Глава 18

Постоял еще пару минут под дверью кабинета Евы и решил пойти в свой. Она не откроет… Да, и что ей сказать? Не переживай? Глупо… Если б ей было наплевать на папашку, она б и бровью не повела в его сторону. Сразу видно, что здесь история, уходящая глубоко в детство…

А что мое детство? Лично я, своего отца вспоминаю только в страшных снах. Нет-нет, да и явится ко мне с того света, как напоминание о моей старой жизни и двойственной сущности. Ева права, мне методично и ежечасно внушали, как бы зомбируя и записывая на подкорку головного мозга, что я — демон, избранный «правителем». Эгрегор зла, то есть нефизическая информационно-энергетическая сущность, созданная биополем людей, объединенных общей идеей, а так как идеи были далеки от божественных заповедей, то моя сущность должна была объединить умерших или живущих злых людей, не важно, а также их желания и мысли. Но что-то пошло не так, раз отец решил меня убить. Либо сущность оказалась не той, либо сильнее его, что не могло не ранить его и так психически расстроенную личность.

И, за этими размышлениями, я провалился в сон. Просыпаюсь резко… как будто кто толкнул, а в голове стучит набатом слово «опасность». Вскакиваю с дивана и мчусь в кабинет к Еве. Толкаю дверь, не заперто, но и Евы нет. Провел рукой по волосам…, и что дальше? Куда бежать? Где спасать? Бреду по коридору в сторону выхода. Давно не курил, но вот сейчас, я чувствую, самое время начинать. Стал возле машины и думаю, что делать.

Не прошло и минуты, как из-за угла здания, в прямом смысле этого слова, летит Ева. Куда же ты влипла мышка? А, вот и те, кто гоняться за ней… Да, люди Ворона просто так бегать не будут.

Ева, не тормозя, влетает в меня и лбом бьется об мою грудь. А я, не теряя времени, переставляю ее за свою спину, складываю руки под грудью и жду, когда добегут остальные участники благотворительного марафона.

Первым добежал Кит, он правая рука Ворона, и если б Ева попалась ему, то быстро бы пожалела, что вообще родилась. Хочу заметить, что Ворон, а точнее уже известный Еве Воронов Константин Игоревич, имея смазливую внешность, обладает скверным характером садиста. И парни, которые работают на него, тоже не отличаются добрым нравом и светлой душой.

— Самаэль, — отдышавшись говорит Кит, — девчонка пойдет с нами.

— Нет, — мои решения не обговариваются.

Чувствую, что Ева притулилась лбом к моей спине и пытается привести дыхание в норму, но сразу замирает и перестает дышать, как только начинается разговор.

— Самаэль, — давит на меня Кит, — она видела то, что никто не должен был видеть. Ворон нам не простит того, что мы оставили свидетеля…

— А чтобы сделал Ворон, узнай, что это я стал свидетелем и видел то, что видела она? И чтобы мне сделал ты?

— Ничего…, - отвечает Кит, — тебе я бы ничего не сделал… Но? — начинает потирать лоб, — С тобой Ворон бы договаривался и разговаривал, — продолжил он.

— Значит, считай так… я видел все то, что видела она…. Девчонка — моя, живет со мной и за нее все решаю Я. Свободны.

Потоптавшись еще пару секунд, Кит разворачивается и махнув рукой остальным уходит туда, откуда прибежали.

Поворачиваю голову к Еве.

— Дыши, мышка…

Она поднимает на меня глаза, а там вся боль человечества.

— Поехали.

Открываю ей дверь машины и помогаю забраться в салон. Сам обхожу машину и сажусь за руль. Мне кажется, она уменьшилась в размере, как будто вся тяжесть мира легла грузом на ее плечи. Но не плачет… Уже плюс, с плачущими барышнями я не знаю, что делать.

— И, вы не спросите, что я видела? — через какое-то время спрашиваю Его.

— Ничего хорошего, — отвечаю, почесав отросшую бороду. — Тут и гадать нет смысла о том, что ты могла увидеть в начале пятого утра, да еще, небось, на стройке, так?

— Так, — подтверждаю.

— Люди Ворона просто так бегать по утрам, ради спортивного интереса, не будут.

— А кто это — Ворон…, - спрашиваю я.

— Так это твой новый преданный воздыхатель — Воронов Константин Игоревич, — сообщая Еве. — Или ты думала, что он директор магазина детских игрушек? Милый, добрый, помогает детским домам и роддомам, меценат и благодетель?

— Да, я вообще, о нем не думала и думать не собиралась.

Дальше едим молча. Ева хмурая, нахохлилась как воробей и молчит. Ну, помолчу и я.

Заезжаем на территорию подземной стоянки охраняемого многоэтажного дома.

— Выходи, — говорю Еве. Одно радует, делает все, что я ей говорю….

Заходим в лифт и поднимаемся на самый последний этаж, на котором расположена всего одна квартира — моя.

Лифт оповестил о прибытии. Ева так и стоит молча, глаза в пол. Ох уж эти творческие ранимые натуры.

— Пошли.

Подходим к двери. Достаю ключи и открываю дверь. Пропускаю Еву и захожу сам. Скидываю обувь и не останавливаясь иду дальше. Я был уверен, что она идем за мной, повернулся, а ее нет. Возвращаюсь в прихожую.

— Чего стоим, кого ждем?

