Глава 5

Венцариот, вождь венгов и зибров, подлил Артему горячий взвар из местных груш.

– Что ты собираешься делать дальше? – спросил он.

Артем хитрить не стал.

– Положение серьезное, Венцариот. Мы сейчас идем по тонкой жердочке над пропастью. Отдельные племена очень боятся нашего союза. Они готовы соединиться с союзом пяти племен, но не войти в наш. А это, как ты понимаешь, для нас худший вариант. Будет затяжная, кровопролитная война. А это никому не нужно. Я склоняюсь к тому, чтобы напасть на эти пять племен. Остальные племена их поддерживать не будут, В этом я уверен. Они по привычке надеются пересидеть и посмотреть, чем это противостояние закончится… Это дает нам хороший шанс без их участия покорить эти племена. Но подобраться к землям союза можно лишь на больших кораблях.

– Ты будешь строить корабли? – спросил вождь венгов и зибров.

– Корабли есть, – ответил Артем. – Они требуют лишь оснастки и стоят на стапелях в Мертвом городе. Нужны те, кто может их достроить и ими управлять…

– Это не проблема, Артам. Мы, венги, умеем строить «драконы» и управлять парусами. Просто давно не было такой надобности. У нас есть три таких «дракона». Мой отец притащил их с острова, а наши мастера разобрали их и собрали…

– Зачем? – удивился Артем.

– Что «зачем»?..

– Для чего твой отец рисковал жизнями воинов и забрал эти корабли?

– Он хотел сделать ближайшие озера своими и думал использовать «драконы», так раньше назывались эти корабли. Он еще нашел схемы строительства кораблей… Но он помер, а его брат увел часть племени сюда… Но мастера наши живы. Если ты обеспечишь охрану, они дооснастят корабли и пригонят их сюда.

– Да без проблем! – обрадовался Артем, – хоть сейчас. Мои мертвяки сожрут всех чужих. Лучшей охраны не придумать.

– Тогда через два дня сюда прибудут мастера и те, кто будет управлять кораблями, – улыбнулся Венцариот. Затем улыбка сошла с его лица. – Но ты знаешь, что у союза – шаманы, маги огня?

– Знаю, – безмятежно ответил Артем. – Я прикрою корабли щитами льда. Если бы шли на лодках, я бы этого сделать не смог. Их слишком много. Но десяток кораблей я прикрою. Кроме того, у меня есть задумка, как сломить сопротивление уркезов и их союзников.

– Да? И что это?

– Пушки… – Увидев недоумение на лице воина, Артем рассмеялся. – Объяснять долго, сам увидишь. Мы их разместим на кораблях.

Венцариот улыбнулся.

– Я рад твоей непоколебимой решимости, Артам. Она внушает мне уверенность, что мы сможем объединить наши народы…

Артем помрачнел.

– Венцариот, – без улыбки ответил он. – Мало объединить народы, надо удержать их в союзе. Одному мне это не под силу. Мне нужны единомышленники. Большинство племен силой заставили войти в союз. Нужна административная реформа.

– Это как? – Венцариот недоуменно посмотрел на Артема. – Что такое «административная реформа?»

– Я сам точно не понимаю, – честно ответил Артем, – нужен дельный совет.

Венцариот задумчиво посмотрел на Артема.

– Это хорошо, Артам, что ты не строишь из себя всезнайку. Совет нужен любому вождю… Какие-нибудь мысли есть на этот счет?

– Кое-какие есть. Хорошо бы разбить земли племен на большие куски и поставить над этими землями начальствующих. Тех, кто будет следить за обстановкой и сдерживать ретивых вождей. Но это должны быть преданные союзу люди, Венцариот.

– Союзу или тебе? – уточнил Венцариот.

– А как сам-то считаешь? – прямо, глядя в глаза вождю двух племен, спросил Артем.

– Думаю, что в первую очередь тебе, Артам, и это в общем-то правильно. Какие права будут у этих больших вождей?

Артем помолчал.

– Подумать надо, – ответил он. – Ты лучше меня знаешь уклад вашей жизни. Надо так обставить это дело, чтобы не ущемить права вождей и держать их в подчинении законам союза.

– А они есть?

– Кто?

– Законы союза?

– Пока нет. Но они нужны.

– Хм… Это не сложно…

– В смысле? – уточнил Артем.

– Установить общие законы, приемлемые для всех. Нужно вернуться к древним традициям и сделать их законом союза. Внести туда дополнение о наместниках, смотрящих за выполнением законов. И назначить их из тех вождей, что преданны тебе и идеям объединения. Основой для такого решения станет воля Духа озер. Нужны проповедники, что будут нести новую веру. Она сможет стать тем клеем, что скрепит союз.

Артем, открыв рот, слушал Венцариота. Этот дикарь обладал талантом незаурядного администратора.

– Венцариот, ты будешь моей правой рукой, – выйдя из ступора, проговорил Артем. – И ты проведешь эту самую реформу. Какая тебе от меня нужна помощь?

– Ну, думаю, нужно созвать Большой сход племен, – ответил Венцариот. Это можешь сделать только ты. Пока твой авторитет незыблем, тебя будут слушаться во всем. На сходе ты предложишь создать законы, по которым будет жить союз. Это понравится многим. Будет много шума и споров, но, в конце концов, придут к пониманию, что нужно возвращаться к древним традициям. Ничего другого они придумать не смогут. И под шумок мы протолкнем все нужные нам идеи. – Венцариот, увидев удивление на лице Артема, широко усмехнулся. – Что? – подначил он Артема. – Не такие уж мы дикари, как о нас говорят?

– Да уж… – только и смог ответить Артем. Он неожиданно для себя осознал простую и лежащую на поверхности идею: ему нужен административный аппарат. Он, конечно, не будет совершенным, лишенным коррупции и недостатков, но это лучше, чем бегать повсюду самому. Он должен делегировать часть управленческих функций тем, кто сможет понести этот груз…

Когда Артем загорался идеей, он жил ею и прилагал все усилия, чтобы ее осуществить.

