Глава 5


— Тихо. Тихо. Не надо. — В два шага очутился рядом, подхватывая меня за предплечья. Прижал к себе. Святые угодники! Сердце колотилось, выбивая мелкую дробь. — Рита… только не истери. Не надо портить то, что происходит. Хорошо?

— Да… — чувства плясали на острие ножа. Какая истерика?! Я готова была запрыгнуть ему на талию, обвив ногами!


Выходя из клиники, мне в какой-то момент стало неудобно. Несмотря на то, что холл был пуст, сладкая конфета по имени Лида бросила на меня уничижающий взгляд, который словно говорил: «Убью. Найду и убью».

Подавив приятное и с тем же непонятное ощущение триумфа, я потрусила вслед за Александром, который тянул, не отпуская руку.

— Ты была в Италии?

— Нет.

— А кухню итальянскую любишь?

— Если это не паста с чернилами каракатицы, то да.

Он рассмеялся в ответ.

— Чудесно. Садись. — Открыл передо мной дверь машины размером с однокомнатную квартиру. Зашибись!

Сел за руль, и, заведя двигатель, повернулся, глядя своими темными глазами:

— Ну что? Поехали?

В тот момент мне даже показалось, что у меня дернулась та половина лица, которая еще пребывала под анестезией.


Ресторан был полупустой. Нас провели к столику в углу. Официант, в клетчатой рубашке с имиджевыми «без диоптрийными» очками подал меню.

— Рекомендую «Брускетту с вялеными помидорами» и пасту четыре сыра. — Александр Владленович сказал это негромко, не отрывая взгляд от картонного журнала.

— Ага. Спасибо.

Я стала внимательно следить за своим спутником. На первый взгляд все было отлично. Ухоженные руки. Маникюр без заусениц и отросших ногтевых пластин. На правой руке — часы. Темные волосы выбивались из-под рукавов футболки. Ремень перетягивал талию, заставляя свисать небольшой живот. Крепкие, длинные ноги, которые не помещались под небольшим круглым столом.

— Мне, пожалуйста, Карпаччо, пасту Карбонара и сухое вино. Белое. На ваш выбор.

— Бокал?

— Нет. Бутылку. — Встретившись с его насмешливо-удивленным взглядом, я скорчила недоумевающую рожицу.

— Мне «Гамберетти ди Риети», пасту «Четыре сыра», апельсиновый сок и водку.

— Сто? Двести?

— Двести.

— Да, конечно.

После ухода официанта, я не сдержалась:

— А как вы собираетесь после этого за руль?

— Драйвер. Есть такая услуга.

— Аг-га. Ну да. — Пытаясь сохранить хладнокровность, я держала его взгляд, стараясь не моргнуть при этом.

— Маргарита, давай перейдем на «ты».

— Вот так сразу?

— Да. Или для этого нужно что-то?

— Не знаю.

— Хорошо. Надо выпить. Потому как детей крестить — слишком позднее время. — Он усмехнулся. — Все церкви и соборы сейчас закрыты.

— Как минимум — выпить.

Из последних сил, я тоже улыбнулась. Одной стороной лица. Анестезия жестко держала вторую.

— Ты была замужем? — вдруг задал он вопрос, который я ожидала меньше всего в этот момент.

— Да.

— Есть дети?

— Да.

— Сколько?

— Сын. Один. Пять лет. Дима. — Ответила, вглядываясь в реакцию.

Александр Владленович никак на это не отреагировал. Он смотрел прямо.

— У меня две взрослые дочери. Четырнадцать и шестнадцать лет. Был дважды женат. Сорок лет. Официальный статус — в разводе.

В этот момент подошел официант с подносом в руках. Он поставил перед нами корзинку с какими-то тоненькими хлебцами — презентом от ресторана, два стакана воды, сок, водку и вино. Откупорил бутылку и налил мне полбокала.

— Ну, а теперь, когда основные пункты озвучены, давай выпьем и расслабимся. — Александр Владленович улыбнулся и налил из маленького графина себе водки. Протянул руку. — Тост «За знакомство» — как-то банально. Идеи есть?

— Хм. Даже не знаю.

— Давай выпьем за тех, кто заставляет наше сердце биться чаще.

Ох! Его глаза буром просверливали колодец у меня внутри. Ни вдохнуть — ни выдохнуть.

— Заши… отлично!

— Будем пить на брудершафт? Или добровольно перейдешь на «ты»? — он чокнулся о мой бокал рюмкой, сощурив глаза в усмешке.

