Глава 25 Врата


После уничтожения очередной сколопендры карта осколка миров предстала перед моим взором в немного изменённой форме. Среди десятков тысяч чёрных квадратиков горел один зелёный. Когда я представил, как случайно или намеренно заброшенные сюда бедолаги со всей Вселенной раз за разом пытаются выжить в этом адском испытании, в душе в очередной раз полыхнул пожар. Я изменю это, чего бы мне это ни стоило. Миллиарды душ заслужили получить шанс на перерождение.

Когда знаешь алгоритм, вычислить локацию, где на ближайшие два часа появятся врата, не составляет особого труда. Осталось лишь выждать десять минут, чтобы произошёл очередной скачок, и можно отправляться в путь. Похоже, это последняя небольшая передышка перед финальным замесом.

В том, что мне удастся добраться до врат за два часа, я не сомневался. Сфера полна энергией, и эта её читерская особенность поможет преодолеть все трудности. Перед глазами всплыла картинка первой стычки с Властелином в Альфе. Тогда мне противостояла лишь частичка злобной сущности, а сейчас придётся сражаться с полноценным и нереально сильным тёмным богом, за плечами которого накопленный за миллиарды лет опыт. Честной драки с таким противником можно не ждать.

Но и я не так прост. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Только оказавшись в этой ловушке, я понял, что был готов к её прохождению заранее. По отдельности украденная у сущности Властелина информация и уникальная сфера ничего не стоят. Только оба эти факта позволили мне не стать послушной игрушкой для возомнившей себя хозяйкой Вселенной Пустоты.

В случайности я перестал верить давно. Вся цепочка моего стремительного продвижения по лестнице силы кем-то спланирована. По всей видимости, Пустота перешла некую грань дозволенного сущностям её уровня, и эту фигуру решили смахнуть с шахматной доски. Кто? Да демон его знает. Не на моём уровне знаний думать о таком, если даже Порядок не в курсе. Вряд ли он бы умолчал о таком. Как бы то ни было, шахматная партия подходит к концу, и на доске осталось всего несколько фигур, которые и должны решить, кто победит. Ощущать себя фигурой в чужой партии было неприятно, но поделать с этим, увы, я ничего не могу.

Локацию, куда меня занесла судьба, узнал мгновенно. Я уже бывал здесь, только в тот раз вместо кристаллических небоскрёбов передо мной предстала апокалипсическая картина разрушенного мегаполиса. Руины Асгхольма, так называлась та локация, в которую меня забросил демонический портал, когда я находился в плену у орков в Альфе.

Сразу после переноса сердце старшего адепта Пустоты начало медленно пульсировать энергией. Значит, я не ошибся и прибыл в нужное место. По мере приближения к вратам, пульсация будет усиливаться, а когда они окажутся в пределах прямой видимости, и вовсе начнёт испускать равномерные потоки энергии. Так что с поиском врат проблем быть не должно.

Город жил своей жизнью. По широким улицам ездили автомобили причудливой для землянина ромбовидной формы. Их корпуса почти полностью состояли из кристаллов. Некоторые из них были прозрачными, другие светились разными цветами. Кое-где проглядывали металлические части, которые дизайнер довольно гармонично вписал в общую конструкцию. Машины, или, точнее будет сказать, флаеры, парили в десятке сантиметров над асфальтом, создавая при этом еле слышимый гул.

Среди высоких зданий, так же на три четверти состоящих из кристаллов самых разнообразных форм и размеров, двигались местные жители. Встречать подобных существ мне ещё не приходилось. Гуманоидное телосложение могло бы сделать их похожими на людей, если бы не абсолютно прозрачные кожа и мышцы, через которые просвечивались вены и кости. Если бы не одежда, то я, скорее всего, разглядел бы биение их сердец. Ростом местные не отличались от людей — от полутора до двух метров, телосложение в основном худощавое. Волосы абсолютно у всех местных длинные и полностью скрывают голову, а на лицах большинства прохожих подрагивают голографические маски, которые, по-видимому, служат неким барьером, что скрывает от окружающих мозг и другие органы.

