Глава 5. Охотники на Демонов


«Анжелика Барнс»

Дорогая Анжелика, если ты это читаешь, значит пришло время поведать тебе о твоем предназначении, о твоей истории, семье, и сказать тебе правду о том, кто ты! Ведь зная историю, можно спасти будущее.

Началось все с великой войны против Демонов. Самая жестокая и кровопролитная война на памяти человечества, которая началась из-за ненависти демонов к людям и нашему огромному магическому потенциалу. Война длилась почти сотню лет с равными успехами и потерями с обеих сторон, пока к власти не пришел Дмитрий Лас-Морен. С помощью своего ума и хитрости он пришел к шаткому миру между расами, но не все демоны были согласны на такое. Поэтому были те, кто восстал: убийства, диверсии насилие, не переставали терроризировать людей. Согласовав и собрав 12 приближенных к себе семей, король Дмитрий создал особое подразделение инквизиции, с особыми способностями и подготовкой. Кровь этих семей освятила ангельская благодать, за помощью к которым обратился Дмитрий, именно с тех пор именно эти 12 семей имели особую важность среди воинов. Среди людей их за глаза называли Благословенными стражами или же просто – Охотниками на демонов.

Девизом их была фраза, которую учили все дети в этих семьях с самого рождения:

«Жертвенность во спасение.

Преданность крови.

Победа над тьмой».

Охотники всегда приносили жертвы, спасая невинных и тех, кто им дорог. Преданность крови, означала быть верным себе, своей семье и своему предназначению. Победа над тьмой – это результат победы не только над демоном, но и над самим собой. Совершать убийство всегда не просто, и не всегда нужно. Каждая отнятая жизнь, будь то человек или демон – это всегда ответственность перед Небожителями, и людьми, что тебя окружают. Нужно точно знать, ЧТО ты делаешь и ДЛЯ чего, ведь иначе.… В чем смысл? В людях зла не меньше, чем в демонах, разница лишь в том, что они гораздо сильнее, а противостоять им способны только мы – Благословенные Стражи.

Как ты могла заметить, в тебе проснулись великие силы, невиданной мощности, которые стали угрозой или наживой для многих из наших врагов.

Мы хотели передать тебе хоть какие-нибудь знания, поэтому если пойдешь путешествовать постарайся найти таких стихийников как и ты, они помогут тебе найти себя в этом мире и узнать больше, но остерегайся демонов, не все они дружелюбны, никто из нас их не забыл, и те ужасы войны, а некоторые демоны вообще живут еще с той самой эпохи.

Удачи тебе родная, помни мы любим тебя.

Твоя семья!»


Дектан

Альгор не переставал поражать слепого своей многогранностью. В его голове рисовались затейливые лабиринты улиц, переполненные людьми и ароматами, которых ему никогда не встречались на Востоке. И почти всем абсолютно плевать, что он слепой, он чувствовал уважение к себе в этом маленьком доме, как к человеку, не смотря на все странности. Хотя странности и ужасы, сами тянуться магнитам к каждому в доме.

Когда все разбрелись кто куда, он тоже решил зря не тратить время, энергия леса велика и многогранна, магией пронизан каждый сантиметр, он ощущал это сквозь тонкую подошву туфель, но рисковать напрасно он не любил, поэтому ставил магические блоки в сторону их домика. Тот, кто не знает о нем, случайно найти не сможет при всем желании. Потратив на сокрытие больше половины дня, вернулся в дом, надеясь найти Францезелин, но от Эшли узнал, что она еще утром ушла в город одна. После предыдущего вечера он бы просто так не стал бы соваться в город в одиночку на ее месте. Ладно, он, привыкший к экстремальным условиям, но она такая чистая внутри, еще не познавшая тот ужас, который есть в мире на самом деле. Он понял это еще в той подворотне, когда спасал от твари. Люди, знающие опасность, ушли бы сразу, не раздумывая, Франц же не убежала.

Выйдя из леса, первым делом отправился в сторону тех самых контейнеров. Как оказалась, они были не столь далеко от закрытой трассы. Проложив на всю местность свою «сетку», чтобы «увидеть» хоть какой-то намек на то откуда вылетела Драконо-птица, но ничего не нашел.

На обратном пути он нашел Огненную. Повезло, что нашел живой, если судить по трупу рядом и кинжалу из магической стали высокого качества, жертва была изначально Францезелин, но смогла выжить. Забрав кинжал себе на изучение, он помог Огненной подняться и вместе отправится домой, но по дороге наткнулся на ребят.

– Я даже знать не хочу, что за посиделки вы устроили рядом с трупом, но если вы не хотите всю ночь провести на допросе в участке стражей, то вам лучше уйти в лес немедленно. – На выдохе сказал он, по вибрации ощутив приближение нескольких машин и сигнал стражей.

Прижав покрепче Францезелин, что не проронила за все время ни слова, отправился в сторону дома. Попутно помогая траве и деревьям, быстрее расти позади него, делая протоптанную ими тропинку несуществующей вовсе. Не заблудятся ли остальные – было плевать с высокой колокольни, главное безопасность Франц. Он и сам не понимал, откуда привязанность к ней, но не хотелось противиться или отстраняться от нее.

Сидя в кресле, напротив камина, разожженного Францезелин одним взмахом ресниц, он вслушивался в ее дыхание рядом. Огненная сидела на полу впритык к полыхающему пламени, не решаясь нарушить тишину, да и он сам не хотел ничего говорить, это казалась лишнем.

Дектан думал о парне, которого убила Франц. Ему казалась странным, что он следовал за ней, а его слова, на счет лаборатории, и испытании с той, тварью, которая на них напала. Все это заставляло его задуматься о том, а не узнать бы больше про эту лабораторию и их испытаниях, оставалось только понять, как именно спрятана эта самая лаборатория, и проникнуть внутрь, к тому же у него уже был опыт проникновения с взломом. Облокотившись на спинку кресла, крепко сжимая в руке свою трость, маг Земли погрузился в воспоминания…


***

– Ну что, Госей? Готов доказать всем, что не беспомощный калека? – Усмехаясь, похлопал его по плечу высокий парень достаточно плотного телосложения. И, кажется, с синим цветом волос, или синей шапкой. Перед глазами сплошное мутное пятно.

Зрение ухудшалось с каждым днем, врачи и целители ничего не могли сделать, а Дектан осознавал, что становится калекой, а значит беспомощным в глазах людей. Но вместе со слепотой очертания земли под тонкой подошвой туфель ощущалось четче и распространялось шире. Слух, обоняние и осязание обострялись все сильнее, дабы компенсировать утрату зрения, давая возможность полноценно ориентироваться в пространстве. Он слышал сердцебиение всех людей в комнате, только если они не зависли в воздухе или не залезли на стол, но пока на земле, вполне понимал в какой позе стоял человек. Как и сейчас Дектан закрывал глаза и «смотрел» на Рея – разведчика банды «Хищников» Побережья Лойс.

– Увидим, когда начнем действовать. – Зажав руки в кулак, подавляя дрожь, сухо отозвался Дектан, улыбнувшись кончиком губ, сохраняя самоуверенный вид, будто для него это было плевое дело.