Своего пожизненного слугу Хойскара он определил как наставника для Артама, которого ближний круг, зная о странностях вождя, называл темным… Подумав, как это лучше преподнести дикарю, Артем решил говорить правду или почти правду. Отозвав того в сторонку, он пригласил его сесть на бревно у берега озера. Хойскар не тяготился своим положением. Он был где-то даже горд тем, что служит такому непобедимому воину, как Артем.

– Хойскар, ты, наверное, понимаешь, – начал разговор Артем, – что силы, которые даются человеку свыше, часто становятся его проклятием. Все, чего я добился, это было сделано силой, посланной мне свыше. Но часть моего существа ночью выходит из-под контроля и может творить зло. При этом эта часть не обладает сверхъестественной силой, она просто дурость. – Артем замолчал и изучающе посмотрел на дикаря. Тот остался невозмутим.

– Я слышал об этом, – ответил он. – Что ты хочешь от меня?

– Я хочу, чтобы два раза в семь дней ты ночью тренировал эту часть моего существа и гонял ее нещадно. Можешь бить, угрожать, но заставь его перестать дурить. Научи его принципам жизни в племени, и чтобы он их хорошо усвоил.

– Это сделать несложно, но как я узнаю, что эта часть вышла на свободу.

– Ночью я сплю, а он не спит. Еще если он тебя не узнает. Тогда смело усмиряй этого темного Артама и ничего не бойся. Если он начнет колдовать, выбей из него эту дурь сразу. Он трус. Запомни, он темный, я светлый.

Хойскар плотоядно ощерился и охотно кивнул.

– Сделаю, вождь Артам. – ответил он. – Но лучше это держать в тайне, чтобы не пошло ненужных сплетен.

– В этом ты прав. Мы переедем на остров к Мертвому городу, и я буду ночевать отдельно, с тобой. А теперь можешь пока быть свободен.

На остров с армией мертвых Артем переехал в тот же день. Они обосновались на границе с поселком. Мертвяки взяли под свой контроль пустые поля, через которые могли к живым подобраться дикие мертвяки из города. Питание своей армии Артем организовал через поставки оленей, коров, свиней и диких кабанов. Три туши вполне хватало всем на семь дней. Мертвяки могли не ечть. Некроэнергия юшпи давала им псевдожизнь и хранила тела. Но голод они ощущали, и его нужно было утолять.

Со Свадом, который также загорелся идеей пушек и пороха, они вместе с Неелой облазили мастерские, нашли пригодные плавильные печи и амулеты для плавки метала – вместо угля. Мертвый остров ожил. Прибыли корабелы и приступили к оснастке кораблей. Еще через три дня – металлурги-искеназы. Сначала их брала оторопь. Но, увидев мастерские древних магов, они пришли в неописуемый восторг. Не думая о мертвяках, они наводили порядок, собирали металл. Пробовали плавки с помощью амулетов. Два лича и пара псов-ширдов охраняли металлургов.

На второй день армия Артема пополнилась двумя десятками новых мертвецов, которых он расположил по коридорам и накормил свининой. По обтянутым пергаментной кожей рожам мертвяков, пребывающих в постоянном голоде, разлилось невиданное ранее умиротворение. Все те мертвяки, что пробовали пробиться к живым, стали пищей для новой охраны, и вскоре поток желающих отведать плоти живых иссяк. Мертвяки учились быстро.

Артем трое суток пребывал без сна. Он организовывал работу бригад, обеспечивал их безопасность, кормежку, размещение и наконец, осознав, что один со всеми делами не справляется, передал охрану живых Нееле. Среди мастеровых назначил старшего, который должен был следить за тем, чтобы у металлургов было все необходимое – еда, материалы, и обращаться за всем нужным он должен был опять же к недовольной этим Нееле.

– Работай! – кратко приказал он возмущенной девушке, и та, прошипев что-то, принялась за дело.

Скинув с себя этот административный груз, Артем ушел в отдельный блок, Там раньше, по его догадкам, располагался управленческий контингент мастеров прошлого, и позвал с собой Хойскара.

– Я – спать, – сообщил он. – Если ночью проснусь, значит, это темная моя натура проснулась, работай с ней. – Сказав это, он завалился прямо на импровизированную кровать, собранную из элементов стеллажей, крытую кошмой, и тут же засопел.

Хойскар уселся рядом и принялся чистить свой новый меч, выданный Артемом. Что до просьбы Артема, то она не была для него неожиданной или странной. Артам сам по себе был странным, непостижимым и очень опасным. Хойскар чувствовал в нем безжалостного убийцу, и то, как напряжен он внутренне. Такому человеку трудно сдерживать свою звериную природу, и у Артама она просыпалась ночью, чтобы выйти и творить зло. Светлый Артам был сильнее, и Хойскар его за это уважал. Поэтому покорился ему. Служить такому воину было для Хойскара большой честью. Быть рядом с великим – это разделять его славу, что еще нужно для простого воина?


Артама рывком выдернуло из его безопасного уголка. Он этого не хотел. После путешествия по Мертвому городу приключений ему хватило. Но воля чужого была сильнее.

Артам открыл глаза. Было сумрачно. Он не сразу догадался, где находится, а когда увидел столы, бурые стены, то узнал в обстановке это место. Мертвый город.

«Нет!» – застонал он и попытался спрятаться, но что-то его не пускало обратно в сердце. Артам завозился на жесткой постели и, не выдержав, сел. Огляделся.

У потолка горел светильник и тускло освещал большую комнату. На столе сидел и чистил меч дикарь. Он мельком поглядел на Артама и вновь приступил к своему занятию.

– Эй, – позвал он дикаря. – Ты кто?

– Хойскар, твой слуга, – ответил дикарь, не прекращая своего занятия.

– Слуга? Тогда принеси мне чего-нибудь поесть и выпить! – нагло потребовал Артам.

– Да без проблем, – отозвался тот. Поднялся, убрал в ножны меч и неспешно направился к Артаму. Подошел и сильной рукой неожиданно схватил его за шиворот, стащил с постели и, нагнув, дал пинка.

Артам пробежал несколько шагов и больно ударился головой о стол. Выпрямился и разъярился.

