Глава 6


Безнадежней некуда. Я уныло плелась по коридору за мужчиной, которого, как оказалось, зовут Роберт. Был он здесь кем-то вроде Верховного Жреца, а поклонялись все эти чудики Дэниалу. Буквально боготворили, говоря о Тьме благоговейным шепотом и на меня смотрели странно. Со смесью страха, восторга и еще какого-то чувства, которое я разгадать не могла.

После краткого диалога, Робер решил, что я - это послание, которое предстоит разгадать.

- На тебе его метка, - сказал мужчина, отступив на шаг, - Это Он послал тебя к нам.

В этом я не сомневалась, но вот никакой "великой мысли" в этом не было. Донести до чудиков эту мысль никак не получалось.

Ритуалом этим они хотели призвать самого Князя. Цель смехотворная - ребятки откровенно запутались в том, что им делать, не знали какую и кому гадость можно подложить и решили обратиться за советом к властителю. А так как властителю они были на фиг не нужны, судя по еще паре фразочек, которые я услышала от Дэна, он решил что не плохо было бы отправить к ним меня. Мол, точно буду в безопасности, ибо убить они точно не решаться, да даже руки не поднимут. Еще бы - послание самой Тьмы! Дэниал там откровенно угорал, а вот мне было ни капли не спешно, даже страшно. Ничего хорошего эти фанатики не внушали, кроме плохого предчувствия.

Когда я изъявила желание свалить подальше, оно было встречено в штыки. Попыталась надавить на то, что это воля властителя - не прокатило. Роберт оказался не дурак, быстро смекнул, что я попала сюда не то что бы случайно, но готова точно не была. И поэтому тут же пообещал, что сделает из меня «истинную последовательницу Тьмы». Я криво улыбнулась, рассыпалась в благодарностях и попыталась быстро набросать план побега. Нужно было узнать где конкретно нахожусь, устройство этого здания, которое больше напоминало пещеру, судя по стенам, от чего меня отдельно коробило, напоминая о Безымянных. Этого не сделать ни за день, ни за два. Даже нехитрые коридоры старой гильдии мне удалось запомнить далеко не сразу, а тут они вились, становились то уже, то шире. Множественные развилки, узкие лестницы, ведущие куда-то. Мне думалось, что так изнутри выглядит муравейник.

Со всех сторон давило Нечто. Иногда казалось, что стены живые и в них что-то копошится - в таком случае я шарахалась в сторону под усмешку моего провожатого. Храбриться даже не пыталась, потому что любую напускную гордость тут же сбивала мысль «А если оно на меня прыгнет?!».

- Что мне вообще у вас делать? - предприняла я очередную попытку, - Я едва получила метку, еще даже ни разу не пользовалась силой, меня бросает из стороны в сторону из-за природной магии. Я простая, маленькая неумеха, которая хочет вернуться к друзьям. Даже оружием не владею!

Если не договаривать - уже за ложь не считается. Посмотреть на уровень Шары, я действительно клинок едва в руки взяла.

- Научим, - откликнулся мужчина, - Ничего страшного. Ты особенная и мой долг поставить тебя на крыло.

Я закатила глаза. Одно и то же из раза в раз. И лихорадочный блеск в глазах.

Я не была особенной. Получила метку по тупой случайности, ни за какие заслуги. Мне просто «повезло», а может и без кавычек, не знаю. Говорят, что с большой силой приходит большая ответственность, но на меня внезапно навалилось второе без первого. Чудики с чего-то решили, что я важна и сильна, а на деле я осталась той же самой дракошкой, которая хочет вернуться к друзьям. Все цели и желания стерлись, осталось только это. Наверное,когда я думала об этом, мои глаза сверкали так же. Это тоже пугало.

Становится пленником собственных амбиций не есть хорошо. Многие из тех, кто делал это заканчивали очень плохо. Засыпая в просто обставленной комнате, я думала об этом. Кровати здесь стояло две - вторая пустовала, чему я была бесконечно рада. Эдакое общежитие, зато подобие личного пространства.

