Глава 20. Земля и родословная

От Гвоздевых я отправился к себе на родовые земли. Раз уж день пошёл не по наезженной колее, то и займусь двумя вопросами, которые давно назревали.

За время моего отсутствия участок никак не изменился. Руины сгоревшего особняка поросли травой, сад, на который я до этого не обратил внимания, тоже в негодность пришёл. Минут через двадцать после меня приехал бригадир из строительной компании, которую мне посоветовал Матвей. Компания принадлежала аристократам, так что был шанс, что они не попытаются меня обмануть.

— Господин Соколов? — позвал меня мужчина.

— Он самый. Пётр Васильевич?

— Да. Это и есть ваш участок?

— Так и есть. Для начала надо что-то сделать с руинами.

— Сделаем, не вопрос. А дальше что хотите здесь поставить?

— Пока не решил. Сколько расчистка территории времени займёт?

— А насколько быстро надо? Можно и за пару недель управиться, но сами понимаете, дороже будет. Можно месяца за полтора расчистить.

— Мне, в принципе, не горит. Полтора месяца вполне устроят.

— Тогда позвольте осмотреть территорию, чтобы точнее по срокам и стоимости сориентировать, — деловито сказал Пётр Васильевич.

Было всего два варианта, что поставить на земле. Либо особняк, родовое поместье, либо производство, какой-нибудь завод или мастерскую. Родители здесь предпочитали жить, а мануфактуру держать в другом месте.

У обоих вариантов были как минусы, так и плюсы. Если строить дом, то однозначный плюс — большая территория. Настроить можно что угодно, соседей рядом нет, к тому же это моя земля, где я сам себе царь, закон и порядок. В случае личной земли права аристократов были ещё обширнее, чем на другой территории. Можно смело утверждать, что здесь я мог творить, что угодно. В смысле, если ко мне кто заглянет, могу с ним сделать, что захочу и никаких претензий ко мне не будет.

Если ставить производство, то плюс — сниженные налоги. Но плюс этот сомнительный. Полгода назад князь выпустил приказ о понижении налоговой ставки на пять лет для тех, кто запускает новое производство на территории государства. Второй плюс — это то, что не надо платить за аренду. Чтобы снять аналогичную площадь, потребуются очень большие деньги и рядом будут чужие глаза. Здесь почти никого нет, место не самое населенное.

В этом заключался один из минусов. Хватило одного взгляда на дорогу, чтобы понять — если пригнать сюда фуру с металлом или каким-то материалом, то она застрянет и никуда не доедет. Придётся чинить дорогу, да и наверняка много чего ещё сделать. Я слабо разбирался в том, как строить заводы, не было у меня в прошлой жизни задач такого масштаба.

Ещё один из неявных плюсов — это то, что на родовой земле сложнее достать. Не придёт проверка, не подгадят конкуренты. Впрочем, зачем себя обманывать. Если захотят, то найдут способ, как помешать.

Был и промежуточный вариант между этими двумя. Построить дом и мастерскую. Не такую, в которой я сейчас работаю, а больше, удовлетворяющую всем возросшим амбициям и нуждам. Жаль, что земля от института далеко. Не накатаешься. А значит и бросать все силы прямо сейчас, чтобы построить здание как можно скорее нет смысла. На будущее — да, смысл есть. Но загадывать на несколько лет вперед не хотелось. Неизвестно, какие тогда будут запросы и не придётся ли переделывать мастерскую.

С другой стороны, дом ведь построить тоже время надо. Поэтому есть смысл задуматься об этом сейчас, узнать, сколько нужно бюджета, прикинуть варианты, ну и действовать не спеша в эту сторону.

***

Второй вопрос, который я отправился решать после того, как закончил с бригадиром — генеалогическое древо. Каюсь, грешен, этим надо было заняться ещё год назад. А то не дело носить фамилию Соколовых и не знать, что это за семейство такое. Так и впросак попасть можно.

За информацией я отправился в палату наследия. Тот государственный орган, который регистрировал всех аристократов, которые считались стратегическим ресурсом страны. Данные о браках, рождение детей, владение имуществом и прочую информацию можно было вполне официально найти там. Без личных подробностей, само собой. Но надо же с чего-то начинать.