– Скотина! – заорал он, – ты за это поплатишься!.. Попытался создать боевое заклинание, но в спешке не сумел справиться с плетением и был настигнут ударом кулака в лоб. В голове зазвенело, а сам Артам упал на зад и, отгоняя нахлынувший туман, затряс головой. Следующий удар пришелся в челюсть. Но удар был хоть и несильный, но произведенный ногой. Артам упал на спину и разбросал руки. Пришел он в себя от того, что его трясли за ноги. Попытался взбрыкнуть, и ноги отпустили. Он стал подниматься. Сел, увидел своего мучителя и заревел:

– Тебе не поздоровится, морда дикарская…

Больше он ничего сказать не успел. Дикарь мгновенно оказался рядом и ударом ноги в челюсть снова отправил его в беспамятство.

В следующий раз он пришел в себя от того, что его голову поливали холодной водой. Он закашлялся, подавившись водой, и стал отплевываться.

– Тебе чего надо от меня? – отдышавшись, спросил он.

– Повиновения. Светлый Артам приказал учить тебя боевым искусствам и правилам хорошего поведения.

– Какой еще светлый Артам?! – в истерике заорал Артам. – Артам один, и это я, а он самозванец, тварь! Проклятый демон, что залез в мое тело… Чтоб он сдох…

Хойскар понимающе покачал головой.

– Светлый был прав, ты ничтожен и жалок. Но я постараюсь из тебя сделать воина и порядочного соплеменника. Сначала мы начнем учиться послушанию…

– Да пошел ты, кусок дерьма!..

Это было его ошибкой. Хойскар избивал его не сильно, но обидно и методично. Наконец Артам не выдержал и, бросив голосить, запросил пощады.

– Все… Все, хватит… Пощади… Я буду слушаться тебя.

– Хорошо, – согласился дикарь. Тогда вставай с пола, и пойдем наводить порядок в мастерских.

Артам рукавом рубахи вытер капающую из носа кровь.

– Мне надо подлечиться, – произнес он и опасливо посмотрел на дикаря.

– Лечись, – согласился Хойскар. Но если ты создашь другое заклинание, я тебя снова изобью…

– Не буду, – буркнул Артам и шмыгнул носом. Он с трудом сплел заклинание малого исцеления и наложил на себя. Затем воровато посмотрел на дикаря. Тот отвернулся, и, воспользовавшись этим, Артам рванул с места к двери. Но он успел пробежать лишь половину расстояния, как табурет, пущенный рукой дикаря, врезался ему в спину и сбил с ног. Лежа на холодном каменном полу, Артам отчаянно вопил от страха и боли. После этого он прошел еще через один раунд методичного избиения. Воля его была сломлена, и он на коленях стал упрашивать дикаря его отпустить. Обещал рассказать тайны Артама светлого, сделать Хойвара вторым после себя…

Хойскар выслушал его и снова стал бить. Он знал в этом толк. Бил не увеча, но чувствительно. При этом приговаривая:

– Ты, темный, должен запомнить, что мы своих не предаем. Повтори.

Артам взвизгивал при каждом ударе и плача повторял:

– Мы своих не предаем…

– Самая важная добродетель в человеке – это преданность своему роду, – твердил Хойскар, и Артам повторял за ним…

После двух часов учебы Хойскар прекратил внушение, достал из своей сумки эликсир исцеления, выданный Артемом, и заставил Артама выпить, потом приказал ему лечь и уснуть…


Артем проснулся бодрым и отдохнувшим. Рядом на столе храпел Хойскар. Стараясь не разбудить слугу, Артем поднялся и направился к выходу. В спину ему прозвучал грозный окрик:

– Артам! Ты куда?

Артем остановился и злорадно ухмыльнулся. Повернулся к дикарю и спросил:

Артам темный проявлялся?

– Он самый… А ты кто?

– Ты спи, Хойскар, я светлый. Как он?

– Ужасен…

– Вот, вот и я так же говорю. Бил?

– Немного.

– Пытался тебя купить?

– Пытался. Но я выбил это желание из него.

– Ему полезно, – ответил Артем и вышел.


В мастерской за ночь мастера вылили трубу из бронзы. Причем, украсили ее орнаментом. Свад, который бегал между мастерами и путался у них под ногами, нещадно ругался, обзывая литейщиков бездарями и тупицами…

– Ты чего разошелся, Свад? – поинтересовался Артем, усаживаясь за обеденный стол, и, положив кусок вареного холодного мяса на хлеб, налил себе остывший взвар из кувшина и стал завтракать.

– Да ты видел, какое убожество они вылили? Безрукие идиоты! У них руки из зада растут.

– А что не так? Мне нравиться.

– Тебе, может, и нравится, ты не специалист, а я посмотрел и увидел, что при отливке они не соблюдали строго температурный режим, поэтому часть ствола пушки приобрела излишнюю твердость и потеряла вязкость. При сильном напряжении ствол треснет. Вся ночная работа насмарку!

– Мастер, – уважительно обратился к нему пожилой литейщик. Ты не ругайся, мы старались делать, как ты говорил. Мы не плавили никогда с помощью амулетов…

– Надо было меня слушаться, а не делать, как вы привыкли. Ствол пушки – это… это ствол пушки! – потряс он кулаком. – Понятно?

– Нет, – в один голос ответили три мастера.

– Свад, ты не горячись, – остановил брюзжание гремлуна Артем. Он понимал, что мастер проклятий может быть слишком привередливым. Гремлуны если что и делали, то стремились добиться совершенства, но Артему нужно была не совершенство, а рабочая пушка.

– Ты можешь просчитать, выдержит ли ствол давление пороха или воздуха при весе снаряда в шесть таланов и при метании его на три-четыре лиги?

Свад надулся, сел рядом с Артемом и тоже ухватил двумя рукам большой кусок мяса. Артем ему не мешал. Он ел и запивал взваром. Мастера полировали ствол трубы. Наконец гремлун не выдержал.

Ствол выдержит давление, – сообщил он Артему.

– Ты в уме просчитал? – удивился Артем.

– Нет, отец сказал. Вот почитай. – Свад протянул ему мятый лист бумаги.

