Глава 5

Первым делом, которым я занялся сразу после пробуждения, было осмотр Леси. Как и предполагал, ничего нового я практически и не увидел — внутренняя решетка девушки продолжала стремиться к идеалу черепашьими шажками.

— Лешка, ты чего опять?.. — Леся даже спросонья почуяла мое прикосновение.

— Вставайте уже, красавицы! — потянулся я. — Труба зовет!

— Какая труба, Романов? — Вика интеллигентно прикрыла зевок ладошкой. — Окстись! Воскресенье же! Все нормальные люди сегодня по нагретым постелькам за всю неделю отсыпаются! Может… пошалим?

— Тебе ночных шалостей не хватило, Викуся? — потянулась Леся. — Вот меня сегодня вечером проводите, и шалите на здоровье. А то только к обеду из спальни и выползем.

— Еще одна! — заворчала Вяземская. — Я же о вас в первую очередь забочусь. Не хотите, как хотите. Я в душ.

Когда Вика ушла, Леся спросила:

— Леш, а когда ты мне расскажешь про… интересующую меня тему?

— До твоего отъезда расскажу, Лесенька. — пообещал я. — Найдем время и пообщаемся.

— Хорошо. — кивнула она и направилась вслед за Викой в ванную.

После позднего завтрака я набрал Сашку Петрова, который сходу начал делиться со мной впечатлениями от вчерашней экскурсии по Кремлю — и от Грановитой с Оружейной палат, и от Алмазного фонда, и от Колокольни Ивана Великого. От Успенского, Архангельского и Благовещенского соборов с Соборной площадью Сашка был вообще в полном восторге, а уж про Большой кремлевский дворец с его знаменитыми залами он мне рассказывал с придыханием.

— Лешка, представляешь, нас там даже везде пофотографировали! И в конце экскурсии фотографии распечатали! Родители с братом в полном восторге, как и я, впрочем! Одно плохо, Лешка… — он сделал паузу. — Очень уж быстро все происходило, галопом по Европам… Вроде и посмотрели практически все, и рассказывали нам отлично, но толком и постоять нигде не получилось, получше поразглядывать… И так с самого утра до девяти вечера в Кремле пробыли… Димка в конце чуть не уснул.

— Вас хоть кормили? — хмыкнул я.

— И обедом, и ужином. — заверил меня друг. — Специально так экскурсия была построена, чтобы нам времени не терять.

— Ладно, Сашка, я твой намек понял. — опять хмыкнул я. — Как-нибудь устрою тебе по Кремлю отдельную экскурсию. С учетом твоих особых пожеланий и хотелок. Такой вариант тебя удовлетворит?

— Леха, спасибо огромное! — судя по голосу, мой друг был очень доволен. — А с Зимним дворцом в Питере то же самое можешь сделать?

Понятно. Кому что, а художнику подавай живопись. В огромных количествах. Если в Третьяковскую галерею он и сам в свободное время сможет сходить, то вот чтобы обойти Зимний в нужном Сашке режиме, ему точно понадобится не один день. А уж если это будет экскурсия с грамотным искусствоведом, с которым они смогут общаться «на одном языке»…

— И когда ты в Питер собираешься? — спросил я, вздохнув.

— После Нового года… Мне Кристина предложила. Она этим летом туда всего на неделю ездила. Говорит, мало что успела посмотреть.

— Понятно. — два влюбленных голубка решили совместить приятное с полезным. — Все решим, Саша. Будут у вас индивидуальные экскурсии. Теперь давай, дружище, займемся текущими делами. Передай отцу, что я вас сегодня приглашаю к себе на обед. Переговори с ним, и перезвони мне. Договорились?

— Жди звонка, Лешка.

Сашка перезвонил через пару минут и сообщил, что к обеду они будут.

* * *

Ближе к полудню Цесаревич позвонил воспитателю сына. Пообщавшись с Белобородовым на общие темы, Великий князь Александр Николаевич перешел к тому, ради чего он звонил:

— Прохор, поступим следующим образом. Продолжайте с Вяземской присматривать за Алексеем, но аккуратно. Я, по крайней мере вчера, ничего необычного за ним не заметил. А вы?

— Тоже ничего, Саша. — ответил тот. — Как и в четверг с пятницей. Может Ведьма на воду дует?

— Все может быть. — Цесаревич не стал переубеждать друга в обратном, слишком уж это выглядело бы подозрительно. — Ты тоже там не расслабляйся, бди за беспокойным отроком. Особенно за его тренировками. Когда они у вас запланированы?