Идея пришла в голову, когда в очередной раз думал о родовом потенциале. Я научился изучать с помощью алхимии, какие в организме есть заложенные дары и возможности, но ведь узнать об этом можно и через историю рода. Не факт, конечно, но попробовать точно стоит. Да и узнать, кто мои предки тоже не будет лишним.

Оставил заявку, оплатил услугу и дальше осталось только подождать.

***

Ольга Владимировна заглянула ко мне двадцать второго августа. До нового учебного года оставалось совсем немного. Образцы металлов, которые сделал, я успел передать через Софию.

— Здравствуйте, — поприветствовал я женщину.

Давно с ней не виделись, что не сильно то и расстраивало. Разве что было неприятно потерять наставницу в её лице, но переживу как-нибудь.

— Привет, привет. Соскучился по нашим урокам?

Или не потерять...

— Дел в последнее время хватало, — ответил я уклончиво.

— Ну ничего. На сегодня дела придётся отложить. Ты же не против? — посмотрела она на меня с иронией.

— Как скажете.

— Мы изучили те материалы, которые ты сделал. Без приукрашивания, это чудо.

— То есть, вам мои услуги пригодятся?

— А ты сомневался? — глянула она на меня.

Глянула со смыслом, как бы спрашивая: может хватит, давай уже начнем общаться нормально?

Мне вспомнилось, как она меня подозревала. Вспомнилось также и то, что мы с Катей каждый день переписываемся и запланировали второе свидание. Вспомнилась подстава с испытанием. Много чего вспомнилось. Так много, что если эта женщина предлагает закрыть глаза на некоторые вопросы и общаться, как и раньше, то так и быть.

— Немного.

— Какой скромный. — покачала она головой, — Да, твои услуги нам нужны. Кстати, что это?

Ольга Владимировна только сейчас заметила стоящий в углу манекен.

— Баловство.

— Похоже на броню.

— Так и есть.

Отрицать глупо. На манекен была навешена броня. Пока что ничего особенного. Костюм с металлическими вставками и креплениями между ними. Где-то металл был в виде сплошных пластин, где-то в виде мелкоячеистой сетки.

— Зачем тебе броня?

— Говорю же, это так, баловство.

— И что тебя натолкнуло на это баловство?

— Вам правду? — усмехнулся я.

— Было бы не плохо.

— На днях задумался, как штурмовать здание и подумал, что неплохо иметь броню. И против бесов хорошо, и против боевых отрядов.

— Какое здание ты собрался штурмовать? — напряглась Ольга Владимировна.

— Пока никакое.

— Пока?

— Да.

— Соколов... — вздохнула и выдохнула она, — Мне ждать проблем?

— Ну что вы, Ольга Владимировна, никаких проблем.

Смотрела она на меня с подозрением, но решила не развивать тему.

— Что эта штука делает то?

— Пока ничего. Я работаю над сочетанием сплавов, чтобы лучше выстрел держали.

— А что за шлем какой-то странный?

— Улучшенный, держит выстрел, — пожал я плечами, — Если хотите, то примерьте. Там пока нет подкладки, так что аккуратнее.

Как я уже успел заметить, Ольга женщина любопытная, поэтому шлем она примерила.

— Ого, — выдала она, — А неплохо. Лица не видно и, говоришь, выстрел держит? А можно я попробую её сломать?

— Попробуйте, — рассмеялся я, — Только это почти стекло, не порежьтесь.

— Да я как-нибудь переживу.

— Одежду испачкаете.

Ольга и правда попробовала сломать эту штуку, но лишь погнула немного. Я бы такой трюк повторить не смог.

На самом деле это не совсем стекло. Точнее металл со свойствами прозрачности стекла. Если снаружи смотреть — то увидишь черную, гладкую поверхность, повторяющую форму головы. Лица при этом совсем не видно. Если же изнутри смотреть, то прозрачность стопроцентная. Пришлось повозиться, чтобы эффекта добиться, но мне такое в радость.

— Неплохо. Как доработаешь костюм, скажи, сделаем заказ.

— Хорошо. Ещё кое-что... Вам случайно не нужен улучшенный блокиратор?

— В чём улучшение? — женщина окончательно приняла деловой вид и подобралась.