Артем развернул его и стал читать:

«Сунь Вач Джин. Мы рады, что ты хорошо устроился в другом мире. Мама купила шубку, и мы переехали в более дорогой район города. Старый дом оставили твоему старшему брату. Он взял в жены ту девушку, о которой мы тебе писали, День Ги Неси. Он тоже шлет тебе привет. – Дальше шла приписка неровными буквами.

– Если ты, тварь, появишься в моем доме, я тебе ноги вырву… Крам Вач Джин. – Снова приписка, уже от мамы Суня: – Мы рады, что вы любите друг друга. По поводу твоего заказа отец сказал: все нормально, ствол надежный.

– Ну? – не понял Артем, отдавая гремлуну записку. – И чего ты ругался, если ствол нормальный?

– Он нормальный, потому что его исправил отец. А для меня позор посылать ему такие изделия. И теперь их будет править мой брат, что обещал мне выдернуть ноги… а он задерет цену до небес…

– А вот это не есть хорошо, – произнес Артем, – но, наверное, можно найти других гремлунов?

– Можно… – согласился Свад, – но как бы семья она… родня.

– Вот они, коррупция и кумовство в чистом виде, – наигранно осуждающе произнес Артем. – Все своим… Ну что, тогда к отцу опять обращайся…

– Мастерская теперь вместе с домом принадлежит старшему брату, а отец будет брать за работу еще дороже брата… – хмуро посмотрев на друга, ответил коротышка.

– Может быть, – согласился Артем, – но мы гарантируем твоему отцу регулярные поставки жемчуга или совсем прекратим с ним сотрудничать. И с твоим братом тоже, напиши им, и пусть подумают. Мы надежные поставщики и богатые. Пусть цену снижают, иначе… передай, уйдем к другим мастерам.

Свад, жуя, согласно кивнул.

– Эх, показать бы отцу Лушу, – мечтательно вздохнул Свад… Но его мечтания прервал Артем.

– Ты хочешь, чтобы при ней тебе оторвали ноги? – смеясь, спросил он.

Гремлун от таких слов вздрогнул и стал истово качать из стороны в сторону головой.

– Ты уже придумал, каким будет снаряд? – перевел он разговор на другую тему.

– Придумал. Он будет двух видов, картечь и фугас. А выглядеть будет вот так, – и Артем достал из своей сумки лист, на котором была нарисована схема снаряда. Гремлун тут же завис над листом.

– Это что? – спросил он, указывая жирным от мяса пальцем на хвост мины.

– Хвостовое оперение, которое позволит снаряду стабилизироваться в полете.

– Ага… А это что?

– Это пороховой заряд, который взорвется при падении мины на землю.

– А отчего он взорвется?

– От амулета искры… Его можно поставить на задержку три-десять секунд.

– Понятно. А это что?

– Тут написано. Не видишь, что ли? – буркнул Артем.

– Вижу. Написано: мокрая кожаная прокладка с дыркой. Для чего она?

– Это для того, чтобы воздух не проходил мимо снаряда, а выталкивал его из ствола.

– Понятно. А это что за полоски на двух половинках?

– Это резьба для сборки половинок снаряда. Верхний конус накручивается на нижний.

– Резьба? Это что?

– Вот сюда смотри, я нарисовал шаг резьбы покрупнее.

– Вижу, но мы никогда ничего подобного не делали… – растерянно ответил Сунь Вач Джин.

– Теперь будем…

– Как? – удивленно переспросил гремлун.

– Подумай и сделай. Я что, все за тебя думать должен? Знаешь, что такое плазма, и не знаешь, что такое резьба? Спроси у отца.

– А он-то откуда может знать? – сильно удивился гремлун.

– Он старше и опытнее.

Свад надулся.

– Без него справлюсь… Эй, вы, тупоголовые, – крикнул коротышка мастерам, – будем делать резьбу. Он встал, взял в руку кусок бронзовой заготовки и стал чем-то острым чертить спираль. Получалось у него неплохо. Попотев, он показал изделие Артему.

– Так пойдет? – спросил он.

– Пойдет, – ответил Артем, не глядя на деталь, – теперь делай верхнюю часть, чтобы накрутить на нижнюю.

– А я что сделал? – спросил Свад.

Ты сделал две одинаковые нарезки резьбы, попробуй накрутить верх на низ.

– Так еще надо верхнюю делать по-другому?! – воскликнул гремлун.

– Ну да. Это очень хорошее соединение. Ты эту технологию можешь продать своим гремлунам.

Свад задумался.

– Продать? – повторил он. – А кому она нужна?

– Не знаю, но это новое слово в вашей технике. Изобретение.

– Продать? Сначала нужно освоить это изобретение, – проворчал Сунь Вач Джин.

Гремлун полдня потратил на изготовление резьбового соединения, но Артем не сомневался, что умный гремлун справится. И тот справился. После обеда он принес ему готовую мину. Гордо задрал нос и всучил мину Артему.

– Вот, готово, – гордо заявил он, – вручную сделал.

Артем развинтил половинки и снова ее собрал.

– Попробуй отливать заготовки уже с резьбой, – заявил он, отдавая мину гремлуну, – иначе ты до моей смерти от старости сделаешь их штук пять, не больше.

Свад вытаращился на Артема.

– И как ты себе это представляешь? – возмущенно закричал он.

– Да никак, – осадил его Артем. – Я генерирую идеи, ты их воплощаешь. У каждого свое занятие.

Гремлун ничего не смог на это ответить, лишь вытаращился на Артема и сверлил его взглядом.

– Иди думай! – приказал ему Артем, – а то дырку во мне взглядом просверлишь. Или попроси отца, он поможет…

Свад сорвался с места и исчез в мастерской. Артем усмехнулся. Он нашел слабое место Свада. Просить что-то отца, было выше его сил. Он сам сделает, помучается, но просить не будет. Этим Артем стал бессовестно пользоваться.

Мастера под руководством Свада трудились усердно. Артем видел, что работа им нравится и они не задумывались, на кого они работают. На злого некроманта, что разрушил их уклад жизни, или еще на кого, они были в своей стихии. И Артем еще раз порадовался тому, что сделал правильный выбор, и присоединил мастеровитых искеназов к своему баронству. Но втайне он уже считал себя вождем вождей или местным чингизханом. Да по-другому и быть не могло. Дикари подчинялись только силе.

