Глава 4

— Я — это я, — сообщаю ему, избавляясь от своей шубы.

Оттолкнувшись от стены, подходит ко мне, и мне приходится поднять глаза, настолько он высокий. В моей жизни такое случается не часто, поэтому решаю присмотреться к нему получше.

Яркие карие глаза, густые темные брови, полные губы и короткий ежик темных волос на голове. Немного грубый фейс, но высокие скулы все компенсируют. Далеко не каждый может позволить себе постричься под «нолик», но ему и это пошло бы.

Первый раз его вижу, иначе запомнила бы.

— Ну ты и амбал, — бормочу удивленно, окинув взглядом широкие плечи.

До этого дня я чувствовала себя хрупкой только рядом с одним парнем…

«Отвали, Барков», — посылаю ему телепатический сигнал. — «Занимайся своей Лерой».

За моей спиной хихикает Анька. По лицу парня стелется ленивая лыба, пока его глаза пристально изучают мое лицо.

Я не умею флиртовать. В очередной раз в этом убеждаюсь.

— Я футболист, — склоняет набок голову. — Перспективный. Почти заезда. Играю за Универ.

За Универ? Он имеет в виду наш?

— О-о-о… — тяну я. — Твоя обязанность всех соперников затоптать что ли? Тебя случайно не Халк зовут?

— Я… я… пойду в уборную… — будто давясь воздухом, хрюкает подруга.

Не удостоив ее взглядом, перспективный футболист забирает у меня полушубок и вешает на свободную вешалку со словами:

— Почти. Я Артем. Амплуа — защитник, так что иногда топчу.

— Ну, — складываю на груди руки. — Я бы с тобой ночью на районе не испугалась ничего.

— Зачем ночью? — замерев с моей шубой и вешалкой в руках, смотрит на меня. — Давай сейчас.

— В… смысле? — спрашиваю осторожно, мгновенно теряя уверенность в себе.

Он что, меня приглашает на свидание?

Я была только на одном свидании в своей жизни, и тот парень не знал, как от меня избавиться, потому что, кажется, я уболтала его до нервного срыва… просто я не знаю, о чем говорить на свиданиях. Логика подсказывает, что лучше всего быть самой собой, но в моем случает это оказалось не так, и теперь у меня психологическая травма, которая никак не заживает и портит мне жизнь.

— Давай прогуляемся, — говорит спокойно Артем, глядя мне в глаза.

— Э-э-э… прогуляемся?

— Да, — кивает он. — Типа ножками.

Убираю за уши волосы, натягивая на ладони рукава водолазки.

Честно говоря этот футболист… ну, очевидно он не преувеличивает свою звездность. Я не вижу дешевых понтов. Вообще никаких понтов. Я — это я. Я не из тех, с кем встречаются «перспективные футболисты».

— Я не люблю футбол… — сообщаю тихо.

Что я несу?!

— Ладно, — ухмыляется он. — Переживу. Так что?

— Я… с подругой… — говорю неуверенно. — Не могу ее бросить.

— Я возьму друга, — разбивает он мой аргумент. — Пойдем вчетвером.

— Там минус двадцать пять…

— Я на машине. В кафешку сядем.

Подойдя, разворачивает мой полушубок и предлагает просунуть руки в рукава.

Такая настойчивость немного сбивает с толку. Он решит, что я легкодоступная? Побежала по первому зову? Но если быть самой собой, я не вижу в этом ничего ужасного. Возможно я должна дать ему свой номер и сказать — можешь позвонить мне на следующей неделе, а потом не взять трубку и перезвонить еще через пару дней, сказав что была очень занята?

Вместо этого я разворачиваюсь и позволяю надеть на себя шубу. Молча сняв с вешалки громадную куртку с капюшоном, вешает ее на плечо, говоря:

— Подожди меня у входной двери.

* * *

— Меня этот Арсений немного пугает… — подставляет Анька руки под дозатор, из которого на них проливается пенное жидкое мыло.

— Почему? — делаю тоже самое, рассматривая свое лицо в зеркале над умывальником.

У меня немного горят щеки. Это от того, что пять минут назад я узнала о том, что у меня очень красивые глаза.

Улыбаюсь, кусая губу.

Разумеется это чушь. Они у меня обычные, но слушать такие глупости оказывается очень приятно. Очень приятно, когда внимание парня всецело сконцентрировано на тебе одной.

— Он все время придвигается ко мне, — поясняет подруга. — И задел своей рукой мою руку.

— Просто ты ему понравилась, — констатирую я очевидное.

С этой прической она и правда выглядит дерзкой и очень стильной, даже не смотря на простое короткое черное платье. Даже наоборот. Оно только усиливает эффект. И Дубцов со своими недовольными минами может катиться под гору. Анька и длина ее волос — не его царского ума дело.

— Просто он хочет пригласить меня к себе в общагу, — моет она руки, подставив их под струю воды. — Понятное дело зачем. И я не хочу, чтобы он меня трогал, — отрезает она.

— Тогда вылей ему на голову морс, — советую я.

Мотивы Арсения и правда очевидны, но Анька… она с парнем ни разу в жизни не целовалась. Не знаю как такое возможно в девятнадцать лет, ведь даже у меня есть кое-какой опыт.


Просто ее воспитывал дед.

Очень интересный, содержательный и консервативный человек. Профессор философии, в прошлом заведующий кафедры, а сейчас он для этого староват. Так он сам говорит, самокритика — его любимый конек.

