Глава 24


Поздно ночью, когда все разбрелись по комнатам, я протянула Виктору полотенце:

— Ты в курсе, где летний душ?

— Нет.

— Идем. — Покорно выдохнула в ответ и вышла на улицу.

Он следовал за мной молча, словно тень. Я даже остановилась в какой-то момент, что бы убедиться, что иду не одна.

— Слева шампунь и мыло. — Щелкнула кнопкой, включая освещение. Прошло пару секунд. Виктор наклонился, непроизвольно (или нет?!) заталкивая меня внутрь и выключая лампочку. Обхватил руками и прижал к себе.

— Сказка… что же ты делаешь?

— Что?

— А ты не видишь? Не понимаешь?

От его вопроса я содрогнулась. Даже не от вопроса. У него как-то странно, не по-человечески светились глаза в темноте. Или это отблеск фонаря с соседского участка? Мороз прошел по коже.

— Вик… я пытаюсь успевать за тобой… но мне сложно.

— Рита. — Промычал он мне в макушку. — Ты только не дури. — Он нашел мои губы и протиснул язык в рот, выворачивая мою голову к себе. — М-м-м… твоя нерешительность — это нечто. Расскажи мне свою сказку… я так давно ее не слышал…

— Сказку? — мозги отправились в пешую прогулку. Он о чем вообще сейчас?

— Да… — Виктор схватил мою футболку внизу и сдернул одним махом через голову, словно мешок. Выбросил в проход. — Ты же понимаешь?

Я нифига не понимала! Подхватив меня, и, развернув, усадил себе на талию.

— Вить! — попыталась освободиться.

— Убери руки. — Он тут же отреагировал, почувствовав сопротивление. Поставил на пол, расстегивая джинсы. Рука нырнула внутрь, заставив дернуться. — Мне прекратить? Скажи одно слово — и я уйду.

Мать моя женщина! Ну как тут скажешь?! Его сила действовала словно потоп. Она накрывала волной, не давая возможности для торможения. Казалось, что в мое тело вселяется нечто потустороннее. Каждый его жест, каждое поступательное движение рукой заставляло стиснуть зубы и непроизвольно сжиматься. Большой палец сделал несколько круговых движений, после чего пришлось признать поражение. Да. Он — мой наркотик. Это уже превратилось в зависимость, которую я ждала, не отдавая себе отчета до этого момента.

— Так мне уйти? — просипел где-то над ухом.

— Нет.

— Уверена?

— Да. — Очередной внутренний толчок заставил выгнуться назад.

— Ты нравишься мне такая. — Его футболка полетела вслед за моей.

— Какая?

— Податливая… — Он рухнул на колени, стягивая с меня джинсы. Прижался губами мне между ног… а когда я, практически теряя сознание, стала сползать по стене, поднялся, и резко развернул к себе спиной: — Готова?

А? О-о-о… мать всей вселенной! Виктор прижался сзади и медленно протолкнулся внутрь. Сделал рывок вверх, заставив выдохнуть весь воздух. Отодвинулся, словно выжидая что-то, и, почувствовав мое движение навстречу, с несокрушимостью локомотива задвигался, убыстряясь. Ноги не держали равновесие. Это было похоже на помешательство.

— В-в-вить! Ви-и-и-тя! — я застонала, окончательно потеряв ориентиры, цепляясь руками за кирпичную кладку.

— Держись. — Содрогаясь, выдохнул прямо в ухо.

В тот момент я даже не осознавала всего, что происходило, сосредоточившись на собственных ощущениях полета… Вот! Да! Вот! Она! Эта дорожка к неизведанному! Ах…!!!

… И мир разлетелся в осколки, подхватывая и вынося за рамки сознания…

Сдерживая сладкие судороги, я коснулась губами соленого виска своего мужчины.

— Ты… ты невозможный. — Прошептала куда-то вверх.

— Сказка… — он губами на секунду поймал кончик моего языка и провел по скуле, оставляя влажный след. Повернул к себе, убирая пряди волос за уши. — Моя волшебная…


Укладываясь спать под боком Вити, услышала его шепот:

— Ты моя нежная… блаженная… не рвись никуда. Не надо. — И, сграбастав рукой, придвинул к себе, запустив пальцы мне между ног. А еще через несколько минут над ухом раздалось равномерное дыхание…


Проснулась в десять утра. Одна. Едрена вошь! Ничего себе! Опять?! Димка!!! Первая мысль заставила подпрыгнуть на кровати. Сердце застучало где-то в районе горла. Осознав, где нахожусь, выдохнула. На даче.

Быстро переодевшись в шорты с майкой, потопала в кухню. Пусто. Никого. Выглянула в окно. Картина маслом: на неприкосновенной лужайке с зеленым газоном стоял надувной бассейн. Вокруг суетились все. Димыч скакал рядом с насосом. Супер. И как теперь привести его в чувство?! Бли-и-ин!

