Глава 19. Разборки

Оставшиеся дни лета я занимался двумя вещами — работал в мастерской и развивал тело. В мастерской возился с материалами, делал защиту от пуль, да собирал различные ювелирные украшения. Тело же требовало особого подхода. Во-первых, требовалось взять его под контроль и научиться жить с новыми силами. Вылезли и другие минусы. Как-то я ехал на машине, засмотрелся и взгляд прибавил резкости, да так, что периферийное и боковое зрение отключились и я чуть не врезался. Во-вторых, я реализовал генетический потенциал, но не физический, который продвигается за счёт банальных тренировок. Поэтому и потел каждый день, выделяя на это два-три часа.

Вместе с этим росли и мои способности алхимика. В здоровом теле много силы, как говорится. А моё тело вышло на новый уровень. Да и чисто алхимические нагрузки, когда я каждый день печати накладывал, тоже свой вклад вносили. Не побоюсь с уверенностью заявить, что я сейчас силен настолько же, как в лучшие годы прошлой жизни.

Не забывал я наведываться в гости и к Гвоздевым, у которых дела шли тихо мирно. До сегодняшнего дня.

О проблемах я узнал случайно. Популярность Ольги набрала обороты, клиентов стало много и она теперь брала по три человека в день, когда Сергей не работал. У того был график два через два. Женщина зарабатывала в разы больше, что смущало её мужа, но куда деваться. Она целительница, а он обычный рабочий, разница в доходах закономерна.

Раньше они были на одном уровне, кстати. Как я узнал, одаренные это не то, чтобы редкость. В столице они в любой больнице есть. Почти... Разве что в самых простых нет. Только речь про слабых одаренных. Сильные – дефицитный «товар». Будучи слабой одаренной, Ольга получала чуть выше, чем обычная медсестра. Но и результата она давала не то, чтобы много. Диагноз поставить, каплю здоровья прибавить — вот и всё. Могла и посильнее, что сделать, но максимум раз в пару дней. Что само по себе не эффективно и к большим заработкам не вёдет.

Потом в их доме появился я, создал беседку для медитаций. Изначально идея была помогать Ольге восстанавливать силы, но, наверное, тогда тот же принцип, что и в случае физических тренировок сработал. Чем выше нагрузка и лучше восстановление, тем быстрее «мышцы» растут. Так Ольга перешла в разряд средних по силе целителей, которые за раз и хворь убрать могут. А это уже совсем другая востребованность и деньги. Надеюсь, у них из-за этого скандалы не возникнут. Проблемы вот возникли.

Я сидел вечером с Сергеем у них во дворе после очередного долгого дня. Когда он отвлекался на сына, то украдкой писал в телефоне сообщения Кате. София телефон ей передала, поэтому мы теперь могли связаться почти в любое время. Если быть точным, то тогда, когда у обоих связь ловила.

— Слушай, Эд... — обратился ко мне Сергей, — Ты вроде получше нашего должен разбираться.

— В чем? — спросил я, смотря на то, как мужчина пытается удержать отчаянно вырывающегося карапуза, который хотел залезть папочке на голову.

— В политике.

— Сомнительное утверждение, но что тебя беспокоит?

— Да всякое разное говорят.

— Что именно? — заинтересовался я.

— Что князь наш не так хорош, что людей притесняет, страну к развалу ведет.

— Да? А как именно притесняет? И как именно ведёт?

— Я не знаю, поэтому и спрашиваю.

— Погоди... Ты ведь откуда-то эту идею взял? Кто-то сказал, да?

— Да мужики болтают, — отвёл он взгляд.

— А эти мужики конкретику не говорят?

— В газетах пишут...

— Что пишут?

— Всё-всё, сдаюсь, — нервно хохотнул он.

В этот момент к нам подошла Ольга. Поцеловала сына, спросила, о чём болтаем, получила ответ, что особо ни о чём и ушла провожать клиента, который как раз из дома вышел.

— Так значит, князь хороший? — спросил Сергей.

