Глава 15


Я потянулась, запустив руку в его короткие волосы на затылке. Происходящее затягивало как воронка с бурлящей водой. На грани безумия. Очень чувственно и сладко, негой разливалось по телу тепло. Его руки осмелели, освободив грудь, опустились ниже, к джинсам. Он расстегнул пуговицу, потом молнию и стал потихоньку стягивать с меня их, одновременно спускаясь поцелуями к шее, а потом груди. Издав что-то среднее между мычанием и стоном, повалил на кровать. Продолжив целовать, запустил руку мне между ног.

— Пусти… — прошептал и вдруг опустился на колени возле кровати, схватив меня за бедра, притягивая к себе. Стянул джинсы и потянулся за трусами. Я, машинально, прикрылась, схватившись за них. — Поздно Рита… слишком поздно прятаться… — Он погладил мои руки. Потянулся и поцеловал каждую. — Отпусти… ну же…

Выдохнув, разжала пальцы рук.

— Умница… — Виктор одним жестом стянул с меня последнюю преграду. Коснулся губами коленных чашечек, раздвигая ноги, после чего подхватил их, положив себе на плечи…

Вам когда-нибудь делали кунилингус при первой близости? Еще до всего основного? Мне — нет. Может, просто не везло с ухажерами? Не знаю. И, к тому же, далеко не все умеют и любят это делать. Никто и никогда не касался меня губами между ног, не получив ничего взамен. Мужчины, как правило, в самом начале даже не притрагиваются там не то что губами, но и руками, пытаясь продвинуться вперед другой частью тела. Это только в любовных романах описывается зачастую именно так. Да. Читала. Знаю.

Мелькнула мысль о том, что я, как бы помягче выразиться, не совсем готова к подобному, уж извините, секса я не предполагала, а потому и не наводила в интимных местах порядок. Но, судя по всему, это никого кроме меня не смущало. Виктор кружил по центру моей чувственности языком так, что все неловкости исчезли за считанные секунды.

Возбуждение лавой распространилось по венам, охватывая все тело, заставляя вздрагивать в ожидании кульминации, но мне чего-то не хватало. Вроде вот-вот и дотянусь, выйду на ту самую индивидуальную дорожку к оргазму, но никак не могла ее найти. Он словно понял это. Отвлекся на мгновение, улыбнувшись своей фирменной улыбкой, от которой стынет кровь. И снова наклонился, одновременно врываясь пальцами в «святая-святых». Буквально полминуты — и мир разлетелся осколками волшебства, распространяясь и заполняя негой каждую клеточку…

Я резко схватила валявшуюся рядом кофту и закрыла рот, пытаясь скулить как можно тише. Удовольствие перебросило за край. Виктор поднялся, и, наклонившись, подтянул меня вверх. Забрал кофту, отбросив в сторону, и припал к моим губам, давая почувствовать собственный вкус. Развел своими коленями мои ноги, практически распластав под собой, и стал несильными толчками продвигаться внутрь.

Пребывая в эйфории после пережитого, в какой-то момент, у меня сперло дыхание. Что со мной? Это из-за пережитого стресса? Было ощущение, как будто меня заново лишают девственности, словно впервые занимаюсь сексом с мужчиной. Не отдавая отчета, попыталась отодвинуться чуть вверх, но Виктор, почувствовав это движение, придавил за плечи:

— Потерпи… потерпи немного… — после чего стал целовать в губы еще сильнее прежнего. Отстранившись от меня, опустил правую руку между нами и закружил пальцами в немыслимом танце, найдя точку, ответственную за пик наслаждений. Меня подбросило. Возбуждение вернулось молниеносно. А уже через несколько минут я задохнулась от второго оргазма…

Виктор закрыл мой рот рукой, ускоряя движения бедрами, и в какой-то момент выскользнул из меня, простонав что-то нечленораздельное, тяжело дыша. Лег рядом на бок. Коснулся губами моей скулы. Через несколько минут спросил:

— Как ты?

Я смотрела в потолок, пытаясь успокоить дыхание и заодно понять что натворила. Что это было? Разрядка, чтобы не сойти с ума? Этот мужчина до сегодняшнего дня ведь не привлекал меня. Вообще не привлекал. От слова «совсем»! Я его боялась. Где-то уважала. Была благодарна. Чувствовала некую защиту. Все что угодно, кроме влечения. И тут такой взрыв эмоций и чувственности! Было над чем задуматься…

— Хорошо… — прошептала в ответ. И что теперь делать? Хотелось прикрыться, словно я вмиг протрезвела. Моя одежда разбросана. Джинсы где-то на полу. Кофта! Я потянулась за ней. Виктор молча наблюдал. Боясь столкнуться с ним взглядом, промямлила: — Мне надо в душ…

Он лежал не двигаясь. На лице — ноль эмоций. Чувствуя на себе тяжелый взгляд, одела кофту на голое тело. Сползла с кровати, и, не вставая, потянулась за джинсами, после чего натянула на себя, сверкнув задницей. Обула кроссовки. Нашла трусы, бюстгальтер и футболку. Прижав к себе, тихо сказала, глядя в сторону:

— Я… мне надо… — и выскользнула из его комнаты.

