Глава 4 Видение


— От Кира нет вестей уже больше месяца, — первой взяла слово на общем собрании Шайни. — Жень, пробовали связаться с ним через аватара?

— Пробуем каждый час, но пока глухо, хотя он говорил, что при помощи этого устройства может быть на связи с Бетой из любой точки Вселенной. У меня неспокойно на сердце. Что-то нехорошее произошло с нашим другом.

— Отставить панику, — спокойно сказал Сэнсэй. — Кир жив, в противном случае мы бы уже получили соответствующее уведомление от системы. Я не отрицаю, что с ним что-то случилось, но я верю, что наш друг может выпутаться из любой, даже самой невероятной ситуации. Надо дать ему время и верить. Кир своих не бросает.

— Я согласна, — высказала своё мнение Шайни, которая временно исполняет обязанности главы клана. — Нам ничего не остаётся, кроме того, как ждать и продолжать следовать намеченному плану. Количество посвящённых растёт, баффы в храмах продолжают работать, а все модули функционируют в штатном режиме. Даже, наоборот, появляются новые возможности. Видимо, Кир позаботился об автоматическом развитии своего чертога.

— Предлагаю связаться с Дивией. Кир заключил с ней союз, надеюсь, она подстрахует нас в случае возникновения трудностей, — внесла дельное предложение Соня.

— Поддерживаю, — тут же согласилась Шайни. — Работаем, Кир на нас рассчитывает, и мы его не подведём.

* * *

— Это что сейчас было? — вскочив с кровати, прошептал я. Как? Как я смог увидеть друзей? Организм титана очень быстро справился с эмоциональной вспышкой и стабилизировал гормональный фон, что позволило рассуждать логически.

Это не мог быть просто сон. Слишком чётко я всё видел. Даже больше: я был там, в зале совета, и слышал, о чём говорят друзья. Не представляю, как такое возможно, но невероятным образом сфера позволяет стать свидетелем событий, которые происходят в подконтрольном мне мире. Почему Эльзира не предупредила, что это может произойти? Ведь наверняка подобные вспышки наблюдаются не у меня одного.

Ладно, это будет первое, что я спрошу, когда увижу девушку. Уснуть мне больше не светит, так что нужно экипироваться и немного потренироваться в магии, другого удобного случая в ближайшее время может не представиться.

У гремлина я получил обувь, простенький рюкзак, комбинезон защитного цвета из плотной ткани с выгравированным знаком лиги рейдеров, широкий плащ с капюшоном, с функцией мимикрии под окружающий пейзаж, пару кинжалов, с длиной лезвия где-то с предплечье, выданные по моему настоятельному требованию, и карту мертвой зоны с обозначением всех застав и кратким описанием примыкающей к границе местности, нарисованную на плотной бумаге.

Самым ценным и от этого дорогим элементом экипировки любого рейдера является мимикрирующий под местность плащ. Остальное так, довесок. От степени маскировки и расхода энергии зависят жизнь и достаток любого рейдера, так как питается такой плащ за счёт хроночастиц владельца. У самых продвинутых моделей минимальный расход и идеальная мимикрия под местность, но кто же мне её просто так даст. Такие плащи стоят десятки тысяч хрон и изготавливаются под заказ после солидной предоплаты.

Мне же достался старенький, потрёпанный, но всё ещё надёжный плащ. Когда гремлин озвучил расход, я поперхнулся: 5 хроночастиц в час — это настоящий грабёж, но выбора пока нет, так что придётся довольствоваться этим. С учётом того, что рейд может длиться несколько суток, в течение которых в основном приходится передвигаться с активированной маскировкой, общие потери могут быть весьма внушительными. Тут многое, конечно, зависит от уровня хранителя, но даже большое наполнение баланса частиц не залог успеха. Если бездумно его тратить, то можно не рассчитать силы и попасть в кредитную зависимость перед Глыбой, выбраться из которой довольно сложно.

Обувь и комбинезон были изготовлены из специального материала, который замедлял проникновение нитей, за счёт которых кошмары высасывают хроночастицы из хранителей. Опять же, выданные мне образцы являлись наиболее простыми и помогали лишь при атаке тварей до 5-го уровня, да и то весьма посредственно, и не шли ни в какое сравнение с экипировкой Эльзиры. Но это хоть что-то, после того как я выковырял себя из доспеха, на мне были только лёгкие штаны да грязная футболка.

