ДИАГНОЗ: ОРТ

Общественное российское телевидение в зеркале мифов и фактов

Итак, Думой в первом чтении принят закон «Об особом порядке приватизации организаций государственного телевидения и радиовещания в Российской Федерации». В первых же комментариях его окрестили «чудовищным», целью же законопроекта объявляют национализацию «Останкино», переход его под контроль Думы и обслуживание депутатских амбиций.

Так ли это на самом деле? Давайте попробуем разобраться в мифах и легендах вокруг «Останкино». Миф первый — о том, что создается «Общественное ТВ», а некие злые силы хотят помешать святому делу.

«Общественным» в новом «Останкино» является только красивое и абсолютно лицемерное название. В мире принято под «общественным» понимать ТВ, которое существует за счет абонентной платы: граждане подписываются на прием определенных передач и платят за это деньги, составляющие основу бюджета телекомпании. Таким образом, компания напрямую зависит от своих зрителей-подписчиков. Ясно, что в случае о «Останкино» ни о чем подобной речь не идет.

"Останкино" было и осталось государственным. Государственным по способу управления — 51 процент акций «общественного Останкино» принадлежит государству (в том числе 36 — Госкомимуществу). Пункт 9.1 устава общества гласит: «В промежутках между Собраниями акционеров высшим органом управления общества является Совет директоров, избираемый в составе 15 человек, в том числе 6 представителей государства и государственных предприятий — акционеров общества». Пункт 9.3: «Кандидатуры для избрания в Совет директоров от государства и государственных предприятий представляются правительством Российской Федерация». Комментарии излишни.

Что в этом плохого? Я тоже считаю, что сегодня нельзя выпускать управление компанией «Останкино» из рук государства. Но не надо и лицемерить, называть государственное ТВ — «общественный», ибо такая ложь закрывает дорогу подлинному «общественному ТВ», которое может и должно появиться в нашей стране.

«Общественное Останкино», по-видимому, останется государственным и по источникам финансирования.

Первый парадокс. На ТВ сегодня делаются большие деньги (хотя мало кто осознает их подлинные масштабы). И вместе с тем ТВ в целом — совершенно убыточно. Разгадка очевидна: расходы по «Останкино» несет в основном государство, т. е. налогоплательщик. Мы все, платя налоги, недополучая зарплату, оплачиваем расходы на государственное ТВ. Расходы немалые. На 1994 г. «Останкино» просило 1,3 триллиона рублей, реально было получено из госбюджета 320 миллиардов, еще 220 миллиардов дала реклама.

Итого 540 миллиардов. Откуда же взялись остальные — около 600–700 миллиардов? Надо полагать, что это просто долг «Останкино» государству, прежде всего — Минсвязи. Долг, который никогда не будет погашен — его спишут. Выступая в Госдуме, А. Н. Яковлев заявил, что в этом году на весь комплекс «останкинского» вещания требуется 2,3 триллиона. Но в бюджет заложено опять 320 миллиардов. Что касается доходов от рекламы, то они резко снижаются. В том числе и по той причине, что отношение с рекламными агентствами, работавшими с "Останкино" и объединенными в прошлом году — по инициативе А. Н. Яковлева — в единое агентство «Реклама-холдинг», разрушены опять по инициативе А. Н. Яковлева! Кстати, он ни разу внятно не объяснил причины таких резких изменений своей политики.

Даже для очень крупных компаний выделить "хотя бы" по 20–25 миллионов долларов — далеко не безболезненная операция. Но главное в том, что по многим данным, соучредители и самый главный из них — Л. Березовский, президент ЛогоВАЗа, пришли в "Останкино" не вкладывать деньги в расчете на отдачу через несколько лет, а с прямо противоположной целью: получить живые деньги, причем быстро.

Когда речь идет об акционировании «Останкино», нельзя обойти вниманием Б. А. Березовского. Президент ЛогоВАЗа и "ABBA" наряду с А. Н. Яковлевым является главным инициатором и подлинным мотором акционирования. Он добился своего: в новом «Останкино» именно этот сверхэнергичный бизнесмен становится ключевой фигурой, реальным хозяином. Руководимые им фирмы (ЛогоВАЗ и КБ «Объединенный банк») вместе имеют 16 процентов акций «Останкино», сам он — первый зам. председателя Совета директоров «Останкино», в Совет входит также генеральный директор ЛогоВАЗа — С. Жабоев. Но и это еще не все. Внимательно изучив список Совета директоров «Останкино», мы увидим, что эти 15 человек четко делятся на две категории. Одна категория — руководителя крупных государственных и коммерческих структур— акционеров «Останкино», которые, однако, слишком поглощены основной работой и едва ли смогут реально вникать в детали, из которых состоит жизнь компании. К таким можно отнести Чубайса, Вяхирева (Газпром), Бойко («Национальный кредит»), Ходорковского («Менатеп»), Смоленского («Столичный»), Фридмана («Альфа-банк»), Ефанова («Микродин»), Горохова (ТТЦ ИТА), Тарпищева (Госкомитет РФ по физической культура и спорту) и уже упомянутого выше Жабоева.