Я глянул на него, думая, как ответить. Что значит хороший? Хороший для кого? Для Белогрудовых наверняка очень нехороший. Для Атамановых, которых он вырезал — ещё хуже. Настоящее исчадие ада. Для распространителей наркотиков — тоже. Но стоят ли оценки перечисленных, чтобы воспринимать их всерьез? Мир настолько сложен, что, чтобы ты не делал, всегда найдутся те, кто осудит.

— Как по мне, князь навёл порядок и сделал жизнь в стране лучше. Ты так не думаешь?

— Если и правда подумать, — тут он хмыкнул, — То в твоих словах есть доля истины. Тогда непонятно, почему люди говорят...

Я хотел расспросить, что там говорят, но со стороны улицы раздался возмущенный голос Ольги.

— Пошёл вон! — кричала она.

У калитки я оказался раньше, чем успел в полной мере осознать происходящее. С той стороны находилась Ольга. Живая, здоровая и очень злая. Также там стоял мужчина. Не тот, которого она лечила. Крепко сбитый, лысый, в кожаной куртке, с когда-то сломанным носом.

— Уважаемая, — говорил он, — Не надо горячиться, а то всякое может случиться.

Приехал этот тип на дорогой иномарке. У которой стояли ещё двое мужиков. С наколками, тупыми рожами и массивными кулаками.

— Оль, — подошёл я, — Тебя обижают?

— Раздражают, — зло бросила она.

— Ты кто будешь? — глянул я на мужика. — Тебе сразу ноги переломать или как?

— Чего? — его брови сошлись у переносицы, — Это шутка?

— Эдгард, давай без трупов только. — посмотрела на меня Ольга, — Не рядом с домом.

— Что им надо? — спросил я у неё.

— Предлагают крышу.

— Серьезно? — осмотрел я по-новой мужчину, — Так ты бандит?

— Я уважаемый человек, — подобрался он, — А не бандит.

— Фамилия есть у тебя, уважаемый?

Зверь внутри уже успел оценить противника. Пустышка. Обычный человек. Что примечательно, я не чувствовал ярости или гнева. Спокойную решимость разрулить проблему, так или иначе.

Рядом со мной встал Сергей, заслоняя жену. Если я на фоне быков смотрелся щуплым парнем, то муж женщины мог с ними на этом поприще посоперничать.

— Мы в ваших услугах не нуждается. Валите отсюда, — сказал он им грубо.

— Ну зачем же вы так? А вдруг что случится... У вас же маленький ребенок...

Шагнув вперед, я ударил ступнёй ему под колено. Мужика повернуло, раздался хруст и он рухнул на землю.

— Дернетесь, — припечатал я взглядом «группу поддержки», — Убью.

— Сука! — заорал не сразу сообразивший, что произошло, крышеватель.

Когда один из двоих дернулся и полез за пистолетом, я прыгнул к нему. Раньше, чем он успел выхватить оружие, перехватил его руку. Небольшое усилие и его запястье выгнуто так, как не предусмотрено природой. Второй меня ударил и даже попал. Удар пришёлся в голову, но... Я и правда стал сильнее. Выглядела эта попытка жалко. Понял это и мужик.

— Ты только что напал на аристократа, — пояснил я ему, — А твой дружок пытался достать оружие, — повернул я отобранный пистолет.

С точки зрения закона я могу их убить прямо здесь и сейчас, заявив, что это была самооборона.

— Простите... господин, — проблеял он, — Осознали, исправимся.

— И забудете дорогу сюда.

— Забудем, — пообещал он.

— Но ты не спеши. Под кем ходишь? Кто вас, недоумков, сюда послал?

Раздался характерный звук, когда кого-то убьют. Обернувшись, увидел Сергея, который стоял над вырубленным бандитом. Рядом валялось оружие. Хотел выстрелить мне в спину? Моя промашка. Нельзя так подставляться.

— Что происходит? — раздался чей-то голос из-за соседского забора, — Ольга, что такое?

Над забором выглянула голова старушки.

— Всё в порядке, — ответила женщина, — Вопрос уже... улажен.

— Я милицию вызвала! — предупредила старушка, — Не дело это, когда такое творится.

— Ээ... — забеспокоился уцелевший мужик, — Не надо милицию.