Прикольной фишкой местной одежды стал эффект автоматической подгонки под фигуру. Не нужно заморачиваться с размером, просто надел на себя, и через несколько секунды одежда подстроится под конкретное телосложение хранителя, очень удобно. Кинжалы гоблин выдал тоже самые простенькие, но металл качественный, хоть и в зазубринах, предыдущий владелец явно не сильно заботился об остроте лезвия, что есть неправильно. Оружие должно быть всегда в идеальном состоянии, даже если от качества заточки мало зависит урон. Состояние оружия в первую очередь говорит о его владельце.

Полностью экипировавшись, посмотрел на себя в небольшое зеркало и улыбнулся. Мне бы ещё деревянную палку — и точь-в-точь хоббит из «Властелина колец», разве что ростом я значительно больше. Сколько прошло времени из отведённых мне на отдых часов, я не знал, но тратить его попусту не стоит. Нужно разобраться хотя бы в базовых принципах, по которым внутри сферы функционирует магия. Тот факт, что у меня не получается дозировать расход маны, напрягает.

Начать решил с самого простого — с огненной стрелы, рассчитать урон в данный момент не получится, но разобраться с расходом маны — запросто. Пылающая красно-оранжевым пламенем, небольшая огненная стрела появилась в нескольких сантиметрах от моей ладони по первому мысленному приказу. Шкала маны тут же уменьшилась на 5 единиц. Ага, а за фаербол снимали десятку, значит, урон у стрелы должен быть меньше. Жаль, не на ком провести испытание, в стену стрелять не хочется, могут возникнуть ненужные вопросы.

Проклятье, а что мне делать с готовым к бою заклинанием, я и не подумал. А что если поглотить энергию обратно? Сказано — сделано. Стрела послушно всосалась в ладонь, а шкала маны увеличилась на 5 единиц. А вот это круто, раньше я не мог проворачивать такой фокус.

Следующим материализовал огненный шар и решил проверить, сколько он может висеть в считаных сантиметрах от моей руки, прежде чем потеряет стабильность, но довести эксперимент до логического завершения не удалось. С каждой секундой жар от раскалённого шара усиливался, и вскоре его пришлось поглотить, восстановив шкалу маны.

Так, с огнём всё понятно, а вот смогу ли я материализовать каменную глыбу? Ведь можно её продать и прилично заработать. Перспективная идея, но не срослось. Как я ни старался, мне не удалось воплотить ни камень, ни воду. По всей видимости, я могу призывать лишь родной огонь, хотя никто не запрещает мне пользоваться заклинаниями из других стихий, ведь блинк работает, хоть и расстояние прыжка небольшое, да и каменный шип прикончил кошмара, когда я мчался к заставе.

Следующий важный момент — это защита. Маскировка, конечно, полезна, но в том случае если кошмары нас обнаружат, хочется иметь весомый аргумент, который поможет не быть высосанным досуха. Так, вспоминаем, чем я пользовался на Земле? Ах да, сфера огня, идеальная защита со всех сторон.

Как только я пожелал воплотить вокруг себя магическую защиту, грудь в районе источника резануло дикой болью, практически отключившей сознание. Сквозь багровую пелену мне удалось разглядеть строчки системного текста, на несколько секунд появившиеся перед глазами:

@#Превышен%$ лимит&!одномоментно#%используемой@!маны!#%@

Боль уходила крайне медленно, поэтому нормально соображать я смог только минут через пять. Хоть эксперимент можно считать неудачным, но бесполезным его называть точно не стоит. Во-первых, я узнал, что заклинание защитной сферы огня стоит 150 единиц маны, так как энергию мне, естественно, не вернули. Во-вторых, я вдруг понял, что во время каста отсутствует привычная иллюминация. Ну а в-третьих, существуют лимиты маны для сложных заклинаний, и что-то мне подсказывает, что они завязаны на уровень, вернее, на количество хроночастиц.

Теория требует проверки. Для этого нужно воплотить что-то не слишком манозатратное, например огненное копьё. Нервно сглотнув, приступил к выполнению плана, но на этот раз обошлось. Полутораметровое пылающее копьё появилось штатно, но 30 единиц затраченной маны и неприятный ком в груди дали понять, что на данный момент это мой предел, даже одна лишняя единичка маны приведёт к срыву каста. Можно считать догадку с уровнем подтверждённой. 30 левел, 30 маны за каст — вот мой предел.

Но идею с защитой всё же реализовать стоит. Обычного огненного щита может оказаться достаточно, чтобы отмахаться без потерь хроночастиц от нескольких мобов, не всегда можно совершить блинк и выйти из-под удара. Небольшой, круглый огненный щит диаметром 70 сантиметров обошёлся мне в 15 единиц маны. Причём удержание щита в активном состоянии ополовинивает доступный мне лимит. Да, я все еще смогу шарахнуть врагов огненной стрелой или даже фаерболом, но при включённом щите можно и не рассчитывать ударить копьём.