После того, как весть о слепоте дошла до его начальства в шахтах, единственного места, где он чувствовал себя на своем месте, его выперли, предложив лишь скудное пособие, которое мало на что хватало. С работой было туго, но его склонностями к магии заинтересовались «Хищники». Рей нашел его и привел в банду, предложив хорошие деньги, за хорошо выполненную работу. Как тут отказать?

– А ты как всегда оптимист! – Не унимался Рей.

– Боюсь, эту должность занял уже ты. – Парировал он.

– Я поделюсь. – Не унимался Рей.

– Какая честь, но я бы не отказался от стопки шиллингов в твоем кармане.

– Не, я конечно щедрый, но не до такой степени! – С усмешкой отмахнулся разведчик. – Или ты так милостыню просишь, калека? – Язвительно, с улыбкой в голосе добавил он.

– Ну что ты, Рей! Я лучше ограблю тебя. – С вызовом ответил ему.

– Если силенок хватит.

– Так тут не силы нужны, а интеллект, которым ты явно обделен.

Дектан хищно улыбнулся, и уже ждал, что же ему сможет ответить Рей.

– Хватит болтать по пустякам. Рей, говори, что узнал? – Их перепалку прервал басистый голос Клинта.

Вожак «Хищников» и первоклассный стрелок. Магией не владеет, но стратег и тактик. Если видел потенциал, то реализовал его по максимуму. По крайней мере, так Дектану описывал стрелка Рей.

– Ну и зануда! – Смеясь, начал Рей, оперившись руками о стол, где были разложены все чертежи, с теми поправками, которые Дектан диктовал, когда осматривал местность своей силой. – Богатый демонишка сегодня, как и планировал, покидает свой особняк на представления комплекта своих ювелирных украшений для младшей принцессы эльфов, прибывшей на Побережье Лойс вчера вечером. Систему безопасности обойти было трудно, но все же запрограммировал на отключение ровно в десять вечера, у нас будет ровно пятнадцать минут, пока не починят запасной генератор, и похить великий черный алмаз. – С самодовольной ухмылкой закончил повествования шпион, что-то отметив на карте. Надо было отдать ему должное – работу он проделал хорошую.

– Не плохо, Сэм и Алиса под прикрытием будут на презентации, Дектан на тебе проверка местности и предотвращение форс-мажора. Не поведи. – Он кивнул, и Клинт, хлопнув в ладоши, продолжил. – Через пять минут выдвигаемся.

После чего вожак покинул комнату – убежище, где составлялись все проекты ограблений, данное было не исключением.

Дектан понимал, что ему, возможно, сегодня придется оборвать чью-то жизнь, если потребуется, и похоронить тело под землей, не оставляя следов. От этого становилось не по себе, ведь убивать ему еще не приходилось….

Через пять минут они уже тряслись в фургоне, непонятных для него цветов. Во время пути она закрыл глаза, пытаясь почувствовать землю, увидеть дорогу, с помощью своей силы, но, увы, только головокружение и легкий приступ тошноты, из-за скорости движения авто, по заранее проложенному пути, где повсюду были свои люди, готовые прикрыть спину. Ему нравилось то, насколько «Хищники» сплоченные, они, правда, могли отдать жизнь друг за друга. «Хищники» – это горстка людей, которые не нужны никому на Восточных островах, но они стали нужными друг другу.

Прибыв на место строго по часам, Рей и еще несколько ребят, кого он плохо знал, пролезли через забор. Клинт перебил охрану у забора. Дектан же сев на землю, приложив руки к мягкой зеленой траве, похоронил их на месте в нескольких метрах под землей, и направил корни травы вверх, к новому росту, дабы замести следы преступления. Трава на этом месте казалась даже не тронутой, но Земляной чувствовал тела охранников, которых теперь найдут не скоро, если вообще найдут.

– А ты и, правда, хорош, слепыш! – Тихо кивнул ему Клинт с уважением и удивлением в голосе, и следом размытое пятно Клинта запрыгнуло вверх на забор, и совсем исчез из его поля зрения.

Увы, но он никак не мог чувствовать то, что передвигается слишком высоко от земли, или вовсе подвешено в воздухе. От части он был рад, что магов Воздуха в наше время уже не было, ведь только они, способны нанести ему вред, подкравшись незаметно, остальных он так или иначе почувствует.

Охранная система выключилось, а запасной генератор дал сбой, как и предполагалось. Наступила гробовая тишина. Что происходило в доме, он едва ли мог знать, так как его позиция у главных ворот. Он знал, что ребята справятся, но в груди дрожало чувство, что что-то пойдет не так и, они что-то упустили. Сначала Дектан списал на волнения от первого задания, но сейчас был уверен.

Тишина продолжала давить на его обостренный слух. Какое-то время вообще ничего не происходило. Никаких мутных пятен в зоне его видимости не было, поэтому Дектан крепко закрыл глаза, и полностью сосредоточился на своих волнах. К потокам силы внутри себя и земли вокруг, пытался почувствовать вибрации, исходящие от особняка старого демона, спокойно процветающего среди людей.… И почувствовал кого-то. Буквально за мгновение до того, как удар пришелся бы ему по голове, Дектан выставил каменный щит перед собой, за долю секунды подняв из земли вокруг все имеющиеся камни, оттолкнув при этом нападавшего. Он и сам толком не понял, что произошло, ведь территорию должны были зачистить, и позади него никого не должно было быть. Наверное, удивление слишком отчетливо читалось на его лице, потому что раздался смех рядом и далеко одновременно.

– Нет. Это невозможно! – Только и смог сказать Дектан, плотнее закрыв глаза, чтобы почувствовать того, кто рядом, но он словно был в воздухе, или стоял на чем-то, что вне его досягаемости.

– Я слишком долго живу на этом свете, чтобы позволить себя обокрасть кучке неопытных детишек. – С неприязнью подтвердил голос, и он ощутил вибрации по земле.

Демон коснулся земли. А это уже его территория.

– И что? Просто переубиваешь нас? Почему бы просто не вызвать сюда стражей? Они легко разобрались бы с детишками. – Усмехнулся в тон ему, но уже приготовился атаковать и защищаться.

– Слишком скучно. Лучше обезврежу самую разыскиваемую шайку бандитов, и стану героем Побережья Лойс.

Демон снова рассмеялся и напал на него.

Дектан так же используя свою силу, почувствовал приближение удара, блокировал его, и крепко сжал кулак старика своей рукой. Он буквально кожей ощущал, как демон ухмылялся, но продолжал наступать. Ощутив слабые потоки энергии в его прикосновениях, Дектан понял, что демон прибегал к остаткам своих сил, чтобы наступать, поэтому слепой в рукопашный бой прибавил больше своей силы и попробовал обвить лозой, змеями сползающих с забора, чтобы окутать демона, но тот вырвался, и Дектан продолжал тянуть «змеи» за ним.

– Интересно, кого же вы отправили на презентацию к принцессе? – Поинтересовался, пытаясь тянуть время, чтобы найти старика.