— Надо, — глянул я на него, — Вы на аристократа напали, забыл? Лучше с милицией разбирайтесь, чем со мной.

— Может договоримся? — предложил он.

— Как? — заинтересовался я.

Не в плане того, чтобы согласиться. Просто интересно, что он предложит.

— Никаких договоров. Я с вами ещё по своему разберусь, уроды, — прошипела Ольга, — Угрожать мне вздумали.

При этих словах она сначала наклонилась над тем, у которого нога сломана и что-то сделала. Потом шагнула к тому, у которого рука сломана. Он валялся рядом со мной и не рисковал шевелиться, но когда Ольга двинулась к нему, попытался уползти. Неудачно.

— Будете до конца дней импотентами ходить, — злорадно пообещала женщина.

После этого третий мужик развернулся и побежал. Бросив и подельников, и машину, и здравый смысл.

— Господи боже мой, — спряталась старушка, — Страсти то какие... Послал бог соседей...

Милиция приехала быстро, минут через пять всего. К этому моменту ничего особо не изменилось. Ольга в дом ушла, к сыну, а мы с Сергеем присматривали за двумя неудачниками. Я ещё и того, который в сознании был, расспросил, кто они такие и кто за ними стоит. Много нового узнал.

— Спасите! — заорал мужик, когда менты приехали.

— Ты охренел? — шикнул я на него.

— Что здесь происходит? — выбрались дядечки в форме. И сразу к оружию потянулись.

— Меня зовут Эдгард Соколов. Давайте без резких движений, господа. Всё равно не поможет.

Испытание Медведевых дало свой эффект. Я не чувствовал той ярости, которая помешала бы себя контролировать. Если честно, то я и вовсе не злился. Насилие было четко выверенными и осознанным, с пониманием, что я и для чего делаю.

Не угрожай они, тем более ребенку, может и ушли бы отсюда целыми. Но за такое... Я был готов карать со всей холодной яростью.

— Документы есть? — нахмурился миллионер.

— В машине лежат. Позволите?

Офицер кивнул, не спеша что-либо предпринимать. Я сходил за документами, показал их, но... По-хорошему они должны были забрать бандитов и свалить. Но что-то не так пошло. У меня сложилось впечатление, что милиционеры и вовсе узнали этих типов. Узнали и не горели желанием забирать их.

— Какие-то проблемы, офицер? Вы, кстати, не представились. Из какого участка будете?

Офицер посмурнел ещё больше и всё же принялся за работу. Бандитов запаковали в наручники и загрузили в машину. На переломы они не обратили внимания. Также они допросили бандита, который в красках рассказал, как его ведьма прокляла. За ведьму они уцепились. К этому моменту ещё соседи вышли. Ну и рассказали, что Ольга целительница.

— Приём ведет? — спрашивал милиционер, поглядывая на меня, ну и на Сергея.

— Ведёт, ведёт, — кивал отряд старушек, — Постоянно к ней кто-то ездит.

— Незаконная врачебная и предпринимательская деятельность, получается, — вынес вердикт мужчина.

— Это проблема? — вышел я вперед.

— Посмотрим, — ответил он неопределенно и поспешил свалить, прихватив бандитов.

Мы проводили их взглядами. Старушки причитали, перетирая между собой увиденное.

— Старые кошёлки, — прошипела Ольга, которая прекрасно слышала весь разговор, когда мы зашли во двор, — Пусть ещё раз сунутся со своими болячками.

— Что теперь делать? — глянул на меня растерянно Сергей.

— Надо ехать в столицу, надо ехать в столицу, — раздраженно передразнила нас Ольга.

— Пойдем в дом, там обсудим, — сказал я.

Что за мир такой. То одна проблема вылезет, то другая.

***

Ночевать я остался у Гвоздевых. Так, на всякий случай. Утром Сергей ещё взял выходной, чтобы провести время с женой. Я же с утра поехал в адвокатскую контору, узнавать, что именно мы нарушили, когда Ольга принимала больных.