— Дистанция пятьдесят шагов, есть возможность задать ширину покрытия. Не по кругу, а на конкретный угол.

— Хм... это может быть полезно.

Ещё бы. Возможность задавать угол и повышенная дистанция открывает тактический простор. Те блокираторы, которые я поставлял, работают на двадцать шагов. Это много, но не всегда, как мне кажется, хватает.

— Такие устройства в разы сложнее, — предупредил я, — Поэтому цена будет выше. Делать смогу один в месяц.

— Без откладывания других дел?

— Без.

— А цена?

— Два миллиона.

— Ох, Соколов... — что-то у неё это сегодня любимой фразой становится, — Ты хоть понимаешь, сколько мы тратим на то, чтобы в стране всё не развалилось?

— Понимаю, — вздохнул я и принял сочувствующий вид.

Ольга поджала губы. Догадалась, что моё понимание никак не связано со скидками. Медведевы могли мне сильно жизнь усложнить. Но если они решат действовать в этом направление, значит, так тому и быть. Зато узнаю, что на них полагаться нельзя.

С моей точки зрения это не было обострением конфликта. Скорее продолжением тех отношений, которые они сами задали.

Правда, где-то на периферии сознания сидели слова князя. Если можешь, то помоги.

— Хорошо, — сказала женщина, — Сделаешь партию в десять штук быстрее, чем за месяц? Сам понимаешь, ждать год не вариант.

— Понимаю. И, продолжая разговор с вашим братом... Вот.

Я достал коробку, в которой лежало десять улучшенных блокираторов.

— Будем считать, что это мой вклад в безопасность страны в не самое простое время. Безвозмездный.

То есть бесплатный. Что на самом деле не совсем так. Мне эти блокираторы минут десять каждый делать. Себе я и того круче сделал. С другой стороны, артефактное железо такими свойствами не обладает, да и дефицитное до жути, поэтому блокираторы бесценны. Если описать то, как я видел наши отношения с князем, то... Вот лично от него я пока только хорошее видел. Жить не мешает, ресурсами снабжает, в чём-то помогает. Так почему бы и не помочь? Эти десять блокираторов — небольшой вклад в улучшение наших отношений.

Ну а потом деловые отношения продолжатся, по повышенному тарифу. Кхм...

— Благодарю, — Ольга Владимировна смотрела на меня задумчиво.

На самом деле этот жест был и на неё рассчитан немного. У нас с ней выстроились хорошие отношения, пока она их не испортила. Но...! Катя... Если я хочу встречаться с дочерью Ольги, то не надо быть гением, чтобы понимать — лучше с ней дружить, нежели враждовать. Да и про пользу забывать не стоит. Чем я полезнее, тем больше возможностей открывается.

— Я передам брату. Дальше, как он скажет. Уверена, нам ещё такие понадобятся.

Был и третий момент. Соблазн надавить на меня всегда имеется. Соблазн тем выше, чем больше нужда в каких-то разработках у княжеской семьи. Но если снять остроту запроса, то... Соблазн снижается. Сомневаюсь, что им прямо сейчас нужно больше десятка устройств. Но когда-нибудь точно понадобится ещё. Поэтому для них подойдет формат: закупать устройства постепенно, по подходящему мне графику.

— Хорошо. А Родиону ещё не передадите, что есть варианты по его запросам?

— Да ты сегодня щедр, — хмыкнула Ольга, — С чем это связано, если не секрет?

— Какой секрет, вы что. Я ведь молодой парень, понятно, на что мне деньги нужны.

— На девушек? — улыбнулась она, а сама смотрит так внимательно, так внимательно.

— Ой нет, с моим графиком только за девушками бегать. Надо сразу жениться. Вот и коплю капитал.

Признаюсь, не удержался. Зверь внутри зарычал, чувствуя, как я по грани хожу. Не испуганно, скорее довольно зарычал. Ему понравилась провокация.

У Ольги Владимировны в глазах точно на пару секунду мелькнуло желание прибить меня.

Пусть так. Я не против. Моё понимание важности дружбы не означало, что я буду пушистым и покладистым.

— Что с вами? Может водички? — предложил я любезно.

— Лучше чаю. С печеньями, — выдохнула она сквозь стиснутые зубы.

— Не вопрос, сейчас будет.