– Иллюзия очень тонкая магия, но, если ею овладеть, никто и не заметит подмены, будто это человек, демон, или алмаз, за которым вы пришли. – Уклончиво ответил демон, снова прибегая к уловке «везде и нигде», чтобы не позволить магу Земли найти себя. Очень умный и вполне логичный ход.

Демон то появлялся, то пропадал из его поля зрения, играя с ним.

– Так значит, алмаза в доме нет…. – В голос рассмеялся уже Дектан, поняв, что их просто заманили в ловушку.

«Вот тебе гениальный стратег и тактик!» – Вспомнил он Клинта, который сейчас в доме гонялся за своим носом.

– Так ты не тугодум, уже приятно, мальчишка. – Усмехнулся демон,

Дектан за мгновение услышал, что-то вроде помех в ухе, и отскочил в сторону, бросив лозу на землю, а следом ощутил, как почва поглотила электрический заряд ударившей молнии.

Подняв своей силой лозу снова, начал пускать ее по всему периметру, чтобы отыскать хозяина дома, но он снова спрятался от него.

– Говорю же, я слишком долго живу на этом свете.

Снова трюк с акустикой… или с сознанием. Сложно ориентироваться. Присев на одно колено, Дектан вложил максимум, на который был способен, и поднял куски земли вверх, ощутив местонахождения старика, не позволяя себе раздумывать и мешкать, даже на мгновение, связал его ветвями лозы и крепче сдавил их, прижав к земле, чтобы чувствовать все его существо.

Что-то в нем жаждало добить демона с жестоким хладнокровием и без промедления, словно это естественно – отбирать жизнь, у таких, как он.

Тяжело задышав, Дектан склонился над хозяином особняка. Сердце бешено колотилось, едва ли не пробивая грудную клетку изнутри, готовясь вырваться наружу, а ладони медленно сжимались в кулак, заставляя лозу сдавливать горло демона все сильнее, забирая его жизнь.

– Так ты Благословенный страж. – Тихим хриплым голосом прошептал демон, даже не сопротивляясь своей судьбе. – Я думал, вас всех перебили десять лет назад. – Демон говорил серьезно, и даже удивленно улыбнулся, пока лоза окончательно не убила его.

– Что ты имел в виду!? – Громко спросил его, но ответа не последовало.

Сорвав с тела черный алмаз, который все это время был с ним, Дектан сел, рядом с телом демона, укутанного в ветви лозы, не решаясь закопать его под землю. Оно и не потребовалось. Тело старика вспыхнуло и осыпалось пеплом по траве, оставляя после себя выжженную почву, и лозу, что сохранила очертания тела.

Дектан продолжал следить за периметром, пока Клинт не оказался рядом за его спиной.

– Только не говори мне, что грохнул известного ювелира по совместительству того, кого мы ограбили!? – Не стесняясь, сорвался вожак шайки. Дектан молчал. – Как он вообще здесь оказался? Он же сейчас на презентации с принцессой, мне Алиса об этом доложила за минуту до проникновения! – Продолжал он возмущаться, явно готовый дать ему оплеуху, словно считал, что имеет право на это.

Сжав запястье Клинта, вывернул его в сторону, Дектан поднялся с земли, раскрыв уже холодные и неподвижные глаза.

– Ты идиот, Клинт! – Рыкнул он, чувствуя, как сердцебиение вожака усилилось.

– Это Я идиот? Да за убийство этого ювелира, Корона за наши головы награду назначит! Ты хоть понимаешь, как сильно ты нас подставил!? – Продолжал срываться Клинт, но Дектан сохранял каменное спокойствие.

– Ты сам нас подставил, когда привел в эту ловушку! – Тихо, но с гневом проговаривал каждое слово.

Отпустив руку парня, сунул ему тот самый черный алмаз, слыша удивленные вздохи.

– Алмаз, который в доме, не более, чем иллюзия.

– Но…. Как… – Только и смог прошептать Рей, который появился следом за Клинтом. Кажется, он спрыгнул откуда-то с веревки.

– Я выполнял свою работу. – Грубо ответил слепой.

«Окинув взглядом» часть банды, он проделал дыру в заборе и покинул территорию особняка.


***

– Мы должны узнать, что происходит в той лаборатории. – Вдруг нарушила тишину Франц, выводя его из воспоминаний, возвращая в реальность.

– Я был сегодня возле тех контейнеров, где на тебя напали. Там пусто. – Произнес он отстраненно, хотя понимал, что она могла быть скрыта магией или аметистом, или чем-то еще. Или ее там не было вовсе.

– Она точно там. Они пришлют еще таких, как тот парень. Мы угроза им, Дектан. Мы смогли выжить…. – Продолжала настаивать Огненная, и ему ничего не оставалось, кроме как согласиться с ней.

Похоже, в чистой девочке проснулась решимость борца, или она была с ней, при первой встречи, просто он неправильно ее понял.

– Завтра проверим вместе. – Ответил он, ощущая усталость во всем теле.

– Кому-нибудь из ребят скажем? Анжелика тоже была с нами, в момент нападения, и камеры ее зафиксировали.

– Меньше знает – крепче спит, да и, судя по всему, ей и так есть чем заняться. – Не удержался от усмешки, вспоминая, как еще совсем недавно «видел» их всех рядом с очередным трупом, от которого по ноздрям бил противный запах крови, оставляя сладко-металлический привкус на языке.

Он не горел желанием влезать во все это, к тому же они говорили о призраках, а значит, это точно не к нему, с ними он даже при большом желании помочь не сможет.

– Может тогда Эшли? – Предложила Франц, следующую кандидатуру. – Она усилитель, или если там стоит блок, то кто, как не усилитель поможет тебе его пробить?

– Нет, Франц. – Грубо перебил ее. – Во-первых, это слишком опасно, и вмешивать кого-то еще глупо. Во-вторых, у них у всех есть проблемы не менее серьезные, чем у нас. В-третьих, мы ее совсем не знаем.

– Ты и меня едва знаешь… – Тише отметила Огненная.

– С тобой мы в это влезли, вместе… это другое… – Спокойнее ответил ей, улыбнувшись кончиками губ.

Ему казалось, что и Франц улыбнулась ему в ответ.


Кейрис

Кейрис гуляла по поляне усеянной множеством цветков кровостока, переливающиеся от темно-синих до светло-фиолетовых оттенков. Поляна окружена хвойными деревьями, а внутри летали яркие бабочки, чьи крылья светились в тон цветам под беззвездным черным небом. Место и правда волшебное, только она никак не могла вспомнить, как вообще забрела сюда одна среди ночи.

– Здесь красиво, не правда ли? – Раздался голос за спиной, который она думала, уже не услышит. Даже выдохнуть успела, когда вернулась домой.

– Доминик! Ты же ушел! Я почувствовала, как ты прошел сквозь меня! – Взволнованно прошептала, увидев позади себя странного демона, который ворвался в ее жизнь, словно ураган, и даже после смерти оставался рядом.

– Почувствовала? – Заинтересованно переспросил он, пристально изучая ее взглядом.

По коже прошлись мурашки.

– Да… Сложно объяснить.… Хотя, мне вполне могло и показаться. – Кейрис и сама не поняла, почему ее голос дрогнул, и она отмахнулась от своих слов жестом руки, отведя взгляд в сторону цветков.

