Глава 7


На даче у его друга Вадима запах шашлыка затмевал все. Его жена, Люба, пыталась успеть накрыть на стол, помогая при этом мариновать мясо, вытаскивать из старых шифоньеров утварь производства тысяча девятьсот затертого года, крошить салаты и заворачивать в лаваши начинку. Вторая барышня, Ксения, отдыхала с бокалом сухого вина и упаковкой клубники. Она томно смотрела на окружающую бренную действительность и иногда участвовала в общем разговоре.

Видя безнадежность ситуации, я, закатав рукава, стала помогать хозяйке дома.

Уже через полчаса — все было приготовлено. Сняли первую порцию мяса. Ксения, не дожидаясь приглашения, выбрала самое удобное место (единственное мягкое кресло), переместила туда свой тощий зад, и, не обращая внимания на окружающих, стала накладывать себе на тарелку еду.

Мой термометр терпения резко показал температуру близкую к закипанию. Подавив вспышку аху… смятения, я, вдобавок прикусила язык, чтобы не поинтересоваться у барышни о том, кто и как вкладывал ей в башку такие понятия как воспитанность и культура поведения в обществе.

Ладно. Зачем концентрироваться на чьем-то невежестве? Взгляды Алекса заставляли забыть о чужом бескультурье. Если она самая голодная — пусть будет так. Чувство интеллигентности ведь нельзя привить в один момент.

Ксения уплетала шашлык в таком количестве, словно стокилограммовый мужик; я попивала коньяк и болтала с Лидой о детях; мужчины обменивались шутками и жарили вторую порцию мяса…


— Готова? — спросил Алекс, увлекая за собой.

— К чему?

— К прогулке под луной.

— Ну… не знаю… — я подавила усмешку.

— Не знаешь?! Муся, ты издеваешься?! — Саша, выпытав у меня детское прозвище, стал называть только так.

— Давай еще об упоительных вечерах поговорим…

— Не-а. Идем. — Он зашел в дом и вышел через десять минут с довольно объемной сумкой в руках. Обратился к другу: — Вадя, мы… пойдем… прогуляемся…

— Вас когда ожидать? В смысле дверь закрывать на ночь?

— Закрывай.

Предвкушение заставило вздрогнуть. По телу распространилась истома. Да. Как же сладко заныли мускулы…

И мы пошли, держась за руки. Это было неимоверно. Захватывающе и волнительно одновременно. Сжимая пальцы в чувственной хватке, останавливаясь и целуясь… о, мама! Накал страсти достиг апогея. Когда присели на берегу озера — я даже перестала замечать комаров, пикирующих на любую свободную от одежды часть тела.

И пусть все случилось не так романтично, как вся преамбула, что вела к этому — никакого значения уже на тот момент не было.

В меня ворвался мужчина. Именно ворвался. Без сомнений и нерешительности. Без страха и неуверенности. Шок. Страсть. Возбуждение. Это все клокотало внутри, требуя выхода.

— Ударь меня. — Прошипел в ухо.

— Что?!

— Шлепни. Ну же! Ну!!!

И я залепила ему рукой ниже пояса, после чего, через пару толчков услышала нечто среднее межу стоном и рычанием. О, вселенная!!!

Алекс придавил меня всем телом, пытаясь отдышаться.

— Моя королева… — он лизнул губы и перекатился влево. Лег на спину, тяжело втягивая носом воздух.

Ночь была ужасной и прекрасной одновременно. Уснуть в тоненькой палатке на карематах — то еще испытание. Я отключилась на несколько часов и проснулась в тот момент, когда попыталась перевернуться. Саша сопел ровно. Такой выдержке к полевым условиям можно было только позавидовать.

Через полчаса, он, пробудившись, прижал меня к себе, наваливаясь сверху и переворачивая на спину. Поднял ноги, раздвигая в стороны и промычал:

— Ну что, принцесса, продолжим?


