Глава 12 Водоворот времени


Я без сил рухнул на пол. Грудь ходила ходуном в попытке насытить ткани организма кислородом. Чуть ли не каждая мышца непроизвольно сокращалась из-за дикого перенапряжения, которому её подверг безумный хозяин. Но мы справились, и главное сейчас — это сама возможность дышать. Ещё бы несколько секунд, и наши тела опутали бы сотни нитей, выкачивающих из хранителей жизненную силу. Я представил, как моё тело опускается на дно озера, а легкие наполняются водой, и меня передёрнуло. Не хочу представлять, что сейчас переживают тысячи хранителей.

Добытый из стража хронит всё ещё был зажат в моей правой руке. Тепло самоцвета, согревающее кисть, придавало мне сил во время безумного забега к границе оазиса, так что сомневаться в стихийной принадлежности трофея не приходилось. Осталось только разобраться, куда нас занесло и как отсюда выбраться с минимальными потерями.

Превозмогая дикую усталость, я заставил себя открыть глаза и, приподнявшись на локтях, осмотреться. Девушки уже были на ногах, у них было гораздо больше времени, чтобы добраться до края оазиса. Они с неподдельным интересом осматривали странную локацию, в которую я нас затащил.

— Это невероятно, — послышался восторженный возглас Эльзиры, и я был с ней абсолютно согласен.

Перед нами предстала сама Вселенная. На фоне бескрайне-чёрной пустоты, куда ни посмотри, светились миллиарды галактик, упорядоченные в сотни тысяч сот. Внутри них яркими точками горело бесчисленное множество звёзд. Все галактики были связаны между собой еле уловимой белесоватой, туманной дымкой. Эта дымка постоянно пребывала в движении. В каких-то участках она напоминала бурную горную реку, а где-то движение практически отсутствовало.

— Это время, — прошептал я. — Помимо Пустоты, изначально была ещё одна сила — Время.

— Тот, кто хоть раз побывал внутри аномалии, знает это, — заговорила Верана. Голос у дриады был немного скрипучим и напоминал шелест ветвей на ветру, но в то же время чарующим и приятным. — Но, на моей памяти, ещё никому не удавалось войти в водоворот времени даже вдвоём.

— Нам очень многое нужно тебе рассказать, подруга, — усмехнулась Эльзира и хлопнула дриаду по плечу. В следующую секунду она помрачнела и очень тихо проговорила: — Прости меня, я должна была отправиться вместе с тобой.

— Тебе не за что просить прощения, — ласково обняв эльфийку, с тёплой улыбкой на лице ответила Верана. — Это я в неоплатном долгу перед вами. Спасибо, что вытащили, друзья. Рада, что ты нашла достойного парня.

— Эммм, он не мой парень, — смущённо ответила Эльзира. — Это долгая история, но если вкратце, то это Кир, и его прислал к нам на выручку Порядок вместе с твоей матерью.

Вы когда-нибудь видели безмерно удивлённое дерево? Нет? А вот мне довелось повидать столь редкое явление. После слов эльфийки Верана зависла на добрую минуту, и когда первый шок немного прошёл, всё же произнесла:

— Зи, к демонам твоё вкратце, рассказывайте всё максимально подробно и с самого начала.

Я начал с того момента, как первый раз встретил Веренею, и последовательно рассказал, как очутился внутри сферы времени. Поведал о послании торговки, задании Порядка и просьбе мамы Вераны, о своих необычных возможностях, о сделанных нами открытиях и о дальнейших перспективах.

Дриада внимательно выслушала и после небольшой паузы на осмысление заговорила предельно серьёзным тоном:

— Вы правильно сделали, что не пошли сразу к Зевсу. Я ему не доверяю. Нужно продолжать выбранную вами стратегию и перед разговором набрать силу.

— Осталось только выбраться из аномалии, — ответила Эльзира. — Пожалуйста, скажи, что ты знаешь, как это сделать.

— Единственная возможность выбраться — это насытить её своим временем, — ответила Верана.

— Не хочу стареть, — призналась эльфийка.

— Тебе и не придётся. Для дриад красота и молодость не столь существенны, как для эльфиек, всё же мы частично деревья.

— Ну уж нет, — влез в разговор я, — позволить, чтобы вместо меня расплачивалась девушка, я не могу. — У меня накопилось много вопросов, и эта аномалия — уникальная возможность получить нужные ответы. Да и возраст придаёт мужчине брутальный вид, так что в этом вопросе я только в плюсе.

