Глава 18. ПРОСТО СКАЖИ «НЕТ»

Похоже, что к началу XIX века папы стали вести себя несколько иначе. Изменилось общественное мнение, появились газеты и скандальные бульварные листки, так что им пришлось соблюдать приличия. Кроме того, в век республиканских свобод папы потеряли значительную часть своей власти.

Папа Пий VII (1800–1823) благословил брак бывшего епископа Талейрана и его многолетней любовницы. Государственный секретарь, Эрколе Консальви, убедил папу в том, что это будет разумным шагом. А Наполеон лично приказал Талейрану жениться, чтобы придать его правительству респектабельность. Да и сам Консальви был мирянином. Он признался Талейрану, что при своей любви к удовольствиям просто не мог стать священником.

Позднее Пию VII пришлось дать Наполеону развод с Жозефиной. В то же время он проклинал библейские установления, называя их «чудовищным изобретением, которое уничтожило основы религии».

Прошло шестнадцать дней после смерти Пия VII, и пятьдесят кардиналов собрали конклав, чтобы назвать его приемника. Через двадцать шесть дней интриг, споров и взяток кардинал Аннибал делла Генга стал папой, взяв себе имя Лев XII (1823–1829). Ему исполнилось всего шестьдесят девять лет, что являлось отклонением от правил, поскольку обычно папой избирали самого старого кардинала, стоящего ближе других к могиле — давая тем самым дополнительные шансы остальным. Однако делла Генга отличался слабым здоровьем — «следствие разгульного образа жизни». И в самом деле, Лев XII был хорошо известен, как «раскаявшийся распутник». Однако у него достало сил, чтобы объявить вне закона продажу вина в Риме и запретить женщинам носить платья, подол которых не закрывал лодыжек.

Новый папа родился в провинции Фабриано. Он стал священником по требованию отца, графа Илла-рио делла Генга, но явно для этого поприща не годился. Поговаривали, что он достиг высокого положения в церкви благодаря «интригам с римскими куртизанками и услугам, которые он оказывал отпрыскам виновного в кровосмешении Пия VI».

Во время правления Пия VII будущего Льва XII отправили на конгресс в Ратисбоне, где он представлял интересы папского престола. Впоследствии он стал послом при дворе Наполеона, где прославился своими изощренными комплиментами. А когда Людовик XVIII сменил потерпевшего поражение Наполеона, его направили с поздравлениями, и он вновь «обманул весь двор невиданной лестью». Говорят, что, вернувшись в Рим, «Генга использовал свое влияние на Пия VII, чтобы обеспечить возвращение дыбы и других варварских обычаев средних веков».

Став папой, он восстановил орден иезуитов — которые имели дурную репутацию из-за того, что бичевали и соблазняли монахинь — и вновь ввел инквизицию. Лев XII даже пригласил испанского короля Фердинанда VII принять участие в аутодафе и сжечь еретиков на столбе, гарантировав полное прощение грехов всем, кто будет помогать в проведении варварского спектакля. Кстати, он первым начал использовать большие жестяные фиговые листки, чтобы накрывать интимные места у классических статуй.

В 1840 году распространились слухи относительно Григория XVI (1831–1846) и огромного состояния его камерария, Гаэтанино, который раньше служил у него цирюльником. Говорили, что Его Святейшество проявлял большой интерес к жене Гаэтанино и его семерым детям.

Также ходили слухи, что Григорий в припадке ревности отослал кардинала в качестве папского легата в Равенну, и что появление в семье камерария красивой молодой горничной, которая привлекла внимание папы, сопровождалось грандиозными скандалами.

Григорий XVI был большим любителем чтения, поклонником французских романов Поля де Кока. Кроме того, он жил как эпикуреец. Обожал вино из Орвието и шампанское. Совершенно точно известно, что он запретил евреям в Анконе и Синега-лии покидать гетто и нанимать христианских служанок, да и вообще христианам нельзя было ночевать в гетто, а евреям — за его границами.