Оказалось, что многое. Лечить без медицинского образования нельзя — это раз. Не быть приписанным к больнице одаренным тоже нельзя — это два. Брать за это деньги идёт по статье о незаконной предпринимательской деятельности — это три.

— Чем это грозит? — спросил я адвоката.

— Честно? Да как договоритесь.

— Вы намекаете, что можно откупиться?

— Конечно. Тем более, вы же аристократ.

— А вы случаем не знаете, что нужно для открытия больницы или скорее частного кабинета?

— Помещение, оборудование, много денег и связи в ассоциациях, — улыбнулся он.

— Что за ассоциации?

— Врачей и одаренных. Это две разные ассоциации. У них свои порядки.

— Спасибо за наводку. Ещё вопрос, в случае чего вы сможете представлять меня и мою знакомую?

— Разумеется. Вот моя визитка. — протянул он мне карточку, — Если будут проблемы, звоните в любое время дня и ночи.

— Благодарю.

Из юридической конторы поехал обратно к Гвоздевым, чтобы обсудить вопрос. Приехал как раз вовремя. Милицейский бобик вывернул на улицу к их дому и опередил меня совсем немного.

— По какому поводу? — вышел я из машины и сразу направился к ним.

— Вы здесь живете? — осмотрел меня мужчина.

— Это мой дом. Кто вы, из какого участка и по какому вопросу приехали?

— По вопросу незаконной деятельности.

— Отлично. С этим вопросом обратитесь к моему адвокату. — протянул я визитку, которую недавно получил.

— У нас приказ задержать. — нахмурился мужик.

— Кого же?

— Целительницу.

— Обойдетесь.

— Вы препятствуете закону.

— Я аристократ. Вызывайте гвардейцев, если хотите решать вопрос по закону.

С точки зрения закона меня могли задержать только в случае какого-то явного преступления. Если бы я стоял окровавленный на горе трупов, тогда да. Хотя не факт. Побоялись бы подходить в этом случае и прислали бы спецотряд. Нелегкая у служивых работа. Послать меня они не могут. Отодвинуть в сторону или забрать в участок тоже. Это в силу неприкосновенности аристократического сословия.

Я ждал, что предпримет офицер, но ситуация сама разрешилась. К нам подъехала ещё одна машина, откуда на костылях выскочил вчерашний знакомый. Он остановился, переглянулся с милиционером и тот отошёл к нему. Они о чём-то переговорили, а потом служивые взяли и свалили.

— Господин Соколов, — обратился ко мне загипсованный, — Могу ли я обратиться к уважаемой Ольге?

Калитка открылась и наружу вышла упомянутая Ольга, у которой за спиной маячил Сергей, бросая недовольные и злые взгляды.

— Ольга! Смилуйтесь! — заорал мужик, увидев женщину, — Верните достоинство!

— И мне! — крикнул второй мужик, который тоже из машины выбрался.

Это тот, которому я руку сломал. Он не рискнул подходить, так и остался у тачки.

— Ещё чего! — возмутилась Ольга, — Я вас придурков, сейчас так прокляну, что до конца жизни жалеть будете, что женщине и ребенку угрожали!

— Мы всё поняли и раскаялись!

Если бы не гипс, мужик бы точно на колени упал. Мда... Что за фарс. Неужели Ольга и правда их мужской силы лишила? Если так, то она... хотел сказать опасна, но здесь нечто большее. Коварна, жестока и опасна. Ух...

***

С бандитами в итоге сошлись на том, что они заглянут через неделю и если будут хорошо себя вести, Ольга снимет проклятия. При этом она пообещала, что если они рыпнутся или появятся в поле её зрения, то и вовсе, у них отвалится что-то важное.

— Ты и правда это можешь сделать? — спросил я, когда мы вернулись в дом.

— Могу, — ответила сухо Ольга, — Чего милиция хотела?

— Докопаться за незаконную коммерческую деятельность. Я проконсультировался с юристом... Мы и правда нарушили несколько законов.

— Я нарушила, ты хотел сказать? — хмыкнула она.

Сергей в этот момент молча делал чай и намазывал на батон толстый слой масла с мёдом — верный способ успокоить Ольгу.