Оказавшись у себя, выдохнула, ощущая, как колотится сердце в груди. Сбежала? Да. Я сбежала! Почему? Разве это не мужчины удирают после секса? Не то, что б со мной такое часто происходило, нет. Нечто подобное случилось лишь раз. Но там были определенные условия, когда люди заранее настроены только на это. Перепихон между нетрезвыми свидетелями свадьбы. Через такое я тоже прошла. А сейчас? Почему слиняла? Чего испугалась? Себя? Того, что вдруг почувствовала? Замычав от внутреннего страха, мотнула головой, отгоняя догадку. Нет. Хватит. Я знаю, чем это закончится. Стоп!

Приняв душ, оделась и села на кровать. Блин! Зашибись! Вот это вляпалась!

Ошибка! Нет, даже не так. Родоначальница всех ошибок! И что теперь с этим делать? Где делись мои мозги в тот момент? А его где?! Переспать без презерватива вот так, с незнакомой барышней! Благо прервался вовремя! Теперь придется бежать к гинекологу и сдавать анализы… этого вот только не хватало! Дотянулась до небес и вернулась обратно… В дверь постучали. Подавив вспышку паники, спросила:

— Да?

— Рита, мы обедать садимся. Вы будете? — спросил Сергей.

Поднявшись, открыла дверь.

— Нет, я, пожалуй, кофе выпью. — Вернувшись за сигаретами, пошла вслед за ним по коридору.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

За столом сидел второй мужчина. Он улыбнулся, увидев меня. Я вдруг застеснялась.

— Здравствуйте.

— Добрый день, Маргарита. Ну что, познакомимся? Антон. — Кивнул мне, продолжая улыбаться, оглядывая с ног до головы. — Присоединитесь к нам?

— Я?

— Ну да. Вы.

— Нет… спасибо… я не голодна…

— Да это вам спасибо. Борщ — улет. Давно я такого не пробовал.

— С-спасибо. — Мелкими шажками переместилась в сторону кухни, где сделала кофе и направилась с чашкой к выходу из дома. В дверях столкнулась с Виктором, чуть не пролив от испуга горячий напиток. Он глянул на меня своими звериными глазами и сделал шаг в сторону, пропуская и придерживая дверь. — Б-б-благодарю. — Продолжая заикаться, выскользнула мимо него на свежий воздух. Мама дорогая! Вот только этого мне не хватало! А то ж проблем мало сейчас!

Потом я около часа гуляла по берегу и разговаривала по телефону. С Женькой, с мамой, директорами фирм, у которых работала бухгалтером. Сдерживая бушующие эмоции, разговаривала с родными, словно ни в чем не бывало. Когда вернулась, возле дома курил Сергей.

— Рита, пройдемся немного? — он мягким движением потянул за собой, назад, к берегу. — Давайте поплаваем. — Кивнул на ветхую лодку.

— Думаете, это небезопасно? — с сомнением протянула в ответ.

— Уверен.

— Я не умею плавать…

— Не переживайте. — Сергей протянул мне руку, помогая сесть в лодку. Оттолкнул ее и запрыгнул ко мне. Уселся удобнее, и, взяв весла, стал грести, параллельно разглядывая меня.

— Рита, а сколько вам лет?

— Тридцать два.

— Замечательный возраст. Вся жизнь впереди.

— А у вас позади? — округлила глаза.

Он улыбнулся, не ответив.

— Давай на «ты». Так проще.

— Давай. — Кивнула, глядя в сторону.

— Как давно ты знаешь Победу?

— Кого знаю?

— Витю. Виктора. Это его позывной. Не знала?

— Нет… Победа? — я в изумлении подняла брови.

— Ну, имя Виктор в переводе «победитель».

— А-а-а… — слов не находилось.

— Так давно?

— Где-то с год.

— Год?!

— Чему вы… ты так удивляешься?

— Извини. Любопытство берет верх. А как вы с ним познакомились?

— Зачем тебе это?

— Секрет?

— Да нет. Нет никакого секрета. Я приехала в гости к Женьке, подружке. Он работает у них охранником. Ну, это и знакомством как-то сложно назвать. Нас никто не представлял. А что?

— Просто интересно.

— Ой, ли? — сощурила глаза. В этот момент у меня зазвонил телефон. Увидев входящий от Алекса, отключила звук и с молчаливым выжиданием посмотрела на своего собеседника.

— Рит, ситуация в которую ты попала непростая. Надо смотреть на нее с разных ракурсов, что бы видеть полную картину.

— Это ты о чем?

— Сложно, конечно представить, но иногда и не такие сложные схемы выстраиваются, что бы добиться определенных целей.