Аня сирота, родители погибли, когда ей было девять. И в отношении парней она очень пугливая, именно поэтому я убеждена, что Дубцов — это не то, что ей нужно, ведь без сомнений сейчас она сравнивает немного недалекого Арсения именно с ним. Хотя как она может сравнивать, если с Дубцовым общалась ровно пять секунд неделю назад? Каким-то невероятным образом мы с ней залетели в команду нашего факультета по местным «Умникам и умницам». Толку от нас команде не было никакого, но команду соперников представлял сынок мэра и декана — Кирилл Дубцов. Родословная у него что надо, многие не отказались бы, чтобы их с ним перепутали в роддоме, но этого не случилось.

На том мероприятии Анька и увидела его впервые. И он ее тоже. Просто бред какой-то. Они уставились друг на друга, как два глухонемых.

— Можно я поеду домой? — вздыхает подруга.

Чувствую себя виноватой. Ведь это был ее вечер. Она накрасилась и напялила платье, обрезала волосы. И все это известно для кого…

— Хочешь, вернемся к Дубцову? — спрашиваю ее виновато.

— Нет, — мотает она рыжей головой. — Ты сдурела!

Улыбаюсь, снова краснея.

— Он классный, — улыбается в ответ Анька.

— Садись, пять, — смеюсь я.

Она уже целый час терпит компанию Арсения в кафе, поэтому вздохнув, говорю:

— И можешь ехать домой.

— Ура! — закатывает она глаза.

Прощаясь с ней у гардероба, встречаем пару знакомых лиц, и ещё парочку вижу за столиками своей любимой кафешки, где мы с Анькой стабильно наедаемся от пуза два раза в неделю и запиваем все это двумя стаканами кофе. Я ем много, но наесть приличные формы так и не смогла. Это у нас с мамой семейное. И рост тоже. Достался от деда, он у нас инструктор по плаванию, а в прошлом победитель всяких разных чемпионатов страны, но ни я, ни она к спорту не имеем тяги, как и к спортсменам. По крайней мере так было вчера, а сегодня… сама не знаю…

Пробираясь к своему столику, натыкаюсь на внимательный взгляд капитана университетской команды Артема Колесова по кличке Трактор. Его карие глаза изучают меня не стесняясь. В основном ноги и лицо, а я взволнованно пытаюсь определить, хочу ли продолжить это «свидание», или нет.

Кажется, я хочу…

— Твоя подруга сбежала? — спрашивает он, когда останавливаюсь рядом. — Ты тоже собираешься?

— Я не собирался ее есть, — усмехается развалившийся на своем стуле Арсений. — Че она у вас такая пуганая?

— Нормальная, — отвечаю немного грубо, посмотрев на него.

— А по-моему ее вчера из монастыря выпустили.

— А тебя из леса? — завожусь я.

— Не, я из городских джунглей, — хмылится он.

— Арс, — раздаётся над столом пропитанный холодком голос Артема. — Ты ей не понравился, смирись.

— Я умею разговаривать с неандерталами, — говорю ему резко.

Я не просила помощи.

Но теперь я, по крайней мере, понимаю, почему он стал капитаном команды. Потому что имеет целый набор всевозможных лидерских качеств. Он уравновешенный, умный, красивый. Это нужно лидерам? На него пялятся все девушки вокруг. Во-первых, с его габаритами затеряться в толпе невозможно, а во-вторых, читайте выше.

Поднявшись со стула, Артём нависает надо мной.

Упрямо смотрю в его глаза, задрав подбородок.


Я не люблю, когда парни строят из себя покровителей. Я понимаю, что так им легче самоутверждаться и чувствовать себя мужиками, но это не моя тема. Я прекрасно могу постоять за себя сама.

— Ты феминистка? — спрашивает спокойно.

— Стремлюсь к этому, — отвечаю, хотя не думаю, что я феминистка.

Я люблю брить ноги. И люблю, когда мне говорят, что у меня красивые глаза. Я полгода сохну по одному белобрысому болвану, который даже не в курсе, что я ушла с этой черновой вечеринки. Когда вышла из гардероба его уже нигде не было.

Почему он так смотрел на меня сегодня? Будто из всей толпы вычленил именно то, что искал. И он притащился за мной вчера, отодвинув другие планы. Зачем он это сделал? Что б тебя, Барков!

— Хочешь сбежать? — повторяет Артем свой вопрос, глядя на меня сверху вниз.

Этот вопрос возвращает меня на землю. Этот человек явно любит все раскладывать по полочкам.

— Нет… — отвечаю, отводя глаза.

— Тогда остаемся? — допытывается он.

— Ты мог бы… подкинуть меня до дома… — пожимаю я плечом.

— Если хочешь остаться вдвоем, домой ехать не обязательно, Арс уже уходит.

— Ну да. Арс может идти на фиг, — ворчит его полузащитник, вставая из-за стола.

— Нет… в смысле… мне уже пора… — смотрю я на него. — У меня там кот…

На самом деле я боюсь, что Артем сделает что-нибудь не то. Например, решит меня поцеловать. Или возьмет за руку. Я не знаю, хочу ли этого. Мы час назад познакомились! Но он и в жизни настоящий трактор.

— А-а-а, кот… — глубокомысленно тянет Артем.

— Да, кот, — твердо смотрю в его глаза, пытаясь не вспоминать подробности того, как у меня появился кот.

На самом деле, «не вспоминать» сегодня проще пареной репы.

Артём молчит, очевидно пытаясь вычитать на моем лице ответы на все свои вопросы. Но у меня в голове такой бардак, что вряд ли у него получится.

— Тогда поехали, — наконец-то произносит он.

Загрузка...