Культ силы был здесь на первом месте. За силу уважали и возвышали. Не важно, какая сила. То ли сила мышц, то ли ловкость или магические способности, главное – одерживать победы. Можно еще было иметь сильный отряд приближенных воинов и держать племя в узде, как было в некоторых племенах. Артем все запоминал, обдумывал и старался приспособить для того, чтобы быть первым среди первых.

Свад и мастера потрудились на славу. К исходу дня было отлито и собрано десять заготовок мин. Но расход ценного металла был большой. На это могли уйти все запасы бронзы, и Артем задумался, из чего их лить. Самое лучшее, что он придумал, было железо или чугун.

На следующее утро от Неелы, которая осталась в поселке, пришел гонец. Его прислал Венцариот. До мастерских его проводила Неела. Она с надутыми губками стояла рядом и слушала рассказ гонца.

– Что-то случилось? – посмотрев на хмурый вид гонца, спросил Артем.

– Грованы обложили наш поселок, воруют скот, женщин, убивают разведчиков…

– Ты из оруханов? – спросил Артем.

– Из них.

– А от меня ты что хочешь?

– Меня послал новый вождь…

– Ну и что, вы не справляетесь с грованами?

– Нет, они умеют прятаться и нападают из засад. Мы посылали отряды их поймать, но только понесли потери… Нам нужна помощь… Люди волнуются…

– Хм… Помощь… – произнес Артем и задумался. – Надо подумать, Грованы мастера в плане диверсий. Это я понимаю. Согласен и с тем, что им надо преподать урок. Возвращайся в племя и передай своему вождю, что Артам решит эту проблему.

Когда гонец вместе с Неелой ушли, Артем позвал Хойсара и Свада.

– Я на несколько дней отлучусь. Надо решить вопросы с диверсиями грованов. Хойсар остается за старшего. Его приказы выполнять беспрекословно и в срок. Ты, Свад, старший над мастерами. К моему возвращению должны быть сделаны заготовки снарядов, не менее ста, и три ствола миномета. Снаряды лейте из чугуна. Выполнение поставленного плана на тебе, Хойскар.

– Из чугуна! – воскликнул Свад. – А как же резьба? В чугуне ее не выстрогаешь…

– Не надо строгать, отлей и подправь резцом. Не знаешь, как, спроси у отца.

Свад сжал кулачки и натужно просипел:

– Иии!.. – но на этом возмущение закончилось.

Артем недолго собирался. Забрал всех своих псов, оставил Нееле пантеру и Засранца, матерого мертвяка. Отплывая, он дал наказ Нееле оставаться за него и следить за порядком. Не став слушать ее тут же возникшее возмущение, на нескольких лодках убыл к оруханам.

Там встретился с обеспокоенным вождем Оригравом. Седоусый воин несколько удивился.

– Быстро ты прибыл, вождь Артам… не ожидал. Ну, раз прибыл сам, то значит, так нужно…

– Ориграв, – перебил его Артем. – Я не могу один разорваться между всеми племенами. Но в данном случае пришел помочь. Вы только вступили в союз, и я не хочу, чтобы нападения грованов омрачили ваши сердца. Но в дальнейшем надо уметь противостоять их атакам. Используйте свои сильные стороны. Можете пойти большим отрядом и угнать их скот. Можете сжечь их небольшие поселения. Вам в помощь будут даны силы союза. Но как решать проблему диверсантов-грованов, нужно думать сообща. У тебя есть какие мысли?

– Есть. Нужно предупредить их, что если набеги не прекратятся, мы объявим им войну…

– И что это даст? – скептически спросил Артем. – Они объединятся с другими племенами.

– Если пойдем союзом, то да, они постараются объединиться. Это я понимаю, – спокойно ответил вождь оруханов, а если одно мое племя и твои мертвецы, то нет. Они считают себя сильными, но они сильны в набегах, а в прямом столкновении мы их били, и не раз. Только при этом теряли воинов… много теряли.

– Хм, а что? Это может сработать, – подумав, ответил Артем, – гонцом пойду я. Только войной всем племенем мы не пойдем, я навещу их сам. А пока почищу территорию вокруг поселка.

Он ушел, оставив в задумчивости вождя оруханов, и скрылся в лесополосе. Там его ждали псы, мертвые ширды.

Артем глотнул эликсир концентрации и сел. Минуту сидел без движения и наконец почувствовал свободу. Потянулся вверх, его дух воспарил над телом.

Поднялся выше и огляделся. Он не мог, как Неела, получившая свой дар от богини смерти, видеть ауру живых сквозь предметы и стены. Но мог видеть с высоты, и он увидел. И оруханов, сидящих по десятку воинов в засадах, и грованов, окруживших поселок секретами. Они искусно прятались по двое. При этом умели отводить глаза.

«Вот какая у вас магия, – догадался Артем. – И вот почему простые воины вас не видят».

Облетев окрестности, он выделил участок, где сидело в засаде шесть пар чужих. Еще дальше он обнаружил целый отряд из шести человек, прячущихся в камышах вместе с лодками.

«Значит, они приплывают по воде, – понял Артем, – и там можно устроить им засаду. Идут длинным путем. А оруханы думают, что те приходят по лесу, и отправляют туда отряды. Хитро…» Он спустился. Вернулся в тело и еще немного посидел, приходя в себя.

– Ловить и уничтожать всех чужих рядом с поселком, – отдал он мысленный приказ. – Головы сносите сюда.

Псы мгновенно и бесшумно исчезли в густой траве. Артем развел огонь и стал греться у костра от порывов осеннего, промозглого ветра. Уже через полчаса вожак притащил пару голов. Затем потянулись псы. К полудню у костра лежала пирамида из двенадцати голов.

К его стоянке пришел Ориграв и сам принес еду в корзине. Увидел головы и побледнел. Артем заметил его растерянность, мысленно усмехнулся и, кивнув на головы, произнес: – Это еще не все. Садись, поговорим.

Вождь сел на кошму и скрестил ноги, внимательно посмотрел на Артема. А тот стал деловито доставать припасы из корзины.

