Эпилог (3)

Шаг, второй, третий... двустворчатые двери остались за спиной, а вместе с ними где-то там, далеко, будто в прошлой жизни, остались глупые страхи и тревожившее душу волнение. Ну зачем волноваться? Я в своём выборе уверена, мы с Мирославом к этому дню пять лет шли, и выйдем отсюда как муж и жена, как семья, как новая ячейка общества.

Даже не верится. Пожалуй, только сейчас я в полной мере осознала себя невестой – главной героиней сегодняшнего торжества. Да, платье я выбрала простенькое, из обычного, а не свадебного магазина. Зато в корсете и ворохе тафты наверняка бы задохнулась в июньскую жару, а вот в лёгком двухслойном платьице в греческом стиле чувствовала себя древней богиней. Смотрели на меня по крайней мере соответствующе – и жених, и вся его стая, и немногочисленные друзья и родственники со стороны невесты. Пока я шла к столу регистрации, колени безвольно дрожали, сердце заполошно стучало в груди, а взгляд, как приклеенный, остановился на поджидавшем Мирославе.

А потом... а потом всё было как-то легко, без лишних нервов и трясущихся коленей, ведь он стоял рядом, мягко переплетя наши пальцы. Согласие само собой слетело с губ, опалённых целомудренным поцелуем, рука, украшенная кольцом, твёрдо вывела заковыристую роспись... вот и всё. Я замужем. Каких-то пять минут – и готово. И стоило ради этих пяти минут вскакивать в шесть утра? Я обернулась на Славу, по-прежнему державшему меня за руку, и поняла, что ради него я бы и вовсе не ложилась и вытерпела весь этот предсвадебный ад сколько угодно раз, хоть каждый день с утра до позднего вечера.

А затем на нас шумным водопадом обрушились поздравления. Я улыбалась, принимая бесчисленные букеты и обнимаясь с почти незнакомыми волками, желавшими процветания нашему браку, и согласно кивала, обещая стае с десяток прекрасных волчат. Мама, едва заслышав о внуках, разом возлюбила всю компанию гостей со стороны жениха. И, бросив многообещающий взгляд на незамужнюю Ирку, прихватила под локоток ближайшего к себе оборотня, слегка ошалевшего от неожиданного внимания тещи вожака. Эх, не знает парень, что просто так из лап матери, у которой старшая дочь вот-вот достигнет психологического порога в тридцать лет, не выбраться. Придётся ему проявить чудеса изворотливости. Или, что проще и быстрее, просто познакомиться с Ирой, подзадержавшейся в родительском доме.

Мысль о том, что сестре как-то недостаёт простого, женского счастья накрепко засела в мозгу. Я думала об этом, пока мы всё-таки устроили торжественный заезд по достопримечательностям и продолжала размышлять, когда с городских улиц переместились в наш тихий загородный дом, временно ставший шумным из-за наполнивших его людей и нелюдей. Всеми приготовлениями занимались Мирослав пополам с мамой, я же весь прошлый месяц провозилась переводом в казанский филиал, передавая старые дела коллегам в столице и знакомясь с новой клиентской базой.

Оказывается, имея деньги вовсе не обязательно обладать организаторскими талантами и врождённым чувством стиля: специально обученные люди изящно украсили пустынный двор перед нашим домом и подготовили программу, пришедшуюся по вкусу всем, от мала до велика. Никаких пошлых конкурсов, нахального тамады или пьяных тостов, переходящих в мордобой – всё пристойно, но не скучно до зевоты. Да что там, я искренне хохотала уместным шуткам ведущего, находясь одновременно и в центре внимания гостей, и имея возможность перекусить в первый раз за этот суматошный день.

Но выйти из-за стола, порадовав присутствующих привычными атрибутами свадьбы, всё же пришлось. Немногочисленные девушки, свободные от обязательств, скучковались в стороне, настороженно поглядывая на меня. Но по алчным предвкушающим улыбкам видно – каждой не терпелось поскорее оказаться на моём месте, и бороться за главный приз они готовы потом и кровью, проталкиваясь к цели локтями. Вот только у меня в голове давно созрел план, ради исполнения которого придётся разочаровать весь десяток наивных юных прелестниц. И вообще, рано им ещё замуж, а кое-кому – самое время.

Букет я бросала прицельно, тщательно выстроив в голове траекторию полёта. И глазомер не подвёл. В отличии от сестры. Ирка слишком поздно заметила цветочный снаряд, устремившийся прямиком ей в лоб, и предприняла заведомо проигрышную попытку увернуться от букета.

