Глава 3


- Хватит! - всхлипывала я, стараясь отползти, - Пожалуйста, хватит!

Меня не слушали, разумеется. В определенный момент я даже потеряла счет времени, в прошлый его визит, кажется, отрубилась. Теперь царапала пряжкой от ремня портупеи стены всякий раз, как приходила в себя. Черточек было девять.

Не берусь утверждать, что это количество дней. Во-первых, я не знаю количество часов, отведенных в Асгарде под сутки, во-вторых - не уверена, что по этим обморокам и обрывочным снам можно вообще об этом судить. Понятие "время" смазалось и расползлось, отгородив меня от того, что творилось на поверхности. Был только Вернер, ненавистный Вернер, и боль. Сначала даже тупая, простые побои, которые я с грехом по полам выдерживала, скуля и воя. Забивалась в угол камеры когда он уходил, если не проваливалась в небытие, подносила трясущиеся руки к лицу и истерически рыдала. Обнаружила, что некоторые участки кожи покрылись чешуей, с чего стало отдельно не по себе. Если удаться сбежать, что тогда? Выдавать себя за любую другую чешуйчатую расу? Таких было много, оправдания внешности отыскать было вполне возможно, но черт возьми! Обида грызла меня не хуже зверя. Обида, страх и отчаяние.

- Просто расскажи, - цедил он, сжимая кулак, - И все закончится.

Скорее всего светом в конце туннеля... Я жмурилась, а потом вопила. Электричество ли это было, что-то другое, в любом случае заставляло помучиться знатно. Каждая клетка тела отзывалась на эту волну, после которой меня еще какое-то время потряхивало, а палач стоял и молча смотрел. Ждал.

Ни черта! Ни черта не получит! Пусть я Хелу едва знаю, но чисто из принципа буду молчать! А если это что-то столь серьезное, что может подставить под удар всех? И валькирию, и Шару, и остальных? Потому что друзья бросятся защищать Вальхелу, а там невесть до чего дойти может. К тому же, шанс побега стремительно рос. То, что я постоянно находилась в обмороке давало фору - забыв, что такое отдых, когда в последний раз нормально именно спала, пробиралась в комнату с высокими потолками и бралась за руну. Несколько раз сделав не правильно одно движение, пришлось начинать заново. Два раза к ряду она просто схлопывалась из-за слишком сильного невминоза, в который мою тушку отправили. Но цель была близка.

На всего его вопросы я молчала или плакала. На ругань сил не оставалось, да и это только бы подстегнуло его к более серьезным действиям. Скорее всего Вернер думал, что я слабая девочка и поэтому обходился малой кровью. Впрочем, так и есть, я не спорю. Я действительно слабая, раз уже умоляю его прекратить. Это даже хуже, чем сами избиения, потому что такое бьет по мозгам и психике. И эта мысль: "слабачка", она теплиться подобно огоньку у тебя на ладони и улыбается оскалом той златовласой стервы. Она тоже несколько раз заявлялась, но все, что я смогла понять о ней: высокопоставленная дура. Дура дурой, которая не видит перед собой ничего кроме какой-то совсем не здоровой ненависти и злобы. Поэтому, наверное, тогда и рассмеялась валькирии прямо в лицо, с удовольствием увидев, как оно исказилось гримасой гнева и пошло красными пятнами. Оказалось, что силы в ней больше, чем в амбале, но это того стоило.



- Я тебя туда одну не пущу, поняла?! Не пущу!

- Шара, отцепись! - сморщилась Вальхела, раздраженно отодрав от себя руку чуть не плачущей птички, - Давно надо было это сделать, а теперь и повод появился. Пусти, сказала! Ведешь себя как ребенок!

Феникс отпрянула, обиженно засопев. За всей этой картиной наблюдала и остальная компания, но со скучающими лицами, без доли заинтересованности. Уже знали, чем все закончится. Как будто в первый раз.

Валькирия фыркнула на челку, но упрямая прядь все равно настойчиво влезала в поле зрения, чем бесконечно сейчас бесила свою хозяйку. Ее сейчас вообще много чего бесило и, в частности то, куда занесло нерадивого дракона. Нужно было умудриться! Полукровка дракона в Асгарде - лакомый кусочек для ее сестрицы! В родном мире у девушки практически не осталось своих людей, кроме парочки асов и пяти воительниц. Связь с ними она поддерживала, что бы получать хоть какие-то новости из первых уст о том, что там происходит и последние десятилетие ей особенно не нравились. Поборы, а на налогами это не назвать, увеличились, несколько с треском проваленных операцией по захвату соседних миров - эта имбицилка полезла даже на Драйду! Чем там занимается Отец, в конце-то концов, или старик вовсе почил, а Игрит об этом не распространяется? Единственное разумное объяснение.