В голове тут же всплыло знание, что в культуре хоргов, как они называют свою расу, не принято демонстрировать окружающим свой организм. Максимум, что допускается, — это обнажённые руки до плеча, остальные части тела должны быть прикрыты либо одеждой, либо специальной краской или техническими средствами.

— Помоги нам, — наперебой загомонили прохожие. — Умоляем! Прекрати этот кошмар!

Говорили они на странном языке, но перевод возникал в голове автоматически. Если честно, то я понятия не имею, что тут происходит и как на это всё реагировать. Мне что, нужно пробиваться к вратам и по пути уничтожать мирных жителей и отряды полиции? Это замысел Властелина? Претенденту нужно пройти его путь и уничтожить столько же народов, что и он?

Неожиданно в небе полыхнула яркая алая вспышка и начал формироваться монструозный по размерам портал, а в ближайший кристаллический небоскрёб ударил красный лазерный луч. Здание буквально взорвалось, и миллионы осколков на огромной скорости понеслись во все стороны, поражая всех вокруг.

Всё произошло столь быстро, что я только и успел, что на автомате выставить вокруг себя защитную сферу, и выжить удалось исключительно за счёт магии уникального артефакта. Пока энергетический барьер поглощал элементы рушащегося здания, мне пришлось наблюдать, как тела хоргов прошивает насквозь мелкими осколками. Улица мгновенно наполнилась криками боли, по асфальту потекли кровавые реки, а к артефакту устремились тоненькие зелёные струйки жизненной энергии.

Чтобы не быть погребённым под крупными кристаллическими обломками, совершил микропрыжок на крышу ближайшего здания и увидел, как ещё два лазерных луча врезались в небоскрёбы. Всего лишь миг, и огромные здания брызнули в разные стороны миллиардами осколков, а взрывная волна уничтожила ещё несколько близлежащих домов.

Дальнейшее наблюдение стало невозможным из-за огромного пылевого облака, что накрыло район. Последнее, что я успел заметить, — это как из стабилизированного портала хлынуло красное море бесов. Так вот, значит, что происходит внутри осколков миров. Этот больной на всю голову коллекционер зациклил время так, чтобы местные раз за разом переживали самый страшный момент в своей жизни. Вероятно, триггером этого процесса служит появление в осколке врат. Не представлю, что должны испытывать миллиарды разумных существ, которым приходится жить и постоянно ждать смерти. Судя по словам, что успели произнести хорги, они помнят каждый виток этой адской временной петли.

В душе полыхнул пожар. Я думал, что ненавидеть кого-то сильнее, чем Аввадона, уже невозможно, но как же я ошибался. По сравнению с Властелином бывший демон являлся пушистым белым котёнком.

Страх вырвался из амулета с яростным воем. Другу передался мой гнев, и мы синхронно ринулись в бой, сея вокруг себя смерть. Армия вторжения состоит из низших бесов под руководством демонов. Всё это красное море, свалившееся на головы хоргов, безжалостно их убивало, а вечно голодные бесы и вовсе тут же начинали пожирать своих жертв.

Перебить всех врагов не представлялось возможным, поэтому я затолкал гнев в глубины своей души и сосредоточился на главной задаче — поиске врат. Из-за поднявшейся пыли видимость было серьёзно ограничена, поэтому совершать длинные пространственные прыжки было слишком опасно, и пришлось довольствоваться блинками на короткое расстояние.

После каждого такого прыжка я, продолжая бег, уничтожал всех врагов, что находились в поле зрения, короткими импульсами энергии и совершал новый прыжок, а следовавший по пятам Страх завершал начатое и добивал оставшихся. В таком темпе мы двигались по хитросплетениям улиц чужого мегаполиса минут двадцать, когда сердце пустотника усилило пульсацию, сигнализируя о приближении к нужной точке.

К этому моменту моё тело уже было сплошь покрыто пеплом, кровью демонов и ещё не пойми чем, но мы упорно рвались к цели. Маркер привёл нас на центральную площадь города, которая к этому моменту была полностью завалена трупами хоргов, меж которых бродили демоны и добивали раненых. И тогда я отпустил внутренний поводок. Моё тело окуталось изумрудным пламенем, и я бросился в рукопашную атаку, буквально разрывая врагов на части. Никакое хладнокровие титана не справилось с мощнейшей вспышкой гнева.