Следующий важный момент — это инвиз. Если кошмары не способны чувствовать хранителей, то это шанс пробраться мимо них до самого замка Хроноса и разбудить хранителя, но, судя по тенденции манозатраты, рассчитывать на это в данный момент не стоит. Чтобы не схлопотать новый болевой шок, решил для начала сделать невидимым небольшой участок и посмотреть на затраты маны. Мда, моих текущих возможностей не хватает даже на то, чтобы окружить полем преломления кинжал, печально.

От дальнейших экспериментов меня отвлёк стук в дверь. Эх, не успел попробовать зачаровать кинжал. Впрочем, лучше заниматься подобными изысканиями на свежем воздухе, последствия могут быть непредсказуемыми. Проверив, чтобы нигде не осталось следов моих экспериментов, захватил со стола выданные гоблином вещи, пристегнул ремень с ножнами на пояс, вставил в них кинжалы и открыл дверь. Посмотрим, чему меня сможет научить Эльзира.

Девушка была экипирована по-походному. Она критически оценила мой внешний облик, неудовлетворительно покачала головой, глядя на потрёпанный старый плащ, но никак не стала комментировать выданное гремлином снаряжение.

— По лицу вижу, что ты уже познакомился с нашим проклятьем, — немного более тихо, чем обычно, проговорила Эльзира.

— Ты про видение из реала? Что это вообще было?

— Каждый называет эти вспышки по-своему. Я — просто снами. Со временем их становится меньше. Но поначалу они мучают нас каждую ночь. Видеть, как живут твои близкие и друзья, пытаются отыскать тебя среди миллиардов звёзд и постепенно теряют надежду, мучительно больно. И даже не спрашивай, правду показывают сны или нет, понятия не имею. Выдвигаемся, — резко прервала разговор Эльзира и вышла из комнаты.

Спорить я не стал. По всей видимости, обучение начнётся уже за пределами крепостных стен Глыбы. Оно и к лучшему, меньше лишних ушей. Я всё же склонен верить, что видения показывают реальную жизнь близких. Выберусь отсюда, узнаю, так ли это.

На улице девушка перешла на быстрый шаг, и вскоре я перестал понимать, где мы находимся. Обилие практически одинаковых узких улочек и типовых строений не позволяло мне нормально ориентироваться на местности, но Эльзиру, похоже, это не смущало. Она знала, куда надо идти, и уже минут через десять мы подошли к вратам, причём не тем, через которые проходил я.

— Вы посмотрите, кто взял себе ученика, Эль, ты ли это? — масленым голосом промурлыкал слащавый светлый эльф с прилизанными волосами.

— Космическая радиация, я думала, что он сейчас в отдыхающей смене, — еле слышно буркнула себе под нос эльфийка. — Да, Джаво́нис, ему хватило мозгов не набивать желудок при первом входе, тем самым загоняя себя в долги, а прежде всего разобраться в ситуации. В отличие от тебя, он не безнадёжен, открывай давай, нечего скрипеть зубами.

Настроение парня резко изменилось на диаметрально противоположное, бросив на девушку, а затем и на меня, как ему казалось, злобный взгляд, он щёлкнул ключом в замочной скважине и отворил металлическую дверь. Скорее всего, именно из-за этого нас промурыжили в каменной коробке входного тамбура добрых минут десять, прежде чем входной булыжник нехотя приподнялся на полметра.

— Прям как девочка, — фыркнула себе под нос Эльзира и меланхолично проползла под каменной глыбой.

Последовав её примеру, я вслед за девушкой покинул город и, подстроившись под лёгкий темп бега, который взяла эльфийка, поинтересовался:

— Твой приятель?

— Не твоё дело, — огрызнулась она и прибавила скорости.

Похоже, мужики для столь привлекательной особы — это больная тема. По крайней мере, вниманием противоположного пола она явно не обделена. Чёрт, опять мысли ушли не в ту сторону.

Когда мы удалились на приличное расстояние, Эльзира перешла на шаг и сменила траекторию движения. По всей видимости, мы вышли из зоны визуального контроля Глыбы, и эльфийка начала движение к известному только ей участку границы.

