Глава 21


Они появились вдвоем на пороге с кульками в руках. Димка стал разуваться, протянув мне свою ношу:

— Привет, ма!

— Привет, мое солнце! — я обняла его, целуя.

— Можно я в планшет поиграю?

— Да. Только руки помой.

Виктор, отставив пакет в сторону, подался ко мне, следя за Димой взглядом.

— Да целуйтесь вы уже, тоже мне… — малой прочапал мимо. Ого! И это говорит мне мой сын?! В памяти промелькнули картины его противостояния с Сашей. Что такого смог сделать этот робот Вэртэр, тьфу, Михеев, что бы вот так вклиниться в нашу жизнь?!

Я не успела додумать. Виктор притянул к себе, целуя так, словно через минуту наступит конец света.

— Почему не позвонила? — тяжело выдохнул, глядя своими жуткими глазами прямо в душу и почему-то побледнел.

— Мы же говорили полчаса назад. — Не успев опомниться, почувствовала себя пушинкой в его руках. Он подхватил меня, занес в санузел и закрыл дверь.

— Рита… — схватил сарафан и дернул вверх, снимая.

— Ты что творишь?! Димка может..!

Словно не слыша, он раздел меня полностью, глядя так, что сердце перестало стучать. Никакой нежности, никаких поцелуев. Скулы сжаты так, что это видно со стороны. Что происходит?!

Виктор запихнул меня в душ и включил воду. Стал намыливать шею и грудь.

— Протяни руки. — Взяв шампунь, налил. — Смой с себя это. Пожалуйста.

От шока я застыла, глядя на него круглыми глазами.

— Что? — процедила сквозь зубы.

— Это духи?

— Выйди.

— Рита.

— Я сказала — выйди!

Он чуть отстранился, остановившись на мне мутными глазами.

— Убери руки и отойди от меня. — Злость спичкой вспыхнула внутри, зажигая огонь непонятного отчаяния. Наружу рвалось что-то болезненное.

Он еще раз скользнул по мне взглядом. Остановился ниже пояса. Я, машинально закрывшись руками — кивнула ему головой в сторону двери. Завис на минуту, после чего вышел.

Не понимая до конца происходящего, смыла с рук шампунь, скрутила волосы в пучок и на дрожащих ногах вышла из кабины. Оделась и пошла в кухню.

— Стой. — Виктор перехватил меня в коридоре.

— Не трогай меня!

— Рита, пожалуйста…

Из-за поворота появился малой. Уставился на нас вопросительным взглядом.

— Ма… я кушать хочу.

— Идем. — Освободившись из ослабившейся хватки, промаршировала мимо.


Во время ужина Виктор не ел, молча потягивая компот из стакана. Димка почувствовал неладное. Он втихаря поглядывал то на него, то на меня. Доев, нерешительно ушел к себе.

— Сядь. — Приказным тоном Михеев указал мне на табурет. Ага. Сейчас! Я стала мыть посуду не глядя на него. — Давай поговорим.

— Ну, давай.

— Рита, не надо одолжений. Присядь, пожалуйста.

С недовольным видом усевшись напротив, стала демонстративно смотреть в окно.

— Извини, надо было сразу сказать. Пожалуйста… я не переношу резкие… тяжелые запахи духов или туалетной воды… или что там…

Увидев мой вопросительный взгляд, продолжил:

— Пять лет назад я работал сапером. По контракту. — Он сглотнул: — И была барышня с другой стороны тоже сапер… Она делала узоры из растяжек… смайлики, зайчики, звезды… Мы называли ее Парфюмером.

Мне стало дурно. Виктор взял стакан и допил содержимое. Провел тыльной стороной руки по лбу:

— У нее была фишка: место своей работы метить духами. И такими… тяжелыми… яркими… что бы их можно было почувствовать… С тех пор я не переношу сильные запахи.

Вик побледнел и как-то даже сжался. Что тут сказать? Мне стало страшно. Если такой железный человек как он до сих пор так реагирует, то, что уж говорить обо мне?

— Мне кажется, что я и жив то только потому, что она играла со мной. В ее планах не было меня убить… не спрашивай почему. Не знаю. Хотела бы — убила…

По телу пошли мурашки. В горле пересохло. Виктор тяжело поднялся.

— Закрой за мной.

Молча обулся и ушел.

Двое суток не давал о себе знать. Мы с Димой, словно сговорившись, даже не упоминали о нем в разговорах. Странная тяжесть серой тучей висела в воздухе. Она мешала жить. Она мешала работать. Она мешала думать. О, боги!

На следующий день, ближе к вечеру, пытаясь разгрести кашу, что творилась голове, ответила на входящий неизвестный номер.

— Алло.

— Привет. — Знакомый голос заставил съежиться. Саша. Сколько времени прошло с момента нашего последнего разговора?

— Привет. — Ответила в унисон.

— Как ты?

— Нормально. Тружусь на благо общества.

Легкий смешок в ответ:

— Я так и думал…

— А ты как?

— Работаю… о тебе вспоминаю…

— Пххх… даже так?

— А ты… нет?

— Саш…

— Не надо. Не говори. — На другом конце провода послышалось какое-то шевеление. — Мусь, давай встретимся.

— Ого. Зачем?

— Не хочешь? — в его голосе чувствовалась печаль.

