Глава 30


О-о-о, боже! Как же это вкусно! Мы ели форель с рисом и запивали все это добро сухим вином. А потом был сыр всевозможных сортов и тарталетки с икрой.

— Ну, вот как тут похудеть?

— М-м-м? — Жека, отпив из бокала, расслабленно откинулась назад.

— С таким ужином — никакой возможности!

— И кто бы свистел?! Все твои пироги и плюшки не идут ни в какое сравнение!

— Не буду больше. Вот честно! Не стану больше их готовить! Клянусь своими щеками!

Олег с Максом заржали в унисон.

— А я иногда с тоской вспоминаю твой пирог с рыбой… — мечтательно протянул Максим. — Научи Женьку, а?

— Говно-вопрос!

— Супер. Устроим завтра мастер-класс! — поддержал Олег.

— Одуреть. Нашли шеф-повара! — я со смехом покачала головой.

— И еще вареники с капустой! — добавила Женя.

— Точно! — после чего они хлопнули ладонями между собой.

— Идите в пень. Я завтра буду помирать полдня с бодуна. Какие вареники? Издеваетесь?

— Вот мы тебя и вылечим. Будет кулинарная терапия! — Макс благоговейно запустил глаза под лоб.

— Я вообще-то в гости приехала. А это значит — от-ды-хать!

— Труд, он, облагораживает. — Процитировал Олег голосом кота Матроскина из мультфильма «Трое из Простоквашино».

— Ага. Если быть точным: «Совместный труд, для моей пользы, он — объединяет!» — не удержалась в ответ.

И мы стали хохотать так, что казалось, дрогнут стены.

— Мам, я кушать хочу! — Димка ворвался, словно ураган. Вслед за ним появился Ричи и устрашающих размеров пума. Шучу. Кот размером с собаку. Такой же черный с длинной шерстью, как и овчарка.

— Ну, наконец-то! Созрел!

— Димыч, что будешь? — Женя тут же засуетилась. — Форель? Может рис? Салатик есть. Сыр…

— Давай рыбу.

— Дим! ДавайТЕ. — Поправила я. — И не забывай про слово «пожалуйста»!

— Не бурчи. — Скорчила мне рожу подруга.

— Ты руки помыл?

Олег, подхватил малого подмышки, направляясь к умывальнику:

— Мамаша! Вы только не нервничайте!

— Распустите мне малого!

— На то мы и крестные!

— Не факт. Я еще буду смотреть на ваше поведение.

— Коза!

— Разумеется.

— А крестины когда?

— Не знаю. Надо пойти в церковь. Договориться. Как-то времени и сил у меня нет на все это…

— А давай я займусь? — Жека с надеждой уставилась на меня.

— Ради бога!

— Вот и отлично.

— Только есть один маленький вопрос. — Макс придвинулся ко мне поближе. Взял за руку и поцеловал. Увидев мои круглые глаза, сдержал смех. — Маргарита, я говорил тебе, как сильно тебя люблю?

— Ого! — я перевела взгляд на подружку. Женька стала приглушенно смеяться, закрывая рот рукой.

— Э! Стоп! — Олег тут же метнулся к нам и присел с другой стороны от меня. Взял вторую руку. — Не верь ему! Ритуля, поверь, такого крестного как я — тебе не найти! И я тоже тебя люблю! — после чего приложился губами к моим пальцам и поиграл бровями.

— Ах вот вы о чем! — со смехом освободившись, стала корчить разочарование. — Ну-у-у… даже не зна-а-аю… Надо подумать.

— Ма? — Димка в непонимании уставился на нас, перестав кушать.

— Дядя Максим и дядя Олег оба очень хотят стать твоим крестным.

— А что значит крестным?

— Помнишь, мы с тобой этой весной ходили в церковь, пасху святить? Тебя еще такой толстый мужик водой обрызгал?

— Это с веником который и с бородой?

— Да. — Мы в ответ стали смеяться. — Так вот. В церкви есть такой обряд. Называется крещение. Говорят, что после него у человека появляется ангел-хранитель.

— Ух ты!

— Ага.

— А я могу выбрать, или какого дадут?

— Что выбрать?

— Ну, ангела?

— Э-э-э… — найти слов не смогла.

— Можешь выбрать. — Уверенно заявила Жека, игнорируя наши взгляды.

— Да?! — Димыч зачарованно уставился куда-то в сторону, что-то обдумывая.

— Да. Тебе можно.

— Супер.

— Кушай. — Напомнила я сыну. — Во время этого обряда у тебя появятся крестные. Духовные родители. — Выразительно посмотрев на остальных, ехидно улыбнулась.

— Родители?

— Ну да. Типа понарошку. Вот дядя Макс и дядя Олег пытаются завоевать честь стать твоим крестным.

— А? — малой жевал, словно хомяк, и явно его мысли были уже где-то далеко.

— Я уверен, дорогая, что ты сделаешь правильный выбор. — Олег придвинулся ближе и добавил мне в бокал вина.

— Ритуля, не слушай этого подхалима. Разве можно доверять плей-бою? — Максим придвинул ко мне блюдо с сыром.

Их откровенно мнимое и с тем же веселое соперничество заставляло давиться от смеха всех.

— Ох. Вот это вы гоните! — трясясь от душившего хохота, я нашла силы сделать строгую мину: — Пока никому ничего не обещаю. Время еще есть, а потому извольте усмирить ваши потуги продвинуться в этом направлении или продвинуть меня.

