Глава 8


«Ох! Как много ты не знаешь. И не подозреваешь даже!» — промелькнула мысль, заставив настроение упасть к подножию пика, на который оно скакнуло минуту назад.

Димка вел себя сдержанно только благодаря моим нравоучениям и разговорам. Я понимала, что давлю на него. Понимала, что принуждаю. Но выхода другого не видела. «Мам, он — чужой для меня. Холодный. Понимаешь?» — взрослые слова маленького человечка.

Злость и раздражение стали постоянными спутниками. Сын заставлял бороться с собой. С чувствами, которые горели. Это приносило не просто дискомфорт. Это причиняло боль. Реальную. Жесткую. Она резала меня лезвием по живому, заставляя выкручиваться и сопротивляться. Терпение выбирало последние капли.

— Я поговорю с ним сегодня…

— Диме пора повзрослеть. Извини, но ты балуешь его. Ребенок не должен диктовать взрослому.

— Пожалуйста… мне и так сложно…

— Мы будем ждать его вердикта? — он сощурил глаза в печальной усмешке.

— Са, ну зачем ты так?

— А как? Как я должен реагировать?

— Мы будем вместе. Да. Я выйду за тебя. — Потянувшись, взяла его за руку, слабо улыбнувшись.

— И почему нельзя было сказать это сразу? Зачем все портить, Рит?

— Прости. Димка еще слишком мал… Вы заставляете меня рваться напополам!

— Твой сын не такой маленький, как ты себе представляешь. Ему пора вынырнуть из-под женских юбок.

— Ты о чем? — настроение было испорчено, несмотря на слова, которые желает услышать любая женщина или девушка.

«Мусечка, ты заставила меня отойти от всех правил и принципов, которые я себе напридумал. Ты для меня всё. Выходи за меня. Прошу тебя. Еще никто и никогда не чувствовал и не понимал меня так, как ты» — и Саша, взяв меня за руку, притянул ее к себе. Поцеловал тыльную ее сторону. Сердце заколотилось с бешенной силой. Да! Именно такого признания в любви ждет каждая женщина! А не ошарашенных глаз, когда ты сообщила, что беременна и с этим надо «что-то решать»!

— Ты меня слышишь?

Разговор с Димой не сулил ничего хорошего. Я прекрасно понимала, что он не будет легким. Маленький мальчик умудрялся говорить тяжелые и немыслимые слова.

— Мам… я не хочу… — он не смотрел в глаза. Щурился, изучал колени, ерзал сидя на диване.

— Сынка… зачем ты так?

— Я не люблю его. Он плохой.

— Ну, с чего ты так решил?!

— Андрей был лучше…

— О, боже! — ну вот как объяснить ребенку, что он не прав и что одной фразой разрушает твою жизнь? Ответ: а никак! Он просто для себя решил что-то в своей голове и вынес вердикт. Замечательно! Только как мне, его маме, жить с этим?!!

Саша — это редкая удача. Для меня и для Димыча. Красивый, спокойный, уверенный в себе. Хорошо обеспеченный. Не жадный. Что еще желать?! Ну да. Есть у него небольшие задвиги в плане интимной жизни, но они не такие, с чем нельзя смириться.

Я отправила малого в душ и уселась на кухне. Махнула пару стопок коньяка. Раздражение и злость кипели, захватывая каждую клеточку тела. Сердце рвалось к мужчине, который мог обеспечить мне… нам все: дом, уют, достаток! О, боже! Ну как быть в такой ситуации? Позвонила Лиле. Она была в полной растерянности. Конечно. Поди тут — посоветуй.

— Мара… — это она меня так называла иногда, сокращая имя Маргарита. — Понимаю, что тебе сложно сейчас мыслить трезво. Все на острие. Понимаю. У меня к тебе только один вопрос: как ты себе представляешь дальнейшую совместную жизнь с такими вот раскладами?

— Да в том-то и дело, что никак! Знала бы — не стала бы тебе звонить!