Рядом со мной сражался Страх. От обилия поступающей энергии он увеличился в размерах и мог откусывать демонам головы с невероятной лёгкостью, особо не напрягаясь. Ну а я попросту пробивал усиленные естественной костяной броней тела высших демонов голым кулаком насквозь, а все ответные атаки поглощало защитное поле.

За десять минут мы очистили огромную площадь города от присутствия врагов и остановились у десятиметровой кристаллической арки врат. Сердце пустотника уже давно испускало равномерное свечение, так что сомневаться не приходилось: мы прибыли в нужную точку.

Вот только смотрел я не на врата, что должны привести нас в логово Властелина. Мой взор приковали сотни металлических статуй, установленных по периметру арки в несколько рядов. Со всей уверенностью можно утверждать, что они не принадлежали этому миру и прибыли сюда вместе с вратами в качестве охранников. Паранойя Властелина не позволила ему обойтись без дополнительной защиты. И самое паршивое, что лица некоторых статуй были мне знакомы.

Торсунвальда и Зиалу я узнал сразу. Золотой окрас металла выделялся на общем разноцветном фоне, хотя среди сотен порабощённых Властелином богов встречались и другие статуи с цветовой индикацией адептов Порядка. Брат и сестра стоят рядом, но не имеют возможности видеть друг друга. Их головы зафиксированы так, чтобы смотреть в сторону потенциальной угрозы вратам.

Присмотревшись, я с ужасом обнаружил, что глаза всех без исключения статуй двигаются. В одних я прочитал безумие, другие просто безучастно смотрели вдаль, но многие хранители по-прежнему оставались в здравом уме.

Торсунвальд узнал меня. Я понял это по его загоревшимся надеждой глазам. Я понятия не имею, как Властелин смог переместить убитых в Альфе богов в это проклятое место, но с этим надо что-то делать.

— Готовься, Страх, будет жарко, их сюда не ради антуража поставили, — предупредил я пета и сделал шаг вперёд.

Сердце пустотника почувствовало близость врат и ярко вспыхнуло. От него по площади мгновенно распространился энергетический импульс, и статуи хранителей разом ожили. Властелин вновь подстраховался и привязал активацию аватаров порабощённых богов к определённому условию. И это самое условие я сейчас держу в своей левой руке.

— Мы не контролируем себя! БЕГИ! — прогрохотал полузабытый голос Торсунвальда, и на нас со Страхом обрушился магический Армагеддон.

Аватары богов хоть и значительно уступали по силе живым хранителям, но их были сотни. Эта совокупная мощь ударила в рефлекторно выставленный щит, и за считаные секунды меня протащило по асфальту на добрый десяток метров. При этом землю вокруг перепахало и расплавило, а расположенные позади кварталы снесло подчистую.

Нет уж. Бежать — это не наш метод. Схватив Страха в охапку, блинканул вместе с ним в самую гущу врагов, причём постарался оказаться подальше от Торсунвальда и Зиалы. Только так можно постараться минимизировать входящий урон, а после столь страшного удара энергии в накопителях артефакта стало ощутимо меньше.

Тело вновь окуталось слепящим глаза изумрудным пламенем, а усиленное заклинанием антижизнь копьё с огромной скоростью начало разбирать аватары богов на запчасти. Мне хватало всего одного удара, чтобы превратить грозный механизм с заключённой внутри него порабощённой частичкой бога в металлолом.

Наруч уникального артефакта мгновенно впитывал энергию, высвободившуюся после уничтожения сковывающих сущности хранителей оболочек, и я вдруг с изумлением осознал, что вместе с потоками жизненной силы богов я впитываю многотысячелетний опыт их жизни. В мою голову хлынул огромный поток информации, которую я на ходу, не отвлекаясь от ведения боя, раскладывал по разным полочкам расслоившегося на тысячи различных уровней мозга. С каждым уничтоженным аватаром мои движения становились более чёткими, выверенными, я бы даже сказал, идеальными. Ни один взмах копья не уходит в пустоту. Теперь со мной знания многих сильных воинов, сознания которых переплелись с моим в тесный клубок.