Наши отношения были словно тайфун. Оторваться друг от друга не было сил. Встретив мужчину, который планомерно и неотвратно захватывал меня и мою жизнь, в какой-то момент отдалась ему вся без остатка.

Познакомив их с Женькой и услышав положительное резюме — нырнула в отношения еще глубже, благодаря Мироздание за такой подарок.


— Идем. — Как-то потянул за руку, остановив машину в центре города.

— Мы куда?

— Увидишь. — Он легонько коснулся губами краешка моего носа.

Просеменив за ним, чуть не споткнулась у входа в дорогущий магазин. «Мир меха» — гласила вывеска.

— Саш! Ты с ума сошел?!

— Муся… ты у меня тигрица. Хочу тебе шубу из тигра.

— Ты нормальный?! — залилась румянцем.

— Помолчи сейчас, хорошо?

И началось! Как же мне было неудобно! С моей фигурой подобрать шубку, что бы она выглядела на мне красиво и не сидела мешком или тулупом — это надо постараться. Девушки из салона выложились на все сто. А конечно! Три штуки баксов! Алекс, развалившись в кресле и допивая вторую чашечку кофе, улыбнулся и сказал:

— Да. Вот эту.

— Сань! — попыталась дотянуться до бирки на шее, что бы вспомнить цену.

— Отработаешь. — Ухмыльнулся в ответ, заставив покраснеть не только меня, но и продавщиц.

— Са!

— Девочки! Чего застыли? Пакуем!


И такое повторялось не раз. Золотые украшения, брендовые шмотки, обувь… и неимоверный, чувственный секс. Мою крышу сорвало и понесло. «Неужели все это происходит со мной?! Да!! Ты только держись! Исполняй в постели его желания. Это ведь не трудно?» — подсказывало подсознание. «Легко!» — отвечала, выбираясь из машины, ощущая тяжесть картонных кульков, и плавясь от желания мужчины, который прижимал меня к капоту, не думая об окружающих.

И все бы хорошо…

Единственное, что не давало покоя — это Дима. Вернее их отношения. Сын не воспринял Сашку с первой встречи. Я даже не поняла, что и в какой момент пошло не так. Димыч ревновал меня и не отпускал от себя ни на шаг. Он ныл, истерил, устраивал бойкоты… Разговоры «по душам» не помогали. Сын не смотрел в глаза и крысился на любую попытку объясниться. Сердце разрывалось на части.


Прошло два месяца. Наступила осень. Мы приехали на дачу, что бы подготовить дом и прочее к зиме.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Дим, надо поговорить.

— Он злой, мам. Он плохой.

— Почему ты так решил? Ты же не даешь шанса что бы…

— Ма… можно я пойду?

— Куда?! Куда ты пойдешь?

— Гулять.

— Иди.

Я отвернулась, пытаясь постичь невозможное.

— Саша, помоги мне, пожалуйста. — Кивком головы показала на летний душ.

Димка тут же затормозил, глядя на нас волчонком.

— Мам.

— Что? Иди, гуляй. Ты же просил. — Сжав силу воли в кулак, как можно тверже ответила, поправляя челку.

— Я помогу.

— Ну, давай.

Алекс взял стремянку, и, приставив к стене, полез вверх.

— Дим, подержи, пожалуйста. — Мужчина моей мечты протянул вниз крышку от пластикового бака. То, что он сделал это специально, мне не надо было объяснять. Для того, что бы слить остаток воды — снимать крышку не было необходимости.

Я потянулась внутрь летнего душа и открыла вентель. Сердце неприятно сжималось. Обманывать сына, делая глупые вещи — стыдно и неприемлемо, но! Сашка пытался найти точки соприкосновения. И я это ценила. Пробить броню враждебности малого — для этого все средства хороши!

Димка стоял прямо, пытаясь не показывать внутреннее напряжение. Он всегда двоился. С одной стороны — не отпускать, а с другой — бежать как можно дальше.

— Мам. Я домой хочу. — Он угрюмо изучал свои ботинки.

