошло, что натворила, и быстро оглянувшись по сторонам, убежала, пока не никто не понял, что это она.

Франц блуждала по городу, со слезами на глазах до поздней ночи, когда праздник закончился, и основанная масса людей разъехалась по домам. Она ненавидела себя и свою беспечность на этом глупом празднике. Ненавидела за то, что подвела родителей, позволив украсть их наследие. Ненавидела свой поступок в пансионате, ведь не желала сжигать все дотла, просто хотела ответов, которые ей никто не давал.

За весь день она съела пару пирогов, что смогла украсть и бутылку сока. Но идти сейчас без копейки в кармане было не куда, поэтому усевшись на деревянные контейнеры в одной из пустынных подворотен, натянула на себя теплую кофту, ранее перевязанную на поясе, и попробовала отвлечься от грустных мыслей, подняв голову на ночное небо, усеянное теми разноцветными огоньками, в честь праздника. Они, правда, казались волшебными в темноте. Смотря на них, казалась, что вот-вот все наладится, перстень и письмо к ней вернуться.

Ведь она уже здесь. Она смогла приехать. Осталось только найти тех, о ком говорили родители. Конечно, нет никаких гарантий, что они в городе именно сейчас, но так хотелось в это верить. Верить в то, что она не зря сорвалась с места и приехала сразу в Альгор. Так хотелось верить во что-то хорошее…

Из мыслей Францезелин выдернул душераздирающий крик, что раздавался над ее головой, больше похожий на стон сотен умирающих. Все тело бросило в дрожь. В воздухе повисла напряженная тишина. Спрыгнув с контейнеров, Францезелин приготовила руки, чтобы призвать пламя в любой момент для защиты. Секунда.… Две…. Монстр так и не появился, но вместо него из темноты повеяло фиолетовое облако, которое окутало всю ее целиком. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоится, она сильно закашляла, чувствуя, как дым нещадно царапает горло изнутри, внутри все леденеет, пламя не отозвалось на призыв.

– Аметист… – С ужасом прохрипела, пытаясь закрыть рот и нос, хоть и толку от этого нет никакого, так как дым уже вдохнула.

Об аметисте и свойствах этого прекрасного фиолетового камня, который простым людям служит, как оберег и символ любви и удачи Францезелин рассказывали в пансионате. Для магов он опасен, так как целиком и полностью отрезает их от их внутреннего источника силы. Поэтому касаться и тем более вдыхать пыль этого прекрасного камня опасно, ведь есть риск оказаться отрезанным от источника навсегда. Хуже кары для магов не придумаешь. Лучше смерть.

Пытаясь откашляться от пыли, Огненная почувствовала на себе пристальный взгляд из темноты. Посмотрев внутрь переулка, в ужасе замерла на месте, хотя все инстинкты в ней кричали о том, чтобы убежать. Из темноты черный силуэт птицы, быстро надвигался к ней на встречу. Огромная птица, крупнее ее в несколько раз, с массивными крыльями с обугленной чешуей вместо когда-то белых перьев, закрывающая весь переулок, в котором так не удачно решила скоротать ночь. Тварь перед ней была Драконо-птицей, что водились на Восточных Островах. Они были последними потомками драконов. Но обычные Драконо-птицы, по учебникам – без обидны. Она не выдыхали аметистовую пыль, а желтые глаза не налиты кровью, как у твари перед ней.

Выставив руки перед собой, в глупые попытки защититься от твари, Франц закричала, закрыв глаза, будто это помогло бы твари испариться. Сердце бешено колотилось в груди от страха и бессилия, руки и щеки непривычно мерзли, а новый крик птицы звенел у нее в ушах, наводя не нее еще больший ужас.

На другом конце этого переулка раздался краткий, но чередующийся звон металла об камень и несколько шагов в ее сторону. Драконо-птицу с грохотом зажало камнями, которые из земли вырвал маг, а аметистовая пыль с силой вернулась в клюв твари. На свет одинокого фонаря вышел парень в помятом черном смокинге, чёрной привязкой на глазах из бархатной ткани и металлической тростью в руках. Драконо-птица, опять закричала, пытаясь взмахнуть своими крыльями.

