Глава 24

- Какую правду? Говори, что знаешь. – требую я и сама опасаюсь… Тревожно как-то на сердце.

Что скрыла от меня дочь?

Артур кивает на дверь, намекая зайти и нормально поговорить. Я смеряю недовольным взглядом этого бойца – весь взъерошенный после драки, губа подбита и один глаз зажмуривает, хорошо ему попало.

Так и надо. Жалеть его еще.

- Ладно, пошли… - зову за собой в квартиру.

Артур послушно идет следом и закрывает дверь, издавая вздох.

Видно, совсем нелегко человеку.

Навалившись плечом на стену и сложив руки на груди, я стою и жду его объяснений. Он не спешит и начинает подбирать слова. Нехороший знак.

- Люб, тебе лучше присесть… - кивает на стул.

- Ничего, постою. И решил сразить наповал меня своей правдой?

- Как знать. – пожимает плечами.

- Артур! – не требую, а приказываю выложить правду.

- Ладно, в общем… - он поморщился и дотронулся до губы. – Люб, не будет чем-нибудь обработать? Больно…

И смотрит так умоляюще, что кот из Шрека отдыхает. Я фыркаю в сторону.

- Больно? Артур, тебе будет больно, если ты не прекратишь переводить стрелки…

- Ну, Люб не сердись… - давит на жалость он и на мою мягкосердечность. - Не бросишь ведь ты раненного умирать?

- А мы на войне, значит? - прищурила глаза. - Ладно…

Я хочу пойти за аптечкой, но потом осекаюсь и решаю поинтересоваться у Артура:

- Может, хотя бы подскажешь, где у Алисы аптечка лежит?

- Без понятия.

Проверка вроде провалилась. Даже не знаю радоваться или нет? Сканирую его и не понимаю...

Кто ты вообще такой, а? А вот Костя, значит, реально не чужой Алисе.

Я удаляюсь в комнату, из аптечки беру ватный диск и смачиваю его перекисью водорода.

Когда возвращаюсь к Артуру, вижу, что тот присел на тумбу и, прислонившись спиной к стене, закрыл глаза.

- Ты еще живой? Держи. – протягиваю ему ватный диск.

Артур слегка приоткрывает глаза, с болезненным видом смотрит на ватку и вновь закрывает глаза.

Вот, паразит. Ждет, что я сделаю все за него. Медсестра Люба спешит на помощь.

И откуда во мне столько сострадания? Порой сама себе поражаюсь.

Наклонюсь к страдальцу и начинаю промакивать диском кровь. Артур сразу дергается и распахивает глаза.

- Ай, - смотрит как на врага народа. – По нежнее, пожалуйста, Люб.

Так бы и прибила, честное слово. Еле сдерживаюсь, чтобы не сделать еще больнее. Наклоняюсь чуть ниже и начинаю дуть на губу.

- Уж потерпите чуть-чуть, господин Орлов.

- Да-да, я потерплю.

Он вновь расплывается в довольной улыбке, и все его лицо выражает удовлетворение.

Завершаю свои манипуляции, но не успеваю убрать руку от губ, как Артур целует мои пальцы. По сравнению с моей холодной кожей, его губы горячие, даже жаркие...

- Спасибо большое…

- Что делаешь? – возмущаюсь и одергиваю руку.

- Что делаю? – вторит он, улыбаясь и строя из себя дурака.

Детский сад. Я лишь прицокиваю на эту нелепость и, чтобы не забыться, перехожу к делу.

- Говори, давай, свою правду.

- Это правда не моя… А у Алисы. – делает важное уточнение. - Пообещай, что не будешь злиться на меня?

- Хватит ставить условия, Артур. Что вы скрываете?

- Ладно, слушай. Все началось еще пару месяцев назад. Однажды на одной тусовке я проиграл твоей дочери желание… Позже она попросила меня изобразить ее парня. Я не стал вдаваться в причины такой авантюры и решил поучаствовать. Люба, если бы я знал, кто будет ее мать, то я бы никогда…

- То есть ты не ее парень? – уточняю я и убеждаюсь в том, что Алиса сказала правду.

- Боже упаси от такой. Нет, конечно. – усмехается он.

В груди закипает. От всей души заряжаю пощечину Артуру.

- Блин, Люба, за что?!

- За наглую ложь с первого дня! – срываюсь я.

- Я вообще жертва обстоятельств.

Он вскакивает и начинает оправдываться, когда оправданий для просто быть не может.

- Ты… Ты бессовестный человек!

- Это у Алиски совести нет! Кто знал, что она залетит? Еще шантажировать меня начала… И в кого она такая? – он покосился на меня.

- От кого она беременна?

- От Кости, конечно. Он, как узнал о ребенке, сразу слился. И план Алискин, который изначально был, окончательно накрылся медным тазом.

- Зачем ей все это было нужно?

- Вот я сейчас тоже не понимаю… Она хотела прикрыть Костю, пока он не созреет, ну и меня попросила изобразить плохого парня, чтобы на моем фоне этот баран стал ангелом.

Он говорит, а я начинаю сходить с ума.

- Я то со своей задачей справился. А вот Алиса вообще с катушек съехала, готова была подставить лишь бы не опуститься в твоих глазах… Словно у нее мать-тиран.

Он еще что-то говорит, но я уже не слышу.

В висках пульсирует от этой информации, и я хватаюсь за голову – все это время я находилась в эпицентре представления и даже была его героиней. Разыграли, обманули… и все ради чего?

- То есть все это время ты лишь изображал из себя кого-то… - поднимаю опустошенные грустные глаза на Артура. - Какая же я дура.

- Нет, ты не так поняла. Все что было между нами – правда.

- Нет, Артур, - выдавливаю из себя слова. В груди колет. – Все что было между нами – сплошная ложь, и все, что было между нами- забудь. Тебе ясно?

- Люба, остынь, умоляю…

- Пошел вон.

Я проводила взглядом его за порог.

- Но Люб… - хочет дотронуться до меня, но я отступаю назад.

- Видеть не хочу. – поджав губы, прошептала я. – Уходи.

Он растерянно смотрит на меня, хочет высказаться, но я не даю и указываю на дверь.

Уходит. Оставляя меня наедине с невыносимой тянущей болью в груди.

Как они могли? Двое самых дорогих людей, которых было сложно, но я уместила в одном сердце. Те, из-за которых страдала и переживала, просто решили разыграть меня, поиздеваться… И как, скажите? Как я должна дальше смотреть им в глаза, и доверять?

Загрузка...