Не получилось. Ирка пошатнулась на тонких каблуках своих парадных туфель, неловко взмахнула руками, силясь удержать равновесие, но пара выпитых бокалов шампанского вкупе с уклоном пригорка сделали своё чёрное дело. И лететь бы моей сестрице, пропахивая носом мостовую, но не зря же в друзьях жениха обретались оборотни, известные своей скоростью и молниеносной реакцией. Я даже пикнуть не успела, как с обеих сторон от Ирки как по волшебству материализовались сразу двое волков, удерживая девушку от падения, а третий успел перехватить шедевр флориста за долю секунды до соприкосновения с землёй. Он же и протянул Ире букет. Прямо так, не вставая с колен, а моя сестра, обычно всегда надменная с незнакомыми представителями противоположного пола, неожиданно зарделась, принимая цветы из мужских рук.

Я хитро прищурилась, оценивая молодого волка. В сущности, все парни из стаи Мирослава неуловимо похожи – спортивные, среднего роста, с русыми или каштановыми волосами, – и этот мало чем отличался от остальных. Разве что был немного моложе, но Ирка вроде бы не страдала предрассудками на почве разницы в возрасте.

Передачей букета их общение не ограничилось. Я старалась глазеть не слишком нагло, но взгляд то и дело останавливался на их парочке. Ирка над чем-то смущенно хихикала в ладошку, прижимая к груди букет невесты, а оборотень обворожительно улыбался, почти не замолкая. Чертовски обаятельный парень, ничего не скажешь. Мирослав, конечно, во сто крат лучше, но и этот вполне ничего, особенно в сравнении со всеми бывшими Ирки. Как-то не везло ей в личной жизни, хоть ты тресни – то обманщик, то женатик, то сектант какой-то... Может, хоть с волком повезёт? Они хотя бы от природы моногамны и изменять не будут, в отличие от бывшего.

Нет, умом я понимала, что вероятность того, что моя сестра тоже окажется парой оборотню, тем более местному волку, крайне мала. Но вдруг? Мы же сестры, почти погодки, а вся волчья стая – почти как братья, причём не только внешне. Мирослав говорил, что они все как семья, даже ближе. Хотя куда уж ближе? Но мне, наверное, не понять, я всё-таки не член маг-сообщества, хотя в кое-какие подноготные тайны общины оборотней и посвящена на правах избранницы вожака.

А вот сестре и родителям рассказать о том, кем является их будущий зять, Слава не разрешил, ссылаясь на какие-то старые законы. После свадьбы, когда станем одной семьёй – пожалуйста, а до – ни-ни, ни намёка. Будто бы целая орава накачанных мужиков, якобы друзей жениха, абсолютно ни на что не намекала.

Не знаю, как Ирка, а мама точно начала что-то подозревать, когда мы обговаривали список гостей и меню. Хотя бы потому, что среди десятка молодых парней не нашлось ни одного хипстера-вегетерианца, сыроеда или приверженца питания энергией солнца, коими мир в последние годы полнился многократно. Но в лоб ни о чём не спрашивала, и это хорошо, так как солгать на прямой вопрос маме я бы не решилась – язык не повернётся.

Ирка же маминой проницательностью не отличалась. Даже стремительные движения оборотней, спасших её саму и букет от падения, не насторожили. Может, оно и к лучшему – обычные люди по-прежнему относились к членам маг-сообщества с настороженностью, и моя сестра не исключение. Я до сих пор помню, как она категорично высказалась насчёт нынешнего министра магии, частенько мелькавшего в новостях. Да, маг в окружении щуплых престарелых человеческих политиков сильно выделялся ростом и общей комплекцией, как и явной молодостью, но лично я бы не рискнула называть его качком на анаболиках и подставным актёром, играющим роль марионетки на службе у президента. Кому как, а Ирке проще было думать, что магии вовсе не существует, и таких, как она – тысячи, если не миллионы. Ну а что такого? Верят же некоторые в плоскую землю, заговор рептилоидов или волшебные пилюли для похудения – каждый имеет право на заблуждение.