Пока я возился с чаем, женщина успела взять себя в руки. Села в кресло и принялась разглядывать меня, внешне ничего не выражающим взглядом. Либо переоценивает меня, либо прикидывает, где прятать труп.

Мда... А я и не знал, что у меня такой мелочный характер.

— Кажется, я вас сбил с разговора. Вы пришли по поводу учёбы? — вежливый голос звучал, как издевка.

Издеваться я не хотел. Но контекст и те смыслы, которые звучали между строк, искажали обычную вежливость и вот об этом я жалел. Издеваться и оскорблять Ольгу лишнее. Не потому что я боялся, а потому что достаточно её уважал. Несмотря на разногласия.

— Да, по поводу учёбы... — отмерла она, прекратив меня разглядывать. — С неё и начнём. Предлагаю тебе отказаться от одного из институтов.

— В смысле? — не понял я такого пассажа.

— На втором курсе нагрузка вырастет в несколько раз. Ты уверен, что выдержишь? Погоди, — выставила она ладонь вперед, — Давай без громких заявлений. Подумай немного. Какой тебе смысл сейчас учиться сразу в двух институтах?

— Погодите, но вы сами меня направили в оба.

— Верно, но это было в прошлом году и, насколько ты помнишь, тебя направили с конкретной целью, чтобы ты послужил поводом для снижения напряжения между сословиями. И, если честно, идея оправдала себя не так хорошо, как хотелось бы. Поэтому с нашей стороны нет смысла и дальше держать тебя в двух институтах.

— Но мне нравится учиться.

— Над этим я тебе и предлагаю подумать. Цель учёбы у тебя какая? Что ты хочешь от этого получить? И нужно ли для этого учиться сразу в двух институтах?

Если не пороть горячку и не бить себя кулаком в грудь, заявляя, что я справлюсь с любой нагрузкой, то вопросы хорошие.

— Дело в том, — ответил я, — Что мне и правда не помешает образование именно в двух институтах.

— Что ты получаешь в старшем институте понятно. А в государственном?

— Знания. Я не раз уже говорил, что мои методы — это точный расчёт. Математика, геометрия, физика и другие дисциплины — мне это интересно и необходимо.

— Хорошо. Тогда тебе стоит знать две вещи. Первая — с этого года появятся факультеты. Тебе может быть интересен факультет по материаловедению. В старшем же институте у тебя начнётся военная подготовка.

— Военная?

— Да, обязательное обучение на военное кафедре для любого аристократа. Или ты забыл, какую присягу давал и что значит быть аристократом?

— Не забыл.

Служить и защищать. Страну, народ, князя, наше общее будущее.

— Даже учитывая твою полезность и уникальность, обучение ты обязан пройти. Заодно узнаешь, как ведутся войны в современном мире.

— Много это времени будет отнимать?

— Много, — кивнула Ольга, — Я не шучу, говоря, что нагрузка увеличится в разы. Сможешь ли ты поддержать темп, при этом не в ущерб другим делам и учёбе?

— Не смогу.

Глупо отрицать очевидное. Я и так разрывался в прошлый раз и чувствовал себя загнанной собакой. Если нагрузка ещё увеличится, то без вариантов. Нет, я выдержу скорее всего, но придётся чем-то жертвовать. Мне ведь ещё алхимией надо заниматься, тренировки много времени отнимают, ювелиры, личная жизнь которая намечается...

— Хорошо, что ты это понимаешь. Я не принижаю твоих способностей. Просто лучше сосредоточиться на чём-то одном и сделать это хорошо, нежели распыляться и делать плохо.

— Но материаловедение... Оно и правда мне интересно. Да и другие дисциплины.

— У меня есть для тебя решение. Ты остаёшься учиться в старшем институте, но получаешь доступ к лекциям в государственном. Без сдачи экзаменов. Просто так гулять не надо, это будет выглядеть некрасиво, выбери несколько дисциплин и ходи на них регулярно.

— Как к этому отнесутся преподаватели?

— Я с ними договорюсь.

На секунду мне стало стыдно. Десяток минут назад я провоцировал Ольгу, а она мне жизнь упрощать пришла. Видя, как я смутился, она едва заметно улыбнулась и откусила кусочек от печенья, запив чаем.