— Лешка говорил, что в понедельник с Дворцовыми начнет.

— Вот что, Прохор. — задумчиво протянул Цесаревич. — У Лешки же вторник свободен? Вытащи его к «волкодавам». Они же у нас эту противоколдунскую подготовку прошли? Так пусть Лешка их на эту специфику погоняет тоже. Подумай, как это все лучше организовать. Мне на Орлова выходить, или сам с ним договоришься?

— Сам. Особые пожелания будут? — поинтересовался Белобородов.

— Одно, Прохор. — усмехнулся Цесаревич. — Надо чтобы Лешка не особо там «волкодавам» свои умения демонстрировал. Так… Некий лайтовый вариант. Это же касается и Дворцовых. А то погасит их всех подряд, и разовьются у бойцов всякие ненужные комплексы. Короче, ты понимаешь, о чем я.

— Понял тебя. — хмыкнул Прохор. — С Лешкой на эту тему сегодня переговорю. Кстати, Саша, у меня к тебе вопрос будет, как раз на эту тематику. В последней статейке, в которой речь шла про истребление Никпаев, было упоминание про некое странное коматозное состояние, в котором находилась охрана этих афганцев. Я так понимаю, разведка специально их в живых оставила, именно для того, чтобы у заинтересованных лиц вышеупомянутые тобой комплексы и развивались?

— Прохор, как приятно общаться с понимающим человеком! — ухмыльнулся Цесаревич. — И раз уж у нас с тобой пошел разговор про доблестных вояк, то ставлю тебя в известность о том, что ближе к концу недели ты со мной едешь инспектировать боевиков Воронцова-младшего. И едешь ты не просто так, а в качестве моего личного эксперта по диверсионно-разведывательной деятельности.

— А поподробнее?.. — Белобородов не сумел скрыть своей радости от услышанного.

— Устроим учения. С привлечением всех троих твоих подопечных. Я имею ввиду Алексея и Николая с Александром. Племянники с нами на границу едут, вот и убьем сразу двух зайцев. Подробности сообщу отдельно. Все, мне уже некогда. Пока! — Цесаревич положил трубку.

А Белобородов заулыбался — старый друг не забывал его и подкинул очередную интересную работенку с вояками. А уж поездка на границу вообще обещала стать хоть и ненадолго, но возвращением в бурную и яркую молодость. А эти новые тренировки с воспитанником? Уж эту-то специфику взаимодействия с колдунами он знал от и до… Главное, чтоб Лешка не сам все всегда делал, а хоть иногда брал бы его к себе вторым номером. Именно на таком варианте Прохор собирался настаивать перед поездкой в Ясенево и тренировками с Дворцовыми…

* * *

Петровы приехали, вернее пришли, немного раньше назначенного срока, так что перед самым обедом, после благодарностей за экскурсию по Кремлю, мы с Прохором успели показать им дом. Отдельно задержались в Сашкиных покоях.

— Сынок, так тебе тут с этой гостиной и отдельная мастерская не нужна. — как бы между делом кинул Владимир Александрович. — Лучше, чем в тех апартаментах, которые мы тебе в конце лета сняли. Да, Алексей, — повернулся ко мне Петров-старший, — Алексея ты с комфортом разместил, спасибо огромное!

— Площади позволяют, Владимир Александрович. — отмахнулся я. — Места свободного даже слишком много. Пойдемте на второй этаж, вам тоже выберем. В новогодние каникулы в гости приедете, Дмитрию еще что-нибудь в столице покажете.

— Папа, пошли выберем! — Петров-младший умоляюще смотрел на отца. — Ну пойдем!..

— Цыц, Димка! — Владимир Александрович отмахнулся от сына. — До Нового года еще дожить надо, а там будет видно. Алексей, давай мы этот вопрос ближе к новогодним праздникам решим?

— Как скажете. — кивнул я.

За столом Дмитрий растерял всю свою детскую непосредственность и за обедом сидел, максимально соблюдая этикет — если меня с Прохором он знал очень хорошо, то вот при виде Леси, Вики и Владимира Ивановича заробел. А уж когда его представили Николаю с Александром Романовым…

После обеда Петров-младший отвел меня в сторонку:

— Леша, помнишь ты мне фотографию обещал?

— Помню. — кивнул я.

— А можно мне сфотографироваться еще и с Их Императорскими Высочествами? И с Алексией. Одноклассники сдохнут от зависти! — Димины глаза горели.