Страх не отставал от своего хозяина ни на шаг. Волк увеличился в размерах метров до пяти, разгрызал металлические, казалось бы, несокрушимые аватары богов, словно сахарные косточки, не обращая внимания на постоянно прилетающие в него заклинания. Наоборот, его энергоструктура от этого становилась всё более насыщенной. Казалось, что в данный момент он питается боевой магией врагов и с каждой секундой мощь пета увеличивается.

Всего врата охраняли 864 аватара, металлические останки которых сейчас разбросаны по всей площади. Вряд ли это были все порабощённые Властелином хранители. Я больше склоняюсь к версии, что он собрал для охраны врат лишь самых сильных. Что в очередной раз доказывало невозможность прохождения этого испытания.

От запредельного выброса энергии мегаполис хоргов снесло подчистую. Вместо высоченных небоскрёбов теперь остались лишь обрубки, не превышающие и десяти метров. Но любоваться апокалипсическими пейзажами мне было некогда. Моё сознание рвали на части воспоминания сотен хранителей, что я впитал вместе с частичкой их силы. Облокотившись на спину уменьшившегося Страха, я пытался обуздать непрекращающийся гомон разных голосов, наперебой пытающихся мне что-то сказать.

— ТИХО! — взревел я и пожелал воздвигнуть в своём сознании барьер, отсекающий все посторонние звуки.

Голоса мгновенно стихли, и я облегчённо выдохнул, чуть позже разберусь с незаконными подселенцами в моей голове. Сейчас мне нужно поговорить с Торсунвальдом и Зиалой. Их аватары я специально не стал уничтожать, а надёжно скрутил силовыми оковами.

— С нашей последней встречи ты сильно изменился, Кирик, — первым заговорил Торсунвальд. Тело его аватара дёргалось, в попытке преодолеть сопротивление наложенного мной заклинания, но справиться с ним у подчинённого Властелином устройства не было ни малейшего шанса. — Сколько прошло времени?

— Около пятнадцати тысяч лет, если мерить время исходя из норм, принятых на моей родной планете.

— И ты смог набрать такую силу за столь короткий срок? Потрясающий результат. Уверен, что справишься с ним? Он чудовищно силён. И его основное логово хорошо защищено. Не могу даже представить, как ты умудрился добраться даже до врат.

— Должны справиться. Я прибыл не один. Нас очень много, для Властелина это будет неприятным сюрпризом. Я могу как-нибудь помочь тебе, Зиале, да и вообще всем остальным, чью силу и память я впитал?

— Даже не знаю, что тут можно сделать. По сути, мы все мертвы. Властелин сохранил лишь частички наших сущностей для коллекции и как батарейки подконтрольных ему аватаров. Для большинства окончательная смерть — это лучший выход, ведь когда наши сущности обретут целостность, появится шанс переродиться в смертных и пройти путь заново. Душа бессмертна.

— Но Властелин заражает души проклятьем, — парировал я. — Я чувствую его в твоей сущности, как и у абсолютно всех хранителей.

— Тогда ты должен найти способ очистить их, — очень серьёзно проговорил Торсунвальд. — Если есть болезнь, то обязательно найдётся и лекарство. Я верю, что тебе по силам эта задача. Времени мало, Кирик. Тебе пора активировать врата. Мы все будем с тобой и подсобим. Не закрывайся от нас. Мы хотим помочь, вместе мы будем гораздо сильнее. В твоём распоряжении будет огромный опыт, в котором найдутся ответы на любые вопросы.

— Но тогда это буду уже не я. Как не раствориться в водовороте чужих воспоминаний и не потерять себя?

— Помни о самом главном и никогда не потеряешься.

— Я найду способ очистить мир от проклятья. На крайний случай у меня всегда найдётся работа для друзей и боевых товарищей. До встречи, Торсунвальд. Она непременно состоится.

После этих слов я вонзил копьё в тело его аватара и мгновением позже проделал то же самое и с аватаром Зиалы, которая за всё время не произнесла ни слова. Лишь за миг до удара её губы прошептали:

— Спасибо.