Я закусывала губу до боли, до черных мух перед глазами, стараясь не думать о происходящем. Пыталась вызвать телепорташку - не прокатывало. Не было ни единого намека на скорое перемещение. Старалась отыскать ментальные каналы, о существовании которых знала, но не могла использовать в силу не опытности. Затея оставалась пустой. Докричаться до Дэниала тоже не выходило и глухое отчаяние накрывало вместе с этим тонким одеялом, под которое я зарылась с головой.

А надежда выбраться из этого места начала таять в первые же дни.

Роберт называл себя «Внемлющий». Он, якобы, слышал Тьму и передавал ее волю остальным. У него был ученик - Пранк. Парнишка чуть старше меня, щуплый, но высокий. Серые глаза сильно выделялись на осунувшемся лице, капюшона с головы он практически не снимал. И весь он был какой-то не складный - слишком худой, с длинными пальцами, под два метра ростом. Пранк драконом не был, чуть ли не единственным человеком в Золотой. Про себя чудики звали его Жнецом - из-за того, что парень умел собирать души убитых, чем неимоверно гордился.

Как бы этот народец не был различен на внешность, для меня они все сливались в единую серую массу. Носили черную одежду, мне тоже мантию впихнули, мало говорили меж собой, опускали головы перед старшими, молча терпели любые наказания. Им было запрещены привязанности, любовь тем более, даже сами чувства, кажется. Место было жутким - это самое милое слово, которое можно о нем подобрать. Видеть пустые взгляды стало невыносимо к концу первой недели. К концу второй - я начала огрызаться на любого, кто смотрел на меня.

После меня начали обходить стороной, а не отклик на выдуманное имя воспринимали как «я не достоин глядеть на нее». Постепенно пришлось искать свои плюсы в таком положении дел. С горем пополам находила.

Роберт был ко мне строг, хоть и обращался как с принцессой. На ежедневных тренировках не щадил, гонял как проклятую, еще похлеще Шары. Ее пробежки теперь казались подарком. Мы с ним никогда не разминались, он сразу бросал мне в руки тренировочное оружие и приступал к бою. Меч был тупым и тяжелым, неудобным для руки и хватки, слишком длинным для меня. Мечники поймут - даже лишний сантиметр может сыграть важную роль.

Со временем поняла, что это к лучшему - научусь обращаться с неудобным, буду спокойнее управляться с моим. О Ястребе вспоминала едва ли не каждый день, тоскливо воздыхая - меч остался в Кэроне.

Я не обзаводилась знакомствами, не общалась толком даже с той девушкой, которую ко мне подселили через пару месяцев. Кицунэ вызывала только тень раздражения, а от внешнего вида дергался глаз. Слишком похожая на Сурихо, адептка не была ни в чем виновата, но иногда я срывалась на крик. Главное найти повод. Им могла служить не заправленная кровать, вещь, лежащая на полу или что-то еще. Не так важна причина, сколько важно последствие - после выплеска мне становилось несколько легче, я извинялась, а лисица пугливо улыбалась. Потом Трау, как ее звали, привыкла.

Каждый день состоял из нескольких этапов. Поднимала весь лагерь сирена, общий завтрак, после которого все расходились - кто по делам, кто на тренировки. Золотую гарпию можно было даже назвать странной академией или школой. Тут все делились на старших и младших. Первые учили вторых, принимаясь вливать в уши при любом удобном случае о Тьме, о том, как она важна, как много может дать и как силен их Господин. Чаще всего это происходило в столовой - я молчала, опустив взгляд в тарелку. Помнила про ментальные подзатыльники и улыбалась одним краешком рта. Если так посмотреть - не такой уж Дэниал и великий, как о нем все мнили. Князь был силен, несомненно, такая сущность как он не может быть слабой априори. Возможно гнев его действительно был страшен, а им тут пугали тоже постоянно. Но над ним стоял кто-то, раздающий мужчине простые подзатыльники и меня это утешало. Значит, есть еще в мире толика справедливости.

