Глава 22


В пятницу, ближе к вечеру я уже готова была позвонить Михееву, но останавливала себя. Что говорить? Просить прощение? За что? Спрашивать о погоде? Смешно. Не выдержав, написала смс: «Мне жаль, что все так вышло». В ответ — тишина. Зашибись! Внутри во мне проснулся фаталист. Ну, что ж, значит — не судьба. Может, это и к лучшему.

Я не обманывала себя. О чем сожалеть? Никаких страстей или влюбленности у меня не было. Физическое влечение в определенные моменты — да. Благодарность — о, да! Но желания быть постоянно вместе и дышать одним воздухом..? Увы. Нет. И все же, не смотря на это, чувство дискомфорта не покидало. Вдобавок образ Саши постоянно мелькал перед глазами, создавая противовес и заставляя честно признаться, что чувства к нему есть. Они никуда не исчезли.

В обед мне позвонила Лиля.

— Привет, систер!

— Привет.

— Ты с мамой говорила?

— Нет пока.

— Почему?

— Не знаю. Нет ни сил, ни времени.

— Не оттягивай неизбежное. Ты только все усугубляешь.

— Знаю.

— Что с тобой? Что-то не так?

— Все нормально.

— Ага. Да. Я слышу по твоему тону.

— Лиль, работы много.

— У тебя все пучком?

— Да. Просто надо отдохнуть.

— Ты на дачу собираешься сегодня?

— Думаю да.

— Хорошо. Мы тогда заедем за вами вечером.

— Ладно. Что приготовить?

— Ничего не надо. Аркаша замариновал мясо. После работы заедем в супермаркет купим овощей и зелени.

— Хорошо. Значит, созвонимся позже.

— Давай. — Она помолчала с минуту и добавила: — Что-то ты мне не нравишься. Это из-за медведя твоего?

— Что? Какого медведя?

— Виктора, который!

— Люлек, ты надумываешь.

— Так что, и он с нами будет?

— Не думаю.

— Опа. У вас нелады?

— Все, Лиль, созвонимся. Пока.

Отключившись, я уставилась в экран компьютера. Тоска, поселившаяся внутри, не отпускала. Еще через полчаса мне позвонила Женька:

— Привет, моя родная. Как ты?

— Привет. Ниче. Гребусь понемногу.

— Тебя ждать в гости?

— Извини, дорогая, но нет. Судя по всему — я на дачу к своим поеду. С мамой и папой надо поговорить.

— А ты до сих пор им ничего не сказала?!

— Нет. Надо лично. Ну не по телефону же такое рассказывать.

— А, ну да. — Она какое-то время подышала в трубку: — Ладно. Но на следующие выходные планируй к нам! И без вариантов! Слышишь?

— Да. — Не смогла сдержать улыбку. — Договорились.

— Как ты вообще?

— Не знаю, Жень. Все как-то так сложно…

— У вас с Виктором все нормально?

Я тяжело вздохнула:

— Не знаю.

— Что значит: «Не знаю»?!

— То и значит…

— Он… он обидел тебя?

— Да тут хрен разберешься, кто кого обидел! — слова вырвались прежде, чем я смогла себя остановить.

— Ого!

— Та да…

— Что случилось?

— Жек, я сейчас не хочу об этом, прости. Давай завтра поболтаем. Я наклюкаюсь, вина или коньяка и как раз буду в состоянии рассказывать, а, пока, не могу. У меня такой ком внутри — не проглотить.

— Ты меня пугаешь…

— Не надумывай лишнего. Ничего сверхъестественного. Обычные будни.

— Расскажи. Тебе же легче станет.

— Завтра, мой дарлинг фрэнд, все завтра. Давай. Не переживай за меня. Передавай своим привет.

— Хорошо. Передам. Если что — звони сразу.

— Конечно. Я помню. Цём тебя.

— И тебя — цём.

Встав из-за стола и взглянув на часы, решила забрать Димку пораньше. Впереди выходные. Надо расслабиться. Предстоящий разговор с родителями камнем давил на плечи. Вдруг подумалось об Илье. Что с ним сейчас? Как он? Жив ли еще, прости Господи? И, почему-то, в памяти всплыл кошмар: прикосновение чужой руки к моей заднице: «Какой персик!» Содрогнулась, с ужасом вспоминая это.