Не в силах пошевелиться, Францезелин смотрела на странного парня, не зная обнять его или бежать прочь, и прежде чем успела что-то сказать, слепой резко схватил ее за руку.

– Оно вырывается, уходим! – Голос его был грубоват, серьезен не по годам, хотя откуда ей знать, сколько ему лет.

Он поволок ее за собой подальше от этого места.

– Что происходит? Что это за тварь была? – Пыталась на бегу спрашивать, но слепой был, не сгибаем, и просто бежал, словно все видел, а повязка на глазах вообще для красоты.

Спрятавшись в одном из парков очень далеко от того закоулка, парень с тростью сел на корточки рядом с ней и положил руку на спину и на живот под грудью. Опешив от такой близости со своим спасителем, она хотела отскочить в сторону, но поддавшись внутреннему импульсу, осталась неподвижной, а слепой заговорил, чуть улыбнувшись кончиками губ.

– Без понятия, что творится в этом городе, но, кажется, в тех районах одному лучше не гулять по вечерам…. Хотя я бы и днем не стал туда соваться. Меня Дектан зовут. А теперь расслабься, надо вывести аметист из лёгких, пока он не разошелся по всему телу.

Кивнув вместо ответа, она невольно затаила дыхание, чувствуя, как пыль скапливается в ее лёгких и постепенно поднимается вверх, комом подступая к горлу, которое начинало сильно чесаться изнутри, и снова намереваясь раскашляться.

– Только не кашлять! – Приказал Дектан достаточно резко и грубо, но почему-то захотелось послушаться. – Не хватало ещё и мне магию сейчас потерять. – Разжевал Дектан чуть спокойнее.

И из горла аккуратно под силой слепого вышла струйка фиолетовой пыли. Жар огня прильнул к ледяным рукам и щекам так же быстро, как исчез под влиянием пыли. Потоки пламени снова растекались по ее венам, и чтобы дать свободу огню, что рвался на волю с неистовой силой, призывала маленькие огоньки-светильники, над их головами.

– Спасибо огромное! – От радости крепко обняла Дектана и только сейчас поняла, что даже не представилась своему спасителю.

– Меня Францезелин зовут. – Весело сказала она, как радость прервал крик драконо-птицы над их головами.

– Неужели она нас по запаху находит? – Растерянно мотнув головой, предположила она, невольно задержав дыхание, чтобы снова не потерять свою магию.

– Или гонится за своей добычей, Францезелин. – Пожал плечами слепой. – В воздухе я его видеть не могу. Так что будешь моими глазами. Скажешь куда направить камни, чтобы оглушить эту тварь, и сразу поджаришь ей зад. И не вздумай снова вдыхать дым.

Ее поразило то, насколько собранным был Дектан, и как быстро он придумал, что делать с птицей, словно не раз бывал в таких ситуациях. Кивнув ему несколько раз, Дектан ей улыбнулся, после чего оба выбежали из укрытия и побежали вперёд, пока аметистовая пыль их не достигла.

– Слева, возле отеля три метра над землей! – Быстро сказала она, и Дектан стукнув тростью и плавным движениям руки, поднял глыбу камня с горошком цветка внутри, и направив ее в стену отеля вместе с драконо-птицей, тем самым припечатав ее к стене, не слабо оглушив. Тварь издала жалобный стон и потеряла равновесие на несколько мгновений. Не растерявшись, Франц выпустила огромную струю огня вверх. Птица издала еще один дикий крик и улетела.

– У нас получилось! Она улетела! – Радостно выдохнула, не веря, что смогла справиться, но Дектан задумчиво молчал. – Ты не рад…

– Нет. Она вернётся и, кажется, оно идёт за твоей магией… – Медленно произнес парень, игнорируя вопли всего отеля, похоже на них никто и не подумал. А вот у нее по спине от такого заявления пробежали мурашки. Ведь он прав…


Дектан

Прибыв в город ближе к вечеру, слепой вышел из дальнего вагона поезда на перрон, вдохнув сладкий аромат цветов и свежий воздух Альгора. Слушая все вокруг себя и вибрацию земли под ногами, он медленно пошел вперед в сторону города. Из багажа у него была одна спортивная сумка, набитая украденными деньгами, после ограбления на Восточных Островах. Никто из банды не подозревал, что он так поступит, по правде он и сам не знал, что так неожиданно все мог бросить и уехать в столицу Архипелага, но одно письмо перевернуло его мировоззрение, и он медлить не стал.

