Глава 29

Выезжаю на трассу и еду в сторону леса. Всю дорогу мой пассажир молчит. Ну, и я молчу. Смотрю по зеркалам, за мной нет хоста. Уже хорошо. Лишние свидетели ни к чему… Заехал поглубже в лес и заглушил машину. Открываю дверь и вхожу, за моей спиной хлопает вторая дверь, пассажир вышел вслед за мной.

— Ну, привет, — поворачиваюсь и встречаюсь взглядом с Тенью.

— Привет, дружище, — он подходит обнимает меня и хлопает по спине. — Раз ты позвонил, значит дела твои не есть гуд.

— Смотря с какой стороны на них посмотреть, — отвечаю ему.

— Да все я знаю… Я работаю в такой сфере услуг, что первое, что я делаю — это собираю информацию. А о тебе, последнее время ее столько, хоть жорой жри…

— Хм…. И что говорят.

— Что с Вороном девку не поделили и ты ему настучал по башке, хотя Косте и я б натрескал, зажрался парень, корона голову жмет и мозг отказывается работать… Вот…, что еще, что бой будет с дядей из-за бугра, что бабки там нехилые… Вот думаю на противника твоего поставить, — и смотрит на меня с ехидной полуулыбкой.

— Тоже дело, — вздыхая, отвечаю ему. И задаю интересующий меня вопрос, — А чем я не угодил куратору из Москвы?

— Да ничем, просто ему Костя на мозг капает, что ты против наркоты, клуб твой, как бельмо ему на глазу. А Сивый, хочет Костю себе в зятья. Дочь у него так себе, а пристроить надо, тем более что течет от вида Кости, как дорожная шмара. А что, папе жалко, что ли, устроить судьбу дочери?

— Ясно. А Сивого не беспокоит факт того, что Костя садист…

— Ну, садистом может быть и кондуктор в трамвае, а Костя так-то парень видный, да и может его дочь в теме, кто их знает… — Замолкаем на время, думая каждый о своем. — Главное, и не очень приятное для тебя — ты труп.

— Да, с тобой оптимистом быть сложно.

— Всегда пожалуйста, двери моего морга всегда для тебя открыты. Ты же знаешь, что живым ты оттуда при любом раскладе не должен выйти, даже, а точнее, особенно, если победишь.

— Вот по этой причине я тебе и звонил.

— Хм… — Тень громко вздыхает, — конечно я тебе помогу. И не потому, что ты Самаэль, а потому, что я помню, как Саша Измайлов делился последним куском хлеба с Васей Самойловым, как выходили мы с тобой из окружения, как помог мне умереть и стать другим человеком, все помню и еще много-много разного… А еще потому, что вижу, что ты влюбился, — и грустно улыбается, — демон влюбился и хочет жить… Что, девчонка хороша?

— Лучшая.

— Даже несмотря на то, что она дочь Самарского?

— Ты даже это знаешь? И они знают, — я имею ввиду Сивого и когорту.

— Нет. Это моя личная информация.

— Ясно. И что делать?

— В этой ситуации, лично для тебя, нужно только одно — тренироваться, а остальной план за мной. В общих чертах, надо убрать заводилу и сдать остальных. Ты думаешь над Сивым никого нет, ошибка. Даже над таким непростым человеком как он, есть тот, кто дергает за веревочки, как кукловод. Просто надо знать, что ему предложить…

Вернулся я домой уже в одиннадцать. Евы дома нет, она на работе, а я так выжат, что сил нет. Упал на кровать и заснул.

Проснулся в пять утра, а моя мышка спит у меня под боком. Как же я без нее раньше жил? Тихо собрался и поехал на тренировку. В таком ритме буду жить ближайшие дни.

Проснулась в десять утра. И только смятая рядом подушка, напоминает о том, что спала я не одна. Чтоб занять себя, начала убирать квартиру. Да, комнат в ней оказалось больше, чем я предполагала. Кроме тех, которые успела исследовать я, был еще кабинет, и две совершенно пустые комнаты, с отдельным санузлом. Один плюс, что мыть полы там одно удовольствие, мебель не мешает, так как там ее просто нет. Либо Саша недавно здесь поселился, либо гостевые комнаты ему и нафиг не нужны.

После уборки принялась изучать содержимое холодильника. Пришлось прибегнуть к помощи друга: «Окей, гугл, что едят боксеры во время подготовки к бою». Написала списочек, на двух листах блокнота и, дождавшись охранника, без него теперь никуда, погнала в супермаркет. Вернувшись домой, принялась за готовку. Готовую еду разложила по порциям и по контейнерам. Все, на пару дней мой ангелочек будет сыт. Попросила отвезти пару контейнеров в спортзал, и мой охранник помчался на всех порах выполнять просьбу.

Глянув на часы, ахнула. День промчался стремительно. Надо собираться на работу. Теперь я являюсь не к девяти, а к семи. Много счетов, разнести все в программе, свести остатки, проверить кухню, поговорить с администраторами, и другими желающими. Одно радует, что приема и увольнения — нет. Люди держаться за хорошее, денежное место, нормальный коллектив и уходят только либо в декрет, либо в отпуск. А так как лето, то болеющих тоже нет. Начислением зарплаты раньше занимался тоже Самаэль, вообще, всю бухгалтерию вел он сам, и учитывая, что образование у меня совсем неподходящее, вникать мне пришлось прилично, и добрый старик Гугл не подвел… И вот тут, я сразу вспомнила своего соседа, семнадцатилетнего Матвея, который был хакером с пеленок, и если б не его бубнеж и попытки втащить меня мир цифр, шифров и всякой лабуды, вникала я б еще дольше.

Мы жили на одной площадке и ходили в одну школу, только я на четыре года старше. Его мать тоже была матерью-одиночной и мне пришлось забирать его из школы, водить по кружкам, так как матери наши дружили и старались держаться друг дружку. Ну, и нам с Матвеем пришлось подружиться, хотя я была активным ребенком, а он занудой. За то, уже в четырнадцать он стал довольно-таки успешным гейм-девелопером, разработчиком игр для смартфонов, и с командой таких же подростков написали и продали игру.

В кабинет к Самаэлю входит Игнат и кладет на стол мои документы. Да, еще вчера я отдала паспорт для нотариальной доверенности на право подписи. И вот сегодня, я получаю их обратно. Смотрю на Игната, а он на меня. Я не понимаю, что происходит, но какое-то шестое чувство заставляет меня открыть паспорт… У меня шок.

— Что это? — спрашиваю у Игната. Сердце замерло и перестало биться. Мне кажется, что я побледнела, а в голове слова никак не хотели складываться в предложения.

— Так удобнее, — отвечает Игнат, глядя мне в глаза.

— Удобнее…, - тяну я, — это совсем не то слово, которое я б хотела услышать в данной ситуации.

— Ты должна понимать, что для первой встречной, Самаэль такое бы не сделал, значит…, - многозначительно протянул Игнат, не заканчивая фразы.

— Вы считаете меня прилипалой, приспособленкой и подстилкой?

— Нет, — говорит Игнат и выходит из кабинета.

А я опускаю глаза в паспорт и читаю: Измайлова Ева Сергеевна. Руки трясутся, в глазах слезы, а на душе раздрай…

Пиликнул телефон. Пришла СМС-ка от Саши.

«Я хочу, чтобы ты знала, что ты — самый дорогой мне человек. И мое решение принято в целях твоей защиты».

И ни слова про любовь… Я дура, я знаю, я не имею права, что-то требовать, каких-то чувств, но я-то люблю… Я ничего не смогла написать в ответ.

Загрузка...