Глава 31


В восемь вечера зазвонил телефон. Сестра. Мешая картошку на сковороде, ответила:

— Привет Лиль.

— О! А где делось мое прозвище?

— Дыши ровно. Я сегодня добрая.

— Пха-ха-ха! С чего бы это?

— Надо же когда-то начинать.

— Как ты там?

— Все заш… отлично.

— Не буду тягать кота за… У меня на завтра нарисовались билеты в планетарий.

— И?

— Можно я Димку у тебя украду?

— Э-э-э…

— Вот и договорились.

— Пока ты еще не изошлась на пену от восторга, хочу напомнить: послезавтра первое сентября и нам надо готовиться.

— Все я помню. Только Димка-то тебе зачем? Целый день портфель собирать?

Я задумалась. Логично.

— Ладно. — Тяжело выдохнула в ответ. — Когда вас ждать?

— А если сегодня?

— Чего?!

— Мы б его забрали, а завтра с утра бы и поехали, потом в кафешку… мороженое, все дела. А к обеду обязуюсь вернуть твое сокровище. Честное пионэрское!

— Прекратите мне баловать ребенка.

— Мне можно. Я законная тетка.

— И не попрешь ведь против фактов. — Пробурчала себе под нос.

— Ну, так как?

— Оно кагбэ да… но нет. Давай завтра утром.

— Тори… ну ты как маленькая. Я тебе квартиру освобождаю, для извращений и плотских утех на ночь, а ты кочевряжишься.

«Ох, было бы с кем… утешаться» — мелькнуло в голове, но вводить сестру в курс событий не хотелось. Меньше знает — красочнее сны.

— И кто из нас маленькая? Из козырей надо сразу заходить, а не под конец выкладывать. — Рассмеявшись в ответ, дала добро: — Ладно. Забирайте сегодня.


Сообщив Димке радостную для него новость, я собрала небольшой пакет с вещами и через час вручила свое солнце Аркаше с Лилей у подъезда.

Вернувшись в пустую квартиру — заскучала. Наготовила еды. Кому? Зачем? Посмотрела на сковородку с жаренной картошкой и сердце вдруг сжалось. М-да… дела. Опустила взгляд на браслет, украшающий кисть руки (подарок Саши) и запечалилась еще больше. Что ли на дискотеку какую-то для старперов рвануть? Грустно улыбнувшись, достала бутылку рома.

«Алкоголизм с такими темпами не за горами» — подсказало что-то внутри. Отмахнувшись от доводов рассудка — налила себе и сделала пару глотков. Итак. Надо что-то решать. Две недели — это блажь. Если сейчас не знаю — то и потом ответа не будет.

Ковырялась в себе около часа. Может больше. «Без кого мне пусто?» — задала себе вопрос, процеживая сквозь зубы вторую порцию спиртного. Ответ появился как-то сам. Я даже опешила, что не пришлось мучиться долго. Выпила еще, пытаясь оттянуть время и набраться храбрости для разговора. В какой-то момент выдохнула. Пора.


Ожидая такси, я стала набирать сообщение Женьке:

«Пишу тебя письмо на сапоге убитого товарища…»

«Ты нормальная?!»

«Неа. За это ты меня и любишь»

«Рит, ты чего?»

«Еду вершить судьбу. Пожелай мне удачи»

«Вах! Серьезно? Ты таки решила?»

«Да»

«Не томи!»

«Завтра. Все завтра»

«Ну не коза?!»

«Бгы-гы-гы»

«Не выкаблучивайся. Я требую влажных подробностей!»

«Фи! Ну что за манеры?!»

«А ты как хотела, миссис загадочность?! Ну, хоть намекни, а?»

«Утро вечера мудренее»

«Ага. Конечно. Ты главное дождись того момента, когда мои цепкие ручки сомкнутся вокруг твоего горла»

«Злая ты. И жестокая. Верь в себя и да прибудет с тобой сила:)»

«Удавлю!»

«Не сомневаюсь»

Усмехнувшись, набросила ветровку и спустилась вниз. Уже в лифте сообразила, что надо бы узнать дома ли ОН вообще. Выходя из парадного, краем глаза увидела, как такси заезжает во двор и стала искать в телефонной книжке нужный номер.

Дойти до машины не успела. Из ниоткуда возникла тень слева.

— И куда ты собралась на ночь глядя?

От неожиданности телефон подскочил в руках и упал на асфальт. Разумеется, разбился. Трещина неприятной паутиной избороздила экран. Поднимая его, попыталась вернуть сердце на место, выцарапав его, забившееся от страха где-то в районе задницы.

— Ты?!

— Куда. Ты. Собралась?