В значительной мере эти фигуры предназначены на роль «свадебных генералов», как и абсолютно представительские фигуры из попечительского совета АО «Общественное Российское ТВ», куда включены известные лица, — начиная с Б. Ельцина и И. Рыбкина. Таких фигур в Совете директоров 11. Есть и другие, кровно связанные с «Останкино»: Игнатьев (председатель подкомитета по ТВ и радиовещанию Госдумы), Лесневская (председатель правления АО «Ассоциация независимых телекомпаний», руководитель компании РенТВ), а также сами Яковлев и Березовский. Вот эти-то люди и будут — вместе с генеральным директором — реально руководить всем в «Останкино». И здесь Березовский действительно имеет абсолютный контроль: К. Игнатьев издавна работает с ним, уже добрых полтора года занят именно акционированием «Останкино» вместе с Б. Березовским, Лесневская также находится в самых тесных деловых и финансовых контактах с Березовским (известно, в частности, что Березовский активно продвигал именно ее на место генерального директора, и теперь, после убийства Листьева, его усилия, кажется, увенчались успехом).

Так что «команда Березовского» — это три из четырех «реальных» членов Совета директоров. А. Н. Яковлев в 71 год создал политическую партию и, как утверждают работники «Останкино», не слишком утруждает себя телевизионными проблемами (да и сам он много раз повторял, что собирается уходить, как только завершит создание «общественного ТВ»). Итак, картина получает завершенность: фактически «общественное ТВ» — это ТВ Березовского. Я не хочу этим сказать ничего плохого, просто констатирую факт. Б. Березовский — идеолог и мотор акционирования, другие руководители "Останкино" от него зависят.

Многие эксперты сходятся на том, что финансовое положение фирмы Березовского «ABBA» далеко не блестящее. Широко разрекламированная затея с созданием нового автомобильного завода, похоже провалилась. Недавнее решение президента об отмене всех льгот во внешнеторговых операциях также наносит по бизнесу Березовского тяжелый удар — известно, какими огромными льготами пользуется та же "АВВА". И в этой ситуации опытный и жесткий бизнесмен тратит всю энергию, чтобы войти в большой телебизнес — бизнес убыточный, сопряженный с покрытием огромных расходов и долгов "Останкино" сегодня и с перспективой получать прибыли через годы!

Конечно, разгадать игру «гроссмейстера» от бизнеса нелегко, но некоторые вещи очевидны. Если считать, что Б. Березовский провел акционирование и занял ключевые позиции в "Останкино" не для того, чтобы тратить свои деньги, а чтобы их приумножить, то возможности здесь открываются неплохие. Как уже говорилось, в убыточном «Останкино» в последние годы делались миллионные (в долларах, естественно) состояния. За последний год здесь окончательно утвердился такой порядок: «Останкино» само почти не производит передач. Многочисленные "независимые телекомпании" (среди которых крупнейшие — РенТВ, ИнтерВИД, АТВ) производят — как правило, на технике «Останкино» и руками инженеров, операторов, техников того же "Останкино" — передачи, а затем… продают их все тому же многогранному «Останкино».

Причем продаются передачи по баснословным ценам. Например, на первый квартал 1995 года было запланировано 43 передачи "Час пик", за каждую «Останкино» платило фирме ВИД по 17,5 тысяча долларов. Итого за квартал — 720 тысяч долларов. Замечу, кстати, что "Час пик" — это 21 минута разговора в прямом эфире, и, как утверждают специалисты, такая передача на требует существенных расходов на технику, аренду помещений. Львиная доля является прибылью, которая идет на гонорары. Безусловно, Влад Листьев был телезвездой № 1, справедливо получал гонорары мирового уровня, но мы ведь речь ведем о принципах, которые распространены и на достаточно ремесленные произведения. Скажем, за фильм «Три мгновения лета», поставленный в эфир по указанию А. Яковлева и рекламирующий г-на Якубовского, отнюдь не Якубовский заплатил «Останкино», а наоборот, «Останкино» заплатило компании-производителю (РенТВ) 76 тысяч долларов, считая, видимо, что осчастливило телезрителей этим сериалом.

Нет сомнения, что подобное бесконтрольное расходование бюджетных денег в «Останкино» заслуживает, по крайней мере, самой серьезной проверки.