И потому чувство вины грызло ее изнутри, ибо люд постепенно начинал вспоминать о сбежавшей королеве валькирий и поднимать чаши с вином за ее здоровье. Вернер говорил - только вернитесь, моя госпожа, и люди примут вас тут же. Все устали, напуганы и озлобленны, самые бедные сводят концы с концами, хотя бедняков когда-то вовсе не существовало в процветающем мире.

- Нет, ну правда, Хела, не начинай, - Харос помахал рукой и губы парня тронула легкая улыбка, - Как будто ты одна желаешь разнести асгардский дворец по кирпичикам.

- Я не хочу его разносить. Я просто хочу убить сестру, надавать лещей папаше и слинять как можно скорее, пока он не спохватился, что любимая дочь вернулась.

- Погоди-ка, в смысле папа... - начала было рыжая, но Хайло ее прервал на полуслове.

- Хорошо. Когда отправляемся? - командир всей этой братии рывком поднялся на ноги.

- Я. Пойду. Одна.

Улыбка Вестейда стала еще шире. Друид прокрутил шей, возвращая себе истинный облик и потащил сопротивляющуюся девушку к выходу из таверны.

Через несколько суток в барьер мира врезался неопознанный летающий объект, прошивая его на сквозь. Еще один небольшой варп-прыжок и под веселое улюлюканье Хароса небольшой космический истребитель уже приближался к основной планете. Все шесть[1] сердец бились в унисон, в предвкушении скорой битвы. Вальхела сидела на одном из задних кресел нахохлившимся воробьем и дулась на своих приятелей на чрезмерную опеку. До сих пор они не могли воспринять ее как умелую воительницу, вечно видя той девочкой, которую нашли. Но ведь они не знали!

Не знали о причине, почему валькирия находилась в столь унизительном состоянии! Ей хотелось кричать и вопить о том, что она сильная, потому что никогда больше не ослушивалась Его приказов. Тогда Хела дорого поплатилась за то, что пошла наперекор воле Милосердия, с которым когда-то заключила сделку.

Чего не сделаешь, ради любви? Рожденная слабой и беспомощной, она долго ненавидела себя за одно только существование. Вычитав в старых книгах о Богах, валькирия решилась одним вечером - она обратиться к ним. И если те не откликнутся на ее зов, то ночью же сбросится с самой высокой башни, даже не раскрывая бесполезные крылья. Слишком хрупкие кости, больное и слабое тельце ежедневно напоминали ей о чувстве собственной никчемности.

Но Боги ответили. Сам Милосердие снизошел к ней, пообещав силу. В ответ просил, на первый взгляд, самую малось: вечное служение. Вальхела согласилась не раздумывая, о чем успела не раз позже пожалеть.

Заходящий на посадку корабль уже ждали. Сотню асов Игрит отправила, думая, что ее хватит, потому и подумать не могла кто именно может находится на борту судна. И никогда она так не ошибалась...

С шипением трап опустился и первой на него ступила валькирия. Спокойным шагом девушка сошла к обомлевшим воинам и остановилась в метре от земли. Красные волосы были убраны в тугую косу, волосы у висков схвачены в косички поменьше, а лоб украшала тика[2] с алым камнем. Единственное, что окромя доспеха, валькирия забрала с собой при побеге.

- Добрый день, - поздоровалась Вальхела и позади послышались шаги: остальная братия остановилась за ее спиной, - Мы прилетели забрать свое.

Разумеется, каждый узнал свою бывшую королеву, пусть и не коронованную должным образом. Казалось, что валькирия даже не изменилась с того момента - та же самая прямая осанка, все тот же взгляд серых глаз. Тяжелый и мягкий одновременно.

Шепот начался на задних рядах и едва докатился до первых, один из воинов склонился в почтительном жесте, припав на одно колено.

- Асгард приветствует вас, моя королева, - отчеканил мужчина и вслед за ним опускаться начали и остальные, - Мы ждали вас.

Игрит не знала и не могла знать почему старшая сестра была на шаг впереди. Почему ее просто любили, без капли страха и почему уважение никогда не было фальшивым. Вся знать восхищалась этой девушкой, прошедшей столь тернистый путь от инвалида, не способного летать, до умелого полководца за столь короткий срок. Валькирия не получила ни грамма силы от Одина, но приобрела достаточно своей. И пусть Отец возненавидел дочь, сбежавшую от обязательств, простые же люди нет. Большая часть их просто сделала вид, что солидарна со своим правителем, потому как была умна. Верно лишь то, что народ не понимал ее поступка. А теперь... теперь вера в Него стремительно гасла и вместо любви к Праотцу росло непонимание и ненависть.

