Глава 13

Косясь на машину, перехожу на противоположный тротуар и лезу в карман куртки, чтобы поскорее достать ключи. Рев мотора за спиной заставляет обернуться. Из под заднего колеса мажорской машины Баркова вылетают комья снега.

Так ему и надо.

Наши заваленные снегом дворы — это не среда обитания для таких тачек.

Кое-как втиснувшись в узкий парковочный карман, машина резко дает по тормозам, и в следующую секунду я вижу водителя.

Это Никита Барков, и он слегка психованно захлопывает дверь, после чего трусцой направляется ко мне.

На нем черные джинсы, пуховик до колен и капюшон толстовки на голове. Он смотрит прямо на меня, сокращая расстояние, и я понимаю, что теряю драгоценные секунды на то, чтобы пялиться на него.

Я не знаю, зачем он здесь, но я… кажется я не готова его видеть. Я не готова к перепалкам. Не готова к его колкостям. Совсем не готова. В эти дни я сама не своя. С меня всего этого хватит. У меня и так все не как людей…

Отвернувшись, быстро иду к подъезду.

Схватившись за ручку, прикладываю к замку таблетку и роняю ключи, когда в дверь рядом с моей головой упирается рука. Дверь захлопывается, а я возмущенно оборачиваюсь и влипаю в два хмурых голубых глаза.

Нависнув надо мной, Барков кружит глазами по моему лицу. Я делаю тоже самое с его лицом, глядя снизу вверх.

В нем ничего не изменилось. Это он. Его скулы, подбородок, губы. Все то, что мне в нем так нравится.

— Чего тебе? — спрашиваю грубо.

Вместо ответа он вдруг протягивает руку и, хмурясь еще больше, зажимает между пальцев торчащую из-под моей шапки прядь волос.

— Че за?.. — бормочет, без разрешения срывая с меня шапку.

— Эй! — возмущаюсь, пытаясь вырвать ее, но он отводит руку и поднимает ее вверх.

От возмущения мои щеки начинают полыхать, и, кажется, подскакивает давление.

На лице этого просто беспредельного нахала выражение комичного изумления. Настолько натуральное, что я могла бы засмеяться, но мне совсем не смешно.

— Офигеть… — все также бормочет он, продолжая на меня пялиться. — Прикольно…

Где-то очень глубоко внутри меня загорается маленькая красная лампочка. Она мигает, как ненормальна, предупреждая об опасности.

— Иди в задницу, — отрезаю я. — Дай сюда!

Возвращает мне шапку, и я быстро натягиваю ее на голову. Барков наклоняется и поднимает упавшие к моим ногам ключи.

— Пошли, прогуляемся, — машет головой на тротуар за своей спиной.

— Ага, сейчас, только валенки зашнурую, — протягиваю руку. — Дай ключи.

Засунув в карманы руки, вздыхает:

— Не-а.

Этот ответ приводит меня в ступор. Он одновременно простой и непостижимый. Смотрю на него, приоткрыв рот.

— В смысле? — требую я. — Мне домой надо.

— Зачем? — склоняет Ник на бок голову.

Мои брови сами собой хмурятся.

С ним что-то не так. Он какой-то не такой. Нет, в общем и целом он очень даже такой, как обычно, но какой-то… странный? Расслабленный?

— Чтобы тебя не видеть, — отвечаю ему. — Дай ключи.

— Не хочешь меня видеть, правда?

— Не. Хочу. Тебя. Видеть. Никогда.

Проговариваю это по слогам, делая шаг назад.

Почему он так смотрит?! Пристально и исподлобья.

— А трогать хочешь? — спрашивает не менее странно.

— Ты… ты пьяный что ли? — хрипит мой голос, а сердце подпрыгивает к горлу.

Лицо Баркова вдруг посещает улыбка.

Я в жизни не видела, чтобы он улыбался. Это сложно назвать полноценной улыбкой, но ему просто до обморока идет.

Посмотрев куда-то в сторону, он молчит секунду, а потом говорит:

— Теперь можешь смотреть. И трогать тоже можешь. Где захочешь.

Повернув ко мне голову, серьезно смотрит в мои глаза.

Сглатываю, потеряв дар речи.

Теперь?

Нет, нет, нет, нет…

— Я не собираюсь тебя трогать, — сиплю я. — Мне надо домой. Дай ключи…

— Домой пока рано, — делает он шаг вперед, глядя на меня так… так…

Его слова с колоссальным опозданием доходят до меня.

Ах вот как? Там дома его отец, можно даже не сомневаться.

Меня накрывает разочарование. Такое острое, что я прячу глаза.

— Ты мне… зубы заговариваешь, да?