Струйки жизненной энергии впитались в артефакт, и, собравшись с силами, я отключил воздвигнутый ментальный барьер. На меня вновь обрушилась чудовищная волна чужой памяти, мыслей и желаний. Хранители не понимали, что происходит, и пытались перекричать друг друга. Я почувствовал, что начал растворяться в этой мешанине чувств и мыслей. Собственная память раздробилась на осколки и, словно в блендере, перемешалась с памятью сотен хранителей.

— Помни о главном! — всплыли в сознании слова Торсунвальда.

Перед глазами возник образ Наташи. Такой родной и знакомый. Жена прошла со мной весь путь от самого начала. Трудно представить, что она пережила за тысячелетия ожидания, и теперь вместо любимого мужа мне суждено вернуться к ней не пойми кем? Мешаниной из образов чужих хранителей, по сути, совершенно другим человеком? Не бывать этому!

Титаническим усилием воли я зафиксировал образ жены в сознании и, опираясь на него, начал стабилизировать ключевые воспоминания, связывающие нас. Момент первой встречи в Альфе. Наш поход к Лорэнтилю, охота на мини-босса дикобраза, бой с личем, а потом и костяным дракончиком, Бессмевиль, возведённый гномом кланхолл, наша первая ночь вместе, дорога в мёртвые земли. С каждым новым воспоминанием мне было всё проще выуживать из общего месива данных нужные мне образы. Чем больше становился объём собственных, зафиксированных в памяти моментов, тем легче становилось отыскать остальные. Они притягивались, словно разные полюса магнита.

Я заметил, что таких клубков становится всё больше. Вслед за мной остальные хранители тоже зафиксировали ключевые воспоминания и уже на их основе выуживали из общего пространства только свои. С каждой секундой этот процесс ускорялся, и уже минут через двадцать личностные особенности каждого из 864-х хранителей обрели целостность.

В голове начали звучать более осмысленные голоса, как будто народ вышел из длительной спячки, но никто по-прежнему не слушал друг друга, и этот балаган нужно прекращать. Мысленным усилием я сформировал у себя в голове копию зала совета, как в столичной соте Порядка, и запихнул сущности каждого хранителя в отдельные, экранированные друг от друга помещения. Наконец в моей многострадальной черепушке наступила блаженная тишина.

Народ быстро разобрался, как пользоваться системой связи, но я первым взял слово. Некогда выслушивать всех желающих. Это моя голова и моё тело, значит, и решения принимать только мне, но и от дельных советов отказываться не стоит.

— Слушайте меня очень внимательно. Через несколько минут я пройду сквозь врата и вступлю в бой с нашим общим врагом. Властелин допустил огромную ошибку, когда сохранил осколки ваших сущностей. Теперь в моём распоряжении оказался доступ к вашему жизненному опыту, оттачиваемым тысячелетиями боевым навыкам, накопленной мудрости. Всё это я собираюсь использовать против Властелина. Через несколько минут начнётся главная битва с вселенским злом, и я рад, что в этот миг буду не один. Вы заслужили увидеть, как падёт тщательно выстраиваемая Властелином империя, которая должна была уничтожить жизнь во всей Вселенной. От помощи не откажусь, если во время боя вам будет что сказать, подавайте запрос, ваше сознание переместится в центр зала совета, и я вас услышу. Время поджимает, пора отправляться. Победа будет за нами!

Мне кажется, я даже смог расслышать грянувшие овации, но сейчас отвлекаться на такие мелочи точно не стоит. Преодолев оставшееся до гигантских врат расстояние, я приметил у его основания отверстие, точно совпадающее по габаритам с сердцем пустотника, и вложил в него ключ-активатор.

По кристаллической арке пробежала энергетическая волна, и в центре начал разгораться портал, переливающийся всеми цветами радуги. Дождавшись окончания его стабилизации, я выдохнул и сделал шаг вперёд.

— Понеслось, — шепнули мои губы, и я ощутил, как сознание рвануло по узкому радужному тоннелю на встречу с главным врагом.


Загрузка...