Где-то в груди защемило. Вальхела сглотнула, взглядом скользнув по опущенным головам и подавила тяжелый вздох. Они сейчас надеялись, что она останется? В какие - же дебри их завело правление сестры, что асы готовы на столь дерзкий шаг, готовы променять нынешнюю королеву на изменницу? Или это ловушка? Валькирия нахмурилась, оглянулась на друзей. Ситуация нервировала их не меньше, но на лице Хайло явственно отражалось разочарование. Он напредставлял себе пафосную битву, по которой наверняка успел истосковаться, а получил покорность даже без крови.

- Где Отец? - охрипшим голосом спросила Хела.

- Он не являлся нам уже долгое время.

«Ожидаемо»

- А Игрит?

- Ведет приемы.

Вальхела улыбнулась.

- Встаньте. Я хочу, что бы меня провели к моей сестре.

- Вальхела, так дела не делаются, - зашипел Харос ей на ухо, когда она проходила мимо расступающихся воинов, - Какого хрена ты не сказала, что наследница?!

- Ты не спрашивал, - простодушно откликнулась валькирия, - Шаре можешь передать тоже самое, я отсюда чувствую ее возмущение. И застегни рубашку, чешуя проглядывает. Мне сейчас резни не хватало.

- Спрашивал в полете!

Реплика осталась проигнорированной.

Остальная часть пути прошла в молчании. Девушка шла впереди, старалась унять трепет и волнение. Слишком давно она не была здесь, а сейчас казалось, что это было вчера - по этой же самой дороге рыдающая валькирия шла прочь от дворца и страх кормился ее душой.

«Ты должна покинуть свой мир, девочка. Иначе все мироздание рухнет»

Так Он ей сказал. Вальхела и сама не горела желанием принимать корону, но выбора не было - ее заботила судьба дома и его жителей. А без престола было невозможно делать что-то по настоящему стоящее. Отец допускал ее лишь до войн, коротких битв или контратак, когда другие смели позарится на мир и покой Асграда. Валькирия была добра ко всем, без фальши, возможно излишне даже резка - никогда не лебезила перед кем-то, но и не смотрела с высока. Старалась помочь и сестре, подталкивая по жизненному пути и направляя, но девочка вечно воспринимала все в штыки.

Корабль опустился на небольшой площади перед дворцом, а теперь процессия уже шла по подъемному мосту. Внизу - ядовитая река, таившая в своих недрах самых опасных монстров, которых предки только смогли отыскать. Впереди высилось величественное здание со множеством шпилей и башен. Сложенный из бежевого камня, не огороженный на первый взгляд никакой защитой, кроме этого самого рва.

Каждый шаг отдался где-то в сердце и оно замирало, трепетало, горло то и дело сводила не прошенная судорога. Вальхела на самом деле любила это место всей душой и до сих пор тайно мечтала вернутся. Но Его запрет не позволял валькирии занять законное место в мире. И потому, наемник, вершащий правосудие, больше всего подходило на замену участи королевы Асгарда, старшей дочери Одина, Вальхелы Милосердной. Какая, все-таки, ирония.

- Что делаем с дверью?

- Спокойно войдем, - ответила Хела Хайло и обратилась уже к асам, - Откройте ворота, будьте так любезны.


Двое крепких мужей тут же прошли мимо нее, навалившись на тяжелый створки, расписанные древними рунами. Гравюра, изображающая дерево Игграсиль[3] разделилась на две части и, медленно заведя руку за спину, Вальхела уверенным шагом вошла под некогда родные своды дворца.

Виду открывалась просторная зала без колонн. Стены украшены всевозможными фресками и рисунками, так же, как и своды потолка. Пол, выложенный черной и белой плиткой в шахматном порядке, как всегда натерт до блеска. Все в этом месте лучилось богатством, величием и у простого человека наверняка бы захватило дух от увиденного, но у Вальхелы не дрогнул ни один мускул на лице. Девушка уже сжимала копье, ускорив шаг и наметив цель. Там, на противоположной стороне приемного зала с трона вскочила девушка, чуть ниже ее ростом. Собравшиеся были самых разные слоев общества: и аристократы, и бедно одетые простолюдины, большинство из которых прыснуло в сторону, с удивлением наблюдая за происходящим.

- Ты хотела меня видеть, сестра? - зычный голос валькирии прокатился по помещению, - Твои люди порядком меня достали. Не могла заявится сама или была настолько занята своим мнимым величием, что посчитала недостойным для себя отправиться на мои поиски самостоятельно?

Челюсть феникса в этот момент стремилась куда-то вниз. Не привыкшая слышать подобных речей от Вальхелы, которая порой ругалась не хуже сапожника, Шара обомлела и откровенно пялилась, что на подругу, что на окружающую обстановку. Хайло лишь удовлетворенно хмыкнул, непринужденно поигрывая мечем на плече. Другие тоже не испытывали сильного шока. Рамон и вовсе стоял с по отечески самодовольной улыбкой в стиле "моя девочка".

