Глава 28


Расположившись за столиком, стали рассматривать меню, хоть и знали его наизусть. Сделали заказ знакомому официанту.

— Ты похудела.

— Да. Знаю.

— Диета?

— Нервы.

— Извини. Понимаю. Как Дима?

— Нормально. Собираемся в школу.

— Ну да… Что произошло? Расскажешь?

— Саш, вкратце ты и так знаешь. А углубленно — оно тебе не надо. Я стараюсь не вспоминать то, что пережила. Да и мы же здесь не для этого, правда?

Официант принес воду, напитки, знакомую корзинку с постной выпечкой. Улыбаясь, спросил:

— Давно вас не видно. Неужели наша кухня разочаровала?

— Нет, что вы. Все чудесно. — Смутилась я в ответ.

Он вдруг поставил на стол небольшую шкатулку.

— А у нас теперь есть сундучок-провидец. Вы можете вытянуть для себя предсказание. Прошу.

Делать нечего. Я достала небольшую бумажку скрученную в трубочку. Сашка, печально усмехнувшись, сделал то же самое. Поблагодарив официанта и оставшись наедине, стали читать каждый свою записку. У меня значилось: «Чтобы увидеть радугу, нужно пережить дождь».

— Забавно. — Алекс положил свой листик передо мной: «Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете». — А у тебя что?

Я показала.

— Вот и не верь после этого в подобную чепуху. — Он налил нам коньяк. Я дернула плечами, ощущая странный озноб. — Тебе холодно?

— Нет. Все пучком.

Внимательно проследив за мной взглядом, Саша поднял бокал:

— За нас?

— За встречу.

Сделав пару глотков, он протянул руку и положил на мою.

— Рит, давай поговорим, как взрослые люди. Без всей мишуры и высоких материй.

— Давай.

— Я буду задавать вопросы тебе, так как свои ответы я прекрасно знаю, иначе не сидел бы здесь сейчас. Отвечай только искренне, пожалуйста. Хорошо?

— Хорошо. — Спиртное, попав внутрь, горячим ручейком проделало русло в желудок. Теплая ладонь на моей руке вызывала дрожь.

— Тебе хорошо было со мной?

— Ты про постель?

— Не только. В общем и целом — хорошо? Комфортно?

— Да.

— Я тебя может чем-то обижал или раздражал?

— Нет.

— Вся проблема состоит в Диме, который стал ревновать и я неправильно среагировал в какой-то момент. Да?

— По большому счету — да.

— Других моментов для разрыва нет? Или есть, но я о них не знаю?

— Н-нет… — эк он меня разложил по полкам!

— Значит надо решить только это. — Алекс добавил нам коньяка.

— Ты забываешь, что мы не на пороге расставания, а расстались больше полугода назад.

— Тем лучше. Пей. — И он чокнулся с моим бокалом, ожидая, когда я присоединюсь.

— И что хорошего в этом? — поинтересовалась, сделав еще глоток.

— Дима за это время успокоился и повзрослел. Мы не будем его торопить. Да. Признаю — был не прав, когда вместо того, что бы найти с ним точки соприкосновения — пустил все на самотек. Но еще не поздно все исправить.

— Как? — вопрос вырвался прежде, чем я успела сообразить.

— От тебя я попрошу лишь одно.

В этот момент нам принесли заказ.

— Еще что-нибудь желаете? — поинтересовался официант.

— Нет, спасибо. Все отлично.

— Приятного аппетита.

— Спасибо…

Но никто к еде так и не притронулся.

— Поговори с сыном. Только не в ключе: «Чего тебе не хватает? Ты должен меня понять и подстроиться», а «Дай шанс мне быть счастливой. Я всегда буду тебя любить. И это не изменится никогда. Кто бы ни был со мной рядом». С тебя — разговор. Не нотации, а обычная беседа. Все остальное — мои заботы.

