Глава 25

— Он тебе ничего не успел сделать, — задаю вопрос Еве, который настырной мухой зудит у меня в голове.

— Нет, я не знаю сколько по времени я здесь пробыла, но по ощущениям не очень долго.

— Два часа, — отвечаю ей. Для меня это самые долгие два часа в жизни.

— Ну, в комнате я пробыла минут тридцать. Может долго не могли привести в чувства? На меня плохо подействовал этот препарат, только сейчас начало немного отпускать. А то была как тряпичная кукла. Этому, как там, Киту, пришлось нести меня на руках из машины в дом. — Смотрю как босс сжимает руками руль, пальцы рук побелели, сейчас руль треснет… — Спокойно, со мной все в порядке. — И дрожащей рукой накрываю его руку. — Но, это ведь не конец? — Задаю главный вопрос.

— Нет, — не вижу смысла лгать. И дураку понятно, что будет…, да я догадываюсь, что придумают кураторы Кости из Москвы — бой. Они не могут пропустить такой шанс поднять бабла. Только кто соперник?

— А что делать?

— Тебе — ничего. Я все решу.

— Я чувствую себя такой виноватой… Это ведь все из-за меня…. Если б я не стала ничего доказывать отцу, если б не тот танец, если б вызвала такси…

— Тебе не кажется, что слишком много слова «Если»? А представь, что, если я б не вышел в тот момент во двор? Я просто уверен, что тебя уже не было б в живых…

-Кстати, а чего вы вышли и вообще, остались в клубе?

— Хотел поговорить с тобой, но видно заснул. А потом, как кто толкнул меня, и я почувствовал, что тебе грозит опасность и выскочил на улицу.

— Странно все…

— Что именно?

— Входов-выходов в клубе несколько, а вы вышли именно туда, куда в дальнейшем, побежала я…

— Может это прозвучит странно, но с самой первой встречи, ты для меня как открытая книга… Но я сам выстраивал стены и преграды, чтобы отдалить тебя…

— Зачем?

— Я не очень хороший человек, странный, нелюдимый, у меня есть темная сторона…, мой демон…

— Знаете, что я думаю? Что порой люди хуже любого демона, ведь самые опасные демоны живут в наших сердцах. А у вас оно большое и доброе…, все мы со странностями, но ни один человек, что в клубе, что в ресторане не назвал вас подлым, низким, жадным, жестоким, лживым… Странным — да, нелюдимым — да, но это не говорит о том, что вы плохой человек.

— А знаешь, что понял я? Что можно стерпеть этот мир демонов, чтобы встретить такого ангела как ты…

За этими разговорами мы и добрались домой к боссу. И, что самое поганое для меня, что я не заметила, как мое состояние из амебы, трансформировалось в другое, совершенно новое и непонятное мне. Как будто волнами по мне разливался жар. И тут я вспомнила, что Костя говорил, что подмешал в воду что-то, от чего я буду умолять его о сексе… И что мне делать, бежать домой?

— Может вы меня отвезете домой? Я и так превысила все нормы гостеприимства.

— Не говори глупости. Мне будет спокойней, когда ты будешь рядом. Тем более, что опасность еще не миновала.

Мы заехали на подземную парковку. Босс заглушил машину, вышел, подошел с моей стороны и открыл дверь.

— Иди, донесу тебя на ручках.

— Нет, спасибо, меня уже попустило, — и тут новая волна возбуждения прошлась по мне ураганом. Сколько же он влил мне этой дряни? Я спрыгнула, ноги немного подкосились, но босс придержал меня.

— Иди сюда, — подхватил ее и понес к лифту. Ева уткнулась мне в шею и тяжело задышала. — Тебе плохо, тошнит, что-то ты вся мурашками покрылась, вроде не холодно?

— Нет-нет, мне не плохо…, - блин, и что мне сказать, что Костя, гад, налил мне чего-то и меня накрывает раз за разом волной жара, который концентрируется в одном месте, а именно внизу живота… Да, бля…, мне просто хочется трахаться так, как вообще никогда… И еще босс, который несет меня на руках, ну ни как не способствует уменьшению моего желания…

Спасибо, тебе, Господи, что лифты стали так быстро ездить, пару секунд, дверь в квартиру открыта и я только и успеваю крикнуть.

— Я в душ…

Залетаю быстро сбрасываю одежду и включаю почти холодную воду. И стою… Но эффекта ноль целых хрен десятых. Я понимаю, что кожа у меня холодная как у жабы, а внутри взрывается вулкан, провела руками по телу… О, нет… Такое чувство, что я один сплошной нерв, меня трясет и…, я просто начинаю рыдать! От безвыходности. Еще пару приходов и сама побегу к боссу с криком: «Трахни меня»! и да, уже на ты…

Тут дверь кабинки открывается. Я обхватываю себя руками и поворачиваюсь к боссу лицом, а из глаз потоком бегут слезы.

— Я думал мне показалось, что ты плачешь? Что случилось? Или ты мне что-то не рассказала? — Если она сейчас скажет, что ее хоть пальцем кто-то тронул, разнесу весь город в щепки!