Доминик слабо усмехнулся, и сорвал один кровосток нежно фиолетового цвета, темнеющий к сердцевине, наблюдая, как тот медленно угасает в его руках, потеряв связь с землей. Кейрис это казалось варварством, но комментировать не стала, только изучала взглядом, то самое лицо, которое встретила в городе, лицо, на котором не было и намека на то, что с ним что-то произошло. Рубиновые глаза, способные прожигать душу, встретились с ее взглядом, и в них читался только интерес.

– Я не уходил, Кейрис. – С любопытством ответил Доминик. – А вот все остальные ушли.

Хищно улыбнувшись, он сделал шаг в ее сторону.

В воздухе уже витал ответ на вопрос, который призрак задавал на кануне, и никто не собирался произносить этот ответ вслух. Она не хотела это признавать, до последнего готова утверждать, что эта участь выпала Эшли, и пускай разбираются с ней, но по правде говоря, ощущала тяжесть в своем сердце, после той самой ночи. С чем это связано, трудно сказать, но это ее не отпустило, даже после того, как Химура попытался забрать ее боль себе.

Химура.… Почему же не он сейчас здесь… Им о стольком надо поговорить…. Но сейчас рядом с ней другой, помогает со всем справиться…

Доминик улыбнулся и осторожно убрал прядь волос, открывая ей лицо, он аккуратно вдел потускневший цветок в волосы цвета вороньего крыла и коснулся ладонью подбородка, заставив посмотреть ему в глаза. Щеки обдало легким жаром, а по телу прошлась дрожь от такой близости, и она отстранилась, не желая подпускать к себе снова.

– Почему ты не ушел? – Разорвала тишину Кейрис, поймав на руку одну из ярких неоновых бабочек.

Странный призрак всеми силами ей доказывал, что ему можно верить, но именно эта настойчивость ее пугала, и она медлила с тем, что подпустить его ближе к своему сердцу.

– Я не могу уйти, Кейрис. И не надо бояться меня, я хочу помочь тебе узнать правду, в обмен на имя предателя, желавшего моей смерти. – С грустью сказал он, оставаясь на месте.

Доминик выдохнул, и вновь прошелся взглядом по волшебной поляне, думая о чем-то своем.

– Странно. Ты ведь демон, я слышала истории, что демоны осыпаются пеплом после своей смерти, но ты нет… – Хитро улыбнулась.

Вообще-то он не говорил ей, что он именно демон. Он вполне мог быть и нефилимом, как Эшли.

– Я Демон, но не обычный – В тон ей ответил Доминик, но его ответ оставлял еще больше вопросов.

И почему прямо нельзя сказать, что к чему?

– Значит особенный… – Усмехнулась, скрестив руки на груди.

Доминик же пристальнее уставился на нее, изогнув губы в полу усмешки.

– И кто же такой смелый решился напасть на особенного демона, не боясь расплаты? – С издевкой спросила она.

– Удивляюсь этому не меньше тебя. – Усмехаясь, ответил Доминик, и в миг, став серьезнее, продолжил. – Убийцу спасает то, что я совсем ничего не помню. Даже не так… Я помню, как завел машину, нажал педаль газа и начал набирать скорость, как резко наступила темнота и всепоглощающая тишина, а после увидел тебя с тем демоном возле домика.

Кейрис замолчала, обдумывая его слова. Ей все ровно казалось странным то его появление, и то, что он говорил… «Забрала из мира мертвых», а после слова Скарлетт: «Отмеченная смертью». Тяжело выдохнув, взглянула на Доминика.

После затянувшейся паузы, он беззаботно улыбнулся ей, и заговорил снова:

– Что ты знаешь о своей семье?

Этот вопрос застал врасплох. Ведь о своих биологических родителей она совсем ничего не знала, а спросить было не у кого. Все что от них у нее было – это фамилия, медальон и письмо.

– Совсем ничего. – Коротко ответила, отведя взгляд в сторону

Печально выдохнув, коснулась медальона на шее с тремя одинаковыми завихрениями. Этот жест не остался не замеченным и для призрака.

– Ты когда-нибудь его открывала? – Задал он следующий вопрос уже тише, как будто с осторожностью, боясь сказать лишнего и задеть ее.

– Миллионы раз пыталась! – На выдохе ответила Кейрис, и ветер, сопутствуя настроению, усилился, срывая лепестки кравостока и закручивая их ввысь в беззвездное небо. Бабочки вторили движению ветра и «затанцевали» вместе с ним. Невероятное зрелище.

Доминик, стоял рядом и наблюдал за танцем ветра, созданного ее магией. Ее сознанием.

Кейрис была немногословна. Ведь ей совсем не хотелось раскрывать всю свою душу никому. Один раз она уже раскрыла ее одному парню на Западных землях. Рассказала ему все о себе, доверяла больше, чем кому-либо на свете, но стоило раскрыть свою магию Воздуха, показать обратную сторону этой силы, показать ему, что магия – это не зло, как об этом все твердят, что магия не влияет на ее характер и душу, он все ровно высмеял ее и ушел. Больше она не открывалась никому и сейчас не собиралась это делать Доминику, хотя что-то внутри жаждало ему верить. Странно было то, что даже имени того парня никак не могла вспомнить, словно кто-то поиграл с ее памятью, и полностью его стер. И если это так, она этому была даже рада. Ведь это помогло смириться и жить дальше. Это казалась легко, по крайней мере, пока не приехала в Альгор.

– Попробуй сейчас. – Предложил он, протянув руку к медальону, но на рефлексах, перехватила его за запястье, и со злостью посмотрела в его рубиновые глаза.

– Еще раз, и схлопну твои легкие! – Прошипела, бросая его руку в сторону.

Доминик залился смехом в голос, от чего хотелось ударить его чем-нибудь тяжелым, но вместо этого, сняла медальон с шеи, разглядывая узор из трех одинаковых завихрений, не соединенных между собой, символизирующие стихию Воздуха.

– Попробуй схопнуть то, чего вообще нет! – Продолжал смеяться призрак в голос. – Или тебе снова показать мое тело? – С издевкой спросил он, но завидев ее действия, смеяться перестал. – Смелее. – Осторожно добавил он, нависая над ней туловищем.

Пройдясь подушечками пальцев над всей поверхностью медальона, чувствуя, как он приятно холодит кожу, Кейрис нащупала едва заметную линию створки, и ногтем попыталась его поддеть, но он был закрыт намертво. Доминик молча, наблюдал за ее действиями, можно сказать даже, что не дышал, стараясь максимально мимикрировать с местностью.

Пытаясь открыть медальон снова, снова и снова, она вкладывала в действия свою магию, но ничего. Абсолютно. Рыкнув от бессилия, она вновь создала внутри поляны сильные порывы воздуха.

– Тише-тише. Успокойся. – Ласково и успокаивающе заговорил Доминик, снова коснувшись ее волос. – Сосредоточься, и посмотри вокруг себя.

Кейрис оторвала взгляд от медальона и взглянула на невероятную поляну. На цветы кровостока и неоновых бабочек в тон цветков. Посмотрела на черное беззвездное небо и красоту хвойных деревьев.