Он поставил перед инквизицией необычную задачу. Ей вменялось в обязанность выслеживать всех, кто заключил договор с сатаной, чтобы лишить потомства домашних животных. Преступников следовало пожизненно заключать в тюрьму.

Пий IX (1846–1878), обнаружив, что моделью для обнаженной фигуры Правосудия на памятнике Павлу III в соборе святого Петра послужила Джулия Фарнезе, сестра Павла III и любовница папы Александра IV, приказал надеть на нее металлическое платье, которое затем покрасили так, чтобы оно выглядело как мрамор, из которого сделан весь монумент.

Впрочем, когда во время республиканского восстания Пия на два года изгнали из Рима, он нашел убежище у сына неаполитанского разбойника, кардинала Антонелли, знаменитого своими любовными похождениями и ставшего затем его ближайшим советником.

Пий активно выступал против евангелических сект и свободы печати. Во время его правления в тюрьмах сидело более 8000 политических заключенных. Тем не менее, он стал первым «непогрешимым» папой — попросту объявив себя таковым.

Пий XI (1922–1939) по-новому определил понятие христианского брака и снова повел кампанию против противозачаточных средств. Католическая Церковь, говорил он, должна «среди царящего вокруг разложения твердо стоять на страже морали, чтобы сохранить от осквернения чистоту брачного союза». Пий XI был явно наделен чувством юмора.

В 1932 году он приказал немецким католикам восславить Гитлера и шокировал весь мир, поддержав вторжение Муссолини в Абиссинию.

Его преемник, Пий XII (1939–1958) с легкостью проклинал сексуальную мораль других людей, но хранил труднообъяснимое молчание относительно геноцида во время второй мировой войны. Его много критиковали за то, что он ничего не попытался сделать для евреев. В свою защиту Пий XII говорил, что его осуждение лишь ухудшило бы ситуацию. Несомненно, он мог бы хоть что-нибудь сделать, так как был единственным человеком, которого боялся Гитлер, поскольку многие немецкие солдаты исповедовали католицизм. Однако Пий XII ограничился осуждением искусственного осеменения в любой форме и четко сформулировал, что разрешено показывать в фильмах и в другой аудио-и видеопродукции, а что — нет.

Папа поддерживал близкие отношения с сестрой Паскуалиной, немецкой монахиней из ордена францисканцев, которая служила у него экономкой в Берлине, где он стал свидетелем прихода к власти фашистов. В 1919 году, когда немецкие коммунисты объявили о создании недолго просуществовавшей Баварской Социалистической Республики, которая должна была стать частью будущей Советской Германии, Пий XII занимал пост папского нунция в Мюнхене. Его резиденцию на Вайнерштрассе обстреляли из пулеметов, а когда он позвонил в штаб коммунистов, ему ответили: «Немедленно уезжайте из Мюнхена, иначе вы погибнете».

Когда в 1929 году его отозвали обратно в Рим, чтобы сделать кардиналом, сестра Паскуалина последовала за ним и работала у него горничной до самой его смерти.

В 1895 году, четырнадцати лет от роду, будущий папа Иоанн XXIII (1958–1963) написал: «Постоянно… я должен стараться не иметь дела, не играть и не шутить с женщинами — вне зависимости от их возраста и моих отношений с ними». Два года спустя он понял, что независимо от его желаний, ему все же придется встречаться с женщинами. Тогда он записал: «Со всеми женщинами, даже родственницами или святыми, я буду разговаривать, сохраняя уважительную дистанцию и избегая любой фамильярности, в особенности с молодыми. Я не буду смотреть им в лицо, поскольку дух святой учит: «Не смотри на девственницу, иначе ты навлечешь на нее неприятности». Его тезка, Бальтазар Косса, наверное, перевернулся в своем гробу.

Преемник Иоанна XXIII, Павел VI (1963–1978) вновь выступил против контрацепции и воспротивился новым попыткам разрешить священникам брак, доказывая необходимость безбрачия для духовенства. Однако он несколько смягчил свою позицию в вопросе о смешанных браках.