Переодевшись в джинсы и натянув футболку, пошла за малым.

В шесть вечера задребезжал входной звонок. Вытирая руки, я вышла в коридор, посмотрела в глазок и застыла. Немеющей рукой открыла замок. На пороге стоял Виктор.

— Привет.

— Привет. — Он вошел, не дожидаясь приглашения. Остановился на пороге. — Ты готова?

— К чему?

— Вещи собрала?

— Какие вещи?

— Мы на дачу едем. Я же говорил.

— Куда?!

— Дядя Витя! — Димка выскочил в коридор и, притормозив, протянул ему ладошку для рукопожатия. — Ты вернулся?

— Привет. — Тот пожал ему руку как взрослому.

— Ты насовсем?

— Дима! — меня качнуло в сторону.

— Да. Поедем на дачу?

— К бабушке?

— Нет. Ко мне.

— Мам? — сын уставился на меня.

— У меня сейчас пирожки сгорят. — Развернувшись, ушла на кухню, встряхнув головой. Что за?! Что это происходит сейчас?!

Виктор появился за моей спиной через пару минут.

— Тебе тут еще долго?

— Вить, ты считаешь нормальным вот так..?

— Рит, давай поговорим позже. Иди, собери необходимое. Я послежу за духовкой.

— Ты… ты…

— Да. Я знаю. Со мной нелегко. По крайней мере, вначале. Потом ты освоишься.

У меня зазвонил телефон. Лиля.

— Привет. Мы выезжаем в твою сторону.

— Привет. Люль, я даже не знаю, что тебе сейчас сказать.

— А? Что-то случилось?

Я в недоумении уставилась на свой телефон, а потом протянула его Виктору.

— Это Лиля. Сестра. Она меня на дачу к родителям собирается забрать.

Он, оценив мое состояние, взял трубку и кивнул в сторону коридора:

— Купальник не забудь.

Вернувшись минут через десять в кухню, с сумкой в руках, я увидела Виктора сидящим за столом. Два противня с пирожками стояли на плите.

— Ты готова?

— Что с Лилей?

— Они едут с нами.

— С нами?

Он встал и подошел впритык ко мне. Поправил волосы.

— Не надо. Не вздрагивай так.

— Вить, что ты делаешь?

— Сейчас?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Вообще.

У меня опять зазвонил телефон. На этот раз мама.

— Привет, мамуль. — Разговаривая с ней, я не сводила взгляд с Виктора.

— Маргарита, вы что там чудите? Я вас жду, а Лиля только что сказала, что…

— Мам, не знаю, что тебе она сказала, но я уже собралась и выезжаю в твою сторону.

— Да? Что у вас происходит? Вы уж согласуйте как-нибудь. Мне картошку ставить вариться?

— Ставь.

— А Лиля? Ты с ней говорила?

— Сейчас поговорю.

— Дай мне Димку. Сто лет его не слышала.

— Мамуль, я наберу тебя чуть позже. Мы в дверях стоим.

— А… Ну, хорошо. Так, а Лилия с Аркашей? Они будут?

— Я перезвоню.

Отключившись, стала искать телефон сестры. Виктор вдруг схватил меня за кисть руки и отвел ее в сторону:

— Ты не сбежишь. Я не дам.

— Отпусти.

— Нет, Сказка. Нет. — Он обхватил меня за талию и прижал к себе. Второй рукой взял за шею, притягивая еще ближе. — Не дергайся. — И наклонившись, поцеловал, преодолевая сопротивление, втискиваясь языком внутрь.

— Вик… — Сдавленно прошептала, когда капитуляция стала очевидной. — Что ты хочешь от меня? Зачем?

— Хочу тебя целиком. Всю.

— Я еду к родителям.

— Мы едем к родителям. — Поправил он и снова поцеловал.

Возле парадного стояла машина зятя. Лилька сидела внутри. Аркадий ковырялся в багажнике. При нашем появлении, сестра вынырнула на улицу, расставив руки:

— Димыч! Ловлю!

Малой с разбегу запрыгнул к ней на руки. После скомканного приветствия, я сказала:

— Лиль, едем к нам на дачу.

Она округлила глаза, но, глянув на Виктора, промолчала. Аркадий, чмокнув меня в щеку, поздоровался с Михеевым за руку.