Выйдя на улицы города, он остановился, поражаясь тому, насколько велика столица, и тому насколько здесь шумно. Магия Земли ему всегда помогала слышать и чувствовать все в шаги и вибрации, которые через нее проходят. И именно благодаря этому он никогда и не испытывал трудностей передвижения, скорее наоборот, ему было легче, ведь он «видел» гораздо больше, чем любой другой здоровый человек. Но это не мешало этим здоровым людям считать его беспомощным калекой.

Немного привыкнув к постоянному шуму и вибрациям вокруг себя, и проложив своеобразную сетку, слепой начал различать крупные и малые, движущиеся и стоячие объекты, и ориентируясь на это, он медленно двинулся вперед, постепенно ускоряя шаг. Куда идти он не имел ни малейшего представления, да и нужно было определиться с жильем, желательно подальше от городской суеты, и поближе к его стихии. На Восточных Островах у него был свой дом в лесу с сетью туннелей, которые проложил сам в сторону города, поэтому мысль отстроить свой дом в знаменитом лесу Альгора, подальше от шума, ему казалась очень заманчивой и очень привлекательной, а делами можно было заняться и позже.

Проходя город насквозь, Дектан сделал остановку у прилавка с мясными пирогами.

– Мне мясной пирог, пожалуйста. Лучше три. – Заказал он у продавщицы, положив на стол заранее приготовленную купюру шиллинги, как буквально кожей почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Из любопытства он повернул голову в сторону смотрящего, точнее смотрящей девушки, и символ земляной стихии на трости под его рукой отдалось едва заметной пульсацией, а следом по телу пришлась едва заметная дрожь. Это было до дикости странное чувство, ведь за те годы, пока трость с ним, никогда такого не было.

– Ух, ты… – Донеслось до него восхищение той самой девушки рядом.

Дектана всегда забавляла реакция людей, уверенных в том, что он ничего не видел и ничего не замечал, когда он легким поворотом головы доказывал им обратное. И эта девушка не была исключением.

– Когда уже будут фей верки? – Перевела тему девушка, и Госей выдохнул.

– Надеюсь, тогда, когда все разойдутся. – Зачем-то ответил он на ее вопрос, и, выдохнув, снова ушел от палатки с едой.

– Спасибо! – Донеслось до его острого слуха благодарность девушки, хоть он и не понял за что.

Пройдя город насквозь ускоренным шагом, он замер едва переступил порог могучего леса. Здесь он был в своей тарелке, ведь всеми фибрами души ощущал спокойствие земли и могучих деревьев, шелест множества листьев, где-то вдалеке от него шумел водопад. Поистине прекрасное место, наполненное силой и жизнью. Гораздо больше, чем сам город со своей суетливостью.

Не спеша, пройдя дальше, он восхищался многообразием и густотой деревьев, каждым цветком, что рас в земле. Проложив свою «сетку» вперед на многие километры вперед сильно удивился, найдя в относительной близости целый дом. Вот чего-чего, а такого он точно никак не ожидал найти, ведь наслышан о запретах, касательно использования ресурсов именного этого леса.

Заинтригованный находкой, он быстро добрался до небольшой поляны, в центре которой стоял дом. Большой и величественный как сам лес. Прислушавшись к своей силе, понял, что дом абсолютно тих и одинок. Не было и намека на жужжание техники, дыхание или шагов. Не спеша, поднявшись на крыльцо и открыв входную дверь, снова прислушался к «сетке», в которой он видел в доме два этажа. Три, если с мансардой. На втором этаже он «нащупал» целых четыре просторных комнаты, и одну комнату на первом этаже, параллельную с общей комнатой. Так же на первом этаже был санузел, который он ощущал по трубам из металла-нержавейки. Но самое восхитительное в этом доме было то, что мебель присутствовала в каждой комнате, на кухне была отключенная от питания необходимая техника и шкафы, а вот под лестницей он «нащупал» вход в подвал, со стеллажами бутылок и встроенных в стены деревянных бочек.