– Они приходят по ночам плавнями, прячутся среди камышей. Там еще шесть бойцов сторожат лодки…

– Откуда ты это знаешь? – не выдержал и с неверием в голосе спросил вождь.

– Сам видел. Видел твои секреты по десть бойцов, неумело прячутся. Видел поисковые отряды оруханов на границе леса, на западе…

Артем развернул тряпицу и выложил на нее нехитрую снедь. Лепешку, вареную курятину, зелень и луковицу.

– Они заставляют тебя распылять силы и держат вас в страхе, – продолжил он после недолгого молчания. – Неплохо придумано. Они владеют инициативой, но тебе ее надо перехватить. Я пришлю тебе свою помощницу с ее отрядом ведьм. Ты совершишь набег на ближайшее селение. Много людей не убивай, просто сожги его. Это будет им знаком, чтобы не лезли к тебе. Не поймут – еще один набег совершишь. Посылай своих воинов к камышам, где огромный камень у берега, на нем засохшее дерево наверху. Не дай грованам уйти водой, мои псы погонят их с земли. Как будешь готов, сообщи. Я начну загонную охоту. Надо, чтобы твои воины победили грованов. Это поднимет их боевой дух. Вот амулет искр, – он протянул вождю браслет из медных пластинок. Десять зарядов. Пожелай выстрелить и направь руку на противника. Произнеси слово «огонь» и сожми кулак. противника обожжет и оглушит. А может и убить…

Вождь молча кивнул. Взял браслет и поспешно встал. Быстро, почти бегом, ушел. Артем посмотрел ему вслед и усмехнулся.

«Ну, прямо как дети стали. Забыли, что они воины, и ждут помощи. Это надо исправлять, а то не набегаешься по племенам».

Он поел и стал строить шалашик от накрапывавшего дождя. Нарубил ветки и сложил их навесом, подкинул дрова в костер и укрылся под навесом. Растянулся на кошме и задремал. Его покой прорвало появление мальчишки.

– Дядька вождь! – постучал он по крыше навеса и ойкнул. – Ой!.. Не надо… – в страхе прошептал он.

Артем открыл глаза и увидел мертвенно-бледного мальчишку, а рядом с ним сидящего ширда.

– Тебе чего? – спросил Артем.

– Так это… Мальчик скосил глаза на пса, – дядька Ориграв велел сказать, что они поплыли к камышам…

– Сколько им плыть до скалы с деревом? – спросил Артем и зевнул. Прикрыл рот рукой.

– Да поди уже приплыли…

– Ну и ладно. Ступай с миром, тебя псы не тронут.

Артем дал мысленную команду, и пес исчез в траве.

Мальчик тут же сорвался с места и удрал.

Артем сделал глоток эликсира концентрации, применил слияние с природой, позвал псов и двинулся к месту предстоящей схватки.

До скалы он добрался за полчаса. Осторожно приблизился к скале и увидел наверху замаскировавшегося разведчика. Тот смотрел в сторону протоки.

Артем поднялся выше и тоже посмотрел в ту же строну. Там, перекрывая путь к отступлению, плавало пять лодок, полных бойцов. Артем наложил на разведчика ошеломление и ударом рукоятки меча оглушил воина. Быстро связал и дал мысленную команду псам атаковать грованов, но не убивать.

Тут же камыши зашевелились и зашумели. Послышались приглушенные крики, и вскоре из камышей выскочили три лодки. Они устремились вправо, стараясь уйти от столкновения с оруханами. Но те быстро налегли на весла и стали отрезать им путь к отступлению. В одной из лодок находился Ориграв. Он, как и учил Артем, выставил руку и направил ее на ближайшую лодку. Из его кулака выскочила короткая молния и врезалась в лодку, та закачалась, и гребцы попадали в воду. Артем видел, как злорадно исказилось лицо вождя и он стал осыпать две другие лодки вспышками выстрелов. Следующая лодка просто развалилась на половинки, а лодки оруханов уже были среди плывущих. Грованы нырнули, и Артем с высоты увидел их плывущие к камышам тени под водой, но там их ждали псы. Доплыв, люди тут же бросились обратно и попали под весла подоспевших оруханов. Незадачливых пловцов оглушили ударами весел и выловили. Один из налетчиков остался прятаться среди камышей, и псы гоняли его там. Гоняли до изнеможения, и Артем увидел впервые, что ширды играли, развлекались. Они давно могли выгнать незадачливого диверсанта на чистую воду, но то один ширд, то другой, выныривая из воды, отрезали ему путь. Гоняли его до тех пор, пока он не заорал, что сдается, и погреб к лодкам оруханов.

«Еще бы, – мысленно усмехнулся Артем. – Оруханы менее страшны, чем эти исчадия бездны».

То, что диверсантов взяли в плен, Артема несколько удивило, и он решил узнать, почему оруханы проявили такое милосердие к врагам.

Он вернулся к поселку племени и стал ждать у общинного костра.

Лодки прибыли буквально через пять минут после него. Своим появлением он ажиотажа не создал. Народ, свободный от своих повседневных дел, собрался на пристани, с любопытством наблюдая, как из лодок стали грубо выталкивать пленных.

«На милосердие это не похоже», – подумал Артем. Он дождался Ориграва и прямо спросил, зачем ему пленные.

– Менять будем на наших, – ответил тот.

Артем понимающе кивнул. Посмотрел на связанных и побитых диверсантов и приказал Ориграву:

– Готовь лодки, поеду с посольством и пленными к грованам… сегодня. Для моих псов тоже приготовь пару лодок…


В дом к вождю грованов зашел шаман племени и, хмуро посмотрев на накрытый стол, уселся на гостевой циновке.

– Ты чего, Гровсар, такой мрачный? – спросил его вождь и, налив из кувшина, подал ему чашу с пивом.

– Думаю, к нам пришла беда, Гросвен, – поставив чашу на низкий стол, ответил шаман.

– Что за беда? – Вождь стал серьезным и поставил рядом свою недопитую чашу.

– Беда под названием Артам-некромант, король мертвецов. У поселка нашли на кольях головы лазутчиков, которых ты отправил к оруханам. Все секреты со стороны леса вырезаны… Их головы тоже на кольях. Враг подобрался совсем близко к поселку, но входить не стал.