— Дима! — я вышла на крыльцо. — Ты зубы почистил? Всем доброе утро.

— Да! Мы с дядей Витей почистили! Привет, ма!

— Замечательно. — Прошипела сквозь зубы и пошла за умывальными принадлежностями. На улицу не стала выходить. Им всем и без меня весело!

Не успев толком умыться, увидела Виктора. Он зашел в кухню, наблюдая за моими манипуляциями.

— Как ты?

— Отлично. — Сказала сквозь слой пены во рту. Сплюнула и стала умываться.

— Я тебя отвлеку на пару минут. — Он подхватил меня за талию, увлекая внутрь дома. — Ты же не против? — его руки нырнули под футболку, задирая ее вверх. Губы нашли грудь. И мы застонали одновременно.

— Прекрати. — Нашла в себе силы для сопротивления. — Погоди!

— Говори. — Он прижал меня к стене, упираясь кулаками по бокам. Его глаза оказались очень близко. И никакие они у него не желтые, а светло-зеленые, как оказалось.

— Сюда могут войти в любой момент.

— Все заняты. Не переживай. Так что не так?

— Ты забываешь предохраняться. Прерывание — это не та защита, на которую можно полагаться.

Виктор вдруг сощурился, после чего наклонился, оттянул пальцем вырез моей футболки вниз и кошачьим движением провел языком от солнечного сплетения до подбородка.

— Ты меня слышишь?! — Я готова была кусаться. Чувство предвкушения заставляло забыть обо всем. Рядом скрипнула входная дверь. Михеев подхватил меня под руки и рывком затащил в комнату.

— Слышу. — Ответил негромко, после чего поцеловал, сдерживая мои попытки освободиться. Прижав меня бедрами к стене, не давал вырваться до тех пор, пока я не обмякла. Твердость его намерений выпирала так, что сомнений на этот счет не оставалось. Он развернул меня, лизнув затылок.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Подожди!

— Наклонись. — Обычное слово, прозвучало как приказ. — Ну! — после чего схватил, заставляя прогнуться. Вошел плавным движением, и, намотав волосы на руку, стал двигаться, заставляя закусить губы. — Проскули мне нашу сказку, Рит, я хочу услышать… Ну же! — сделав шлепок, по заднице, стал набирать темп. О. Мой. Бог!

Его удары в меня накручивали чувства на невидимую катушку. Мир летел в пропасть. Выходя на последний рубеж — замерла, содрогаясь в конвульсиях оргазма. Воздуха мне! О, силы небесные! Пожалуйста! Еще глоток! О-о-о-о… дайте опору! Сколько и как я ждала и жаждала этого!!! Из горла вырвался сдавленный стон…

В последний момент моей осознанности, Виктор забился сзади сильнее прежнего, и, застыв на доли секунды, впечатал меня в стену, выдыхая:

— Пффф… Да! Да, моя хорошая! Да!! — прикусил мое надплечье, сжимая руки и тяжело дыша.

— Хватит. Прекрати. — Возвращаясь в мир смертных, прошептала в ответ.

— Рита…

— Что? Больно..?

— Ты придурок?!

— Не смей. — Он вышел из меня резко, с неприличным звуком. Но в тот момент никому не было смешно.

— Да что с тобой?! Что ты творишь?! Я не хочу бегать на аборты!

— Тс-с-с. — Он резко закрыл мой рот рукой. — Увидев мои квадратные глаза, сказал: — Если вдруг это случится — будем рожать.

— Что?! — освобождаясь, чуть не упала. — С ума сошел?!

— Не вырывайся, Рита. Не отпущу. — Натянув спортивные штаны, открыл дверь и вышел.

Вытерев себя влажными салфетками, села на кровать и, дрожащими руками, обхватила голову. Почему все так сложно? Таких отношений у меня еще не было. Ни поговорить, ни пошутить. Бронетранспортер, мать его! Какое рожать?! Внутри все переворачивалось от раздражения и гнева. В понедельник с самого утра поскачу на прием к гинекологу!

Выйдя во двор, села под виноградным шатром. Налила себе сидра в стакан и достала сигарету. Рядом нарисовалась Лилька.

— Тори, что с тобой?

— Ничего, Лиль. Все в порядке.

— Рит!

— Идем на берег?

— Идем.

И мы пошли. Вначале молча. Потом все больше и больше разговаривая. Лилька сыпала вопросами. Я огрызалась. Все как всегда.

Когда нырнули в прохладную воду, она вдруг спросила:

— Ты чего такая злая?

— Что?!

— Чего тебя так колбасит?

— Отстань.

— Поругалась со своим?

— Он не мой!

— А чей? — Лилька скорчила невинную рожицу.

— Не доставай меня.

— И не думала.

Мы какое-то время плавали молча, после чего сеструндель не выдержала:

— Мара!

— Чего?

— Да колись уже! Что произошло?

— Ничего. Разборы полетов с танком.