Павел VI расширил толкование понятия «контроль за беременностью», вызвав грандиозные дебаты по вопросам контрацепции. Пий XII уже несколько изменил ситуацию, сняв запрет на занятия сексом в «безопасный» период. До тех пор осуждались даже элементарные виды «безопасного секса», такие, как совместная мастурбация. Разрешение использования так называемого ритмического метода предохранения от беременности — Ватиканской рулетки — похоронило постулат, гласящий, что секс необходим только для продолжения рода. Тем самым было признано, что сексом можно наслаждаться, как выражением любви, или просто получать от него удовольствие — смертный грех в глазах пап прошлого.

Либералы из папской комиссии говорили, что если можно предохраняться от беременности таким способом, почему нельзя использовать презервативы? Или что плохого в противозачаточных таблетках? Если ритмический способ разрешен, то чем хуже любые другие? Все миряне, входящие в комиссию, и четыре пятых священников придерживались таких же взглядов. Однако Павел VI заявил, что подобные вопросы находятся вне компетенции комиссии. Более того, высказался в газете «Карьере делла сера», что считает неуместным дискутировать по данному вопросу. Он будет решать его один. И никогда не санкционирует применение контрацептивных средств.

«Женщина есть отражение красоты, той, что выше нее, это знак доброты, которая представляется Нам бесконечной, — сказал он. — Для Нас женщина есть видение девственной чистоты… Она, как Нам кажется, естественным образом устремляется к вечному образу, безупречному и страдающему, высшей, благословенной женщине, которая достойна стать девственной матерью Христа, Марией… Вот уровень, на котором Мы видим Женщину».

Однако когда вставал вопрос о разрешении контрацептивных средств, политические мотивы имели определяющее значение. В течение многих веков папы осуждали подобные методы, и разрешить их теперь значило «оправдать преступления, за которые тысячи и тысячи людей были осуждены на вечное проклятье, и признать, что они пострадали зря».

В «Нитапае Vitae», опубликованном в 1968 году, Павел VI выступает против использования контрацептивных методов — «перед, во время, или после сексуального акта» — считая такое поведение греховным. При этом молчаливо предполагается, что ритмическим методом пользоваться можно. Опасность контрацепции, указывает папа Павел VI, состоит в том. что этот метод унижает женщин в глазах мужчин, превращая «в инструмент удовлетворения их желаний».

Иоанн Павел I (1978). казалось, был с ним совершенно согласен, но он умер в своей постели через месяц после того, как взошел на папский престол. Поползли слухи о преднамеренном убийстве, поскольку вскрытия не производилось. Возможно, с ним расправились из-за того, что он намеревался пересмотреть ряд положений «Нитапае Vitae».

Нынешний папа Иоанн Павел II (1978—) в юности был писателем, автором любовной лирики, а также пьесы «Ювелирный магазин», тема которой — супружеская любовь. Может быть, он знал, о чем говорит, поскольку двадцатилетним студентом влюбился в одну девушку. Однако его «влюбленность» закончилась после смерти отца и двух несчастных случаев — он выжил лишь чудом. Во время войны будущий папа Иоанн пропал без вести на целых три года, ходили слухи, что он успел за это время жениться и овдоветь. Сам же папа Иоанн Павел II утверждает, будто тайно готовился принять сан священника.

Иоанн Павел II ни разу не нарушал законов «Нитапае Vitae», и даже поделился собственными мыслями о человеческой сексуальности в «Любви и ответственности», опубликованной в 1981 году.

Он являлся членом папской комиссии Павла VI по вопросам контрацепции, однако таинственным образом не присутствовал, когда проводилось голосование по поводу «Нитапае Vitae». Впрочем, 12 ноября 1978 года, через три недели после вступления на папский престол, он перепечатал статью, написанную им раньше для «Оссерваторе романо», которая называлась «Истина энциклики «Нитапае Vitae». В ней говорилось: «Всякий сексуальный акт должен быть открыт для передачи жизни».

Не вызывает сомнений, что Иоанн Павел II хороший человек — большая удача для христианства — из чего следует, что его жизнь совсем не так красочна, как у некоторых его знаменитых предшественников.

Загрузка...