— Солнышко, оставь это сегодня. Утро вечера мудренее. Отложи. Ответ придет сам… дай время.


Укладывалась спать с тяжелым сердцем. Позвонил Саша:

— Привет, моя принцесса. Хотел пожелать тебе спокойной ночи.

— Привет. И тебе сладких снов…

— Ты расстроена?

— Нет. — Соврала. — Сонная. Уже легла.

— Понял. Тогда до завтра. Целую тебя… везде.

Печально улыбнувшись, ответила:

— И я тебя…


На следующий день был очень неприятный и непростой разговор с мамой. Она приехала ко мне, без предупреждения.

— Маргарита, мне вчера Лиля позвонила. Я ночь не спала. — Она, по привычке, сразу пошла в атаку.

Какой там чай или кофе? Какие расшаркивания и правила приличного тона?! Мама перла на меня словно танк.

— Почему? — глупый вопрос, знаю. Но надо же было проявить участие.

— А то ты не в курсе!

— Предположение есть. И что? Бессонная ночь, как я вижу не прошла даром, раз ты здесь.

— Если ты выйдешь за него замуж — мы с отцом заберем Диму. — Прозвучало как ультиматум.

— И как ты себе такое представляешь? — не удержалась от кривой ухмылки.

— Я не разрешу своему внуку жить в аду!

— С чего ты взяла, что это будет ад?

— Для него — да!

— Перестань кричать. — Поморщилась в ответ. Обессиленно села на табурет. — Мам… я не знаю, что мне делать.

— Ты сейчас пытаешься устроить свое счастье, не считаясь с сыном. — Продолжила вколачивать гвозди в мою голову мама.

— Я пока ничего не пытаюсь! — не выдержав, сорвалась на крик. — Что ты мне предлагаешь?! Ждать у моря погоды?! Когда сойдутся звезды?! Димка ревнует и это понятно!

— Кукушка! — она покраснела, схватившись за сердце. «Сейчас начнет закидываться валидолом» — подумала глядя на нее, но ошиблась. Мама смотрела в сторону, собираясь с мыслями. — Ты откажешься от ребенка из-за очередного козла?!

— Да кто тебе сказал, что я собираюсь отказаться от Димыча?! Ну, кто?! Лилька?!

— Я тебе еще раз повторю: мы заберем внука. Все. Ты меня услышала. — Она поднялась, не желая больше общаться.

— А что говорит папа?

— Он придерживается такого же мнения!

— Да неужели?

— Позвони и спроси!

— Мам… ну зачем ты так? — поплелась за ней в коридор. — Мне и так тяжело…

— Чего тебе не хватает?! Квартира есть. Работа есть. Есть сын! А ты этого не ценишь! Заведи себе мужика и не втягивай в свою личную жизнь ребенка!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— А любовь? Засунуть ее в задницу?

— Да хоть в «передницу»! Суй ее куда хочешь! — она обулась и властным жестом открыла настежь дверь. — Постыдилась бы!

После ее ухода я со стоном уселась на прихожую. Логика ясна. У Лили нет детей. Количество выкидышей и сделанных «Эко» — зашкаливает. Надежды практически нет. Они с Аркадием на вечной безалкогольной диете, живут по календарю овуляций. И тут я. Залетела еще будучи студенткой. Легкая беременность и роды. С мужем не сложилось — да. Но в глазах родных это не имело значения. Димке дули в попу все. Ну а как иначе? Единственный внук. Единственный сын. Единственный племянник. Даже для Женьки — единственный планируемый крестник.

Слезы покатились по щекам. Ну почему никто не хочет учитывать меня?! Неужели моя жизнь ничего не значит?! А как же я?!

Наревевшись вдоволь, выкурила две сигареты подряд. Позвонила Сашке, но он не ответил. Значит занят. Набрала Ульман.

— Жека, привет!

— Приветули!!

— Занята?

— Нет. Погоди. Вытрусь только.

— В смысле?

— Вылезла из бассейна.