— Са, ты думаешь, что он не в курсе? С ним говорила не только я. Женя, Лиля — мы все пытались…

— Значит не теми словами. Диме сложно понять «мама любит дядю». Ему легче осознать «мама любит тебя, несмотря на то, что рядом появился дядя».

— Не знаю… может ты и прав…

— Попробуй. Хуже, чем есть сейчас ведь уже не будет, правда?

Я сосредоточенно посмотрела на Сашу. Что должен испытывать ко мне красивый, взрослый, самодостаточный мужчина, что бы вот так пытаться вернуть наши отношения? О, мама дорогая! Как долго и болезненно я выбиралась из ямы, а теперь, буквально за полчаса упала на самое дно. Ага. Я так думала. Это было не дно, так как снизу вдруг постучали.

Возле нас появился Виктор. Он взял соседний стул и приставил к нашему столу спинкой вперед. Оседлав его, посмотрел вначале на меня, а потом на Александра. Мой вдох потерялся где-то в районе солнечного сплетения. Волна жара прошлась по коже, после чего ее стало покалывать.

— Ты?!

— Ну да. Я же говорил, что освобожусь сегодня раньше.

— Откуда ты… как..?

— Это имеет большое значение?

Алекс внимательно, даже не дрогнув, смотрел на эту груду мышц в костюме, не сводя с него темный взгляд. Витя, заметив это, повернулся к нему. И в один момент у них возник эдакий Стердаун (от англ. staredown — “смутить пристальным взглядом”) или битва взглядов, дуэль взглядов — процедура-ритуал перед началом любого боя, принятая в мире единоборств и являющаяся неотъемлемой частью любого бойцовского шоу — примеч. авт.).

Это длилось самую длинную минуту в моей жизни. Потом нервы сдали.

— Прекратите! — бахнув кулаком по столу, заставила обратить на себя внимание. Они вздрогнули оба одновременно, так как не ожидали от меня подобной реакции. Почувствовав, как по спине потекла холодная струйка пота, я резко выдохнула. Мать моя женщина! И это все происходит из-за меня?!

О, мироздание! Где и когда я успела накакать фиалками или изрыгнуть радугу во вселенную?! За что мне такие мексиканские страсти?!

— Стоп! Прекратите это немедленно. — Прошипела сквозь зубы. Потянулась к бокалу и допила коньяк. Выдохнула. На меня устремились две пары глаз. Ах ты ж, господи!

— Рит, а это кто? — спросил Алекс, потянувшись к бокалу. Опупеть. Совсем бесстрашный.

— Это… Виктор.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— И кто он для тебя?

Вопрос на тысячу условных единиц! Вик, судя по всему, немного опешил от такого откровенного пренебрежения. Одна его бровь поползла вверх.

— Давай что ли выйдем… поговорим?

Сашка допил коньяк и они вдвоем, словно по команде поднялись.

— Стоп я сказала! — не выдержав напряжения, рявкнула на весь ресторан. Поморгав пару длинных секунд, сделала глубокий вдох. — Так как мирным путем сложившуюся ситуацию, судя по всему не решить — я беру «тайм-аут». На неделю. Нет. Лучше на две.

— Сказка, иди в машину. — Вдруг ласково попросил Виктор.

— Ты меня не услышал? — откуда во мне взялась эта храбрость — ума не приложу. Мужчины наблюдали за мной молча. Достав кошелек, вынула, не глядя деньги, положила на стол и кивнула в сторону выхода:

— Улыбаемся и машем. А точнее: встаем и уходим.

На улице я стала искать в телефоне номер такси.

— Идем, поговорим. — Кивнул в сторону Виктор, глядя на Алекса.

— Нет!!! — блин, нервы ни к черту. Меня трясло. — Нет, Витя. Никаких «поговорим»! Сейчас мы все разойдемся на все четы… три стороны! Это ясно?!

Виктор, словно не слыша моих слов, достал пульт от машины и нажал.

— Тори. — Кивнул, в сторону автомобиля.

— Ты забыл, что дал мне неделю на «подумать»?!

Он вдруг в один момент оказался очень близко.