– Вот как? – произнес вождь и задумался. Он сидел с минуту молча, потирая подбородок, потом спросил: – Ты думаешь, что оруханы научились находить наших разведчиков?

– Нет, оруханы все так же тупы, глупы и слепы, но пленные рассказали, что у некроманта есть девушка-ведьма, которой подчиняются мертвецы, такие же ведьмы, как она, и псы. Видимо, это они находят наших лазутчиков.

– Если это некромант и его армия, то почему он не входит в поселок и не убивает наших соплеменников? – спросил вождь.

Шаман скривился, как от зубной боли.

– Некромант не любит убивать народ озер. Он его хочет объединить под своей властью… Видимо, дает нам понять, что может прийти и убить всех. Теперь посылать воинов к оруханам бессмысленно, мы их только потеряем. А народ, узнав про это, может взбунтоваться…

– Может, перейти под крыло пяти племен? – спросил вождь.

– А что это нам даст? – хмыкнул шаман. – За нас вступятся в случае прямой войны. А ее не будет. Некромант просто будет убивать нас, пока мы не сдадимся или не покинем эти места и не уйдем отсюда, став частью других племен. Но там не будет места тебе и мне.

– И что делать? Покориться некроманту?..

– Может, это и выход, но пока спешить не надо. Надо вернуть пленных оруханам и сообщить им, что мы не будем нападать на их селения.

– Вернуть-то можно, – неохотно ответил вождь, – но мужчин мы показательно запытали, а баб снасиловали… Как они воспримут такое?

– Не знаю, посмотрим на их реакцию. Потом будем решать, – отозвался шаман. – Но в поселке нужно держать отряд воинов… на всякий случай.

– Гросвен! – в дом вождя заглянул воин. Он зашел и отряхнул с волос капли дождя. – По протоке плывут лодки… открыто, под зеленой ветвью, – сообщил он.

– Кто там и сколько лодок?

– Шесть. Похоже, оруханы, но в лодках собаки и наши воины… связанные, гребцы…

Шаман криво усмехнулся.

– Дождались. Это посольство оруханов, везут пленных на обмен…

Вождь понимающе кивнул и отдал приказ воину.

– Собери отряд в три десятка воинов, встретьте посольство. Вреда не чинить, пусть ждут у общинного костра…

Воин кивнул и вышел.

– Ты заставишь послов ждать? – спросил шаман. – Разумно ли это?

– Ничего, не переломятся, подождут, – отрезал вождь. – Надо показать им, что мы их не боимся… Уважают только сильных. Я покажу им, что мы не слабаки.

– Делай как знаешь, но как бы хуже не вышло, – отозвался шаман.

Вождь обозленно посмотрел на шамана, но тот встал и вышел. Направился к причалу и, приложив руку ко лбу, стал всматриваться в приближающуюся флотилию.

На носу первой лодки стоял одетый в великолепную древнюю броню молодой воин без шлема на голове. Шлем крепился к его поясу.

«Важный переговорщик пожаловал», – догадался шаман, – и он не из оруханцев.

Лодки приблизились и остановились в ста локтях от причала. Молодой воин громко, так, чтобы его слышали все собравшиеся на берегу, заговорил:

– Я посол от племени оруханов. Прибыл сообщить вам, что нами захвачены ваши воины, мы желаем их обменять на пленных оруханских соплеменников. Есть тут среди людей грованов вождь?

Ответом ему было молчание.

– Вождя нет! – спокойно констатировал воин. – Ваш вождь, грованы, видимо, забыл древние традиции, как надо встречать послов. А встречать он должен лично. Я напомню ему о традициях. Через сто ударов сердца я убью одного из пленных. Он вытащил короткий кинжал, взял пленного грована за волосы и под громкий удивленный возглас собравшихся на берегу задрал ему голову.

– Стой, посол! – крикнул шаман племени и поднял руку. – Подожди! Я шаман племени, а вождя сейчас позовут… не торопись.

– Мне некуда спешить, шаман, невозмутимо ответил воин, – ты уполномочен решать вопросы за вождя?

– Нет, но…

– Время жизни этого грована истекает, шаман.

Шаман обернулся и приказал одному из воинов:

– Быстро за вождем, и пусть бежит сюда.

Воин сорвался с места и бросился к дому вождя. Шаман решил разъяснить послу ситуацию.

– Посол, если ты убьешь нашего воина, мы можем убить вашего. Кровь за кровь…

– Это не важно, – невозмутимо ответил тот. – За каждого убитого оруханца мы убьем троих грованов, а их головы повесим перед вашим селением. За каждую изнасилованную оруханку мы отрежем срамный уд у троих грованов. Время вышло, шаман, – и воин ударом в висок убил пленного. Ногой столкнул того в воду, схватил за волосы второго. Тело убитого покачалаось на воде и стало тонуть. По собравшимся на берегу грованам пробежал возглас горя.

Рассекая толпу, на берег стремительно вышел вождь. Он увидел убитого, спина которого мелькнула и исчезла в воде, и прорычал:

– Ты за это заплатишь, посол…

– Ты кто? – спросил его воин.

– Я вождь грованов, скотина…

– Жаль, что ты скотина, – насмешливо отозвался воин, – я хотел бы разговаривать с человеком. Но раз у грованов такой вождь, которого считают скотиной, я буду разговаривать с тобой…

– Иди сюда и сразись со мной, если тебе не страшно! – громко и озлобленно прорычал вождь, размахивая топором.

– Я приду, – смеясь, ответил воин, – если после того, как я тебя убью, племя выберет меня вождем. Я буду сражаться за место вождя, один на один, как того требует древний обычай.

– Да хрен тебе от быка, а не место вождя, сволочь. Чего стоите, как коровы, – придя в неописуемую ярость, закричал в бешенстве вождь. Хватайте лодки и потопите этих засранцев.