«Неужели винный погреб?»

В том, что дом пустовал довольно давно, свидетельствовало огромное количество пыли и покрывала, которыми была накрыта мебель. Поднявшись на второй этаж, слепой бросил сумку с деньгами за шкаф, достав оттуда небольшую стопку купюр шиллинге, отправился снова в город. Воздух уже пах вечерней прохладой, да и людей на улицах стало в разы меньше. Где-то вдалеке давно уже громыхали фей верки, и он невольно вспомнил о девушке возле лавки с мясными пирогами и сладостями, что про них спрашивала. Даже стало интересно, посмотрела ли она их?

Он уже был на полпути к торговому центру, где хотел прикупить еды и вещей для найденного домика, как услышал в переулке не далеко от себя крик девушки и рев твори, сравнить который можно толь с криком преисподней. Но при этом рев был подозрительно знаком. Он слышал эти крики почти каждый день, ведь жил почти по соседству с ними, только вот что это благородное создание, потомок вымерших драконов, делает здесь!? В столице!? Но что интересовало его больше всего: что стало с этой птицей? Ответы ему никто дать не мог, поэтому больше не думая, он оглушил Драконо-птицу, ощутив частички аметистовой пыли, с которой его жизнь тоже познакомила на Востоке. Собрав всю пыль в один плотный комок, Дектан направил к источнику, после схватив девчонку за руку, убежал прочь.

Выведя из ее легких пыль и прогнав птичку, он выдохнул с облегчением, но точно знал, что она вернется за своей добычей. Вернется за Францезелин.

– Не хило вы пошумели двое! – Раздался знакомый голос девушки, с которой он столкнулся возле палатки с мясными пирогами и сладостями. – Всех разбудили! – Весело сказала она, снова что-то уплетая за обе щеки. Похоже, она не сильно разозлилась, за то, что разбудили.

– Пришлось немного. – Улыбнулся он девушки, что так нагло влезла в их разговор. – Как фей верки? – Не забыл он спросить и об этом.

– Это очень красивое зрелище! – Очень весело ответила она, снова что-то откусывая и активно жуя. – Господи! Как же это прекрасно, а вы пробовали этот божественный вкус? – Приговаривала девушка так, словно ела сладкое впервые в жизни. А может, так и было. – Просто божественно! У нас на Севере такого сладкого пирожного не найдешь! – Прокомментировала девушка очередной кусок. – Так что это была за тварь? – Вернулась девушка к основной теме разговора, не забывая уплетать сладость.

– Такого добра на Юге доверху, ешь, не хочу! – Огрызнулась Франц,

Глубоко вздохнув, он уже по вибрациям земли ощущал, неприязнь между двумя девочками. Сразу видно две противоположности друг другу.

– Будь аккуратнее, если встретишься с такой. Она плюётся аметистовой пылью, и только после гонится за добычей. – Объяснил ей, скрестив руки на трости, расставив ноги на ширине плеч, по старой привычке.

– Спасибо большое за предупреждение – По голосу слепой распознал улыбку высокой девушки. – У меня сегодня небольшой праздник, поэтому я хочу вас чем-нибудь угостить. Отказы не принимаются.

Слепой улыбнулся сладкоежке в ответ и кивнул в знак согласия. Так же ощущал браслет на ее руке и символ на его трости в этот момент снова отозвался пульсацией. Это было странно, особенно учитывая, что это второй раз за день с ней же трость так странно реагирует.

– Почему бы и нет. – Согласилась и Франц на предложение их новой знакомой. – Я Францезелин, а он Дектан. Будем знакомы. – Улыбнулась ей Огненная, и он «увидел» как она невольно прошлась по указательному пальцу левой руки, словно там что-то было.

Глубоко вздохнув, от Францезелин прошлась волна сильной энергии, следом за которой возле головы повеяло слабым теплом.

«Снова создала огоньки» – Понял Дектан, невольно улыбнувшись этому.

За последние сутки он увидел более сотни таких вариаций и успел, уследить за этой энергией, так что сейчас ему это казалась чем-то естественным.