Игрит виделась им всем сейчас зверьком, загнанным в угол.

- У меня были дела поважнее, чем искать одну сбежавшую дрянь, испугавшуюся своих обязанностей, - прошипела девушка, - Почему вы стоите?! Схватить ее!

Но не один из присутствующих не шелохнулся. Затравленным взглядом златовласая обводила всех, задержавшись на страже. Она не понимала, почему это происходит. Почему ни один из ее подданных сейчас не бросается на эту с оружием наголо?

- Если хочешь жить, просто брось копье в сторону и покинь Асгард, - мирно попросила Вальхела, - У тебя один шанс выжить сегодня.

Разумеется, она знала, что Игрит слишком горда для этого. Со временем, анализируя все, что происходило между ним в детстве и юности, Хела осознала причины подобного поведения. Сестра просто ей завидовала, хотя этого совсем не стоило делать.

- Или мы можем отправится на арену и ты в честном бою отстоишь свое право сидеть на этом троне, - губы девы тронула саркастическая полуулыбка, - Плох тот правитель, которого может одолеть... как ты там выразилась... сбежавшая дрянь? Такие высказывания не пристойны для особы твоего порядка. Поучи этикет, для начала.

Игрит дернулась, будто от удара, сощурившись. Вальхела знала, что сейчас сестра в откровенном бешенстве, а еще отражала, что Харос исчез. И отрежьте ей крылья, если чешуйчатый пройдоха под шумок не отправился на поиски Фиджи. Еще на корабле валькирия в достаточных подробностях описала ему как именно пробраться в темницу, где, с гарантией в восемьдесят процентов, держали полукровку. Были в Асгарде и обычный тюрьмы, но Игрит наверняка поместила ее в карцер, что бы отрезать любую попытку в побегу.

- А, впрочем, - вздохнула валькирия, по удобнее перехватив копье, - Много чести.

С яростным криком младшая сестра, бросилась на старшую, на ходу извлекая из ножен любимый гладиус. Короткий клинок - единственное оружие, которым она смогла овладеть в мастерстве. Копье даже спустя годы никак не желало даваться девушке.

Раз. Один из асов коротко кричит и машет рукой, призывая всех как можно скорее покинуть помещение. Друзья же Вальхелы даже не подумали последовать этой просьбе, когда она спокойно пошла на встречу.

Два. Столкновения как такого нет. Несколько неуклюже Игрит взмахивает клинком, а валькирия переводит резко вес на правую ногу, пригибается, пропуская над собой оружие.

Три. Резким порывом, изящным и страшным в своей ипостаси смерти, она прогибается сильнее и резко подается вперед, выбрасывая руку с копьем вверх. Стальной конец прошивает голову насквозь, вырывается из затылка черепа.

Диадема, плотно до того сидящая на голове, со звоном покатилась прочь. Вальхела выпрямилась, расправив плечи, одной ногой толкнула рухнувшую Игрит на спину, ей же уперлась в грудь девушки и с силой выдернула копье. В зале царила тишина, не прерываемая даже гулом шепотков, а звук падающего тела, казалось, до сих пор стоял в ушах воительницы.

- Грязь, - процедила она, отворачиваясь от сестры и, кивнув ребятам, спокойно пошла дальше, в сторону коридора, виднеющегося в правом углу, рядом с пустующим троном.



Хароса портал не пощадил: буквально выплюнул, и дракон с неудовольствием зашипел, когда его нос чуть не поздоровался с полом. Впрочем, он быстро поднялся и понесся вперед, мимо камер, бегло вглядываясь в каждую. Чувствовал ее запах и был уверен: ходячая рыжая неприятность где-то здесь и Вальхела с этим не прогадала.



Я очумелыми глазами смотрела на то, как руна наконец-то расползается на отдельные составляющие и постепенно меркнет. Получилось! Наконец-то получилось! В этот же момент где-то дальше хлопнул портал и послышались быстрые шаги, переходящие в бег. Я занервничала, судорожно пытаясь сосредоточиться. Так. Куда мне нужно? Да куда подальше отсюда! Скорей подальше, потому что я вряд ли смогу совладать с Вернером, будучи даже при оружии!

Покалывание быстро поползло вверх и тут же я панически осознала: нужно задать точку! Нет, не куда угодно, я передумала, мне надо!....

Но перемещалка явно так не думала и уж тем более не желала слушать моего мнения. Когда картинка мира смазалась, я успела повернуть голову и торжествующе улыбнуться силуэту в коридоре. Разглядеть толком не смогла, да и не нужно быть гением, что бы понять, кто в очередной раз пришел трепать мне нервы. Судя по слабо мелькнувшим золотым волосам, та самая стерва.



Загрузка...