— А-а-а…

— Как ты там? — спросила через полминуты.

— Есть задача и два решения. Мне необходимо мнение со стороны.

— Ух ты!

— Ух, я!

Она рассмеялась в ответ:

— Говори. Я вся — уши.

— Мне Алекс предложение сделал. Вчера.

— Апупеть! — Женька задержала дыхание. — И?!

— Димка против.

— Э-э-э…

— Ага. Да. И я не знаю, что с этим делать.

— Настолько «против»?

— Да. Примерно настолько.

— Бли-и-ин…

— Меня рвет на части, Жек…

— Так. Успокойся. Для начала надо все обговорить. Ты занята сегодня вечером?

— Ну как сказать? Если надо — освобожусь.

— А сейчас?

— Сейчас — свободна. Приезжай.

— Буду через час. Ты только не глупи, пожалуйста. Дождись меня, Рит.

— Обещаю.

— Что с собой брать?

— Все, что горит.

— Ок. Ты только не принимай никаких решений.

— Да. Обещаю. — Отключив звонок, пошла в ванную. Умылась холодной водой. А потом на кухню. Сбацала пирожков с капустой, которую стушила еще вчера. Благо тесто подошло быстро. Обжаривая их на сковороде, ощущала, как душит боль в груди. Ничего нового. Когда нервы на пределе — начинаю много готовить. Обычный салат с заправкой, как для «Цезаря», фаршированные яйца со шпротами, пицца на жидком тесте…

Женька, войдя ко мне в квартиру, потянула воздух носом:

— Да ты издеваешься!

— А? — чмокнув ее в щечку, понеслась к духовке. — Погоди. Орехи сгорят. — У меня был килограмм арахиса, который я решила поджарить в конце.

— Рит… я когда к тебе прихожу — чувствую себя белоручкой.

— Хы! Шутишь? Посмотри на бардак в квартире.

— Да ладно тебе! Еще комплиментов хочешь? — она помыла руки и вернулась ко мне в кухню. — Ну, давай. Говори. Все как есть.

— Наливай. Бокалы знаешь где.

Наш разговор не был легким, но, по крайней мере, не таким безнадежным как с мамой накануне.

— Ритусь, я держу нейтраль. Маму твою не поддерживаю потому, что она во всем этом совершенно не думает о тебе. Так нельзя. Жизнь одна. Димуська вырастет и уйдет, а ты останешься. Этого она не учитывает. Ты — не относишься к категории «яжемать», а потому, давай будем учитывать не только интересы малого, но и твои тоже.

— И что ты предлагаешь?

— Предлагаю договориться. Да. Пусть это звучит для кого-то дико. Но. Учитывая твои чувства — это, по крайней мере, можно будет понять каждому, кто когда-то испытал любовь. Ты же любишь Сашу?

— Да. Люблю. — Мне никто никогда не задавал этот вопрос по отношению к нему. Я даже застыла. А люблю ли? Это не просто пристраивание? Я же не действую так из-за желания быть защищенной в разных аспектах жизни?! Что за бред! Люблю!

— Так вот. Давай я поговорю сегодня с Димкой. Расспрошу. Спокойно. Без назиданий или истерик. Иди погуляй со своим Александром. Мне понадобится время. Один на один. Можно?

— Да… думаю, да…

— Свинти из дома на пару часов. Можешь даже на ночь.

— Ты шутишь?

— Не-а. Если надо — я Димку к себе заберу.

— Вот Олег с Максом обрадуются…

— Зря ты так думаешь. Димка у тебя — чудо. Он такой зачетный! Мы балдеем от него. Такая детская непосредственность и доброта!

— Жека. Не надо. Я и так знаю.

— Все. Звони. Договаривайся. Я заберу Димона из садика. Не волнуйся. Отзвонюсь, когда приедем.

— Ну, ты вообще. Мы пойдем за ним вместе. Что за глупости? — я набрала себе воды в стакан и сделала пару глотков.


Загрузка...