Глава 26

Утро любви длится долго, очень долго. Я не занималась сексом столько за всю свою половую жизнь, сколько раз мы сделали это этим ранним утром. Я отдавалась Саше всецело, растворялась в нем без остатка, с любовью. Я хотела, чтобы он владел мною безраздельно, единолично, целиком и полностью. Я сходила с ума от его запаха, поцелуев, разрешала делать с моим телом все, что пожелает, и в ответ щедро одаривала его…

В пятый раз процессом руководила я. Я не стала говорить Саше, что действия препарата закончилось и этот раз — это только моя инициатива, мое желание… Он лежал на спине, а я изучала его тело. Оно великолепно… Я провела руками по плечам, рукам, наклонилась и начала целовать его соски, обвела языком его кубики на животе и проложила дорожку из поцелуев к его члену. Он был большой, твердый, с бархатистой кожей и бледно розовой головкой…, я провела рукой по нему вверх-вниз, Саша зашипел сквозь зубы, а я не удержалась и провела языком по головке, а потом обхватила член губами и вобрала его в рот. Я принялась его сосать как самый вкусный леденец в мире, и мне нравилось то, что я делаю. Мне нравиться доставлять Саше удовольствия, а когда он приподнялся на локтях, а потом одной рукой провел по моим волосам и, оставив руку на моей голове, стал руководить процессом, меня это завело еще больше. Мне нравиться чувствовать его власть, покоряться и отдаваться… И мне нравится в момент оргазма кричать его имя, скакать на его члене и шептать: «Саша, еще…». Потому что я влюбилась в него, в человека по имени Александр…

Вот именно сегодня, сейчас и с Евой, я понял, что происходящее в данный момент в моей спальне, перечеркивает все то, что было раньше. Все, кто были до нее — стерлись, не помню никого, такое чувство, что я был девственником и познал женщину только сейчас. Отгонял от себя мысль, что она такая страстная, податливая, безумная из-за воздействия препарата, хочу, чтобы она дурела от меня, от моих прикосновений, признавала хозяина только во мне… Еще нет причины ревновать, а я уже бешусь, сгораю, и готов убить любого. Но, когда в момент очередного оргазма она прокричала мое имя, я был готов бежать пешком на Луну. Я влип…, глубоко и навсегда, а человек, внутри меня по имени Александр — влюбился.

Мы угомонились к десяти часам утра и просто заснули, сказалась бессонная и полная событий ночь… Я проснулся первым, за окном садилось солнце. Ева, уткнувшись носом мне в грудь, тихо посапывала, я не хотел ее будить, но не удержался и стал целовать ее плечико, шею… Она зашевелилась и проснулась.

— Привет, — хрипловатым голосом сказала она, — походу я сорвала голос… Твои соседи, наверное, в шоке? Подумают, что тут убивали кого-то…

— Это их проблемы. Лично меня все устраивает, и то, как ты стонешь, — наклоняюсь к ее уху, и шепчу, — и то, как ты выкрикиваешь мое имя… Ты просто невероятная, такая страстная, чувственная, я от тебя просто без ума. — И прижимаю ее крепче к себе. — Я теперь тебя никуда не отпущу, и никому не отдам.

— Не отпускай, — обнимаю его в ответ, — не отдавай… И да, чтобы ты там ничего не надумал, последние, — прикину в уме, покачала головой из стороны в сторону, — раза два, точно, никакие стимуляторы на меня уже не действовали. Это была моя инициатива…, я хотела тебя, только тебя и заниматься любовью только с тобой, — и нежно целую его в губы.

-Ты не поверишь, но для меня с тобой как будто в первый раз… Так как тебя, я не хотел никого и никогда…

— Видишь, как получается, — немного помолчав, говорю я, — противоположности притягиваются. Ты говорил, что твое детское имя означает Начальник демонов, Ангел смерти, а мое детское имя означает «приносящая благую весть, посланница».

— Да, Евангелина, так и есть. Ты умная, красивая, добрая, — начинаю перечислять всевозможные плюсы, — а я — твоя противоположность, — и начинаю улыбаться.