— Н-не надо… — подавив нервный ком в горле, отпила из бокала.

— Думаешь рано?

— Да.

— Маргарита… мы же не дети. Ты или хочешь или нет.

— А?

— Давай. Возвращайся в себя. Хочу услышать твой юмор.

— Александр Вла… вы… ты… не знаешь, о чем просишь. — Выпив все, что было, нашла силы улыбнуться в ответ: — Такой праздник как я — не каждый выдержит.

— Я рисковый парень. Не переживай.

— Чудесно.

— Ты тоже так считаешь?

— Жизнь удивительная штука. Сюрпризы воодушевляют.

— Надеюсь.

— На что?

— На то, что наши ожидания не разочаруют.

— Ух ты.

— Ага. — Он налил себе и мне. Хрустнул пальцами рук, заставив подавить толчок раздражения. Ненавижу, когда так делают.

— Когда отпустит анестезия?

Александр взглянул на наручные часы.

— Еще часа три.

— Капец.

— Точно. Постарайся кушать на другую сторону. Чтобы не поранить щеку.

— Учту.

— Расскажи о себе.

— Что именно?

— Как ты жила все это время?

Вопрос загнал в тупик. Его логичнее было бы услышать от бывшего знакомого, а не нового. Теряясь в догадках, я удивленно вскинула брови.

— Как умудрилась жить и процветать без меня?

В тот момент мне показалось, что остановилось не только дыхание. Было ощущение, что даже кровь перестала циркулировать по венам и артериям.

— Ха?

— У тебя есть братья? Сестры? — спросил неожиданно.

— Есть. Старшая сестра. А у тебя?

— А у меня младший брат. Редкий оболтус…

— Что еще обсудим? Наше собеседование стихийно продолжается?

— Что поделать. — Он пожал плечами, улыбнувшись: — С возрастом любое первое свидание напоминает переговоры.

— М-да. Печально как-то звучит.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Предлагаю развеять грусть и нырнуть в океан приятного общения.

— Дамский угодник. — Я сощурила глаза.

— Стараюсь как могу.

— Можно вопрос?

— Конечно.

— Я не врываюсь в размеренную холостяцкую жизнь, наступая на пятки помощнице по имени Лида?

— Нет. У нас с ней сугубо деловые отношения. Встречный вопрос: а я никому не стану занозой в заднице?

— Нет. Хотя… зная сестру — тебя ждет допрос с пристрастием.

— Мне начинать бояться?

— Ну, ты же любишь рисковать. Сам сказал.

— И не отпираюсь. Главное, что бы к моменту экзекуции мы были на одной волне.

— Твои фразы — словно самаркандские платья.

— Усердствую изо всех сил. — Он снова улыбнулся.

Подошел официант и поставил перед нами блюда.

— Приятного аппетита.

— Спасибо. — Я задела вилкой тонкий кусочек говядины и отправила в рот.

— Мы проведем эту ночь вдвоем? — спросил глядя на мои губы. Я поперхнулась.

— Нет, конечно!

— Спешу?

— Ты разве не знаешь правило пяти свиданий?

— Пяти?!

— Ага. — Скорчив рожицу продолжила: — Кино, театр, ресторан, парк, встреча с друзьями.

— И только потом все самое вкусное?

— Прикинь.

— А можно сразу после друзей, или еще сутки ждать?

— Это будет зависеть от количества выпитого алкоголя.

— Беда… — Он тихо рассмеялся. — Первая встреча. Сегодняшний поход в ресторан засчитываем?

— Разумеется.

— Вау! Твое великодушие не знает границ.

— Пользуйся моментом.

— А первый поцелуй? — он наколол креветку на вилку и стал жевать, не отводя взгляда.

— Не сегодня. Ты что, вообще в теме не шаришь?!

— Ох. А когда?

— Сегодня никак нельзя. Это покажет тебя как поверхностного мужчину, у которого на уме только одно.

— Да? Нет слов…

— Ну что за наивность. Ты ни разу не читал статьи в женских журналах?! Как ты мог?

— Виноват. Исправлюсь.

— Там столько экспертов трудится! А ты! — я цокнула зубами, и, сдерживая смех, продолжила кушать.

— Обязательно просмотрю всю литературу, что хранится у нас в холле на столике.

— Ты хочешь сказать, что ни разу не заглядывал в такие журналы? Какая безответственность!

— И не говори. У меня жизнь остановилась сейчас. Попытаюсь дать ей пинок под зад.


Загрузка...