Интересно, можно ли считать достижением, что трое из правящей семьи едят моё печенье?

— Я могу подумать?

— Осталось не так много времени. Вопрос надо решить хотя бы за пару дней до начала учёбы.

— Хорошо.

— Раз с этим разобрались, перейдем к делам, нашим, железным. Сколько ты можешь производить особо прочной и облегченной стали, к примеру?

— Пару килограмм в день.

— Шутишь?

— Никак нет.

— Это ни о чём, — расстроилась Ольга.

Показала, что расстроилась.

— Я подумаю, как увеличить объёмы.

— Есть идеи?

— Подумываю завод открыть.

На пару секунд женщина замерла. Раньше я такие детали не замечал, а сейчас отчетливо вижу. Пару секунд для обычного человека — это краткий миг. Для беса моего уровня — достаточный промежуток времени, чтобы обдумать мысль. Для беса уровня Ольги — это и не знаю, сколько. Вечность, за которую можно проанализировать ситуацию от и до?

— Хочешь уйти в свободное плаванье?

— Вы же сами говорили, что мне нужно обрести силу.

Ольга едва заметно поджала губы, но кивнула.

— Допустим... — протянула она, — Давай на секундочку представим, что прошло... Пусть будет пять лет. Ты отучился, обзавёлся капиталом, открыл завод, отладил там производство, оптимизировал все процессы, нанял людей и так далее. Как думаешь, сколько в этом случае сможешь выдавать? Какой объём?

— А сколько нужно?

— Относительно немного.

— Эм... — не ожидал я такого ответа, — Поясните?

— То, что ты делаешь — уникально. И эта уникальность может нам обрушить весь технологический прогресс.

— Почему?

— Вспомни, что я тебе рассказывала про мировую обстановку. Помнишь?

Конечно, помню. Ольга Владимировна имела ввиду, что наша страна отстаёт в технологиях. Сильно отстаёт. По сути, и нет ничего такого, в чем бы мы были лидерами.

— Так, и?

— Те образцы, которые ты дал, на уровне лучших технологий, которые есть в более развитых странах. Если ты заполонишь наш рынок ими, это в чем-то продвинет развитие, но в чем-то застопорит. В перспективе ближайших лет твои решения хороши, а в перспективе десятилетий заведут нас в тупик.

— Что вы предлагаете?

— Баланс. Нужно искать баланс. А для этого ограничивать количество выпускаемой продукции. Ты знаешь, что многие вещи нам тупо не продают?

— Почему?

— Политика сдерживания. К сожалению, наша страна, по факту, всего лишь сырьевой придаток для тех, кто реально управляет миром. А сырьевому придатку не нужны высокие технологии. Они должны поставлять сырье, а не лезть на самый верх.

— Получается, если я начну выпускать что-то продвинутое, то...

— Да, это в том числе повысит риск для твоей жизни. Нет человека, нет проблемы. Убери одного одаренного и мы останемся с тем, с чем были.

А значит делать ставку на одного меня глупо. Поэтому и нет смысла просить сразу много. Иначе говоря, Медведевы прогнозируют ситуацию с учётом того, что меня могут убрать. Если оценивать это без эмоций, то правильно делают.

— Вы предлагаете нащупать тот баланс, при котором я помогу стране, при этом не сильно разозлю иностранцев, а лучше останусь для них незамеченным, и не застопорю технологический прогресс?

— Да, ты правильно понял, — улыбнулась она.

— Идея ясна, но непонятно, как именно её реализовать. Ограниченный объём — это сколько?

Озвучить глупости, что продавать буду столько, сколько захочу я не стал. Это и правда глупость. Мне позволяют вредничать и пикироваться с Ольгой. Если же моя деятельность будет вредить стране или планам Медведевых, то, уверен, хорошее отношение быстро закончится.

— Завода у тебя пока нет, так что какой смысл об этом говорить? Может тебя на стажировку куда-нибудь устроить? Кстати, это мысль. Надо внести в планы.

— Будет странно, если аристократа на завод засунут стажироваться.

— А мы тебя от государственного института вместе с другими студентами отправим. Чтобы вживую увидели, с чем вам работать придётся.

Вот так, мимоходом, решаются серьезные вопросы.

Загрузка...