— Вот ты дурачок, — толкаю его в плечо, — я не об этом…

— Во-во, и я про то же, и дурачок туда же…, - и уже хохочу. Я заметил, что только с появлением Евы в моей жизни, я начал улыбаться и смеяться. А до этого, мне подобного рода проявления были чужды. — Ну что, пора мне на работу собираться?

— А я?

— Может дома останешься?

— Нееее…, пусть лучше за мной ходит охранник, которому ты доверяешь… И кстати, откуда ты знаешь про Евангелину?

— Папаша твой приходил…, - провожу рукой по ее волосам, такие мягкие…, по щеке, кожа нежная, бархатная, втянул запах ее кожи…, уммм… — малинка. Я не знаю, что происходит, но такое чувство, что я человек из крови и плоти, а мой демон замолк, угомонился, а может вернулся в ад…

— Что хотел? Жаловался на судьбу?

— Давай так, как только ты будешь готова, если будешь, и сама с ним поговоришь. Все, что было — это между вами, и пусть нужные слова подбирает он.

— Хорошо, — вздыхаю, он, конечно, прав, но хочу ли я его слушать?

Собираемся на работу. Спускаемся в подземный гараж.

— Что это? — я обескуражена. Как? Откуда? — Ааа…, - обхожу машину, а на ней ни царапины, блестит, как будто только из салона.

— Я же тебе говорил, что машин много, а ты одна. Звонок, и вопрос решается… Ограничиваешь время и люди начинают шуршать быстрее…

— Хоть все живы остались?

— Ну, по итогу, да… Машина ж на месте… Значит все по плану.

— А ты страшный человек…

— Не для тебя, ты можешь вить из меня веревки, но я тебе это не говорил…

— Ладно, — смеюсь я, — этой опцией буду пользоваться редко.

— Поехали? Садись, только нормально, без паники и испуга на лице, по поводу возможной порчи нового имущества…

— Ну, да, я такая, бережливая, аккуратная и немного придурковатая…, - сажусь в машину и прикрываю дверь.

— Ты лучше всех, — потянулся к ней и нежно прикоснулся к губам Евы, а она взяла и сразу облизала их. Внутренний стон…, хочу…, но надо ехать.

Мы приехали к десяти часам, ресторан гудел во всю, клуб только начинал принимать гостей. На заднем дворе стояла группка курящих работников. Я заглушил машину, вышел, обошел ее и открыл дверь Еве. Тут подбежал Ник и начал отчитываться и перечислять дела, которые необходимо решать безотлагательно. Набрал Игната еще из машины и попросил выделить проверенного бойца для сопровождения Евы. Она притормозила у стайки курящих, я указал ей на ее охранника и пошел решать вопросы.

— Это что за новости? — смотрю на своих курящих танцоров. Хорошо хоть не все, а только трое… — Что у всех дыхалка хорошая, так я на тренировках добавлю нагрузки, что бы узнали, что такое, когда легки горят и не хватает воздуха? Что самые здоровые?

— Что, добилась своего? — спрашивает Кристина. — А прикидывалась бедной овечкой, а сама тоже на деньги повелась… Хм… — и демонстративно затягивается сигаретой. А мне стало обидно за Сашу, он что юродивый, его что нельзя любить просто так, без бонуса в виде денег…

— Так у него много плюсов, на которые можно повестись… Видишь руки дрожат, это от подарков, а ноги — от секса, а вот сердце — от любви. — Смотрю на нее испепеляющим взглядом. — И не смей своим ядом даже воздух портить…

— И как, оно трахаться с психом? — вот сучка, если б она с ним трахалась, то все норм, а если он выбрал не ее, то сразу приобретает статус психа?

— А я люблю трахаться как сумасшедшая, — прохожу мимо и задеваю ее плечом. — Подхожу к двери, оборачиваюсь и говорю, — а если ты и дальше будешь обсуждать руководство, то пойдешь в кабаре ногами дрыгать. — И уже более миролюбивым голосом, — не кусай руку дающего тебе возможность работать и зарабатывать. Он взрослый, самодостаточный, успешный мужик, который в состоянии сделать выбор.

Загрузка...