— Осторожнее, Кирик, водоворот времени беспощаден, не стоит отдавать ему слишком много. Если почувствуешь, что не справляешься, лучше отступи, мы с Эльзирой закончим начатое. Неизвестно, сколько времени заберёт аномалия, ведь нас здесь трое.

Замечание дельное, превратиться в дряхлого старика я не хочу, поэтому осторожность не помешает. Но вопросов к мирозданию у меня действительно много, и самый главный из них: что с моим братом?

Как только я об этом подумал, перед глазами появилась дополнительная шкала, шкала отпущенного мне времени. Вместе с ней пришло понимание, что относиться к этому ресурсу стоит крайне осторожно. Когда я стал хранителем, шкала застыла на месте, так как боги могут жить вечно, но время пластично, и сфера способна забирать его из моего смертного прошлого. Именно поэтому внешность хранителей меняется. Сфера забирает годы смертной жизни, и это действительно страшно, но я готов на это пойти, чтобы узнать, что стало с моим братом. Я чувствую, что это очень важно.

Собравшись с духом, я подтвердил запрос о получении нужных мне сведений, и окружающее меня пространство пришло в движение, а шкала времени начала потихоньку уменьшаться. По чуть-чуть, по крупинке, но уменьшаться.

Перед глазами с огромной скоростью проносились миллиарды звезд и тысячи чужих, по большей части пустых и безжизненных сот. Война с Пустотой практически уничтожила жизнь во Вселенной, и выжить удалось крайне немногим. Родную соту я узнал мгновенно. Подсвеченный золотом шестигранник притягивал взгляд, и при одном его виде в груди стало теплее. Но меня понесло немного дальше, к кроваво-красной соте Хаоса, которая посредством стыка миров соединялась с вотчиной Порядка.

На самой границе соты, рядом с нейтральными территориями, есть одна искалеченная планета под названием Ферн. Именно там и находится сейчас Сашка. Как я умудрился открыть портал на территорию Хаоса, будучи в теле титана, я не знал, да и неважно это, сейчас дорога каждая секунда, и тратить время на размышления точно не стоит.

Я с головой окунулся в поток времени и начал впитывать информацию о брате, словно губка. Доступ к прошлому стоил дешевле, я понаблюдал, как Саша делает первые шаги во враждебном мире, как сражается за свою свободу и с каждым днём становится сильнее. Затем я начал скользить по потоку времени вперёд, заглядывая в будущее всё дальше и дальше. Мне нужно попасть в момент встречи брата с неким Неоном[2].

Как же долго брату пришлось или придётся бороться за свою жизнь. Не знаю, как правильно говорить, сейчас для меня не существует прошлого и будущего, есть только поток информации, к которому я оплачиваю доступ собственным временем.

Но не зря меня тянуло именно к этому моменту. То, что совершил Неон, полностью меняет расклад во Вселенной и даёт нам шанс. И ведь парень даже не понимает, насколько важен его поступок. Так, а чем должно закончиться их приключение? По идее Неон должен вытащить Сашку. Я похолодел. Парнишка столько всего совершил и ему уготовано это? Нет, с таким раскладом я мириться не намерен!

Зачерпнув немного концентрированной энергии из большого хронита огня, который я по-прежнему сжимаю в правой руке, я потянулся к потоку времени, с одной единственной целью — вмешаться в процесс телепортации Неона. Это самая удобная точка приложения силы. Пусть парнишка вместе с прыжком в пространстве совершит ещё и временной скачок. Ведь я только сейчас понял, для чего создавалась сфера времени и какое истинное предназначение хронитов, являющихся вместилищем концентрированных хроночастиц.

Не знаю, чем руководствовалась сила, которая создала столь могущественный артефакт, способный вмешиваться в течение времени, и каковы правила взаимодействия с ним, но мне удалось реализовать задуманное. Хватило всего одной капли расплавленного хронита, которую я добавил в структуру формирующегося портала, и Неон смог попасть туда, куда стремилась его душа. Теперь у него всё будет хорошо, мне это известно абсолютно точно.

Но главное, я выяснил, что надо делать. Повинуясь моей воле, сознание рванулось по извилистому временному потоку вперёд, в будущее, но я очень быстро врезался в глухую, чёрную дверь, сотканную как будто из самого мрака. Рядом с дверью стояли два силуэта. В одном из них я узнал себя, только значительно старше, на вид лет 45–50. Второй силуэт был размыт, и понять, кто это, не представлялось возможным.