Женя хрюкала, лежа на столе.

— Любезная. — Обратилась я к ней. — Вы не следите за будущим крестником. Подлейте ему компоту…


Перед сном мы еще поболтали с подружкой тет-а-тет о моем любовном треугольнике, но так ни к чему толковому и не пришли. Ко всему прочему, очень угнетала мысль о том, что одному из мужчин мне предстояло сделать больно. М-да… Засыпая, мысли клубились и пытались найти ответы на вопросы. Бесполезно. Прижав к себе сына, уснула глубоким неспокойным сном.

Проснулась утром. Одна. Сердце забилось в груди. Дима! Натянув халат, выглянула в коридор. Тишина. Дрожащими руками нашла телефон, набрала Женьку:

— Где малой?!

— С нами. Ты чего орешь?

— Фух. Хорошо. Вы где сейчас?

— На улице. Ты уже проснулась?

— Эм-м… Арнольдовна! Ты иногда высаживаешь меня на такой остановке, что дальше просто тупик. Ну а как бы я тебе позвонила, если бы еще спала?

Подружка лишь расхохоталась в ответ:

— Супер! Буду теперь тебя цитировать! Дуй к нам.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ес, май фюрер!


Димыча с Женькой увидела издалека. Они сидели на огромной качели и что-то рассматривали. Подойдя к ним и чмокнув сына спросила:

— Привет. Что тут у вас?

— Не мешай. Мы ангела для Димки выбираем.

— Ха? — заглянув на экран планшета, увидела каких-то немыслимых воинов с крыльями: явно персонажи из какой-то игры. — Да ну!

— А ты думала! У нас все серьезно. Как тебе этот?

— Шикарно. Вы уже позавтракали?

— Да. Дай нам еще пять минут, и я тебя покормлю.

— Не… кушать не хочу. Мне бы кофе…

— Маргарита, дорогая, кофе и гора круассанов ждут тебя в беседке. — Словно из воздуха нарисовался рядом Олег.

— Ух ты. Вот это сервис.

Макс стоял возле стола с красной розой в зубах и белым полотенцем, перекинутым через руку, показывая всем видом, что готов прислуживать. Развеселившись, уселась и сделала пару блаженных глотков кофе.

— Хватит паясничать. Словно дети малые. Не переживайте. Решение я уже приняла. Никого не обижу.

Увидев недоуменные лица, стала не спеша жевать круассан.

— Издевается. — Прокомментировал Олег, взглянув на Максима.

— Точно. — Ответил тот и перевел на меня сощуренные глаза.

— Ладно. Что-то я шибко добрая сегодня. — Доев, стряхнула крошки. — Возьму две пары крестных. Слышала, что так тоже можно.

— О-о-о… такая мудрая женщина… нет слов! — Макс протянул мне розу. — А кто второй крестной будет?

— Лилька разумеется. Кто ж еще?

— Что Лилька? — Женька зашла в беседку.

— Крестной будет. Второй. Надо только найти вменяемого батюшку. А то наш балаган-лимитед не каждый осилит. — Заулыбалась я в ответ.

— Ма, а где дядя Витя? — вслед за подружкой вошел Дима. Я поперхнулась кофе и стала кашлять.

— У него сегодня выходной. — Объяснила Женя. Она смущенно потерла лоб рукой и спросила, обведя нас всех взглядом: — Ну что, когда будем печь пирог с рыбой?


Пока я находилась в гостях — все было более-менее нормально, но стоило оказаться дома — вдруг накрыла такая тоска, что хотелось выть на луну.

Выйдя на балкон в поисках банки с медом, увидела в соседнем дворе внедорожник. Сердце непроизвольно сжалось. Итак. Что мы имеем? Два воздыхателя и полный внутренний раздрай. Подумав немного, зашла в комнату к Димке и сев с ним рядом, обняла:

— Ну, мам! — он попытался вырваться, так как, судя по всему, я помешала его игре на планшете.

— Сынуль… я тебя очень-очень люблю!

— Я тоже тебя люблю. — Он чмокнул меня в подбородок.

— Знаешь, хотела сказать… Я буду всегда тебя любить. Всю жизнь. Несмотря ни на что, понимаешь?

— Да. И я тебя.

— Просто что бы ты всегда об этом помнил. И если вдруг когда-нибудь покажется, что моя любовь вдруг стала меньше — гони от себя эти мысли поганой метлой. Договорились?

Видя непонимание в глазах сына, добавила:

— Ну, вот, к примеру, когда я встречалась с дядей Сашей. Ты же решил, что я стала меньше тебя любить, да?

— Да…

— Может я и вела себя слишком строго и злилась больше, но это было по другой причине. — Обняла малого еще крепче. Слезы сами покатились из глаз. — Мою любовь к тебе никто не разрушит и не изменит.

Димка какое-то время сидел застыв, но потом стал копошиться.

— Ма, а что завтра будем делать?

— Тебя надо к школе собрать: погладить форму, рубашки; портфель сложить, цветы купить. И работу мою никто пока не отменял. — Усмехнувшись, ссадила малого с коленей и отправилась на кухню. Там, размышляя о своей непутевой жизни, начала готовить. Все как всегда: когда нервничаю — надо чем-то занять руки.


Загрузка...