– Это место создала ты в своей голове. – Почти шепотом сказал он ей на ухо. – А этот медальон часть тебя и твоего наследия. Мы в твоем сне, Кейрис. Во сне сила безгранична, как и пространство. Сосредоточья, и попробуй снова.

С каждым словом Доминика, сердце стучало все громче, отдаваясь пульсацией в висках. От волнения задрожали руки.

– Мы во сне. – Зачем-то вторила Кейрис, тяжело вдыхая воздух.

Закрыв глаза, она представила себя маленькой девочкой, сидящей в углу чердака, читающей письмо от мамы с папой, и сжимающей крепко медальон. Вспомнила боль, от слов приемной мамы о том, что стыдится ее. Все эмоции и чувства новой волной нахлынули на нее. Но затем она вспомнила, то чувство, когда слилась со своей стихией. Оно было поистине непередаваемым, словно переступаешь порог запретной границы, откуда уже не будет пути обратно. По телу прошлась дрожь, а следом раздался легкий щелчок, и Кейрис открыла глаза, улыбаясь от счастья.

– У меня получилось! – Радостно рассмеялась она, сдержав порыв обнять Доминика за помощь, ведь он помог сделать то, что у нее не получалось годами.

Посмотрев на такую же довольную улыбку призрака, который все это время наблюдал за ней, Кейрис смотрела на него с улыбкой на лице.

– Я не сомневался в тебе! Ну что там? – Ответил Доминик, улыбаясь точно так же, как в машине утром или в ресторане.

Вновь посмотрев на крышку медальона, раскрыв его полностью, и увидела внутри гравировку:

«Жертвенность во спасение»

– Что это значит? – Спросила Доминика, показывая ему надпись, но тот лишь пожал плечами.

Надпись казалась Кейрис до безумия знакомой. Словно слышала эти слова миллион раз, но никак не могла вспомнить, где и откуда.

– Странно, кажется, очень знакомой. – Тише и сомнением произнесла она, снова вешая медальон на шею, но, не закрывая его, боясь, что заново открыть его уже не получиться.

– В этом нет ничего странного. Медальон оставили твои родители – от них ты и могла слышать эти слова. – Пожал плечами призрак.

– Знать бы, что они еще значат…. Сомневаюсь, что они желали мне смерти…

– Люди очень неоднозначные существа. Даже демонов порой пугают их поступки. Так что сложно быть уверенным, в чем-либо. – Очень уклончиво ответит Доминик, от чего прошелся холодок по спине.

– Неет… Я в это не верю, иначе, зачем было письмо? – Помотав головой из стороны в сторону, ответила она, скорее самой себе, чем ему.

– Прости. Думаю, ты права. Тогда, скорее всего, так они оставили память о себе. – Попытался сгладить углы, но от этого стало еще тяжелее на душе.

Она всю свою жизнь представляла, какие они, как они выглядят и чем занимались. Представляла себя похожей на маму или на папу, когда смотрела на свое отражение в зеркале. И по правде, она надеялась, что они все еще живы, и у них не было выбора, кроме как спрятать ее, а письмо и медальон были подсказками, как их заново отыскать.

– Если мне не изменяет память, то эта фраза: «Жертвенность во спасение. Преданность крови. Победа над тьмой» – стала культовой среди всех Охотников на демонов, после нападения стаи демонов на двенадцать Благословенных семей. Выживших среди Благословенных не было. Их всех перебили. Мужчин, женщин, детей. Остальные Охотники на демонов взяли их слова, как дань памяти и уважение двенадцати семьям, и в память о той ужасной ночи, где огромные потери понесли и демоны. Благословенные охотники, даже умерев, показали, на что они были способны.

Кейрис слушала Доминика затаив дыхание. Кажется, даже забыла, как дышать. В голове не укладывалось то, что ее родители, скорее всего, были охотниками, и возможно она могла быть чудом уцелевшей в той резне, и ей просто стерли память. Есть ведь магия, способная влиять на сознание, и Кейрис об этом было известно из тех немногих книг, что удалось найти на Западе.

Доминик растворился, поляна начала рассыпаться и тускнеть.… Был уже рассвет, когда Кейрис проснулась совершенно одна в холодной комнате первого этажа, держа в руке раскрытый медальон все с той же гравировкой: «Жертвенность во спасение».

Она не ощущала себя выспавшейся и отдохнувшей, скорее наоборот, все больше уставшей, но и закрыть глаза и поспать еще не много просто не могла. В голове крутились мысли о Доминике, о родителях, и кем они все-таки могли быть. Обычными охотниками на демонов или одними из тех, кого жестко убили в ту ночь.

За стенкой на кухне уже слышны были шаги, и быстро приведя себя в порядок, надев шорты и однотонную белую майку, девушка кое-как расчесала длинные черные волосы. и вернула уже закрытый медальон на шею. Теперь створка легко поддавалась, и можно было открыть ее в любой момент.

Выйдя в общую комнату, где уже пила кофе Анжелика, заедая чем-то сладким, Кейрис ей улыбнулась и, наведя завтрак с кофе себе, села за противоположный от Анжи край кухонного стола.

Анжелика ведь Охотник на демонов, а значит, у нее ответов можно узнать больше, только вот как начать разговор, ведь знакомство у них как минимум не задалось, да и перед глазами всплывала картина, которую она увидела, вернувшись в дом.




Анжелика

Вернувшись, домой, после всего безумия, которое Анжелика могла ощущать только кожей, она обвела усталым взглядом свою комнату. Стены из белого дерева, в некоторых местах покрытые темной корой, кровать сбоку от открытого окна, на противоположной стене шкаф и стул. Ей казалось, что чего-то не хватало.

– Точно! Зеркало! – Осенило ее, и сев на кровать, начала перебирать варианты как бы быстро его соорудить самой, а не ждать утра и идти в магазин покупать его.

Вспомнив рассказ о морской царице, которая создавала водный круг без ряби и следила за любым уголком океана, Анжелика задумалась. В книге тогда описывалась, как она это делала, но порталов из воды на самом деле никто не мог создать, а вот обычное зеркало можно попробовать сделать. Прокрутив в голове пошагово, все действия, Анжи сосредоточилась, и, проследив за светом не полной луны, что лился из окна, воззвала к своей магии воды и создала зеркало, которое невозможно разбить. Почти идеальное зеркало, с редкой рябью на поверхности. «Закрепив» его в неровном квадрате, пристально смотрела на свое отражение, медленно опуская руки, чтобы водное зеркало не стекало на пол, а оставалось на месте, даже без ее постоянной магической подпитки.

– Получилось! – Весело выдохнула, радуясь такому успеху, но улыбка быстро пропала с ее лица, когда мысли вернулись снова на дорогу, куда их вывела Кейрис.

«И зачем она всех туда повела? Дааа… магия под стать ее характеру – Ветреная!»

Ей не нравилась черноволосая девушка, даже Франц была ей гораздо милей, по крайней мере, Огненная показала, что ее сила достойна уважения.

«Жаль Химура отказался идти с ней на источник, тогда бы день закончился не столь мрачно….» – В мыслях выдохнула Анжи, продолжая изучать свое отражение.