Толпа воинов, подстегнутая криком своего вождя, бросилась к причалу. По знаку Артема лодки с псами быстро пошли вперед, и на причал одним прыжком выпрыгнули страшные, уродливые псы. Они были огромны. Мышцы узлами бугрились под коричневой испещренной шрамами шершавой кожей. Они сразу же бросились на толпу, в атаку. Первым воинам перегрызли ноги, тем, кто следовал за ними, бросались на грудь и сбивали с ног. Удары топоров оставляли на их телах глубокие раны, но они тут же, на глазах испуганной толпы, зарастали. Воины, не желая погибать от собачьих клыков, в панике отступили от причала и стали закидывать псов дротиками. Но тут ширдов накрыл серебристый купол защиты, и пущенные дротики не причинили им вреда. животные не тронулись с причала, а стали жадно рвать тела воинов и поглощать огромные куски мяса вместе с костями. Зрелище для неподготовленных грованов было ужасным…

– Вот так грованы встречают послов, – засмеялся воин.

А вождь, брызжа слюной, бесновался на берегу.

– Убьете их! Чего стоите!.. – орал он и потрясал топором. – Говмар! Где твоя сотня охраны?!

– Гросвен, – вперед вышел крепкий мужчина в кожаной броне со щитом и топором в руках. – Там, – он указал топором в сторону лодок с пленниками, – два моих сына, я не хочу их смертей. Отдай им пленных…

– Что-о? Отдать этому молокососу… пленных? Да я тебя первым зарублю!

Но рядом с мужчиной встали еще шесть воинов. Они заслонили сотника от вождя. А за их спинами стали вставать еще воины, один за одним.

Шаман понял, власть Гросвена над племенем закончилась. Он опозорил себя, не вступив в схватку с прибывшим воином и послав на смерть других, он умер в глазах всего племени. Нужно было срочно решать, какую сторону принять. И он решился.

– Грованы! – заглушая шум, загремел его голос над пристанью. – Мы чтим древние традиции. Нашему вождю брошен вызов другим воином. Он хочет оспорить право Гросвена быть вождем. Хватит уже с нас смертей грованов за властолюбие ничтожного вождя, что трусливо послал воинов в бой, а сам спрятался за их спины. Пусть свершится высший суд. И кто выйдет победителем в поединке, тот и будет нашим вождем.

Вождь перестал орать и уставился на шамана.

– Гросвар… Ты в своем уме? – растерянно проговорил он…


Артем направился к грованам не уговаривать их. Нет. Он четко представлял себе, что с ними нужно действовать предельно жестко и, если они нарушат закон предков о послах, показать им сразу, что он шутить с ними не собирается. Не собирается так же вести какие-либо долгие разговоры. По сути, он ехал предъявить им ультиматум.

Для этого и чтобы их хорошо проняло, перед прибытием, ночью, Артем с псами высадился за несколько километров от поселка грованов. С помощью псов бесшумно снял все секреты, расставленные грованами. У самого поселка на колья нанизал головы убитых сторожей и головы диверсантов, прихваченные с собой. Удовлетворенный, вернулся к месту стоянки лодок. Переждал ночь и поздним утром приблизился к главному поселку грованов. Лодки по его приказу специально двигались медленно, чтобы увидевшие их грованы могли сообщить вождю, что к ним движется посольство. Зеленая ветка, сорванная с дерева, об этом красноречиво сигнализировала.

Они остановились примерно в сорока метрах от пристани. Артем стоял на носу лодки с пленными грованами. Еще в двух лодках были его псы. Эти лодки немного выдвинулись вперед. Три лодки с оруханами находились несколько позади. Остановившись, Артем, принялся разглядывать грованов. Ничего примечательного в них он не обнаружил. Такие же дикари, как и все остальные. Несведущий в орнаментах на одежде дикарей мог принять бы их всех за членов одного и того же племени.

– Я посол от племени оруханов. – крикнул Артем. – Прибыл сообщить вам, что нами захвачены ваши воины, мы желаем их обменять на пленных оруханских соплеменников. Есть тут среди людей грованов вождь?

Люди просто смотрели на них и молчали.

«Нет, – мысленно усмехнулся Артем. – Вождь решил поиграть в значимую личность, думает, я буду ждать его, как бедный проситель, ну уж нет, Сейчас вы у меня запляшете».

Он схватил за волосы труп привезенного с собой грована, что умер от удара веслом в висок при захвате, и приставил к голове костяной кинжал. Он с самого начала был готов к этому спектаклю, и он удался на славу.

«Какой артист пропадет!» – похвалил себя Артем, заметив, как заволновалась людская масса на берегу. Оставалось дождаться вождя.

В плане у него было вызвать того на дуэль и убить. Обезглавленное племя долго будет собираться с духом, чтобы что-то противопоставить ему и его союзу. Новый вождь не будет таким смелым и самоуверенным, и может, даже захочет вступить в союз Духа озера. Но все неожиданно вышло даже лучше, чем он предполагал.

Вождь грованов сам подставился, а местный шаман быстро смекнул, куда ветер дует, и организовал Артему поединок.

Сам поединок ничем примечательным не запомнился. Артем применил ошеломление и зарубил дикаря быстро и тем самым поставил точку в их споре.

А шаман ловко и быстро взял управление племенем на себя, и Артем обратил на него внимание.

– Грованы, – послышался над площадью хорошо поставленный голос шамана. – Мы исполнили закон предков. Вождь, что струсил, был убит быстро и без сопротивления. Нам позор, что такой слабый воин правил племенем. Воздадим почести воину, доказавшему свою силу и доблесть. Теперь у нас новый, достойный вождь, и мир воцарится на земля грованов…

Толпа молча слушала шамана и не перечила. Дикари тупо смотрели на обезглавленное тело бывшего вождя и еще не успели оценить все изменения, случившиеся в их жизни. Артем, понимая, что нужно действовать быстро, вышел к шаману.

– Грованы! – громко и спокойно начал он свою речь. – Я Артам, которого все называют некромантом. По закону предков я должен стать вождем вашего племени, и я им стал. Но неотложные дела зовут меня в другую сторону. Вместо себя я оставляю вашего верховного шамана. Он будет руководить вашим племенем в мое отсутствие. В вашей жизни ничего не изменится кроме того, что я приду к вам на защиту, когда на вас нападут враги. Можете расходиться по своим домам. Жизнь продолжается.

– А с тобой, шаман, нам нужно поговорить, – тихо произнес Артем.

Загрузка...