— Костя, — говорю трясущимся голосом сквозь слезы, — он дам мне воду, а там что-то было и теперь меня внутри разрывает на миллион частичек, все горит, особенно там, внизу…

— Хм… Я могу помочь, но только одним способом, ты понимаешь каким? — А в голове только и промелькнула фраза: «Спасибо, тебе Костя»! Надо ему будет хорошего травматолога посоветовать…

— Да… Хочу, — и сама тяну к нему руку. Он дергает рубашку за полы и пуговицы отлетают в разные стороны, стуча по кафелю. Одно движение и штаны вместе с боксерами отлетают в сторону, и он делает шаг в кабинку. Все пути назад нет, да я и не хочу… Хочу его в независимости от стимуляции, просто его…

— Ты с ума сошла, вода ледяная, — регулирую воду на более теплую и притягиваю Еву к себе.

Первый поцелуй осторожный, но на этом все! Меня накрывает желание такой силы, что я не могу противостоять. А у Евы с уст слетает громкий стон, дыхание тяжелое, грудь вздымается. Она вся дрожит… Разворачиваю ее спинок себе.

— Обопрись руками о стену и прогни спину, — провожу рукой по ее складочкам, а там потоп. Целую шею, спину.

— Войди уже в меня, сделай же что-то с этим…, - и я начинаю хныкать. Терпеть нет сил.

Провожу головкой члена по ее киске, руки сжала в кулаки, и прогнулась еще сильнее. Ева сейчас, как кошка весной… Начинаю входить, блядь, она такая узкая… Я не хочу спешить, чтоб не сделать ей больно. Такое чувство, что я у нее первый.

— У тебя точно кто-то был до меня, ты такая узенькая.

— Был, но член у него был поменьше твоего…, - вообще, я не специалист по членам, но мой первый парень явно проигрывает…

— Ясно, — толкаюсь и Ева вскрикнула, — что? Больно? Сейчас потерпи чуть-чуть, пройдет. Твой баянист явно не доделал работу, у него что член как нос у комара?

— Не знаю, — и сама начинаю двигаться и насаживаться на его член, ощущения не передать словами. Так меня никогда не крыло, я даже не знала, что так можно хотеть. Я чувствую каждую венку на его большом, горячем члене. Я начинаю громко стонать… С каждым его движением возбуждение растет. Его руки исследуют мое тело, каждое прикосновение — маленький разряд, который бьет точно в цель. Я понимаю, что еще пару движений члена внутри меня и я взорвусь. Он наращивает темп, толчки сильнее, глубже и я уже не стону, а кричу, срывая голос… Одна его рука сжала грудь, а второй — крепко держит меня за талию… Взрыв, стенки влагалища сокращаются в бешенном ритме, а он продолжает меня трахать… Оргазм яркий, долгий, со звездами в глазах и мурашками на коже. Его член увеличивается, пару сильных толчков и он вынимает его и кончает мне на спину. В маленьком пространстве душевой кабины слышно только наше тяжелое дыхание и звук льющейся воды. Босс нежно прижимает меня к своей голой груди и целует в шею.

— Давай выбираться, то ты долго простояла под холодной водой, не хватало заболеть…, - выхожу из кабинки и иду за полотенцем для себя и Евы. Завернул ее и подтолкнул, чтоб шла в комнату, в сам зашел в душ, чтобы помыться самому.

Зашла в комнату и начала вытирать полотенцем тело. И с каждым движением, я понимаю, что эффекта «трахнутой особы» хватило ровно минут на пять, и что возбуждение возвращается снова. Такого внутреннего раздрая я не испытывала никогда. Я — человек, который привык все контролировать, но в данную минуту никак не могу повлиять на свое тело, и это приводит меня в отчаяние… Босс выходит из душа, а я готова накинуться на него и изнасиловать.

— Что? Я сделал тебе больно? — выхожу из душа. Ева стоит по середине комнаты, завернутая в полотенце, а на глазах слезы… Чувствовал же, что она узковата для меня, нет бля, не хватило выдержки и терпения подождать чуть дольше, чтоб она привыкла к размеру…

— Нет, не больно… Опять… Хочу…, но, если ты не можешь больше, я перетерплю…, - а сама чувствую, что ни хрена я не перетерплю. Хоть мастурбируй….

— Какая же еще маленькая дурочка, иди сюда, сейчас я покажу тебе, как не могу и не хочу, — делаю пару шагов к Еве и впиваюсь, вгрызаюсь в ее губы. Она такая сладкая, вкусная и пахнет малиной… Того, что было в душе, мне было мало, но я боялся, что моя одержимость затмит все, и я сделаю ей больно, но, спасибо еще раз Косте, дай Бог ему здоровья, мой дьявол ехидненько похихикал, и раз Ева сама просит, то… и карты мне в руки.

Босс в два шага подошел ко мне и начался бешенный поцелую. Он подхватил меня под попу, а я, не теряясь, обвила его торс ногами, а руками обвила шею. Его властный, безумный поцелуй длился бесконечно, то становясь грубым и жадным, то нежным и воздушным… Шаг, и мы у кровати…

— Стой, стой…, - я как одумалась и вспомнила то, что для меня очень важно.

— Что? Ты передумала…, - а внутри все сжалось в ожидании ее ответа.

— Нет, не дождешься… Скажи мне имя…, свое имя…, - смотрю ему в глаза. А сама закусила губу в ожидании, а что, если не скажет, значит, что…?

— Александр…, Саша… Я не знаю как, но ты угадала еще тогда, когда строила предположения?

— А у тебя на лбу написано, — улыбаясь, возвращаю ему его же фразу. Это не прихоть, для меня это правда важно знать — имя человека, которому я отдаю тело, а может и сердце…

Более меня ничего не сдерживает. Наш поцелуй возобновляется с еще большей страстью, он жаркий, многообещающий и такой восхитительный.

Загрузка...