— Может я домой поеду, как-то не удобно мне оставаться у вас… и девушка ваша…

Глянул по сторонам. Лика сработала оперативно, вещей ее нигде не видно, а то раньше все валялось — расчески, заколки, помады, одежда, как будто метила территорию, а сейчас пусто, надо б еще ванную комнату проверить…

— Поверь мне, если сейчас ты выйдешь из этой квартиры, то, даю, — почесал шею, задумавшись, чтоб такое отдать, чтоб не жалко было, — мизинец на левой ноге на отсечение, что уже минут через двадцать, будешь ехать в багажнике в ближайший лесок. А рядом с тобой будут лежать верные друзья — лопата и целлофан…

Что-то побелела Ева на глазах… Наверное приняла близко к сердцу.

— А, на счет девушки, забудь… Лика бросила меня, не сошлись характерами…, угу…, - покачал головой в подтверждение своих слов, — Пошли.

Заходим в спальню. Достаю ей чистую футболку, полотенце и сую все в руки.

— Ванная комната за той дверью, иди. Вещи брось в машинку, я потом включу, она с сушилкой, так что высохнет быстро. — Ева смотрит на меня с удивлением и недоверием, типа, что, правда идти и мыться? — Иди-иди, не знаю как ты, но я в пять утра, хочу спать, я спал сегодня только два часа. — И толкаю ее по направлению к ванной.

Быстро залетаю в ванную комнату, закрывая на защелку дверь и как под гипнозом, трясущимися руками начинаю выполнять указания босса. Быстро принимаю душ, натягиваю его футболку, вещи бросаю в стиральную машинку. Собираюсь открыть дверь, и тут до меня доходит, что белья-то на мне нет… и что делать? Его футболка доходит мне чуть ли не до колен, но… сам факт того, что я без белья, меня напрягает. Постояла, подумала и вышла… Не жить же в ванной.

Выхожу в комнату, а он … перестилает постель. Неожиданно. Не знаю, вроде ничего необычного, но я в ступоре. Поворачивается ко мне, проходится по мне взглядом и говорит.

— Ложись. Я сейчас тоже приму душ и лягу.

— Аааа…, - меня заклинило, — мы будем спать в одной кровати?

— Другой у меня нет, — пожимаю плечами.

— А диван в гостиной? — накидываю ему варианты.

— Не советую. Чисто посидеть — годится, а спать — нет, да он и не раскладывается, — вру, конечно, но это во благо… мне.

Задумалась. Пожала плечами. Смерилась.

— А можно, попросить какие-то шорты или штаны, — надо же найти какой-то выход, подумала я, — а то, боюсь пирожочек простудить.

— Что? — вот сто лет не смеялся, а на этой ее фразе меня просто прорвало. Засмеялся от души.

— Ну…, - пытаюсь показать руками на то самое место, которым так, по-моему, мнению дорожу. А босс, смеясь, полез в комод и достал белые боксеры.

— На, они новые… Ты права, это место надо беречь, а то вдруг простудишь… летом… в плюс тридцать пять, — вот юмористка. Другая б, наоборот, голой вышла, а эта, сама скромность. Разворачиваюсь и начинаю снимать рубашку. Стянул с одной руки, и начал расстегивать пуговицу на другой. От неожиданности аж вздрогнул.

— Ааээ… — стою как дура и наблюдаю как раздевается босс, но то что я увидела на его спине, заставило меня подойти к нему. Стою, как дура, в одной руке его трусы, а другой провожу по татуировке на его спине. Как только я его коснулась, он вздрогнул от неожиданности и повернул ко мне голову. Поднимаю глаза и смотрю в его, — очень красиво. Это — ангел?

— Да, — отвечаю ей хриплым голосом, — Ангел Смерти.

— Не похож он, на ангела смерти…, - оценивающе смотрю на тату.

— А на кого похож?

— На ангела, который принес благую весть.

— И, часто ты видишь ангелов?

— Пока только вас…

— Хммм, — глубоко вздыхаю, прикрываю глаза и пытаюсь проглотить ком в горле. Разворачиваюсь и иду принимать душ. — Ложись спать.

Босс ушел, а я, натянув боксеры, залезла под покрывало. В комнате светло, за окном раннее утро. За дверью льется вода, а у меня сна ни в одном глазу. Лежу, уставившись на дверь и жду, когда он выйдет. Щелкает замок и на пороге появляется он. С полотенцем на плечах и в спортивных домашних штанах.

— А ты, прямо и кинулась, выполнять указания. Спи, — говорю Еве, которая, точно, как мышка лежит на боку, руки подложила по щеку и смотрит на меня глазками-бусинками.

— Не спиться…, - он ложится рядом на спину, руки заводит за голову и закрывает глаза. А меня так и тянет поговорить, — А почему — Самаэль?

— А, почему нет?

— Странное имя… И, если честно, когда вы такой, то хочется назвать вас другим, человеческим именем…, - говорю я полушепотом.

— Какой, такой? И каким именем? — интересно, как назовет.

— Такой — умиротворенный, спокойный, как обычный человек, что ли… А, имя…, - задумалась на пару секунд, — вот, с языка срывается Александр…, Саша…, - говорю в конце уже шепотом, а у самой дрожь во всем теле, как будто угадала и назвав, настоящее имя, что-то щелкнуло внутри и, стало как-то тепло…, я не знаю как описать это словами. Как будто между нами протянулись невидимые нити….

— Спи…, — вот, спрашивается, как она это делает. Одним предложением, перевернула все во мне и заставила сердце отчаянно колотиться. — А если не спиться, то считай овец.

— Раз овца, два овца…, - настраиваюсь на волну его дыхания и под свои бормотания про овец уплываю…

Загрузка...