— Так куда? Определитесь уже.

— К нам. — Я не стала больше ничего объяснять.

Двумя машинами мы отправились за город. Во время дороги Виктор молчал. Я не выдержала:

— Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Сказка моя… все будет хорошо. Просто доверься мне.

— Витя!

— Я вчера разбил телефон. Случайно. Твой номер наизусть не помню еще. Почему ты мне не позвонила?

— Я написала смс.

— Отпусти все. Я рядом. Не надумывай.

— Победа! Ты или дурной, во что я не верю, или специально…

— Рит, я успокою тебя. Сегодня ночью успокою. Продержись пару часов.

— Ты…

— Да. Я. — Он положил ладонь на мое колено, и рука медленно поползла вверх. О, святые всех святых! Сердце застучало чаще, чем обычно.

— Прекрати! — собирая по крупицам выдержку, отбросила его руку в сторону.

— Хочешь?

— Успокойся. — Мельком обернулась в сторону Димки, который тыкал пальцем в планшет, сидя в наушниках. — Расскажи сейчас басню о том, что не мог узнать мой номер телефона. Давай. Я с удовольствием послушаю!

— Значит, ты ждала моего звонка? — он сощурился, ухмыляясь.

— Да! Да, черт возьми! И это нормально, если человек пропадает ни с того ни с сего!

— Извини. Я был занят. И расстроен.

— А-а-а! Ну да. Отлично! Я тоже могу устраивать подобное?

— Нет.

— Что?!

Он не ответил, глядя вперед на дорогу.

— Иди в пень, Витя. Мы или на равных — или никак!

— Не злись. Иногда я буду… отлучаться. И обещаю предупреждать. Как-то все навалилось в этот раз. Я злился. Сам на себя, понимаешь?

Мои мысли прыгали как зайцы. Виктор — словно стихийное бедствие — подхватил и понес в нужную ему сторону. На данный момент мы направлялись к родителям. Растудыть твою в качель! Это просто праздник какой-то! Да! И мне предстояло их познакомить. А ну, напомните мне, сколько дней мы… э-э-э… «встречаемся»?!

— Пытаюсь. Если у тебя есть еще какие-то нюансы — самое время озвучить.

— Волшебная моя, ты главное расслабься. Все остальное я решу.

Чувства захлестнули. По спине прошел холодок.

— Знаешь что?!

— Что?

— Прекрати разговаривать со мной, как с маленькой.

— И не думал.

— Вить, отдавай себе отчет в том, что ты делаешь, хорошо? Бушующие гомоны через пару недель успокоятся. И я не хочу выгребать все, что ты успеешь натворить за короткий промежуток времени.

— Ты о чем, Рит?

— О том, что я еще никогда в жизни не знакомила родителей с… со своим… парнем… после нескольких дней знакомства!

— Мы знакомы больше года.

— И что? Хочешь сказать, что обратил на меня внимание еще тогда? При первой встрече?!

— Да.

Он ответил так, что я прикусила язык. Вся злость исчезла в секунду. Что?!!!

— Серьезно? — спросила через пару минут.

— Ты была в голубых джинсах и черной футболке, а в ушах — серьги такие пушистые… длинные…

Кабздец! Он помнил даже такое! О, мама! Как так получилось, что столько времени я вообще не обращала на него внимание?!

— И почему ты… никак… ну… я даже не догадывалась…

— Это не важно. Главное, что сейчас ты в моих руках.

Ах вот как, значит! Зашибись! Я насупилась, понимая, что злюсь на пустом месте, но остановиться уже не могла. Да что он о себе возомнил?! Вломился в мою жизнь, устанавливая свои правила в чужом монастыре! Нормальный вообще?!

Остальную часть дороги к даче родителей мы проехали в полной тишине. Заехав во двор, и, останавливая машину, Виктор сказал:

— Успокоилась?

— Конечно! Ведь для этого достаточно щелкнуть пальцами! Разве нет?!

Он, глядя на меня, вдруг облизал губы:

— Ты красивая, когда злишься.

Поборов оцепенение, собралась с духом и вышла из машины. Димка побежал к дому.

— Идем. — Взмахнула рукой, и пошла на задний двор.


Загрузка...