Глава 12

— Может в кино тогда? — тянет Ваня — мой сокурсник и бывший одноклассник. — Ну будь другом, Морозова.

Развалившись на соседнем стуле, он залипает в своей игровой приставке, деля внимание между ею и мной.

— Нет, — рисую бессмысленные зигзаги и круги в своей лекционной тетради.

— Ну хочешь в кафешку сходим? Или на ватрушках покатаемся?

Я не хочу на ватрушках. И в кафешку не хочу. По крайней мере не с ним, это точно. Когда парень предлагает тебе совместное времяпрепровождение, потому что ему надо позлить свою настоящую девушку — это повод задуматься о многих вещах в жизни.

Когда я дошла до уровня липовых девушек?

Как хорошо, что сегодня мне практически на все плевать. Сегодня Новый год, и я планирую войти в него очищенная от всяких посторонних мыслей. Сконцентрироваться на учебе и на своем светлом будущем. Кажется мне светит стать исполнительной трудоголичкой, на которой все будут ездить.

— У меня есть дела поважнее тебя, — бормочу под дребезжание звонка.

Мне нужно купить новую макушку для нашей елки. И, может быть, бесцельно побродить по торговому центру. В то время, пока все вокруг встречают Новый год со своими парнями и девушками, я буду есть Оливье и смотреть телек в вязаных носках, колпаке и с котом в кармане.

— Че, футбол пойдешь смотреть? — вдруг усмехается парень.

— В смысле? — спрашиваю я.

— Да так, забей, — бросает он, вставая.

Смотрю на него настороженно. Когда меня успели записать в футбольные фанатки?

— Когда ты стал сплетницей? — говорю прохладно.

— На вышку пойдешь? — потягивается Ваня, игнорируя мой вопрос.

— Да, — вяло складываю в сумку свои вещи.

От Аньки со вчерашнего вечера нет вестей. Когда люди счастливы, им на других людей становится плевать. Я ее не виню, такова жизнь. Просто про меня как будто вообще все забыли. Зачем я вообще выползала из дома? Универ пустой, как после зомбиапокалипсиса, но я рассчитываю собрать свою первую в жизни сессию автоматами, а для этого нужна… стопроцентная посещаемость.

— Схожу за чипсами, — извещает мой собеседник, закидывая на плечо рюкзак.

— Очень за тебя рада, — тихо говорю я.

— Тебе взять?

— Нет…

Два часа последней в этом году пары по высшей математике тянутся бесконечность. Хрустение чипсов рядом немного раздражает, но не настолько, чтобы просить Ваню пересесть на другой ряд. Пока он ест молча, его компания вполне сгодится.

Глядя на то, как по доске плывут ровные ряды интегралов, думаю о том, что не хочу в торговый центр. Тем не менее, когда выхожу из универа, отправляюсь именно туда.

Количество людей здесь — невменяемое. Из набитых продуктами тележек вываливаются сетки с мандаринами и мишура. Временный отдел с елочными игрушками и прочими радостями прямо на входе.

— Эта самая популярная, — на прилавке перед моими глазами возникает елочная макушка в форме покрытой инеем звезды.

Безумно красивая штуковина с таким же безумным ценником.

— Я не ведусь на массовые предпочтения, — убираю ее в сторону. — Вон ту покажите, красную.

— Девушка, праздник раз в году, порадуйте себя действительно красивой вещью, — миролюбиво улыбается мужик с бородой и в футболке пиротехнического сетевика.

— Я скупердяйка, — сообщаю также миролюбиво.

На мое признание у него комментариев нет, поэтому, забираю свою красную макушку и на сдачу прошу отмерить мне немного мишуры. Мишуру завязываю поверх своего шарфа, и только после этого покидаю торговый центр.

На часах почти четыре дня, но уже начало темнеть.

Выдыхая пар, пробираюсь по тротуару, который снегоуборочная машина завалила снегом по самые гланды. Глядя под ноги, медленно плетусь вдоль старых пятиэтажек, в окнах которых мигают огни на все лады.

Мои шаги замедляются, а сердце делает рывок, когда рядом со своим подъездом я вижу паркующийся черный БМВ.

Загрузка...