— Ты так и не понял главное.

— Что?

— То, что нельзя становиться между матерью и ребенком. По крайней мере, не в моем случае.

— Я все понял, Рит…

— Да?

— Да. Потому и хочу встретиться.

— Как интересно…

— Так как?

— Хорошо. — Выдохнула в ответ, поражаясь сама себе. — Когда?

— Ты сегодня занята?

— Да. — Дала отсрочку не столько себе, сколько Вите. Ну не может же он вот так исчезнуть?!

— А завтра?

— Планов нет.

— Тогда давай возле нашего ресторана?

— Во сколько?

— В семь вечера тебя устроит?

— Вечером я не могу.

— Тогда в обед?

— Да. Давай часа в два. Если что-то изменится — я сообщу.

Надо ли рассказывать, как прошли у меня следующие сутки?

Тяжело. Я словно собиралась изменить мужу. Мужчине, которому поклялась в верности и прочих вещах. Откуда это?! Терзаясь муками совести, пыталась вернуть мысли в нужное русло. В итоге — пошла, вернее, поехала на такси.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Выйдя из машины, увидела своего бывшего возлюбленного у входной двери. Кремового цвета роза в руках. Взгляд растерянный и с тем же пытливый. Не знает, что ожидать в ответ. Прекрасно.

Выждав несколько томительных секунд, двинулась к нему.

— Здравствуй.

— Привет. — Не столько услышала, сколько прочитала слово по губам.

— Это мне? — кивком указала на розу.

— Да…

— Спасибо. — Взяв цветок за стебель, свободной рукой распахнула перед собой дверь. Алекс сделал пару шагов, пытаясь восстановить статус «мужчины», но не успел.

Войдя в ресторан, я окинула взглядом помещение.

— Нам нужен столик. — Перебила официантку, которая только открыла рот в приветствии и отступила на шаг в сторону, показывая того, кто стоял у меня за спиной.

Усевшись удобнее, перевела немигающий взгляд на бывшего возлюбленного. Он натянуто усмехнулся:

— А ты поднаторела.

— И в чем же?

— Изменилась. — Поправился он, опуская глаза и шаря по меню.

— Саш, я пришла. Чего ты хочешь?

— Возвращайся. — Вдруг поднял серьезный взгляд на меня. — Давай начнем сначала.

— И как ты себе это представляешь?

— Мои родители трижды разводились.

— Ог-го!

— Да. И потому я знаю, о чем говорю.

— У меня есть сын. А он имеет статус неприкосновенного. Как ты представляешь нашу жизнь?

— Муся… — он тяжело выдохнул. Подумал с минуту: — Как скоро в твоей жизни появится тот, кто заставит тебя кричать от оргазма? Или ты думаешь, что любой встречный готов будет мириться с некоторыми… моментами, не внося свои коррективы?

— Сань. Давай без высшей начерталки. Я ее нахлебалась по самое «не могу» еще в институте. Ты мне сейчас пытаешься втереть, что в моем положении нечего ерепениться?

Он криво усмехнулся, ничего не ответив. Значит, попала в точку. Ах, ты ж мой дорогой! Язык зачесался в буквальном понимании этих слов.

— Ты так очарователен.

Возле нас нарисовался официант. Принес воду в высоких стаканах и корзинку с хлебцами. Презент от ресторана. Я уж и забыла.

— Сань, скажи мне…

— Что?

— А когда тебя попустит? — увидев непонимание во взгляде, отхлебнула воду и сощурила глаза: — Как ты думаешь: если я, будучи с прицепом в виде сына, отказалась за неделю до свадьбы от всего — это что? Попытка набить себе цену? Или что? Ты же не дурак…

— Рит… давай не будем об этом.

— Хорошо. Тогда о чем будем?

Он уставился в меню, выдерживая паузу. Подошел официант. Мы сделали заказ.

— Вернись ко мне. Если хочешь — буду ползать в ногах… ты же знаешь…

— Знаю. — Смотреть ему в глаза недоставало силы. — Только не хочу. Мне это не надо. — Отвернулась, глядя в сторону.

В районе сердца стало жечь. Глядя в панорамное окно — встретилась взглядом с Виктором. О, господи! Секунды растянулись в вечность. Отвернулась буквально на миг:

— Прости… — выдохнув, выбежала на улицу. Пусто. Мираж??? Нет. Не может такого быть. Он был здесь! Ну, ведь был?! Не могло же такое привидеться?!

— Рит! Что случилось? — за спиной возник Алекс.

— Не знаю… — прошептала, обхватив себя руками.

— Иди ко мне. Унижай, оскорбляй, делай, что хочешь… только вернись… пожалуйста. — Он обнял сзади за плечи, притягивая к себе.

Внутри возник сгусток боли. Ну вот. Вроде только вылечилась от него, а стоило увидеть и желание накрыло какой-то тупой болезненной волной. К горлу подступили слезы.

— Отпусти. — Увидев такси, взмахнула руками, освобождаясь.

— Рита!

— Не гонись за прошлым, Саш. Это ни к чему… не мучь меня. И себя не мучь! — подавляя нахлынувшие чувства, бросилась прочь.

Всю дорогу тряслась от непонятного холода. Пальцы рук превратились в ледышки. Колени дрожали. Что это было? Виктор или непонятная галлюцинация?


Загрузка...