Щелчок пальцев и звук шипения в воздухе, означал, что Водная потушила огоньки Франц.

Обреченно выдохнув, Дектан сел за стол, понимая, что за противостояние начинается между огнем и водой, и твердо решил для себя не вмешиваться в это.

– Не люблю огонь! – Серьезно сказала девушка, окликнув официанта, заказала, по паре вторых блюд каждому – Анжелика. Маг Воды. – В конце концов, представилась она. – Можно просто Анжи, приятно познакомиться!

– Очень жаль, но я его люблю. – Настояла на своем Франц и снова зажгла светильники над своей головой.

– Приятно познакомиться, Анжелика. – Сказал Дектан, изучая двух девушек перед собой. – Веселая у нас компания, только мага Воздуха не хватает. – Усмехнулся он, приступая к еде, которую только что подвал официант.

– Кстати, в городе ходят слухи, что утром кто-то использовал эту стихию, перекрыв пол улицы, и вроде как какой парень призвал ледяное копьё. – Поделилась сплетнями дня Огненная и по-честному, это заинтриговало его. Ведь это значило, что в письме была сказана правда, но делиться Таким абы с кем не собирался.

– Это невозможно. Последний маг этой стихии умер пятьдесят лет назад, на грани «вымирания» маги Воды. Потом земли и огня. Так что для меня честь познакомиться с вами девочки.

Склонил голову в знак уважения каждой из стихий, в частности и Анжелики, так как магов Воды на весь мир осталось совсем мало, может два или три человека. Такие новости слишком известны, чтобы их не знал каждый ребенок на детской площадке.

– Ну, умер, так умер, если есть Воздух хорошо, нет – тоже хорошо! – Безразлично сказала Водная. Было ощутимо, что она не особо интересовалась какой-либо историей или статистикой. – И мне честь быть знакомой с вами. – Ответила Анжи, и в голосе была ответная вежливость. Заказав себе еще сладости, Водная снова потушила огоньки Франц.

Снова сделав глубокий вдох, он всеми силами справлялся с желанием сковать обеих в камнях. В конце концов, он не настолько близко с ними знаком, чтобы раздавать нравоучения и говорить, как кому себя вести.

Франц усилила пламя в светильники так, чтобы вода превратилась в пар, а после вернула тот же ритм свою энергию.

– Расскажи о себе Анжелика? – Попросила Францезелин, с милой улыбкой в голосе. – Чем занимаешься? Давно ли в городе? – Добавила вопросы Огненная,

На мгновения показалась, что Драконо-птица где-то далеко издала свой крик, но к сожалению, то что в воздухе не чувствовал, только абсолютный слух позволял ему ориентироваться, но все ровно порой выходило не очень.

– Ничем, только вчера прибыла. – Ответила Водная, выпустив свою энергию воды в сторону Огненной, намочив ее полностью как из ведра, потушив и энергию фонариков радом с Франц, при этом, чудом не задев стол. Похлюпав босоножками по лужице Анжи, облокотившись на стол своим бюстом, девушка ехидно улыбнулась. – Это не я! – Сказала она, совершенно невинным голосом.


Францезелин

Ей с самого начала не понравилась Анжелика, одетая в темно-синее облегающее платье из шелка, с распущенными белокурыми волосами, красиво собранных сверху, так, что подчеркивались в ушах сережки с темно-синим сапфиром.

Франц чувствовала себя не очень уютно рядом с пышногрудой блондинкой. Гораздо ниже ростом, в кедах, джинсах и футболки.

На мгновение, ей показалось, что Анжелика адекватная и добрая. А за ужин была в тройне благодарна, ведь краденым мясным пирогом так и не смогла наесться. Но вот ее беспринципность и хамство дали понять, что первое впечатление не всегда обманчиво. Огоньки ее даже не трогали. Францезелин их создавала только над своей головой. И то, чтобы держать под контролем пламя, которое искало выход наружу, когда перстень пропал. Вернее, его украли. Приходилось затрачивать силы, чтобы его удерживать, и благо – это пока удавалось успешно.

– Ну, ты сама нарвалась! – Рыкнула Огненная и окатила волной из чистого пламени Анжелику.