— Ничего не понимаю. Каких целей? Какие схемы?

— Будем надеяться, что их нет. — В этот момент в его кармане зазвонил мобильный. Он достал его. Лодку качнуло, и я в страхе схватилась руками за борта. — Да. Хорошо. Возвращаемся.


Оказавшись в доме, ушла в свою комнату и просидела там несколько часов, боясь выйти и встретиться с Виктором. Он постучал ко мне, когда солнце стало садиться. Открыв дверь, застыла на месте.

— Выезжаем через час. — Глядя прямо в глаза, выдал ровным тоном.

— Да. Хорошо. — Прошептала в ответ.

— Ты сегодня ела?

— Нет…

— Иди, поужинай. — И он, развернувшись, ушел. Поборов дрожь в конечностях, отправилась вслед за ним. Да. Надо подкрепиться. Из-за нервов я практически не ела все эти дни. Джинсы и остальная одежда уже начинали на мне болтаться.

Зайдя в кухню, сделала себе чай и пару бутербродов. Мимо прошел Антон. Притормозил, кивнув.

— Добрый вечер, Маргарита.

— Можно просто Рита.

— Все нормально?

— Да. Если так можно выразиться в данной ситуации. — Пробурчала в ответ. Рядом появился Виктор.

— Дай ей поесть. — Он хмуро взглянул на нетронутые бутерброды. — Подгони машину.

Антон мельком взглянул на него, и, кивнув, ушел, а я, подхватив тарелку с чашкой, вышла в зал. Кушая, вдруг вспомнила Димку и его непомерную любовь к кетчупу. Он поливал им все подряд. В горле появился болезненный комок. Блин! Скорее бы все закончилось! Мысли о сыне — словно рваная рана, изматывали, забирая все силы.


Мы выехали двумя машинами в десять вечера. Почти часовое молчание нарушил Виктор.

— Обмен состоится завтра в двенадцать. Мы поедем вдвоем. Тоха и Сизым будут на подстраховке.

— Сизым?

— Сазонов. Фамилия у него Сазонов.

— А-а-а… — протянула, не зная, что еще сказать. Мысли о том, что и как будет происходить, кубарем пронеслись в голове. — Мне никто не звонил…

— Твой Илья должен пятьсот тысяч очень серьезному человеку по фамилии Чалый. Я поговорил с ним сегодня.

— Долларов? — мой взгляд вдруг остановился на его руках, которые обхватывали руль. Сбитые костяшки на пальцах заставили подавиться вдохом.

— Да.

— О, боже! — вырвалось у меня. Виктор внимательно взглянул в мою сторону. «Илью убьют. Сто процентов — убьют!» — промелькнула мысль. Таких денег у него не было, это я знала точно. Потому и скрывался в глуши. Все наследство давно слил. Взять хотя бы нынешнюю печальную жизнь его родителей, которые благодаря сыну жили в захолустье. Пятьсот тысяч! Дурак! Какой же он дурак!

Еще около часа мы провели в молчании. Из-за переживаний я не обращала внимания на гнетущую тишину. Мне было не до того. Зато Виктора, по ходу это напрягало. Он снова заговорил:

— Я сделал что-то не так?

Вопрос застал меня врасплох. Думая о Димке, не сразу поняла, о чем меня спрашивают.

— Что?

Он, неотрывно следил за дорогой, не оборачиваясь и больше не говоря ни слова. Молчание затянулось.

— Нет. Все было классно. — Такого у меня еще никто не спрашивал. Я поменяла позу в кресле, так как попа и ноги стали потихоньку затекать.

— Тебе… было больно? Я сделал больно?

— Ты о чем? — очередной вопрос заставил округлить глаза. Неужели такому мужчине необходимо озвучивать, что он отличный любовник? Бред какой-то. Ну, был легкий дискомфорт между ногами, и что? У меня секса полгода не было. Это нормально. С непривычки так сказать. Разговаривать об этом не хотелось.

После случившегося я стала бояться его еще больше, только теперь уже не из-за его манеры себя вести. Он пугал по другой причине. Я шкурой чувствовала «хозяина». Словно после секса печать на мне поставили. Это вызывало внутреннюю панику, и если бы не Димка — бежала бы от него куда подальше. Не с моим характером быть послушной и кроткой нимфой, а он подавлял, даже просто присутствуя рядом. Немыслимо — но факт. Находясь близко — чувствовала себя непонятно кем! Покорной овцой! Поежившись, стала смотреть в окно…

Зазвонил телефон. Сашка. Отклонила входящий вызов и стала смотреть в окно.

Среди ночи остановились, заехав в чужой двор. Из машины, за которой мы неотрывно следовали несколько часов, вышел Антон. На ходу полез в карман, доставая ключи. Сергей обошел автомобиль, открыл багажник.

— Жив? Жив.

Выйдя из машины, я застыла, вглядываясь в темноту.


Загрузка...