Смысл этого видения очевиден. От наших действий зависит, будет ли у Вселенной будущее. Я постоял немного, пытаясь понять, кто же тот второй, но мироздание не предоставило мне такой возможности. Значит, я выясню это в нужное время.

Тогда я попытался вернуться немного назад, чтобы узнать судьбу жены и друзей, но эта часть временного потока была кем-то специально скрыта. Вместо информации, всё поле зрение заволокло густым туманом, разобрать в котором что-то конкретное так и не удалось. Не знаю, почему Порядок решил скрыть от меня правду, а никому кроме Творца это не под силу, но я очень надеюсь, что с Наташей и друзьями всё в порядке.

Близкое будущее оказалось скрыто, но не воспользоваться шансом заглянуть в прошлое я не смог. Сознание рванулось назад, в моё смертное детство, с одной единственной целью — увидеть маму. В последнее время она очень часто являлась мне во снах. Когда перед глазами появился такой родной, любимый, но почти забытый образ мамы, сердце наполнилось теплотой. Я наблюдал, как она укладывала спать меня и Сашку, как пела нам песни, шутила, улыбалась. Как обычно суровый отец подглядывал за ней сквозь не до конца закрытую дверь нашей комнаты и счастливо улыбался в такт своих мыслей.

Не знаю, сколько я провёл времени, проживая своё детство второй раз и впитывая всеми клетками теплоту, которую дарила мама, но пора отключаться от водоворота времени, я и так потратил больше, чем следовало.

Когда я уже почти решился уйти, заметил одну странность. От мамы исходил невероятно мощный поток энергии, не свойственный людям. Проследовав по потоку времени ещё немного назад, я не поверил своим глазам. Мама была хранительницей!

В голове разорвалась атомная бомба. Моя мама — богиня! Вернее, была ею. Она влюбилась в смертного и, отказавшись от своей силы, поселилась с ним на Земле. Но Вселенную не обманешь, полностью подавить в себе божественное начало невозможно, и это оставило свой след.

Значит, мы с Сашкой нефилимы, полукровки, которые рождаются у богов и людей. Вот откуда взялись мои необычные способности. Старшие не могли знать, что на Землю прибыла богиня. Когда я поймал сигнал центра, это ещё больше изменило меня, сделало уникальным, что только усилилось, когда я получил статус хранителя. Во мне и так текла кровь богини, а на это наложились изменения Старших и собственные достижения, что в результате сделало меня потенциальным Творцом. Пазл, наконец, сложился.

Последний раз взглянув на лицо мамы, мановением руки я прервал контакт с потоком времени. Я узнал гораздо больше, чем рассчитывал.

— Ты изменился, Кир, — осторожно произнесла Эльзира. — Много потерял?

— Около двадцати лет, — сверившись с личной шкалой времени, ответил я изменившимся, более взрослым голосом. — И не потерял, а приобрёл. Приобрёл бесценное знание, и теперь я знаю, что нужно делать.

Отщипнув ещё одну крупицу хронита, я скатал в руках небольшой шарик жидкого огня, подал на него магический импульс, заставляя кристаллизоваться, раскрошил в пыль и подбросил вверх. Нас накрыло кристаллической пылью, и мы тут же вывалились из временной аномалии.

Нас выбросило в том же месте, рядом с сокровищницей, только вокруг не было ни одного моба. По моим внутренним ощущениям прошло максимум пара часов, но реальность оказалась куда более жестокой.

— Сто сорок три года, — сверившись с интерфейсом, обескураженно заявила Эльзира. — По внутреннему времени сферы, — добила меня эльфийка.

Страшно представить, сколько времени прошло в реале и что могло произойти с моими друзьями и моим миром.

На секунду со всей силы зажмурил глаза и мысленно заорал, выплёскивая в пустоту всю свою боль, но уже в следующее мгновенье скомандовал:

— Выдвигаемся к ближайшему жемчужному оазису, нам нужно как можно быстрее набрать максимальное количество уровней.