Я молчала, пребывая в шоке и краем мысли, жалея смартфон. Какого черта он тут делает? Следит за мной?! Не дождавшись ответа, Виктор подошел к такси. Открыл дверь, что-то сказал, достал бумажник и протянул деньги. Машина через пару минут стала сдавать назад.

— Идем. — Приблизившись, взял меня за локоть и потянул за собой.

— Вик… ты что делаешь?

— Навожу порядок.

— А?!

Его машина стояла в торце дома. Замечательно. Увидеть ее ни с окон квартиры, ни подходя к парадному — невозможно. Зато у него обзор чудесный. Ну да. А чему удивляться. Он же спец.

— Какой порядок?

— В нашей жизни, Рита.

— Мне больно. — Попыталась освободиться. Очень зря. Виктор дернул меня на себя, и, поймав за талию, прижал.

— Тори, не усугубляй, не надо. — Открыл машину и жестом указал направление.

— Вить…

— Садись.

Делать нечего. Сопротивляться, видя такое «дружелюбное» лицо не было никакого желания. Очутившись в салоне, вдохнула до боли знакомый запах. Что-то болезненно напряглось внутри. Виктор обошел авто и сел за руль. Молча выехал на проезжую часть.

— Поговори со мной. — Попросила, даже не ожидая на какую-то реакцию.

— Сказка, ты запуталась. Я помогу. Ты только не сопротивляйся.

— Поможешь? Чем?

— Подожди полчаса.

— Нет! — зная, как все закончится, напряглась. — Мы или говорим, или расходимся в разные стороны.

Виктор сощурился. Моя кровь застыла в жилах, а сердце замерло, отказываясь проталкивать ее по венам и артериям.

— Поговорить хочешь? Хорошо. — Резко повернул, заставляя интуитивно цепляться за панель приборов машины.

— Ты что творишь?! Хочешь разбиться?! Так это без меня!

— Не переживай. Я все контролирую.

— Не похоже!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он не ответил, а словно издеваясь, добавил скорости, нажимая на газ.


Машина резко остановилась на парковке у ресторана. Пытаясь дышать ровно, открыла дверь. Хлопок слева и Виктор появился передо мной. Протянул руку, предлагая помощь. Я отмахнулась, так как злость не давала возможности проявлять даже крохотные потуги принятого этикета поведения в обществе.

— Тори.

— Иди в пень, Витя.

Он сжал губы, но промолчал. Рукой взмахнул в сторону здания. На входе нас встретила девушка.

— Добрый вечер.

Не дожидаясь продолжения ее монолога, Виктор изобразил на лице свой фирменный оскал-улыбку:

— Добрый. Филимона позовите.

Она застыла, распахнув глаза с поволокой, как у лани, и претерпев секундную перезагрузку, пролепетала:

— Филиппа Михайловича?

— Да.

Я, посмотрев по сторонам, увидела дверь в санузел, сделала шаг в ту сторону, но была тут же поймана за предплечье:

— Ты куда?

— В туалет. Можно? — ну вот как укротить этого носорога?! Чувствуя спиной тяжелый взгляд, бахнула увесистой дверью. Час пик настал. Или я его, или он меня. Кстати. Шикарный момент, что бы лишний раз все обдумать.

Умылась пять раз. Высушила руки и посмотрела на отражение в зеркале. Вылитая ведьма. Черные волосы, темные глаза, бледная кожа. Я даже не обращала внимания на то, как похудела и осунулась за последние дни.

Выходя в предбанник ресторана, увидела рядом с Виктором такого же андроида, только брюнета. Ой. Мама дорогая. Близнец?

Утрирую конечно. Просто тот человек был одинакового с ним роста и с такой же бронебойной фигурой. Глядя на выпирающие мышцы, казалось, что по этой груди можно сутки бить кувалдой и при этом он будет разве что морщиться в ответ.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте. — Сил на улыбку не хватало. Его взгляд задержался на моей груди. И чего меня это не удивляет?

Филипп Михайлович лично провел нас к одной из беседок.

— Победа, не буду мешать. Если что нужно — свисти.

— Спасибо, Фил.

Буквально через пару секунд рядом с нами появилась барышня-официант. Сразу же положила рядом несколько пледов и протянула меню. Сделать заказ оказалось сложнее, чем я думала. Мысли пошли плясать хоровод, а потому сосредоточиться было довольно тяжело.

— Стейк на кости, греческий салат и бокал красного сухого. На ваш выбор. — Вынесла в итоге вердикт.

— Тартар из говядины, бутылку коньяка, салат весенний. Два бокала. Вина не надо. И еще яблочный сок. Литр. — Добавил Виктор, и, отложив кожаную папку, перевел взгляд на меня. Если бы я знала его до этого день или два — заикание и тремор рук были бы обеспечены до конца жизни, но со мной этот номер больше не проходил.

Нет, дорогой. У меня броня.