— Что хотел, то и сказал, — буркнул я.

Ольга ничего не ответила. Через два бутерброда она подуспокоилась и я предложил то, над чем сегодня думал.

— А ты не хочешь открыть свою больницу?

— Шутишь? — бросила она на меня взгляд.

— Нет. Помещение найдем, все расходы я оплачу...

— Во-первых, — перебила она, — У меня ребенок и я не хочу работать на полную ставку. Во-вторых, это слишком сложно.

— Во-первых, — ответил я ей в тон, — Никто не заставляет работать на полную ставку. Будешь сама себе хозяйкой. Во-вторых, любые сложности решаются, было бы желание. Ты ведь и так этим занимаешься. Почему бы не делать то же самое официально и на чуть более высоком уровне?

— Ох, — вздохнула она.

— Мне кажется, это хорошая идея, — вставил Сергей, — Ты ведь любишь лечить людей.

— И что? Предлагаете мне превратиться в частую клинику, которая будет выжимать деньги из граждан?

— Оля, откуда у тебя такие мысли? — удивился я.

— Неудачный опыт, — хмыкнул муж, за что получил злой взгляд в ответ. — Всё-всё, молчу.

— Мне кажется, над этим стоит всерьез подумать. Пока только подумать, — поспешил добавить я, видя взгляд Ольги, — Мне сказали, что надо вступить в ассоциацию врачей и целителей...

— В гробу я их видела.

— Эм... — такой реакции я не ожидал.

— Неудачный опыт, — покачал головой Сергей и на этот раз Ольга потянулась за кружкой, чтобы кинуть ею. В ответ на это муж быстро выскочил в коридор.

Приколисты, блин.

— Ты принципиально не хочешь? — уточнил я.

— Меня обучали в монастыре на медсестру. То есть человека с минимальным набором знаний. Если бы не дар, который у меня открылся, так бы я всю жизнь и таскала медицинские утки, да драила палаты. Чтобы вступить в ассоциацию врачей и вести медицинскую практику, нужно быть врачом. Для чего нужно отучиться и получить образование врача, а не монастырской медсестры. С одаренными ещё хуже. Эти высокомерные снобы требуют взносы каждый год. Меркантильные уроды.

— Всё так плохо?

— Хорошего я про них не могу сказать.

— Тогда повторю вопросы. Ты принципиально не хочешь этим заниматься? А если я помогу?

— Как?

— Найду подходы к ним. Да и взносы не проблема.

— Ты ведь на управление учишься, так? — спросила она, глядя на то, как муж тихо возвращается на кухню, — Должен знать, что для клиники нужно помещение. Да не простое, а которое будет соответствовать стандартам. Это ремонт, плюс проверки, а значит и взятки. Ещё нужно оборудование, которое тоже не копейки стоит. Можно и без него, но тогда это будет не клиника, а частный кабинет, что тоже вариант, кстати. Взносы в ассоциации, налоги... В итоге получаются приличные суммы, которые нужно откуда-то брать. Откуда — из кармана пациентов. А я не хочу быть настолько привязанной к деньгам.

— Прости, но относительно других целителей, ты на каком уровне?

— Выше среднего.

Уже выше среднего. Хотя раньше говорила, что на среднем уровне.

— И можешь ещё вырасти?

— С этим сложно. Мне не хватает образования. — призналась она и нахмурилась, поняв, что этот аргумент играет на моей стороне.

— Вот видишь, как удачно складывается. Поступишь куда-нибудь, подучишься, станешь полноправным врачом, как целитель вырастишь.

— И забуду про семью, ага, — горько хмыкнула она.

— Никуда мы не денемся, — возразил Сергей, — Всегда рядом будем.

Она улыбнулась мужу и погладила его по руке. Всё же они не только ругаются, но ещё и любят друг друга.

— Надо думать, — в итоге сказала она.

— Могу разузнать, что и как.

— Не надо. — покачала головой Ольга. — Если и заниматься этим, то сама разузнаю подробности. Как решу что-то, сообщу. Только не торопи меня с этим.

— Как скажешь.

На том и договорились.

Загрузка...