Следующий месяц мы истребляли кошмаров. Я без остановки перегонял по телу огромное количество магической энергии и устраивал монстрам настоящий огненный ад. Мы перемещались от сектора к сектору и уничтожали все попавшиеся на пути оазисы классом до элитных. Прокачка шла ураганными темпами, даже тот факт, что хроночастицы теперь приходилось делить на троих, нисколько не замедлил процесс фарма. Я вспомнил и начал применять все приёмы из Альфовского арсенала, и самым эффективным был, естественно, аватар огня. Слияние со своей стихией приносило мне истинное наслаждение, а чудовищный урон в этой боевой форме позволял без особых проблем сжигать кошмаров сотнями. Мы больше не прятались и из жертв превратились в охотников.

По мере нашего продвижения количество добытых артефактов росло, и в свободные минуты я экспериментировал с их свойствами. Мне удалось очень быстро понять, что хрониты являются уникальными самоцветами. В их свойствах заложена мультистихийность, а принадлежность к определённому типу магической энергии происходит из-за доминирования одной из стихий.

Уже через неделю я научился выжигать из хронитов возникшие естественным путём свойства. Через две недели я понял, как сменить в пустом камушке доминирующую стихийную составляющую, а ещё через неделю научился внедрять в самоцветы боевые конструкты. С тех пор я начал создавать запас боевых артов. Благодаря моим уникальным поисковым навыкам мы находили в каждом жемчужном оазисе минимум по два хронита, но для поставленных глобальных целей этого было мало.

Не забыл я и о страховке от предательства. С ростом уровней работать с аурой становилось всё проще, а по мере того как территория сферы времени очищалась от деструктивных элементов, улучшалась и связь с системой, что существенно помогало в работе. Мне удалось выделить аурные маркеры принадлежности хранителя к конкретному Творцу, и я начал внедрять их в свои изделия, привязывая к механизму активации. Стоит только потянуть за оставленную ниточку, и адепты Хаоса, да или любая другая группа хранителей, потеряют возможность нажимать на условный спусковой крючок.

Мы действовали на большом удалении от Глыбы, что практически со 100 %-й гарантией исключало факт нашего обнаружения свободными рейдерами, а никто, кроме поисковиков, так далеко в зону и не заходит. Но, несмотря на огромную силу, которую удалось набрать за последнее время, нас было слишком мало. Даже один очень сильный маг не может быть везде и бесконечно противостоять огромной толпе высокоуровневых мобов.

Если с зачисткой жемчужных оазисов мы худо-бедно справлялись, то, когда перешли на фарм элитных, этот вопрос встал особенно остро. Концентрация сильных мобов там была запредельной, и самое неприятное, что после атаки одного кошмара к месту событий подтягивалось чуть ли не всё население оазиса. Противостоять толпе мобов 300+ в одиночку нереально. Кошмары очень быстро перегружали выставленный магический щит, а на его поддержание требовалась мана, которая под градом непрекращающихся ударов расходовалась очень быстро.

В такой ситуации могли помочь лишь мощные заклинания, но проблема заключается в том, что у них весьма длительный откат между применениями. С чем связано это ограничение, я понять так и не смог, и пришлось принять его как данность.

Для каждого заклинания время кулдауна было своё. Когда связь с системой улучшилась, и мы получили доступ к настройкам интерфейса, я сформировал иконки доступных мне заклинаний и ввёл вычисленный опытным путём откат. Теперь после использования заклинания запускался таймер обратного отсчёта, и я точно знаю, когда получу возможность повторно его использовать.

Время кулдауна напрямую зависело от количества требуемой маны. Самый долгий откат оказался у аватара огня, который я начал использовать после достижения 700-го уровня. После активации я получал доступ к высшей боевой форме на пять минут, и следующий раз воспользоваться этим смертоносным заклинанием получится лишь через сутки.

Скорее всего, это связано с урезанными внутри сферы возможностями моего тела. Оно просто не выдержит более частого применения столь энергозатратных конструктов. Но эти ограничения не распространяются на простые заклинания, требующие для применения до 100 единиц маны. Так что швыряться взрывными огненными шарами и копьями можно сколько душе угодно, а на моём текущем 987-м уровне даже столь простые плетения наносят огромный, по местным меркам, урон. Копья сносят почти по 30 000 единиц прочности, а шарики и вовсе по 65 000, и эти цифры будут увеличиваться от уровня к уровню.

За этот месяц я сдружился с девчонками, и они стали для меня как родные сёстры. Мы много болтали. Они делились жизненным опытом хранителей, а я рассказывал им истории из своей смертной жизни.