Несколько часов к ряду после завтрака меня гонял Роберт, иногда к нему присоединялся долговязый Пранк. Парень умело управлялся с копьем, но меч у человека из рук просто валился. Новое испытания - копье. Оружие оказалось сложным на оборону, не то что на атаку и я невольно завидовала Вальхеле, которая владела им в совершенстве. Не легко же приходилось ее противникам.

Впрочем, о друзьях я в принципе старалась думать теперь как можно реже. Если жизнь закидывает лимонами - фраза приобрела совершенно иной оттенок и смысл. Вот они - эти самые лимоны. Черные, сгнившие и хреново пахнущие. Лимонад уже из них не получится, зато плесени столько, что при нужных умениях можно сварганить слабенький яд. Не убьет, но желудок покрутит. Производством этого яда я и занималась все время.

Уже через год поняла - во всем можно увидеть свой интерес. Мне выпала возможность Силы, шанс стать более сильной, чем раньше. И Князь был прав - Она уже живет во мне, ничего с этим не сделать. Клятва принесена, обратно слова не забрать, значит нужно использовать все по максимуму. Кто бы еще научил меня растворять свое тело, обращая его темным туманом, если не Роберт? Кто бы показал огонь, отдающий лиловыми всполохами и помог бы укротить внутреннего демона, если не он?

Я не ненавидела его, как в самом начале, но и уважать не начала. Мужчина был полезным и не более. Как и вся стайка остальных чудиков. Социализация! - сказала я через уже два года, после занятного разговора, что произошел у меня в голове.

- Как дела?

Дэниал появился в Сознании. Плюхнулся на внезапно образовавшееся в нем кресло и выжидательно на меня уставился.

- А ты как думаешь?

За все это время я растеряла какой либо страх перед именем. Для меня мужчина стал неприятностью и было совершенно все равно, как он отреагирует на подобное обращение от смертной. Но на удивление Князь это проглотил.

Выглядел он потрепанным, с чего я не могла не позлорадствовать. Все-таки была права - и ему может от кого-то доставаться.

- Думаю, что не очень. Поэтому пришел раздавать советы, - вальяжно закинул ногу на ногу Дэн. В этот раз был во фраке, а не в мантии, - Зря крысишься ото всех. Я говорил - скажи что угодно и они поверят. А ты начала рассказывать все как есть, а могла бы избавить себя от всего этого.

- Как интересно?

- Вообще фантазии нет? Могла бы сориентироваться...

- Сориентироваться?! - я откровенно вскипела, - Меня выдернуло из постели, закинуло в стремное место, ко мне обращаются «Господин» и я должна была сориентироваться?! Прости, но я простая смертная - удивление мне не чуждо.

Дэниал тяжко вздохнул, как мне показалось - даже устало. Было видно, что он совсем не хочет продолжать разговор, но все же, помедлив, заговорил опять.

- Хорошо. Но тебе нужно наладить контакты с другими, это может помочь.

Мы еще какое-то время спорили. Я, забывшись в наглости, требовала что бы меня вытащили отсюда. Он - усмехался, разводил руками, периодически рычал и, разумеется, «ничего не мог сделать». По сему я Дэниала начинала тихо ненавидеть.

Князь пытался втолковывать, что иного варианта быть не может. Это идеальное место, что бы меня научили пользоваться дарованным. Золотая гарпия была создана для этого. А я выговаривала, что за все время, проведенное в ней, я ни разу не увидела белого света и мои глаза настолько привыкли к постоянному полумраку, что в кромешной темноте уже могла различать мельчайшие детали. Мужчина во всем подсовывал плюсы, я - минусы. Не знаю сколько это продолжалось. В Сознании понятие «время» было весьма эфемерно, могло течь быстрее, чем в реальности, а могло замереть. В процессе я не заметила, как тело уснуло.