— Как интересно. А почему вина не надо?

— Понижать градус — дурное дело.

Моргнув пару раз, поинтересовалась:

— Откуда ты знаешь, что я пила сегодня?

— А я разве не говорил, что у меня хороший нюх?

— Говорил. Разницу между вином и более… кгхм… серьезными напитками тоже чуешь?

— Да.

— Не верю.

Он лишь пожал плечами, мол, твоя проблема.

— Что ты делал возле моего дома?

— Расскажи-ка лучше, куда собиралась сейчас?

Появилась официантка, поставила перед нами приборы бокалы и напитки. Чинно расставила всю свою ношу по соответствующим местам и удалилась. Вот это сервис! Ведь прошло буквально несколько минут после сделанного заказа.

— Рит, чего ты хочешь?

— В смысле?

— От жизни.

— Ерунду: счастья для себя и для Димки. Все.

— Я разве не давал этого?

— Красавец. — Раздраженно усмехнулась. — И претензий никаких выдвинуть нельзя. Только нет. Можно. Я не могу и не хочу жить с мумией, понимаешь? Если для тебя сказать десять слов за вечер — это предел, то для меня — ни о чем.

— Тори, ты такая… глупая…

После этих слов я даже как-то зачесалась вся. С ног до головы. Увидев мой изменившийся взгляд, он подался вперед:

— Ждешь фейерверка? Не нахлебалась еще?

Я застыла, словно получила пощечину. Ох. К щекам прилила кровь.

— Великолепно.

— Извини, говорю как есть.

— Значит, в твоем понимании я с жиру бешусь?

— Нет.

— А что тогда?

— Ты просто очень страстная девочка. И хочешь накала в отношениях, но не понимаешь, что такой праздник невозможен изо дня в день; годами.

— Как интересно.

Пришла официантка с салатами, и мы вынуждены были прерваться.

— Спасибо. — Поблагодарила я ее. Скорость обслуживания удивляла. Ах, да! Мы же тут по ходу вип-гости! Сделав еще глоток коньяка, посмотрела на Виктора. Он тоже выпил и не спешил кушать. Сощурил глаза. Ну, разве смотрят так влюбленные? От такого взгляда мороз по коже идет, а не блаженство.

— Тебе плохо со мной?

— Нет.

— Тогда что? Так уж вышло, что весь букетно-конфетный период прошел мимо. И что теперь?

— А ты вообще способен на такое? Конфэты-букэты?

— Тори… — он поднес бокал к губам. — Для тебя вся эта мишура действительно так важна?

— Нет. Просто интересно.

— Я устрою тебе такой карнавал, что ты забудешь, как дышать. Обещаю.

— Почему же тогда скрывал все время такие таланты?

— Я предпочитаю делать, а не говорить.

— Замечательно. Предпочитай и дальше. Ты так долго собираешься, что можно белой плесенью покрыться. — Поняв, что через эту броню не пробиться, сделала глоток коньяка и достала смартфон из кармана. Интересно, его удастся реанимировать?

— Не убегай. Не отпущу.

— Вик, это бред. Прости.

— Отложи телефон. Не напрягай меня, не надо.

— Ты не слышишь. Это игра в одни ворота.

А потом все произошло в доли секунды. Вот Виктор сидел, откинувшись назад, а уже через мгновение, положив свою руку на мою, выдернул смартфон и отложил в сторону:

— Остановись, пока не поздно.

— А-а-а?!!!

— Я не умею красиво говорить. Не вырывайся. Тихо.

— Прекрати!

— Сказка моя…

— Пусти!

— Нет.

— Чурбан! — и подскочив, проорала ему в лицо, наклонившись: — Ты так до сих пор и не сказал то, что мне надо услышать!

— А разве это и так не понятно?

— Женщина любит ушами! Для тебя это новость?

— А мужчина — телом. Иди сюда…

— И тебе не интересно, куда я сегодня намылилась?!

— Интересно. Но не важно. Ты моя.

— Вик!!!

Он в два шага очутился рядом и с силой притянул к себе.

— Так куда?

— К тебе! Дурак деревянный! — взяла телефон и повернула к нему экраном. Последний исходящий звонок: «Витя-андроид».

— Тори! — он выдохнул это так, что невидимая гранитная плита упала не только с его плеч, но и с моих тоже.

— Какой же ты бронелобый!

— Да. — Потянулся ко мне губами.

— И толстошкурый!

— Да…

— И железобетонный!

— Конечно… да…

— И… вообще!

— Сказка моя… — Он прижал к себе так, что сил на возмущенный вдох не осталось. Сплел руки — пальцы в пальцы, в глухой любовный замок. Его губы словно треснули в улыбке. — Не дергайся. У нас все будет хорошо…


Конец

Загрузка...