— И как? Гусеницы потерялись по дороге?

— Люлька! Помолчи! Нет у меня сил оправдываться, понимаешь?! Я и сама не знаю, чего хочу! А тут еще вы все со своими претензиями!!!

— Какие претензии?

— О-о-о… — простонав, поплыла в сторону.

— Торка! — это она иногда сокращала прозвище «Торнадо» — Я тебя удавлю сейчас!

— Отстань от меня! — сделав несколько гребков в сторону, распласталась на спине в форме звезды.

— Рита!

— Иди домой! Ну, какого лешего ты за мной увязалась?!

— Это я увязалась?! Между прочим… — договорить она не успела. Два сильных всплеска воды и рядом вынырнули Аркадий с Виктором.

Хлебнув воды, закашлялась. Ну, кто их припер сюда?! Даже поругаться нормально не дадут!

— Лилу! А ну иди ко мне! — зять нырнул и подхватил мою сестру, которая попыталась вырваться. Куча брызг и смеха. Я глянула в их сторону и опять распласталась на воде.

— Торнадо.

Сделала вид, что не слышу.

— Не молчи. Пожалуйста.

— Иди в пень… «Победа»!!!

— Иди ко мне. — Витя подплыл ближе, коснулся руки.

— Отстань!

Он резко нырнул и выскочил из воды прямо подо мной, хватая меня в охапку, после чего, стал целовать.

Мы шли ко дну не прерывая поцелуй… Вик, прижимая меня к себе, не давал вырваться. Секунда, две, три, четыре! А потом резкий старт вверх!

— Пусти! — скорее раздосадованная, чем довольная, оторвалась от него и поплыла к берегу. — Идиот!

Вышла и обернулась, глядя на него. Ох, ёпстудэй! Геракл! Шварц, выходящий из воды! Полпляжа застыло с отвисшими челюстями. Ага. Да. Картинка из рекламы дезодоранта. Ха! А теперь, господа-товарищи смотрим на дружелюбное лицо этого Аполлона! Ой! А что не так?! Куда делся аху… восторг?!

Я схватила полотенце и закуталась в него:

— Михеев! Если ты еще не понял! Свои желания и условия ты будешь задвигать кому угодно, но не мне!

На секунду показалось, что мне сейчас прилетит. Выражение его лица говорило именно об этом. Еще за доли секунды я подумала о том, что один его удар вышибет из меня всю жизнь. Потом мелькнула мысль о Димке.

— Как ты меня назвала?

— Что?

— Повтори.

— М-михеев…

Он вдруг подхватил меня, положив на плечо, и зашагал по тропинке, в сторону дачных участков.

— Вить! Витя! Ты что творишь?! — мир сосредоточился в районе его задницы, которая перекатывалась мышцами при каждом шаге. Перед глазами так же мелькали его ноги и песок с травой. — Михеев!!!

Он остановился и поставил меня на ноги.

— Да?

Пытаясь захватить ртом воздух, не смогла ответить.

— Сказка, ты просто чудо.

— А?

— Давай заберем Димку. Вода в бассейне нагреется еще не скоро.

Пытаясь восстановить дыхание и сфокусировать зрение, смысл слов доходил ко мне не сразу.

— Куда заберем?

— Сюда. На берег. К нам.

— М-м-м…

— Что с тобой?

— Тошнит. Не хватай меня так. — Я судорожно пыталась вдохнуть. Вестибулярный аппарат медленно настраивал свои функции. Ягодицы Виктора до сих пор мелькали перед глазами. Сделав пару шагов в сторону, прислонилась лбом к стволу сосны.

— Рита…

— Погоди. — Постояв так какое-то время, обернулась: — Идем.

Он молча взял за руку и пошел.

— Сказка, успокойся, пожалуйста.

— Ага. Да.

— Не сердись. Просто расслабься и доверься мне.

— А что еще мне сделать?

— Ты привыкнешь. Это дело времени.

— Мы словно с разных планет. Что значит «привыкну»?! Что значит «я тебя приручу»? Вообще охренел?!

— Стой. — Он схватил меня за руку, заставляя остановиться. Поправил мне волосы, притянув к себе ближе. — Чего ты?

— А?!

— Почему ты злишься?

— Вить, запомни, пожалуйста: не надо на меня давить! И не надо принимать решения в одиночку! Уяснил?!

— Да. Только у меня будет просьба.

— Валяй.

— Не повышай на меня голос, хорошо?

Вся моя спесь тут же исчезла, а вместо нее появился страх. Судя по всему, это отразилось в моих глазах, потому, что каменное лицо Виктора дрогнуло, и он попытался улыбнуться:

— Вот и договорились.

Я вырвала свою руку.

— Не трогай меня.

— Рита.

— Что еще?

— Сказка… что с тобой? Остынь… — Он сделал быстрый шаг и обнял, мягко прижимая к себе. — Тихо, тихо. Все хорошо.


Загрузка...