Но... Князь оказался прав. Глупо не использовать легендарное оружие, попавшее к тебе даже по случайности. Тогда я полностью укрепилась в своем курсе действий, начала носить золотую маску и постаралась вжиться в новые коллектив.

Едва стоило показаться не брызжущей ядом стервой, ко мне начали тянуться. Даже в Гарпии имелся своеобразный каст, делившийся на любимчиков и неудачников. Выделялись они по умениям, сильные притесняли слабых, старавшихся держаться стайками. По логике мне бы примкнуть к любимчикам и не парится, но асто не выдерживала и принималась заступаться за других. Даже шарма напускала, заговорщеским шепотом вещая из разряда:

- Ты не знаешь о Его планах на этого человека. Так что лучше не вмешивайся.

И мне верили. Переставали задевать тех, на кого указывала, прислушивались к псевдо-советам и скоро я даже начала чувствовать себя в своей тарелке. Уже не шарахалась от шевелящихся стен, смеялась в голос над чьими-то шутками. До этого видела лишь оболочку сообщества, в которой не было места для веселья и задора, но чем больше погружалась в жизнь обычных учеников, тем больше жалела, что сделала это не сразу.

Роберт на это дело смотрел одобрительно.

- Ты даешь им надежду, - говорил он, - Шанс на то, что они с тобой знаются. Тогда мы не знали куда двигаться, но теперь я вижу, что хотел сказать Господин. Нам всем еще нужно учится.

"Господин" просто хотел от них отвязаться, но мужчина истолковывал это в свою сторону. Я уже устала думать об этом - просто кивнула, перехватывая рукоять неудобного меча. К нему тоже начинала привыкать.

Впрочем, жизнь - дело привычки. Два года назад привычки менялись с огромной скоростью. Сначала - готовить себе завтрак самой, потому что когда просыпалась, родителей уже не было дома, а трогать сготовленную еду означало делать потом и обед. Потом - озираться и оглядываться, накидывать капюшон на голову и встречать рассветы на пустых улицах города. Еще позже - ежедневные тренировки с Шарой, переброс колкостями с Хайло и Харосом, периодическое нытье Рамону о том, как мне хочется прибить его дружков. С ним мы подружиться не успели, но почему-то я чувствовала себя расслабленной рядом с ним. Если говорить старыми мыслями - он то и был тем самым старшим братом, который, в отличии от дракона, сестру себе хотел. Заботу проявлял не умело и чаще всего это выражалась в простом "Будешь?" и фляжке с водой. Иногда он отдавал мне свои порции, когда видел, что мнусь голодная и не решаюсь попросить. Слово "доброта" с ним никак не вязалась, но забавным парадоксом являлось то, что дьявол действительно был добрым, хоть и крайне устрашающим на вид.

И я к нему привыкла. К остальным - тоже. А теперь, оставшись одна на один с собой, не знакомцами растерялась по первому времени и выбрала злобу. Временами она была какой-то совсем не здоровой, закипающей - я почти чувствовала, как пылают глаза, а печать начинала болеть. Последняя не заканчивалась на ребрах и вообще переместилась к пояснице, расползаясь мелкими струйками вверх. Напоминала собой те узоры, которые проглядывались на Рамоне, но были более изящными. С позвоночника - на лопатки, с них - на плечи, предплечья и уже на их середине обхватывали браслетами. Во время тренировок сползали к запястьям и двигались, иногда расползаясь и приобретая другие очертания. Роберт объяснял - так в письменном виде выглядит та клятва, что я принесла. Древний, забытый язык, на нем мало кто и где говорил. По большей части как раз адепты всей семейки Бездны, но в этой иерархии мне предстояло разобраться.