Я сама месяц назад не особо-то задумывалась о роли магии в нашей жизни. Да, знала об офисе огромной международной корпорации в Москва-сити, слышала о новом подразделении в МЧС и многопрофильной клинике за МКАДом, где обещали исцеление самым тяжелым больным, от которых даже в Европе отказались, но сама с чудесами не сталкивалась, поэтому червячок сомнения грыз где-то изнутри. Теперь-то закрывать глаза на реальность не получится – только не после того, как меня представили стае, где я в живую увидела обращение человека в волка и обратно. Нет, устраивать мне показательных мастер-классов и представлений никто не собирался, просто дети-оборотни подчас плохо контролируют свои способности, особенно во время игры. Поэтому, в том числе, оборотни и живут общинами, на природе, в отдалении от людей – волчонок, копошащийся в песочнице обычной многоэтажки, привлечёт к себе ненужное внимание. И хорошо, если просто внимание, а не интерес догхантеров – не разберёшь ведь так сразу, волчонок это или бесхозный щенок на детской площадке. Прецедентов вроде бы не случалось, но я прекрасно понимала родителей, стремящихся огородить своих отпрысков от любых возможных опасностей.

Мне и самой предстоит когда-то в будущем воспитывать ребёнка, который с высокой долей вероятности будет временами обрастать шерстью. Но до такого, надеюсь, ещё далеко – мне бы с мужем-волком свыкнуться поначалу. И с зятем-оборотнем, если повезёт.

Любопытство по этому поводу распирало настолько, что я рванула к Ирке, едва её спаситель отошёл в сторону – вроде бы к столику с напитками.

– Симпатичный парень, – как будто бы вскользь заметила я, проводив взглядом молодого волка. – О чём говорили?

– Да так, ни о чём, – отмахнулась Ира, но неосознанно обернулась на оборотня, почти скрывшегося в толпе, и на губах её наметилась улыбка. – Он студент, и спросил меня, где я учусь, представляешь? – хихикнула сестра, явно польщённая, что её посчитали ровесницей.

Ну, с лёгким румянцем смущения на щеках и в нежно-розовом платье подружки невесты Ирка и вправду выглядела моложе своих лет. А какая-нибудь докучливая кассирша могла бы и паспорт потребовать, а то и пожурить «малолетку» за сигареты и пиво.

– Понравился? – подмигнула я. – Как, ёкнуло сердечко?

– Ну, он милый, – неопределённо протянула Ирка, а я нахмурилась. Если они пара друг для друга, сердце определённо должно было ёкнуть, или по позвоночнику прострелить, как молнией, такое не пропустить. Так мне, по крайней мере, объяснил свои ощущения от нашей первой встречи Мирослав, а я, вернувшись в воспоминаниях в свой первый день в столице, припомнила аналогичные чувства, которые поначалу отнесла к волнению от кражи.

– Милый и всё?

– И симпатичный, разумеется. Весь такой... ммм... спортивный. Видела, как он букет на излёте поймал? Прямо как бейсболист в американском фильме! Я его спросила, занимается ли он спортом, а он ответил, что нет, только бегает на природе. А ведь какой талант пропадает.

От слов сестры я несколько приуныла. Не так, вот не так восторгаются по-настоящему понравившимся парнем. Где ахи, где охи, где ода его прекрасным глазам и мужественной челюсти? А ведь оборотню Ирка явно приглянулась – вон, то и дело оборачивается, когда думает, что его никто не видит. Жаль, определённо жаль. Ну ничего, вечер длинный, одиноких ребят в стае Мирослава немерено, а уж я постараюсь, чтобы Ирка перезнакомилась со всеми.

Но поработать свахой не вышло – мою миссию играючи исполнил наёмный фотограф, вознамерившийся запечатлеть на семейных портретах не только жениха и невесту, но и их ближайших родственников. И никакие проблемы, вроде нежелания отдельных личностей сниматься в паре с наглыми киднепперами, идейного портретиста не волновали.

– Я не буду с ним фотографироваться, не заставите, – заявила Ирка, скрестив руки на груди и всем своим видом демонстрируя, что сдвинуть её с места удастся лишь вместе со стулом. Щуплый паренёк-фотограф хмыкнул и, позвав на помощь двух волков покрепче, унёс возмущенно визжащую сестру невесты прямиком к цветущим кустам и украшенными лентами деревьям, служившим своеобразным фоном. Сергей, глядя на это безобразие, тяжело вздохнул, но на место будущей экзекуции пришёл сам, тревожно поглядывая на пышущую негодованием женщину, по-прежнему восседавшую на пластиковом садовом стуле с величием безумной Дайнерис Таргариан на железном троне.