В один прекрасный момент Эльзира даже попросилась ко мне в пантеон, так как из своих снов знала, что в отсутствие хранительницы её мир погиб. К этому моменту девушка превосходила меня по уровню, а по условиям Беты кандидат на вступление в пантеон не может быть сильнее верховного хранителя, но я пообещал что-нибудь придумать. Тем более что после окончательной зачистки сферы расклад может и измениться.

К слову, за этот месяц я не получил ни крупинки информации из реала. Так что до сих пор непонятно, сколько там прошло времени и как обстоят дела у жены и друзей, что бесило и вызывало постоянное беспокойство. Но отсутствие каких-либо сведений толкало меня к активным действиям, и на посторонние мысли оставалось не очень много времени.

Когда мы подходили к воротам Глыбы, мой уровень перевалил за тысячу, а шкала маны превышала 60 000 единиц. От нас веяло такой силой, что охранники на воротах отводили взгляды в сторону и даже не заикнулись о плате за вход. Чувствовали, что одного мановения рукой будет достаточно, чтобы вырубить их минимум на сутки.

Резиденция администрации городка располагалась в самом центре, возле рыночной площади. Как только мы оказались внутри Глыбы и ступили на главную дорогу, я зажёг в руках два огненных шара и под изумлёнными взглядами прохожих уверенно зашагал вперёд. Эльзира и Верана двигались по бокам и немного сзади, чтобы меня было лучше видно.

Мы долго планировали наше появление в Глыбе и решили, что, перед тем как зайти в гости к Зевсу, нужно показать всем узникам сферы, что забрезжила надежда на спасение. В этом случае у руководства не будет никакой возможности уклониться от разговора или даже отложить его, чтобы выработать определённую тактику поведения, иначе население городка попросту сожрёт их живьём.

Наше появление вызвало эффект разорвавшейся атомной бомбы. Меня поразила скорость, с которой распространилась информация о появлении хранителя, владеющего магией. Народ заполонил улицу и с благоговением наблюдал за нашим продвижением, выкрикивая ободряющие слова, которые очень быстро слились в монолитный рокот, разобрать в котором что-то конкретное было невозможно.

С каждым пройденным метром толпа, сопровождающая нас, всё увеличивалась, а самые безбашенные даже пытались дотронуться до зависших в нескольких сантиметрах от моих ладоней раскалённых огненных шариков, чтобы на личном опыте убедиться, что это не какой-нибудь трюк. После каждого такого поступка хранителя, который заковыристо ругался и тряс обожжённой рукой, окружала толпа и жадно начинала расспрашивать об ощущениях.

Не отреагировать на это руководство Глыбы не могло. Когда наша процессия достигла рыночной площади, у входа в резиденцию администрации города нас уже ждали. Фигуру Зевса я узнал сразу, девушки описали одного из глав города довольно точно.

Громовержец из Земных легенд оказался человеком по расе. Грудь хранителя была закована в золотистый нагрудник, в точности повторяющий рельеф мускулатуры живота, что говорило о его превосходной физической форме. На поясе был застёгнут широкий ремень, с множеством вмурованных самоцветов, которые ярко светились в магическом зрении. Волосы Зевса, как и в легендах, были абсолютно белыми и доходили ему практически до плеч, а волевое лицо было частично скрыто густой, молочно-белой бородой. Взгляд хранителя не предвещал нам ничего хорошего, мне даже показалось, что я увидел в его глазах разряды молний.

Рядом с ним стоял Ворг. Казначей поселения, по своему обыкновению, был с ног до головы закутан в чёрный балахон, и натянутый на лицо капюшон не позволял разглядеть его лица. Магическое зрения подсказало, что в его распоряжении находится не меньшее количество хронитов, чем у Зевса. Верана поведала, что Ворг является адептом Смерти, Творца, к сторонникам которого относится и Тантос на Бете. С этим Творцом у меня связаны не очень приятные воспоминания, так что нужно быть с Воргом поосторожнее.

Мы остановились в пяти метрах от лидеров Глыбы. К этому времени практически вся рыночная площадь была битком забита толкающимся и гомонящим народом. Я поглотил огненные шары, которые к этому времени разгорелись до такой степени, что начали доставлять неудобство даже мне, и шум мгновенно стих.

— Ну и устроили же вы представление, — в абсолютной тишине прогрохотал голос Зевса. — Поговорим?

— Поговорим, — ответил я. — И разговор нам предстоит весьма серьёзный.


Загрузка...