Как итог - Шепфан, Рози и Драмнес плотнее всего закрепились в моем кругу общения. Я старалась отобрать самых нормальных из обилия чудиков и идиотов. Одни - слишком зарвавшиеся, вторые - слишком серые, третий - холодные. Я не прекратила ощущать мир и людей и эта троица симпатизировала мне более остальных. Шен был человеком, гораздо младше меня, проживший всего три века, но от этого не глупым. Часто говорил умные вещи и вообще был достаточно интересной личностью. Рози - симпатичная демоница с маленькими, очаровательными рожками, едва проглядывающими из густой копны темных волос. Она забавно фыркала, когда я принималась гладить рога и не была похожа на фанатичку. Тьме верила, как себе, но именно силе, а не Дэниалу. С Драмнесом мы частенько собачились, но в шутку - чешуйчатый пройдоха явно что-то подозревал в моих намерениях, но виду сильного не подавал.

Теплые чувства, которые с натяжкой можно было назвать зарождающейся дружбой, приходилось прятать. Я видела ка наказывают парочку, пойманную на соитии и повторять судьбы бедолаг не хотела. Их запороли едва ли не до костей и под конец девушка даже перестала кричать, а парень просто хрипел, безвольно вздрагивая от каждого удара плетью.

За дружбу - наказание. За любовь - смерть. Этим повезло, они просто удовлетворяли свою плоть и не имели никакой связи, кроме срасти. По сути Князь это не возбранял, но Смотрящие истолковывали это по своему. Насилие - вот главный постулат, который они двигали. Все держится на страхе и крови. И эту мысль они собирались нести как можно дальше. Невольно иногда задумывалась кто хуже - Золотая гарпия или Цитадель? Ответа не находила, так как ублюдками были организации в равной степени.

Я чувствовала Тьму. Я ее ощущала. В чужом дыхании, в чужих словах. Она здесь въелась в стены, столы общей трапезной, в каждом взгляде. Смертью и мрачностью был пропитан каждый сантиметр этого поганого места, где было даже крылья толком не расправить. Я летала, заставлял тот же Роберт, но меня упорно тянуло обратно к земле. Перестала чувствовать свободу, к которой так рвалась столько времени, и уже понимала другое: я меняюсь. Не так, как тогда, при клятве: не моя сущность, не моя суть, а именно я. Порой я смотрела в зеркало и даже не признавала в отражении себя. Девушка, глядевшая на меня из-за глади была незнакомкой. Даже черты лица, прежде мягкие, стали острее и приобрели хищные черты. Щеки, которые я находила милыми, исчезли, а глаза не были по теплому янтарными, приближались к алому оттенку. Совсем как у Рози.

Своя среди чужих или наоборот? Запуталась в определенный момент сильно.

Даже забыла о своих намерениях, слишком сильно погрузившись во всю эту кутерьму. Тьма была здесь, нашла почву для пророста и старалась заполнить разум. Шептала какие-то безумства, была то жестока, высасывая все силы до капли, то дарила спокойствие по ночам.


А знаете, спать под пушистым хвостом - тоже самое, что под крылом. С Трау тоже пришлось налаживать контакты и прошло это дело вполне успешно. К тому моменту, я начала откровенно забивать на правила. Рядом со Смотрящими не вела себя вызывающе, даже старалась закрываться от них ментально, потому что пронзительные взгляды, умудряющиеся казаться безжизненными, нервировали. Под ними сразу вспоминались все грешки, даже если они не являлись существенными или же не относились к запретам Гарпии. Оказалось, что многие из чудиков были скорее простыми послушниками, а к первым можно было причислить лишь "преподавательский состав" и редких учеников, которым промыли мозги слишком основательно еще родители. Таких ребят было откровенно жаль, если честно.

Так вот, Трау. Вначале мы просто осторожно начали общаться. Лисица, помнившая мое поведение вначале, до сих пор несколько опасалась, искала подвоха. Но потом невидимый барьер между нами пал и, думаю, я смогла бы назвать ее подругой. А потом в план крепкой дружбы вклинилась Тьма.



Загрузка...