– Так, стоп! – Слегка ущипнула себя за щеку. – Какой, к черту, Химура? – Выругалась она. Начиная смывать макияж, который немного размазался за день. – Да, он красивый, умный, но он демон, демон Анжи. – Продолжала говорить она своему отражению.

Поиграв с поверхностью водной глади, лунные лучи стали преломляться так, что ее отражение само начало двигаться и говорить то, о чем она думает.

– Но согласись, демон демоном, но ты бы не прочь с ним побыть… – Ласково прощебетало отражение ее голосом.

– Ха! да с чего ты решила? – Воспротивилась она ему, скрестив руки на груди.

– Я тебя не первый год знаю! – Отражение похлопало ресничками, и уложила светлые локоны в сторону.

Водная выдохнула, убрала косметику с лица, и скинула нежно-голубое платье в сторону, после чего с вызовом посмотрела на саму себя, уже в нижнем кружевном белье. На Севере она бы себе не позволила такое носить, ибо в домах бывало достаточно прохладно, а на улице и вовсе можно было замерзнуть на смерть, так что теплота и здоровье было превыше всего. Но не здесь – не в Альгоре.

– И что? Он не мой типаж.

Отражение в зеркале рассмеялось такому заявлению.

– А вот тут ты лукавишь девочка, он сто процентов твой типаж. Умный, красивый, настойчивый, способный к самопожертвованию, а самое главное с чувством юмора.

Анжи хотела начать снова спорить, но едва открыв рот, чтобы высказать негодование самой себе, резко остановилась. Поняла, что глупо спорить со своим подсознанием и отрицать правду. Ее отражение на водной глади не может врать, а говорит лишь то, что у нее на душе. То, что она скрывает ото всех, под маской безразличия.

– Да, ты права. Он мой типаж. – Все-таки согласилась она.

– Однако, думаешь легко забыть, что было в прошлом?

Руки дрогнули, когда отражение напомнило о том, что сегодня вовсе не собиралась вспоминать. Напомнило о том, какими на самом деле могут демоны.

– Нет, это забыть невозможно…. – Одними губами произнесла, снова усаживаясь на теплую кровать.

Зеркало замолчало, а весь ее разум перенесся в ту самую ночь. Ночь, когда она убила своего первого демона.

Анжи знала об этих кровожадных тварях не из рассказов, и не из письма родителей. Она лично видела, что стая горных демонов сделала с поселением людей, которое находилось на отшибе Северных Гор. До него сложнее всего было добраться, но оно считалась самым защищенным среди всех, так как было окружено скалистыми вершинами, и подобраться со спины было невозможно.

Тогда отец взял ее с собой на охоту, так как она не хотела выполнять рутинную работу по уборки снега со двора. И когда они забрели слишком далеко по следам серебряного саблезубого тигра, за шкуру которого торговцы из столицы готовы были выложить все, что у них есть, ведь шерсть этого зверя была безопасна, и даже лечила болезни костей, лучше любого целителя. Отец случайно заметил следы и показывал дочки, как их видеть среди снегов и грязи, рассказал, как определять размер вес и состояние зверя, по тем следам, которые он за собой оставлял. Анжи слушала его, раскрыв рот, поражаясь знаниям отца и его опыту охоты. Она впитывала всю информацию как губка, стараясь ничего не пропускать, со временем, и она научилась видеть следы, а магия воды, которая только-только в ней пробудилась, помогала расчищать им дорогу и укрывать от снега над головами. Однако отец быстро осадил рвение дочки полагаться только на магию.

– Многие звери чувствуют запах магии и прячутся! – Строго сказал мужчина, но в глазах его была гордость, что дочь так быстро развивает свои силы, и быстро всему учиться. Анжелика все же выдохнула и перестала применять магию стихии во время охоты.

Заплутав до ночи, уйдя далеко от их поселения, ближайшим местом для ночлега был, как раз тот самый отшиб, окруженный скалами.

– Переночуем здесь, а завтра вернемся к охоте. – Решил отец, и она кивнула, представляя уже горячую ванну и горячий ужин, и ночные посиделки с Сиеной.

За день она сильно вымоталась, но радовалась этой усталости больше, чем после уборки снега, который выпадал метрами каждый день.

Пройдя по узкой тропе, засыпанной снегом, отец напрягся и замолчал. Анжелика занервничала.

– Что-то не так, пап? – Осторожно спросила она, но он не ответил, а стал двигаться тише.

– Будь готова использовать магию. – Тихо приказал он.

Анжи поняла, что дело серьезное, но не поняла причину, как по носу ударил едкий металлический запах, вперемешку с талым снегом и грязью.

«Метель ведь уже час как идет, откуда грязь?» – Мысленно задалась она вопросом, но чем ближе они подходили к домам по единственной тропе, тем сильнее становился запах.

Отец убрал за спину обычную стрелу и достал другую. Она была полностью черной и исписанной какими-то рунами по всей поверхности. Оперенье стрелы походило на соколиное. Наконечник был более продолговатым, чем у обычной стрелы с рунами Небожителей.

Анжелика округлила глаза от удивления, ведь таких стрел у отца прежде не видела, хотя он часто хвалился ей охотничьим арсеналом и любым пополнением в нем.

– Пап, что происходит? – Тихо спросила она, чувствуя, как внутри колотится сердце от волнения и страха.

– Все вопросы потом. От меня не отходи, поняла?

Отец был серьезен и сосредоточен сильнее, чем, когда выискивал следы тигра.

– Поняла. – Ответила Водная и сосредоточилась сама.

Преодолев все расстояние узкой тропы, они с отцом вышли к домам и застыли в ужасе от увиденной картины. Запах грязи сильно бил по ее ноздрям, заставляя часто не дышать. Но парадокс был в том, что грязи не было нигде. Только снег и море крови от каждого дома в центр двора небольшого поселения. Сердце бешено заколотилось, а щеки защипало от слез. Ведь она знала некоторых жителей «отшиба». Ее лучшая подруга жила здесь, а теперь Анжелика смотрела на ее отрубленную голову.

– Сиена! – Прошептала она тихо, дрожащим от страха и злости голосом. Они часто бывали в гостях друг у друга, учились вместе с первого класса. И пусть связи в горах не было из-за невозможности проведения вышек, но были магические кристаллы связи. Садились они быстро, а заряжать у торговцев было дорого, но Анжелика никогда не упускала возможности поговорить с подругой, когда не было возможности увидеться лично. И пускай часто получала за такое, но никогда не жалела о содеянном.

– Демоны! – Рыкнул ее отец, и достал откуда-то странный кинжал. – Держи и будь готова. Кровь не замерзла, и следов обратно нет, значит, они еще здесь!

Анжелика взяла в руки кинжал, чувствуя прохладу от него и тяжесть в руке. С ним она чувствовала себя уверенней, но все еще боялась. Взглянув еще раз в холодные глаза Сиены, Анжелика собралась с духом и запретила себе бояться.

Из дальнего дома послышались какие-то непонятные шорохи и звуки. Сжав крепче в руке кинжал, Анжелика смотрела на отца, и то, как он прицеливался своей черной стрелой. Убирая снег под их ногами, чтобы хруст от него не выдал их, они двинулись к дому, где был шорох, и только сейчас Анжелика заметила на крыльце демонические рога сконструированных из обглоданных костей.