Огонь спалил все ее сладости. И поскольку Францезелин управляла своим пламенем, чувствовала, к чему оно касается, и намеренно испортила ее платье.

– Девочки не ссоритесь! – Рявкнул Дектан, в конце концов.

Звук ударов трости об землю, и Францезелин застряла между камней, что буквально выросли по воле слепого. Оглянувшись, она поняла, что Анжелика скована, так же как и она, а Дектан вслушивался во что-то в воздухе.

– Угомонились. Ясно? – Грубость Дектана, заставила вздрогнуть Огненную от неожиданности, а крик вернувшей драконо-птицы показал, что не зря он так резко их успокоил. – Довольны? Могу подождать, пока вы пылью надышитесь и только потом отпущу. – Слепой был очень зол, и от этого по коже проползли мурашки. Особенно упоминание об аметисте.

– Это платье стоит больше, чем ты за всю жизнь заработала! – Крикнула Анжи, привлекая ее внимание.

«Нашла время причитать о своем платье!»

Взмахнув кистями рук, Анжелика разрезала водным клинком камни, которыми ее сковал слепой, и эти же клинки направила в сторону Францезелин. Сосредоточившись на потоках пламени внутри себя, создала защитную оболочку из своей магической энергии, чтобы не сжечь свою же одежду, выпустила жар огня сквозь свое тело, и клинки Водной не коснулась ее, превращая их в пар.

– Не стоит злить водного мага! – С яростью прошипела Анжелика, посмотрев на возвращающуюся птицу. Было видно, что она уже была готова драться.

– Не стоит злить огненного мага! – Рявкнула Францезелин, и Дектан все же отпустил камни, удерживающие ее, а жар пламени текущей по ее венам становился сильнее.

– Как только увидите фиолетовую пыль – не дышите, и скажите, откуда она будет идти. – Дал инструктаж Дектан, и он приготовился к бою сам.

– От тебя на три часа! – Крикнула ему Анжи, поглядев на птицу с пылью, следом переведя взгляд на нее. – Хрен с тобой, но я-то Вода! – Тише сказала она и с грацией кошки выгнулась в пол-оборота и, схватив ее за одежду, резко оттолкнулась, разрывая ее уже руками оставляя девушку в одном бюстгальтере. – Один: один! – Рассмеялась блондинка.

Францезелин понимала, что нужно сосредоточить внимание на летающей твари, но не могла. Ее разум заполнила злость и обида на Анжелику, ведь это была единственная одежда, которую она и то украла, дабы сменить форму пансионата и слиться с толпой. А теперь и этого нет. Совсем ничего не осталось. Ни перстня, ни письма, ни одежды, только ее пламя, и то на него покушалась эта летающая тварь над их головами. Жар внутри нее закипал так, что сдерживать его больше казалось невозможным. Да и не хотелось.

– Зря. – Тихо, но вполне отчетливо прошипела, смотря только на Анжи, но краем глаза все ровно видела, что Дектан собирает пыль в воздухе.

– Девочки без ссор. Я все-таки Слепой чтобы сражаться в одиночку. – Рыкнул Дектан во весь голос, но голос его был будто очень далеко.

Позволив пламени поглотить свой разум. От пульсирующей злости в висках, Франц создала два огненных хлыста, да такие, что не потушить обычной водой. Первым хлыстом она первым делом заковала заносчивую блондинку, а второй с силой отправила в драконо-птицу, и недолго думая, пока огонь рвался наружу, встала под самой птицей, и дала волю пламени внутри себя, выпуская огненный столб на тварь, атакующую их.




***

Бескрайняя тьма накрыло пространство вокруг нее. Не было ни ветра, ни звуков, даже ощущения самого пространства пропало. Перед ней была дверь. Самая обычная деревянная дверь без узоров или стекольных вставок. Францезелин протянула к ней полыхающую руку, с четким знанием того, что смогла бы перейти грань мироздания, чувствовала, что за этой дверью сможет найти все ответы, но едва сделав к ней шаг, дверь начала отдаляться, а пламя, которое оно выпускала, становилось все меньше и меньше…


***

Драконо-птица сгорела, а ее пепел медленно осыпался на их головы, как первый снег в ноябре.