— Нет. Я дал тебе неделю на то, что бы распрощаться с ним.

Как ни странно, страх тогда придал мне силы. Сделав шаг, и взяв Алекса за локоть, потянула его в сторону.

— Саш, уезжай. Пожалуйста. Мне не нужны разборки между вами.

— Рит, а это вообще кто?

— Не важно.

— Неужели?!

— Он помог мне вернуть Диму.

— И поэтому ты сейчас с ним?

— Не задавай вопросов. Прошу тебя.

— Прекрати это. — Он вдруг освободил руку. — Я не маленький мальчик.

— Мне так будет спокойнее. Пожалуйста! — стараясь не переходить на крик, снова потянула его к машине. Набрала номер такси и назвала адрес. Пообещали машину через пять минут.

— Подожди. — Саша вдруг остановился, соображая. — Зачем ты пришла?

— А сам как думаешь? — встретившись с ним взглядом, печально поджала губы.

— Для меня это означает одно: ты не против сделать попытку все вернуть. Да?

— Саш, иди. Пожалуйста…

— Ответь мне.

— Да…

— Хорошо. Я уеду. Но только после того, как увижу, что ты садишься в такси, а не к этому… неандертальцу.

— Договорились.

— Позвони мне, когда будешь дома.

— Обещаю.

Он открыл авто и прежде, чем нырнуть в салон, наклонился, целуя в щеку.

— Я жду.

Собрав остатки сил, развернулась и подошла к Виктору.

— Зачем ты здесь?

— Рита. Сядь. В. Машину.

— Ты в курсе, что крепостное право отменили еще в тысяча восемьсот шестьдесят первом году?

— Если я до сих пор тебе еще плохо объяснил… — он выдохнул сквозь зубы и наклонился ближе: — Ты прикреплена теперь ко мне, словно земля к колхозу. Села. Быстро.

Проигнорировав направляющий кивок головы, повернулась к подъехавшему автомобилю с шашечками по бокам.

— Вик… у меня нет слов… Успокойся, пожалуйста… — сделала несколько шагов в сторону. Он схватил за руку, заставив остановиться. — Отпусти.

— Сказка… не надо. — Выражение его лица заставило сжаться. Я даже задохнулась вначале, но потом, глядя ему в глаза выдала:

— Прости… Вить… я очень тебе благодарна… но какой-то частью продолжаю его любить… прости… мне надо подумать. Разобраться в себе.

В это мгновение мне показалось, что время остановилось. Даже воздух словно «повис». Зря. Вот что, по вашему мнению, должно было бы произойти после такого откровения? Какая реакция? Обида? Разочарование? Оскорбление, в конце концов! А робот Вэртэр застыл лишь на пару секунд, после чего спокойно сообщил:

— Это пройдет. Дело времени. Садись. — И снова кивнул в сторону авто. Колени предательски затряслись.

— Вик… ты…

— Не отдам. Иди.

— Стой! Ты что, не понимаешь?!

— Рит, ты переболеешь. Не нагнетай сейчас. — Его глаза при этом стрельнули, будто что-то мелкое и быстрое пробежало по земле. Остановились на машине Саши. Тот вышел и молча наблюдал за всей этой сценой. Предчувствуя что-то нехорошее, я нашла в себе силы заорать: — Один на лево, второй — на право! У меня все! Зае… долбали! Ни видеть, ни слышать никого не хочу!

— Рит…

— Свободны! Оба!!!

— Сказка…

— Муся…

Ах, что б вас колотило и подбрасывало, как меня сейчас!

— Оставьте меня!!! На две недели!!! — усевшись рядом с водителем такси, прошипела: — Подождите. За простой я доплачу.

Этого не потребовалось. Виктор, сев за руль нажал на газ. Его машина с ревом унеслась прочь. Ну, слава Богу! Значит, гордость таки посетила закрома его личности. После этого уехал Алекс. Не давая себе возможности задуматься, прошептала:

— Едем. — Дрожащими пальцами нашла телефон Женьки.


Загрузка...