— В том числе, — сжимает ладонями мои плечи.

— Ты издеваешься?!

Дернув меня в сторону, заставляет отойти от двери и прижимает спиной к стене рядом. А потом подходит так близко, что я чувствую его всего.

Проклятый транс сковывает движения. Смотрю на него, пока мои мысли сталкиваются друг с другом и рассыпаются на мелкие кусочки.

— Отомри, Оленёнок, — делает он глубокий вдох.

Смотрит на меня еще секунду, а потом себе под нос бормочет:

— Ладно. Погнали…

— Что?..

Смотрю на его руку, которой он упирается в стену над моей головой. Смотрю в его глаза, которые смотрят на меня с высоты его роста.

— Барков… — предупреждаю я, но в моем голосе паника.

Его ладонь обнимает мою щеку и подбородок.

Мое сердце выскакивает из груди.

Склонив голову, он замирает в миллиметре от моих губ, обдавая их дыханием.

У меня слабеют колени.

Глаза закрываются, и я перестаю дышать, превратившись томительное ожидание.

Я так долго этого ждала. И ничего не изменилось! Сейчас я его просто ненавижу.

А потом происходит это — лёгкое касание, от которого мое тело взрывается мурашками. Шумный вдох Баркова, и его губы сминают мои.

Немного жесткие и слишком напористые.

Хватаюсь пальцами за его плечи, чтобы не упасть. Его рука сдавливает мою талию.

Оторвавшись от моих губ, он смотрит в мое лицо. Его собственные губы приоткрыты, глаза сверкают.

Смотрю на него шокированно.

Как в замедленной съемке поднимаю руку и отвешиваю ему пощечину.

По его лицу, как вспышка, пробегает улыбка. В ответ он кладет ладонь на мою шею и целует опять.

Господи…

Он грубиян во всем. Даже в поцелуях.

Когда отстраняется во второй раз, я, не открывая глаз, шепчу:

— Я думала… ты умеешь лучше…

— Лучше чем Колесов? — слышу я грубый вопрос.

— Да…

Моей щеки касается холодный нос.

— Он тебя целовал?

Губы очерчивают скулу. Меня не держат ноги. Жмурю глаза, откидывая голову.

— Не твое собачье дело…

— Понравилось с ним?

Щекочет губами щеку.

— Да…

Сейчас я даже вспомнить не могу, как было с ним!

Губы Ника опять на моих. Только теперь мои знают чего ждать, поэтому подстраиваются под этого неандертальца.

Громко дышим в сумерках двора, которые навалились непонятно откуда.

— Расскажешь ему про это?

Это немного отрезвляет. Тряхнув своими куриными мозгами, открываю глаза.

Я не собираюсь пускаться в долгие объяснения того, почему не собираюсь рассказывать об ЭТОМ кому-то, кроме Аньки.

Барков смотрит на меня, сжав челюсти.

— Об этом? — пытаюсь вырваться из его рук. — О чем тут рассказывать?

— Напомнить? — сильнее стискивает он мою талию.

— В отличии от тебя, он знает, что в поцелуе участвуют двое!

Кажется впервые в жизни мне удалось лишить его самообладания!

— В… смысле? — спрашивает, прищурившись.

Мой опыт с парнями такой, что из него с трудом можно составить какие-нибудь рейтинги. Тем не менее, я с удовольствием сообщаю:

— В прямом! Потренируйся на помидорах. Мне нравится, когда меня целуют, а не когда… жрут…

Его лицо каменеет.

Упрямо смотрю в его глаза.

— Допустим… — тянет он мрачно.

Кусаю губу, безумно довольная собой. Я хотела его обидеть… но я ведь не шучу! Он целуется, как бульдозер.

Дверь подъезда распахивается, и оттуда появляется хозяин заводов, газет и пароходов.

Ник разжимает руки, оборачиваясь вслед за ним.

— Поехали, — отрывисто велит Барков-старший, направляясь к машине и даже на нас не взглянув.

Вид у него совсем не радостный. Это вселяет огромный оптимизм.

— Ключи, — говорю, отскочив подальше.

Мне нужно собраться с мыслями.

Все та же красная лампочка внутри меня бьет тревогу и к ней присоединилась сигнализация.

Я не могу пустить его в свое сердце. Уже сейчас я понимаю, что тогда мне конец…

— Заеду за тобой завтра, — лезет он в карман. — Часов в одиннадцать.

Достав оттуда ключи, плавно бросает их мне.

— Я… — пячусь к двери, чувствуя стеснение в горле. — Не могу… я с тобой никуда не поеду…

— Позвоню тебе.

— Я не возьму, — мотаю головой.

Но он уже идет к своей машине.

Загрузка...