— Пока твой баланс хроночастиц находится на уровне выше двух третей от максимального объёма, ты не заметишь никаких изменений в своём состоянии, — без предупреждения начала говорить эльфийка. — Выносливость, скорость, когнитивные процессы протекают в привычном для тебя режиме. Это оптимальное состояние для поиска. Как только шкала упадёт ниже этой отметки, начинаются различные проблемы. Хранитель быстрее устаёт, теряет концентрацию, притупляются инстинкты, но работать всё ещё можно, хоть и не стоит в таком состоянии уходить далеко вглубь зоны. А вот когда шкала опускается ниже трети, то лучше не покидать пределов Глыбы, обменивать накопленные хроны на частицы для поддержания минимальной работоспособности тела и ждать обновления. Либо засесть в оборудованном убежище в живой зоне, и приходить в глыбу лишь за пополнением продовольствия, но такое могут позволить себе лишь единицы.

— Что, совсем хреново с низким балансом? — задал резонный вопрос я.

— Не то слово, — Эльзиру аж передёрнуло. — Ощущаешь себя развалюхой. Каждый шаг даётся со скрипом. Лучше сдохнуть, чем попасться кошмарам и угодить в застенки замка Хроноса.

— Часто с тобой такое случалось?

— По молодости у всех рейдеров такое бывает часто, но когда наберёшься опыта, то можно спокойно держать баланс в верхней трети и нормально работать весь год. Но предупреждаю сразу, вкалывать придётся как проклятому.

— Есть шанс прокачать уровень?

— Рейдеру? Если не сачковать, и не задерживаться в мёртвой зоне больше суток, то шанс есть, но для этого нужен нормальный маскплащ, с небольшим расходом частиц. Зевс снабжает избыточными хроночастицами лишь армию. Да и то массово это возможно сделать лишь в первые сутки после обновления, когда не нужно восстанавливать уменьшившийся баланс.

— Как давно было последнее обновление? — тут же возник резонный вопрос.

— Одиннадцать месяцев назад. Я отчасти поэтому и решила взяться за твое обучение. До обновления всего месяц, так что даже с таким зверским расходом на поддержание маскировки не случится ничего критичного, а за это время есть шанс накопить на более экономный маскплащ. Да и Григс какое-то время не будет нудеть, что я обязана участвовать в жизни гильдии.

— Слушай, а как вообще бойцы добывают избыточные хроночастицы, если раз в сутки теряют 1 % баланса? Для этой работы требуется минимум 50-й уровень, то это 500 хч и выше.

— Существует несколько способов, достань свою карту.

Эльзира остановилась и требовательно протянула руку. После того как я выполнил её просьбу, она поморщилась, видимо, неудовлетворённая качеством, но свой экземпляр доставать не спешила. Видимо, там много личных пометок с хлебными местами для поиска.

— Мусор это, а не карта. Мой совет: сдай её обратно на склад и купи нормальную. Только не вздумай выкидывать. Вист тебя живьём сожрёт за порчу имущества гильдии. Ладно, теперь по поводу твоего вопроса. Это не афишируется, так что помалкивай. Тут, — эльфийка поочерёдно указала на десяток точек на карте, — армейцы скрытно выстроили подземные крепости, где и обитают элитные группы добытчиков хроночастиц. Эти крепости расположены в десяти километрах от границы с зоной, и весь гарнизон раз в сутки обязан её пересечь.

— Чтобы сбросить суточный таймер? — тут же догадался я.

— Верно, — удовлетворённая моей прозорливостью, кивнула Эльзира. — У каждого хранителя свой суточный таймер, который запускается, как только он ступает на землю мёртвой зоны. И для его обнуления достаточно просто пересечь границу зоны.

— А почему тогда все не поступают точно так же?

— Во-первых, большой толпе невозможно укрыться от кошмаров, которых, несомненно, привлечёт активность у границ с зоной. Попросту не хватит места в убежищах. Ну а во-вторых, многие просто боятся и предпочитают жить в городе. Не все были воинами. Адепты Хаоса запихнули сюда множество ремесленников, которых заманивали выгодными ценами на редкие ингредиенты, — печально ответила Эльзира.

— Слушай, а как они вообще выживают? Восполнить такую потерю хроночастиц очень сложно, а Глыба ещё и берёт деньги за вход.

— Это как раз и сделано для того, чтобы большинство не шастало каждый день до границы зоны и обратно. Руководству выгодно, чтобы народ сидел внутри и работал. Схема поставок хроночастиц давно отлажена до автоматизма. Каждый член группы добытчиков набивает в зелёнке по 900–950 избыточных хроночастиц и прямым маршем бежит в город, где постепенно сливает их ключевым ремесленникам, баланс которых всегда поддерживается на максимуме, а сама возвращается в подземные убежища. Ремесленники переводят хроночастицы в необходимые городу ресурсы, а весь остаток Ворг трансформирует в хроны. Часть используется для оплаты труда работникам, часть запасается в хранилище. Если кому-то требуются хроночастицы, то нужно всего лишь пожелать, и зелёные монетки превратятся в хроночастицы и зачислятся на баланс согласно курсу 5 к 1.