— Мы поедем домой, но не сейчас. — Как же тяжело! Агрессия вскипала, словно вода в котелке.

— Ма! Ну, пожалуйста! — начал ныть.

— Дима. Перестань. Что за причуды? Мы только приехали! Иди, помоги дедушке или пойди, погуляй… куда ты там хотел?

— Ма… — скривился, готовый зареветь. Этого еще мне не хватало!

— Прекрати! — терпение лопнуло. — Ты как себя ведешь?! Что-то не так?! Давай. Говори!

— Маэээ… — по щекам покатились слезы. Ну, все. Теперь понадобится полчаса, что бы его успокоить. Но в тот момент это больше раздражало, чем расстраивало.

— Дим! Что происходит?!

Сын склонился, глядя в землю:

— Я хочу домой… уэээ…

— Успокойся, пожалуйста. — Присела, вытирая его слезы и раздражаясь еще больше. Он заголосил на всю округу. Схватив его за руку, потянула в дом. Димка упирался так, словно я вела его на казнь.

— Мама!!!

— Замолчи! Что ты творишь?! Что происходит, ты можешь объяснить?!!!

Сестра нарисовалась из воздуха.

— Димусь, солнышко, что случилось? — она увлекла его вслед за собой, обнимая за плечи.

— Достучись до него, пожалуйста! Сил моих больше нет! — Учитывая, что подобное «представление» было не первым, терпение дало трещину. Меня стало колотить от злости.

Отпустив руку сына, приземлилась на лавку во дворе.

— Извини. — Повернулась к Сашке, печально кивая в сторону.

— Ничего. Я все понимаю. — Он отвернулся, делая вид, что занят. — Может, прогуляемся? — спросил через несколько минут.

— Да. Давай. — С радостью откликнулась, подавляя чувство вины и непонятного напряжения.


Мы вышли за пределы дачного кооператива. Брели в никуда, взявшись за руки. Алекс молчал. Я тоже. Патовая ситуация. Ну что тут можно сказать?!

— Саш, прости. Я не знаю, что делать. Не знаю, что говорить и как с этим быть дальше…

— Муся, не надо. Дима отстаивает свою территорию.

— Дикость какая-то. Он никогда раньше так себя не вел!

— Меня не интересует, что было до меня. Я уже говорил.

— Да. Но блин!

— Хватит. — Сузил глаза, глядя в сторону. — Заяц, ты или дашь слабину, или нет. Он должен научиться жить с реалиями. Даже если они ему не нравятся.

— Ты прав…

— Иди сюда. — Саша потянул за руку. Прижал к стволу огромного дерева. — Хочешь?

— Да… — рассудок затуманился от нахлынувшего возбуждения.

— Накажешь? — всматривался, сдерживая дыхание, словно впервые увидел. Зная некоторые моменты его фантазий, ответила резко:

— Да!

Отпустил мои руки.

— Можно поцеловать твои ножки?

— Нет.

— Мне заслужить?

— Разумеется. На колени. — Приказала, удивляясь сама себе. Алекс рухнул вниз. Поймал губами лодыжку.

— Выше. Еще. — Расставила ноги как можно шире. — Сильнее, или накажу.

Он, ожидая указаний, последовал губами вверх…


А потом, закрывая рот широкой ладонью и вбиваясь в меня со всей силой, попросил: — Давай. Ну, пожалуйста…

— А? Ах? — содрогаясь в сладких конвульсиях, на какой-то момент «выпала из игры».

— Ты знаешь…


Через три месяца он сделал мне предложение. Я не ожидала. Честно. Сидела в кафе напротив него и хлопала глазами.

— Мусь, ты чего застыла? — Алекс напряженно следил за реакцией.

— Саш… ты прости… но для начала вам надо как-то помириться с Димой.

— Он довольно спокойно себя ведет в последнее время. — Пожал плечами. — Или я чего-то не знаю?


Загрузка...