Формально все акционеры «Общественного Российского ТВ» обязаны снести деньги только в уплету своих обыкновенных именных акций. Всего уставный капитал составляет десять миллиардов рублей, которые разделены на тысячу акций. Это означает, в частности, что две компании Березовского с их 16 процентами должны заплатить за 160 акций 1,6 миллиарда рублей. Остальные траты производятся уже по решению Совета директоров.

Совет директоров, исходя из практики последних лет, легко может принять хотя бы следующее решение: вообще не вносить денег на финансирование убыточного «Останкино»! За счет чего вести вещание? Так же, как велось раньше, — за счет бюджетных денег, доходов от рекламы, а что сверх того (как уже говорилось, по расчетам, следующим из заявлений А.Яковлева, это «сверх» на 1995 г. — около 90 процентов потребностей «Останкино» 2 триллиона рублей) — просто в долг. Бесконечный долг государству.

Игра беспроигрышная — не сможет же Минсвязи за неоплаченные долги остановить телевещание.

Наконец, самое главное. «Останкино» в канун парламентских и президентских выборов — это большая политика. В экране нуждаются все политики, начиная с президента. А как политическое влияние, лоббирование превращается в большие деньги, тоже хорошо известно…

Зачем же нужно акционирование «Останкино» под вывеской «общественного ТВ»? Контроль над «Останкино» получает группа политизированных бизнесменов и чрезмерно деловых политиков, которые сегодня клянутся в преданности президенту. В любом случае никакого смысла для Б. Ельцина в этом повороте событий нет. Пора оставить иллюзии: старые времена прошли. Тотального идеологического контроля в «Останкино» не будет — в условиях даже относительной свободы слова это просто невозможно. ТВ не станет более "президентским", чем сегодня. Все разговоры на эту тему, если они велись окружением президента, — всего лишь игра. Реально выиграет только узкая группа лиц из числа новых акционеров, которые резко увеличивают свой личный политический и коммерческий вес и ради достижения этой цели готовы публично говорить про «общественное ТВ», а в кулуарах про «президентское». Реально же ТВ будет только коммерчески-политическим.

Нужно приостановить акционирование «Останкино» по Яковлеву и Березовскому. Оно ничего не дает государству — не облегчает содержание «Останкино», ни в малой мере не приближает наше ТВ к подлинно общественному. Сами акционеры подбирались по неясным критериям, в результате закулисных интриг. Именно гласному обсуждению всех обстоятельств акционирования будут посвящены парламентские слушания, намеченные на 21 марта.

Необходимо дать возможность свободно высказаться самому коллективу «Останкино». Почему все вопросы их жизни решают вообще без них?

Парламент не собирается «национализировать» ТВ — оно и так является государственным. Сегодняшняя Дума — не старый ВС, живший борьбой с президентом, поэтому перетягивание каната насчет «президентского» или «парламентского» ТВ не будет!

И, наконец, последнее. Очень важное. ТВ существует не для Ельцина, Яковлева или Березовского. Оно — для зрителя. Ему по большому счету безразличны формы, в которые ТВ облечено, — государственное, акционированное и т. д. «Общественным ТВ» должно быть не по названию, а по содержанию.

Нашему ТВ (в частности — «Останкино») жизненно необходимы социальные и гуманитарные программы, не только развлекающие, оглупляющие или запугивающие зрителя, а ведущие с ним диалог, помогающие ему в житейских вопросах — образования, здоровья, безопасности. В этом смысле старое «советское» ТВ, как бы ни язвили по его поводу, было во многом более общественным и гуманным, чем то, что пришло на экраны сегодня. Не за возврат к прошлому ратую, а за ясные и по-настоящему общественно значимые цели, которые нужно видеть, затевая реформы на телевидении.

Как видим, конфликт, который назревал в «Останкино» гораздо сложнее, чем просто разборки рекламных агентств.

Кто-то борется за власть в стране, и ему в этой борьбе очень нужна помощь телевидения. Но в то же время на самом телевидении идет такая же борьба за власть.

Как известно, Владислав Листьев обладал «бриллиантовой» акцией, а это значит, что если бы на совете директоров ОРТ возникал бы спорный вопрос, то его слово было бы решающим.

Кого-то это не устраивало, да и устроить всех просто не могло. И тут дело даже не в самом Владе… Так получается, что такой, казалось бы лакомый кусок, как пост председателя новой телекомпании, совсем не прельщает людей умудренных жизненным опытом.

От предложенного высокого поста отказался Эдуард Сагалаев. Ирэна Лесневская согласилась…

Популярный телеведущий Олег Марусев рассказывает о том, каким ему запомнился Влад Листьев:

— Что самое драматичное: в 1992 году он был у меня на передаче "Под знаком Зодиака" (Влад был Тельцом), а мы тогда на каждого участника готовили гороскопы, но составителям их не говорили, на кого они делают прогноз. Так случилось, что в той передаче они не пригодились, отправились в папку и пролежали там до вчерашнего дня. А мы тогда решили, что именинники сыграют великих людей, которые родились под тем же знаком, что и наши участники.