Следующие события произошли буквально за мгновение. Почувствовав фибрами души приближение сзади, Водная собрала всю ту силу, на которую она тогда была способна, и окатила тварь с черно-серой кожей, повисшей в воздухе на двух массивных крыльях. Вместо глаз было две белые точки, носа не было вовсе, как и губ. Только острые клыки, выстроенные в несколько рядов. От горного демона несло грязью, которую она чувствовала еще на подходе к отшибу.

Отец же, не мешкая, выстрелил ему в голову черной стрелой, и демон превратился в пепел. Точно так же они вдвоем убили еще нескольких, кто затаился в домах, но вышел на запах свежей крови и криков собратьев.

Когда же их атаковало больше пяти, и стрелы у отца заканчивались, Анжелика первоначально осадила их водой и снегом, а затем, сковав во льды только двоих, вонзила в голову одному свой кинжал и тот, воспламеняясь, заговорил голосом Сиены, от чего все внутри перевернулось, а щеки снова защипали от слез.

– Я думала мы лучшие подруги!

– Не слушай их! – Закричал отец, заприметив состояние дочери, и выстрелил последней стрелой в последнего демона, который на них нападал, а после крепко прижал дочь к себе.

Анжелика плакала от боли и обиды за Сиену, и взгляд ее периодически падал на выход из отшиба. Когда она увидела там парня в капюшоне, его фигуру, походку и часть лица. Отец приготовил обычную стрелу, когда заметил его, но тот обратился в одного их тех крылатых горных демонов, и улетел, а вместе с ним пропал и запах грязи.

– Уходим от сюда! – Приказал отец, и Анжи кивнув, поплелась к тропе, прокручивая в голове парня, обращающегося в демона. У нее в голове не укладывалось, что такое возможно, но видела это не только она.

Покинув, отшиб, они с Отцом в темноте вернулись в родное поселение, уставшие продрогшие и голодные. Брат с сестрой еще крепко спали, а Ма укутав дочь и мужа в теплые одеяла, усадила их у камина и ушла на кухню что-то готовить.

– Так ты охотишься не только на зверей? – Тихо спросила Анжелика сидя, пытаясь согреться.

– Да. Я охотник на демонов, правда, обычный. – Сказал ей правду отец.

– А бывают не обычные? – Усмехнулась Водная.

– Были раньше, но что с ними стало, не знаю. Знаю только, что их никого не осталось, и с тех пор демоны совсем распустились.

– Научи меня убивать их. Я не хочу больше никого терять!


***

Анжелика не заметила, как за воспоминаниями о прошлом уснула, но проснувшись рано утром, снова накрасилась, нарядилась в черную юбку – карандаш и темно синюю полупрозрачную блузку поверх кружевного белья. К бедру под юбку спрятала серебряный кинжал с темной рукояткой и лезвием исчерченное рунами тринадцати Небожителей. С того самого случая, ей всегда спокойнее, когда тяжесть этого кинжала ощущалась кожей. Спокойнее, когда она вооружена против демона.

Достав из сумки письмо от родителей, Анжелика снова перечитала его. Она безумно была рада, что ее родные родители тоже были охотниками, как и приемные, а если судить по письму, то они были теми особенными, о которых ей рассказывал отец.

«От Химуры не пахнет грязью… только холодом и льдом…» – В мыслях отметила охотница, изучая своей отражение, снова натягивая на лицо маску безразличия, после, она убрала письмо подальше от любопытных глаз.

Спустившись на первый этаж на кухню, навела себе крепкий кофе и достала из полочки мармелад с кокосом, пытаясь насладиться прекрасным утром, надеясь сегодня наведаться в библиотеку столицы и узнать больше об истории великой войны и благословенных стражей, но радость нового дня пропала, когда из своей комнаты вышла Кейрис.

Анжелика старательно пыталась ее не замечать, делая вид, что увлечена мармеладом, на ее счастье Ветреная делала тоже самое. До поры, до времени.

– Ты вроде бы Охотник на демонов, обученная их убивать, но пытаешься соблазнить демона… – Кейрис говорила нагло и с едкой улыбкой, явно ожидая бурной реакции на свои слова. – Или ты всех демонов сначала пробуешь на «горячих источниках», а потом вонзаешь кинжал в сердце?

– Только красивых и харизматичных, как он. – Кивнула ей, поправив свои волосы, и обаятельно улыбнувшись Ветреной. – Жаль он не пошел со мной на источники, многое потерял, да и вечер закончился бы лучше, а ты что завидуешь? – С интересом спросила, допивая кофе в два глотка.

Кейрис ей сдержано улыбнулась и поставила локти на стол, сцепив кисти в замок.

– Было бы чему! – В тон ответила Ветреная, коснувшись цветка кровастока в волосах.

«С той самой поляны, где мы вчера гуляли!»

– Ведь твоим горячим источникам, он предпочел помочь мне с призраками, да и за последние двое суток мы с ним прошли через много всего интересного, а это очень сближает, тебе так не кажется? – Кейрис мечтательно улыбнулась и захлопала ресницами.

– Кажется, но я перекрестилась. – Она демонстративно закинула ногу на ногу, выпятив грудь, под полупрозрачной блузкой. – Только, гуляли то мы с ним… – Сделав небольшую паузу, взглядом изучая цветок в ее волосах. – Он как раз нашел эту красоту на одной из полян, где мы были. – Анжи победно улыбнулась, и отвела в сторону взгляд.

«Что я делаю? Защищаю демона, словно мы с ним парочка! Ну и пусть, этой самодовольной девчонке я не проиграю!»

Снова поправила белокурый локон, который выбился из общей укладки, мило улыбнувшись, хитро стрельнув глазками в ее сторону.

Кейрис уложила на один бок свои смольные густые волосы, как бы демонстрируя свое превосходство перед ней.

– Разве это не говорит о том, что мыслями он был со мной весь день? – С вызовом уже ответила Ветреная, закружив листья во дворе своей силой в замысловатом танце.

«Не плохо, но пафасно!»

– Интересный вывод… – Анжелика ухмыльнулась, и подошла к Кейрис вплотную, почти соприкоснувшись своей грудью с ее головой. – Может, поспорим? – Бросила вызов Ветреной, и та встала со стула, пытаясь смотреть на нее сверху вниз, притом, что она куда ниже ее и глазами впивается разве что в грудь.

– А давай, раз ты так в себе уверена. – Согласилась Кейрис, глядя на Анжелику с вызовом и азартам в глазах, а ветер под стать ее настроению усилил свои порывы за окном.

«Бесит!»

– Как будем решать? – Спросила ее, теряя свое драгоценное спокойствие, щелкнув пальцами, облила Ветреную водой с головы до ног.

Вздрогнув от неожиданного освежающего душа, Кейрис своей силой подняла ее под потолок, и продолжала удерживать своей силой так, что она не могла пошевелить руками, чтобы снова окатить эту девчонку водой.