— И что, хроны ежесуточно не теряют прочности? Ты вроде говорила, что даже камень зданий нужно периодически обновлять.

— В этом и заключается уникальность Ворга. Он научился экранировать свои монетки от влияния мертвого сектора. Только благодаря этому поселению и удаётся выживать. И никто другой так и не смог это повторить со своими изделиями.

Теперь ценность местной валюты стала мне понятна. По сути, у тебя с собой всегда есть неприкосновенный запас хроночастиц, который не уменьшается изо дня в день, очень удобно.

— Слушай, а что будет, если мёртвая зона обнулит баланс хранителя?

— А вот это чертовски грамотный вопрос, Кирик. Если мёртвая зона опустит баланс частиц до единицы, то каждые новые сутки хранитель будет терять по одному уровню, пока не опустится до первого, на котором впадёт в состояние комы. И теперь скажи мне, кого легче содержать? Тысячу хранителей сорокового уровня, с баланса которых каждый день списывается по 400 хроночастиц, или толпу 1–5 уровней с ежесуточным расходом 10–50?

— Ты хочешь сказать, что всех, кто никак не связан с армией, намеренно понижают в уровне?

— Угу, — буркнула Эльзира. — Не сразу, постепенно, за счёт более высокой ежемесячной налоговой ставки. Тебе же наверняка назначили 1000 хрон, верно?

— Да, а разве у других не так?

— Нет, это максимальный тариф. Двести хроночастиц в месяц — это приличная сумма. Самые дешёвые пищевые рационы можно найти у торговцев за 20–30 хрон. Вкус у них словно бумага, но свою главную функцию они выполняют. Армейские освобождаются от всех налогов. Они проводят большинство времени в небольших крепостях, разбросанных по мёртвой зоне, и регулярно сбрасывают счётчик, а городские стражники все поголовно тридцатки, содержать более высокоуровневых бойцов в городе не имеет смысла, слишком расточительно. А всем остальным нужно платить, и чем выше уровень, тем больше налог. Не тянешь — сбрасывай уровень и живи спокойно.

— Печально, — прокомментировал услышанное я. — И ведь наверняка многие набирали свои уровни десятки тысяч лет.

— Тут по-другому не выжить. Вернее, выжить-то, конечно, можно, но жизнью такое существование назвать трудно. Другой рабочей схемы придумать так и не удалось.

— А что с нападениями кошмаров? Ты говорила, что Глыбу периодически атакуют. Как отбиться от тварей, если большинство бойцов населения не способны наносить большой урон?

— А населению и не надо наносить урон. Они не участвуют в отражении атак, да и атаки, честно признаться, случаются не так часто. Где-то раз в сто лет что-то в мозгах кошмаров переклинивает, большие твари разделяются на тысячи маленьких, собираются в приличную орду и сплошным морем устремляются на штурм Глыбы.

— И почему поселение ещё не разрушено до основания?

— В набеге учувствуют кошмары до 30 уровня, которые не способны проломить стены. Высокоуровневые твари вообще не подходят к границе мёртвой зоны слишком близко, она вытягивает из них силы с огромной скоростью. Мелкие твари подчиняются тем же правилам, что и мы, и теряют по 1 % в сутки, поэтому осада обычно не длится слишком долго. Но без жертв не обходится почти никогда. Кошмары могут воспользоваться любой оплошностью защитников и утащить подставившегося бедолагу в своё логово. Не всех хранителей тащат в замок Хроноса, рейдеры иногда натыкаются на подземные убежища тварей, в которых лежат тела хранителей. Самая большая сложность — это не дать им собраться в кучу и перебраться через стену. Многим даже удаётся заработать избыточные частицы.

— А как же армейские подразделения, что квартируются неподалёку от границы?

— У города есть секретные тоннели, по которым можно попасть как внутрь, так и наружу, тактика действий отработана.

— Ладно, с этим понятно, — раскладывая полученную информацию по полочкам своей головы, подытожил я. — Куда мы сейчас направляемся?

— В песочницу для рейдеров, естественно. Или в нубятник, на привычном тебе геймерском сленге. Ресурсов там мало, но и кошмары встречаются не часто, самое то, чтобы отработать базовые приёмы выживания в зоне. Ну а если ты не совсем тугодум и овладеешь навыками быстро, то прогуляемся с тобой до одного небольшого озерца. Ведь нельзя же возвращаться из поиска с пустыми руками, плохая примета.


Загрузка...