Вставать возле Сергея сестра отказывалась наотрез, но упрямый человек искусства, радеющий за композицию, силком поставил их рядом, даже руку Волкова самолично уложил Ире на талию, невзирая на протесты. Пока парень щелкал затвором, Ирка пыхтела, как ёжик и пыталась незаметно отодвинуться, а Сергей... а Сергей, наоборот, замер на месте, удивлённо расширив глаза, и будто боялся пошевелиться. Если бы не трепетавшие ноздри и пальцы, нервно подрагивавшие на Ириной талии, можно было подумать, что оборотня хватил удар.

Я не верила своим глазам. Даже поморгала, побоявшись тереть накрашенные ресницы, но картина не изменилась. Выражение лица Сергея было точь-в-точь, как на достопамятной вечеринке – тот же осоловевший взгляд, та же заторможенность движений... серьёзно?! Ирка? У судьбы отменное чувство юмора, как я погляжу, а Валентина Юрьевна, когда вернётся с Гоа, наверняка рухнет в обморок от новостей на личном фронте единственного сына. Мда, такого даже в бразильских сериалах нечасто увидишь, не то что в жизни.

Хихикнув и мысленно пожелав удачи сестре и терпения – Сергею, я покинула фотосет в поисках драгоценного супруга, чтобы наябедничать о превратностях фатума в целом и магнетизме истинных пар в частности.

А Ирка – осталась. Попробуй, сбеги, когда на талии железобетонной хваткой сомкнулись мужские руки, а лицо одеревенело от натужных улыбок на камеру. От катастрофической близости крепкого тела по коже ползали неприятные мурашки, а дышать приходилось сквозь нервно стиснутые зубы, чтобы не огрызаться в ответ на малейшее движение, от которого бросало в дрожь. Паренёк-фотограф сновал вокруг в поисках наиболее удачных кадров, нагло переставлял их обоих, как кукол, и вообще будто в упор не замечал, как Ирку корёжит. Наоборот, подбадривал и лыбился, оптимистично утверждая, что они просто чудесная пара.

Но всё конечно, и не на шутку напрягающая фотосессия, к счастью, закончилась. А вот горячая рука новоявленного зятя с талии никуда не делась!

– Ты чего меня нюхаешь? – буркнула Ирка, силясь выбраться из отнюдь не родственных объятий без скандала. Фотограф уже отошёл, их больше никто не снимал и стоять возле хлыща, из-за поступка которого на её голове наверняка появилась парочка-другая седых волос, не было ни малейшего желания.

– Твой запах... – тихо выдохнул Сергей, прижимая девушку к себе ещё теснее, и почти уткнулся носом в рыжую короткостриженную макушку.

– Запах? – фыркнула Ира. – Это тебя от табака так прёт что ли? То же мне, фетишист нашёлся. Вон, парни у курилки стоят – иди, их понюхай, а меня отпусти. Да отпусти, кому сказала, ты мне сейчас все рёбра переломаешь, – прошипела она и упёрлась ладонями в мужскую грудь, обтянутую белоснежной сорочкой. Ткань явно дорогая, брендовая. Может, даже натуральный шёлк – вон, какая гладкая, приятно холодящая кончики пальцев. Ирка не удержалась и погладила, упиваясь ощущением, а чужое сердце под рукой в ответ на незамысловатую ласку застучало, как сумасшедшее.

Такая реакция почти незнакомого мужчины оказалась на удивление приятной. Даже горделивая улыбка на губах наметилась, а пальцы вновь скользнули по гладкой ткани, вырисовывая круги. Дыхание, опалявшее макушку, совсем зачастило, и сердце, казалось, вот-вот вырвется из плена грудной клетки. Ну надо же, какой чувствительный! И жутко темпераментный, судя по кое-чему пониже.

Ира решительно подняла голову, мечтая встретиться с возмутительным наглецом взглядом, показав ему своё женское превосходство и холодность, но... не вышло. Стоило лишь увидеть магнетическую зелень глаз так упоительно близко, как крамольные мысли покинули голову, оставив после себя какой-то пустынный вакуум. Звуки шумного веселья будто оборвались, и толпа гостей казалась недостижимо далёкой – километров, эдак, в двух, не меньше.

Были только они вдвоём. Мужчина и женщина. Рука в руке, сердце к сердцу, взгляд против взгляда и отрывистое дыхание, смешавшееся на полураскрытых губах...

Но это уже совсем другая история.




КОНЕЦ

Декабрь 2020


Загрузка...