Влад тогда разыгрывал сцену с Этушем из времен Екатерины II. Так вот, вчера позвонили знакомые и напомнили про тот гороскоп. Я заглянул в него, и у меня просто мурашки по телу пробежали: в строчке "опасность" у Влада было сказано: не пытайся прошибить головой стенку. Тогда, понятное дело, были у него совсем другие проблемы, но все равно я жалею, что тогда, в марте 92-го, не дал ему этот прогноз. Может быть, он чего-нибудь его застраховал бы.

Я на самом деле гороскопы эти воспринимаю, как прогноз погоды: дождь все равно пойдет, но зонтик ведь не помешает?

Влад — человек, который мог генерировать энергию, мог сдвинуть дело с мертвой точки.

Если ко мне подойдет товарищ, допустим Юра Николаев или Саша Масляков и скажет: есть у меня идея сделать то-то и то-то, я ему однозначно поверю — делай, конечно. Наверное, это непрофессиональный подход. Влад был другим человеком, он сам придумывал и продумывал реализацию своих идей и проверял их на себе. В последнее время ему, конечно, достаточно было сделать просто распоряжение, но он все равно делал все сам.

Последнее время он себя сильно загружал работой. Я видел его раскованным последний раз 6 января, на Рождество. Потом, встречая в коридорах «Останкино», я замечал, как с каждым днем груз на него все сильнее давил — это было по глазам видно. Но от этого он, наверное, тоже получал удовольствие, он был трудоголиком.

Что касается версий, то, когда речь заходит о человеке такого масштаба, тогда и спектр предположений тоже очень широкий: от политических причин до чистой случайности. Я бы не рискнул однозначно сказать. Как правило, в таких крупных делах преступники остаются безнаказанными. Мы уже несколько лет слышим заверения, что надо срочно взять преступность под контроль, но результатов ведь нет. Я не сомневаюсь, что и в этом случае расследование будут вести профессионально, я надеюсь только, что оно будет добросовестное. Это будет дело чести для МВД, потому что Влад был членом общественного совета МВД (кажется, так он называется), и при всей своей занятости он не пропустил ни одного совещания. Оп был крайне пунктуален и добросовестен в своих обязательствах.

…Сейчас, в ближайшие дни, каждая задействованная в деле структура будет использовать эту трагедию в своих целях. Я считаю, что это аморально, но первые сигналы уже появились.

Пусть это не покажется кому-то кощунственным, я также не собираюсь обижать родных и близких. Но…

Последняя должность Владислава Листьева послужила хрестоматийным примером к иллюстрации одного из основных законов современного общества — Принципа Лоуренса Питера. Он гласит: "В иерархии каждый индивидуум поднимается до уровня своей некомпетенции".

Сам Лоуренс Питер, чтобы объяснить свой закон, приводит такой пример: известного опытного хирурга ставят директором клиники, доброй славе которой он от души послужил, стоя за операционным столом. Казалось бы это — естественное завершение его карьеры. Но к общему ужасу порядок в больнице начинает разваливаться прямо на глазах. А все дело в том, что опытный хирург оказался никудышным администратором. Вот и произошел развал хозяйственной работы, да и лечить стали хуже, так как самый опытный врач отошел от дел.

При всей схожести ситуации случай с Владиславом Листьевым в корне отличается от случая, описанного Лоуренсом Питером. Здесь все дело не в человеке, а в системе, в которой он существует.

Все, кто хорошо знал Влада Листьева, в один голос утверждают, что он справился бы с любой административной работой. Они считают его назначение — логичным завершением его карьеры.

Все как один утверждают, что Влад был современным человеком…

Я считаю, что он был слишком современным человеком. Настолько современным, что не вписался в прогнившую, старую систему существующего у нас телевидения.

Сам Листьев это прекрасно понимал. Поэтому он и стремился сделать новое телевидение. Современное такое же, как и он сам.

Но телевидение не существует вне системы. А значит создать новое телевидение внутри старой системы нельзя. Смерть Владислава Листьева — наглядный тому пример.

Влад был современный, цивилизованный человек. Он справился бы с поставленной задачей, живи он в цивилизованном обществе.

В нашей же стране быть начальником, это не заниматься творческой, созидательной деятельностью, а ловко лавировать между властями и представителями уголовных и теневых структур.

Этого Владислав Листьев делать не умел. Или не хотел…

Он хотел создать Новое Телевидение.

Загрузка...