– К кому из нас он первой проявит внимание, тот и победил. Но сделать он должен без подначивания с твоей или моей стороны. То есть абсолютно сто процентов САМ, охотница на демонов! – С ухмылкой сказала Кейрис, после чего небрежно бросила ее на пол, глядя, как та мешком упала рядом со столом.

Плохая идея на нее нарываться!

Она ощущала каждый набитый синяк от резкого падения, и снова окатила Кейрис ледяной водой, с удовольствием наблюдая, как та вздрагивала от неожиданности. Поднявшись вновь на ноги, пока черноволосая не опомнилась, заговорила:

– Давай так, пригласим на свидание, и с кем он больше раскроется, та и победила, согласна? – Спросила ее, мило улыбаясь, словно не она только что облила девушку перед собой, а один из ее невидимых друзей. – Ты первая, считай, что фора тебе!

Анжелика уронила девушку еще напором воды, и та рухнула на пол, но затем что-то невесомое выбило у нее землю из-под ног, и она снова рухнула рядом со столом, набивая еще пару новых синяков.

Кейрис, хитро улыбаясь, высушивала теплым ветром себя и пол вокруг.

– А как нам узнать с кем он открылся больше? Сомневаюсь, что ты будешь откровенна со мной, да и я не горю желанием с тобой делиться подробностями… – Протянула Ветреная, и в ее словах был смысл.

– Думаю, когда встретимся, мы поймем обе. – Ответила ей Анжи, не пытаясь встать с пола, так как понимала, что падать больше не хотела. – Ну, можем упростить задачу, кто первая его затянет в кровать, та и победила. – Сказала она, когда Ветреная почти высушила пол.

– Вот это уже другой разговор! – Довольно хмыкнула черноволосая, согласно кивнув Водной.

Анжелика снова улыбнулась. Для нее это идеальное решение спора, к тому же не станет на него претендовать, если он ляжет в постель с этой девчонкой. Себя она еще уважает и цену себе знает. Да и по глазам Ветреной она видела то же самое. Ну, хоть в чем-то они сошлись.

– Тогда договорились, Охотница. – Добавила она, ставя точку в этом споре, поднимаясь с места и прислушиваясь к чему-то. Лицо Ветреной стало серьезным до нельзя.

Поднявшись с пола, Анжелика наблюдала за Кейрис, готовясь в любую секунду пустить вход кинжал. Но ничего не происходило. Спустя несколько минут, когда терпение было уже на пределе, в дом зашли Химура и Эшли. Нефилим была укутана в одно короткое полотенце, и смущённо поглядывала на демона.

– Баа! Кейрис, да нас опередили! – Рассмеялась Анжелика, хотя и самой стало обидно из-за того на сколько демон оказался доступным. Ведь интерес гонки терял смысл.

«Но сначала спросить у него или ее!»

Скрестив руки на груди, Анжелика оценивала взглядом ситуацию.

Кейрис же недолго думая направила сильный порыв ветра в пришедшую парочку, и надо же, Эшли оказалась совсем без одежды.

– Но спор еще в силе! – Добавила она уже в спину уходящей во двор черноволосой девушки, «случайно» толкнувшей демона в плечо.


Химура

Проснувшись еще до рассвета, рядом со спящей нефилимом, Химура долго изучал ее черты лица, не обращая внимания на обнаженное тело. Ему было стыдно пред ней, но сделанного не воротишь, да и он не жалел ни о чем.

Демон почти не спал, иногда уходил в полудрему, но не четкие картины, не связанные между собой, всплывали перед глазами все чаще, после появления Скарлетт.

«Нет, мне не могли стереть память! Я демон из древнего рода, это просто невозможно! – Пытался сам себя убедить Химура, но и сам слабо верил в это. – «Конечно, могли, но кто и зачем?»

Миллион вопросов в голове, и никто не мог на них ответить, кроме него самого. Он пытался сохранить спокойствие и хладнокровность, но хотелось кричать от бессилия и не понимания. Да и не будь спящей Эшли под боком – закричал бы.

Выдохнув прохладный влажный воздух, и умывшись холодной водой из озера, демон смотрел куда-то вдаль, пытаясь собрать по кусочкам свой разум, который ускользал от него. Выдохнув еще раз, Химура закрыл глаза и положил руки на виски, аккуратно растирая их. В голове начали мелькать размытые картины догорающего дома, и ощутил животный страх перед чем-то неизбежным. Слышал голоса людей, которые его пугали.

«Это охотники!» – Промелькнула мысль, и он только сейчас понял, как быстро колотилось его ледяное сердце.

Он слышал крик мамы, так четко, словно это все происходит с ним сейчас, а не шестнадцать лет назад.


***

– Прошу! Мы не нарушали соглашения Короля!

Женщину держали двое крепких мужчин, а она плакала и смотрела прямо на Химуру, но он не мог помочь.

– Я уверен в обратном. – С усмешкой сказал ей охотник, и пронзил сердце женщины клинком, наблюдая, как она сгорает и осыпается пеплом.


***

Он помнил, как закричал, а с криком пропадал страх, и появлялась ненависть к Охотникам на демонов, пришедших в их дом. Помнил, что братья и сестры бежали, а он не смог бросить родителей в беде, а теперь смотрел на пепел, что остался вместо них.

На мгновение, вернувшись в реальность от невыносимой боли в груди, демон тяжело вдыхал воздух. Руки тряслись, а из глаз капала вода.

Он никогда раньше не плакал. Никогда не оплакивал родителей.… Протерев пальцами глаза и лицо, закурил сигарету, глубоко затягиваясь, выдыхая едкий дым, чтобы успокоится и осознать, то, что вспомнил. Затянувшись еще раз, призывая разум к спокойствию, вновь погрузился в возвращающиеся воспоминания.

Он видел, как Охотники на демонов забирали все фолианты, написанные мамой, и папины артефакты, которые он собирал годами. Помнил автомобиль и герб семьи с буквой «Х».

«Семья Хоуп! Одна из двенадцати!» – Снова осенила его догадка, так, что по телу прошлась тревожная дрожь, от осознания, что не так давно слышал эту фамилию.

«Нет, не может быть! Это просто совпадение, Кейрис не убийца… или.… Не знаю. Я ее совсем не знаю…»

Шумно выдохнув воздух, потушив сигарету, демон закурил сразу вторую. Он уже ничего не понимал, и самое страшное, не знал, хочет ли это понять, и вспоминать дальше. Ударив со всей силы кулаком о гальку, тихо рыкнул от злости и снова затянулся сигаретой. Вредная привычка, но этот дым в легких ему нравился, и сейчас помогал лучше, чем любой разговор.

Все слишком запуталось в голове. Он не знал, кому можно верить, а кому нельзя. Воспоминания, которых раньше вовсе не было и недолжно было быть, настойчиво пытались занять свои законные места в голове, заполняя пробелы, о которых он даже не задумывался, и казалось, что он просто сходил с ума.

Это невыносимо.

– Что же ты сделала со мной, Скарлетт? – Тихо все-таки сказал он, поражаясь насколько чужим, может казаться собственный голос.

– Если мне не изменяет память, то проткнула своей косой. – Неожиданно раздался голос девочки-усилителя за его спиной.

Загрузка...