Сердце продолжало бешено колотиться внутри нее от неожиданного прилива сил и от того, что тварь побеждена.

– Ты только что стала огнем? – Осторожно спросил Дектан, подходя к ней ближе, протягивая свой пиджак.

Она и забыла, что стоит в одном бюстгальтере посреди людной улице.

– Спасибо. – Улыбнулась ему, и накинула пиджак на плечи, прикрывая непристойный вид. – Нет, я была его источником. – Чуть погодя ответила на его вопрос, улыбаясь еще шире.

– Эй! Не хочу прерывать столь чувственный момент, но не могли бы вы убрать плеть? – Ядовито прошипела Анжелика, привлекая к себе ее внимание.

Францезелин взглянула на нее с презрением, и подошла ближе к лежащей на земле блондинки, которая боялась лишний раз пошевелиться. И правильно, эта плеть оставила бы сильные ожоги, которые не каждый целитель смог бы вылечить.

«Одному бедолаге в пансионате один раз не повезло» – Вспомнила Огненная, как на одном из занятии магии, немного перегнула палку с силой пламени, и обвила плетью одноклассника. Ожоги не проходили несколько недель, даже с ежедневными походами к целителю.

– Зачем? – Усмехнулась ей в ответ, с интересом изучая ее. Анжи недовольно фыркнула. – Ты такая покладистая в этой плети…

– Францезелин… – Прервал ее Дектан.

– Ладно! – Протянула на выдохе, и жестом руки заставила плеть исчезнуть, освобождая мага Воды.

– Отлично. Я как понимаю, мы все втроём приехали в город только днем. И если ты ещё не определилась с жильём, предлагаю жить со мной в домике в лесу. Сегодня нашел его, и он точно не обитаем. – Неожиданно предложил слепой, и она почувствовала, как от смущения вспыхнули ее щеки.

Ей ведь и, правда негде жить, нет и копейки на съем жилья, хотя бы на первое время, а тут такое предложение. Смущало так же, что это дом в густом лесу Альгора, но с другой стороны выбирать не приходилось.

– Конечно, я только за! – Весело улыбнувшись, все-таки согласилась она. И он улыбнулся ей в ответ.

– Анжелика, ты если хочешь тоже к нам присоединяйся. Комнат там много. Единственный недостаток – нет ни одеял, ни подушек, ни постельного белья.

– Хорошо, только напоследок… – Хищно улыбнулась Водная, и, сложив руки вместе, закрыла глаза. Было видно, как девушка сосредоточилась, воздух затрясся, и Франц почувствовала, как сотни тонких иголок пронзали ее тело, оставляя маленькие ранки на теле, а Анжелика наслаждалась этим.

Издав протяжный стон, Францезелин упала на колени, желая расчесать буквально все тело, а каждое движение отдавалось сильной болью. Какая же все-таки она змея.

– Боль должна была уже пройти единственное, что тебя ждет это минут двадцать жесткой чесотки которую не удалить магией. Ты сильная и сильней меня, но ты выиграла лишь битву, а не войну. – Сказала Анжи, усмехнувшись над победой, пускай и такой жалкой. – Я согласна пойти с вами, но сначала предлагаю меня подождать, я зайду, заберу кое-какие вещи, моя одежда, конечно, не пойдет для нее. – Франц уловила насмешливый взгляд на ее грудь. – Если конечно она не комплектует, то можно пойти в этой одежде до магазина и взять ей что-нибудь по размеру. – Анжи теперь снова казалась милой и спокойной, но все внутри нее хотело испепелить блондинку, как ту птичку.

Подняв ладонь вверх, намереваясь выпустить пламя снова, вдруг своей крепкой рукой Дектан аккуратно дотронулся до ее запястья, от чего она снова покраснела. Боль и правда, уже сошла, на нет, но все тело продолжало нестерпимо чесаться.

– Похоже, кроме пышных форм груди ей больше нечем похвастаться. Даже в магии ты сильней. – Усмехнулся Земляной, помогая ей подняться.

И вот как в него теперь не влюбиться?


Загрузка...