— Так попроси их. — улыбался я. — Они не кусаются.

— Ты что! — потерялся он. — Давай лучше ты их всех попросишь.

В результате недолгих переговоров Дмитрий, под возмущенное ворчание родителей, получил на свой телефон снимки со мной и моими братьями, а также с Алексией, после чего мы втроем, Прохор, Владимир Александрович и я, извинились и удалились в бильярдную, где и устроились за одним из столиков.

— Алексей, Михаил Николаевич передал мне ваши с Прохором планы в отношении Александра. — начал Петров-старший. — Князь и сам их полностью поддержал, и, в свою очередь, пообещал мне лично проследить за их реализацией. Кроме того, сегодня утром Михаил Николаевич сообщил мне о желании наших Государя и Государыни заказать у Александра портреты. Не скрою, я был несколько ошарашен таким стремительным развитием карьеры моего сына как художника, и ничем иным, как твоей протекцией, Алексей, и протекцией Михаила Ивановича я это все объяснить не могу. — Петров смотрел на меня вопросительно, ожидая ответа.

— Протекция была, Владимир Александрович, скрывать не буду. — кивнул я. — Но, если бы у вашего сына не было такого таланта, никакая протекция ему бы не помогла.

— Подтверждаю слова Алексея. — поддержал меня воспитатель. — Просто мы показывали работы Александра нужным людям, а дальше уж они сами решали… Можете у Михаила Николаевича на эту тему поинтересоваться.

— Как я понял со слов князя, — вздохнул Петров, — там уже и очередь на портреты среди девушек из аристократии сформирована?

— Есть такое дело. — кивнул я, и не подумав улыбаться. — Но мы все контролируем.

— Очень на это надеюсь, Алексей. — Владимир Александрович посмотрел на меня пристально. — Сашке еще учиться четыре года, у него хоть время на Суриковку оставаться будет?

За меня ответил Прохор:

— Лично прослежу, чтобы он учебу не пропускал и не переутомлялся от всех этих заказов.

— Хорошо. — кивнул Петров, и хмыкнул. — Тебе, Прохор, в этом вопросе можно довериться, очень хорошо помню, как ты Алексея с Александром еще полгода назад перед экзаменами за буквари чуть ли не силой заставлял садиться. — мой воспитатель заулыбался. — Ландо, — продолжил Владимир Александрович, — теперь переходим к следующему вопросу, плавно вытекающему из предыдущего. Вы точно хотите, чтобы Сашка жил здесь?

— Да. — в один голос подтвердили мы.

— Честно признаюсь, — хмыкнул Петров, — я, как отец, буду только рад, что сын, учась в большом городе, находится под присмотром, имеет очень хорошую крышу над головой, — он показательно осмотрелся, — накормлен и, даже, умудряется зарабатывать деньги своим трудом. Да еще и вращается в тех кругах, связи в которых ему в жизни всяко пригодятся. Волнует меня только один аспект такой жизни Александра… — он смотрел только на Прохора. — Эти самые огромные деньги, которые в молодом возрасте очень многим юношам и девушкам жизни поломали… И, говоря это, я совершенно не имею ввиду Алексея.

— Я вас понял, Владимир Александрович. — кивнул мой воспитатель.

Петрова прекрасно понял и я. Князь Пожарский — вот кем я был все это время, и Род Пожарских, в лице моего официального опекуна деда Михаила, этот статус тщательно поддерживал не только за счет наследства моей покойной матушки, но и собственными средствами. Уж в чем-чем, а в деньгах я никогда стеснен не был. Правда, все мои «хотелки» оплачивал Прохор, а я даже порядок цен до определенного возраста не знал. Это потом он мне стал говорить, что слишком дорого, а что нет. Жил я в своем личном имении, одевался только в Москве, вовремя поездок в гости к деду. Как я понял, повзрослев, весь Лицей прекрасно знал о моем статусе и о том, какой именно Род стоит за моей спиной, так что они меня и не «доставали» по поводу невзрачной Прохоровской «Нивки», на которой он меня возил. А может и меня боялись, зная, что разговор будет коротким… Если подвести итог, то у меня всегда было столько денег, сколько я физически не мог потратить. За исключением совсем уж крайних случаев.

А вот с Сашкой была другая история. Род Петров не сказать, что был беден, нет. Но и к зажиточным его нельзя было отнести. Деньги они не экономили, но при этом считали. А тут на голову моему другу падают такие тыщи! Недаром он тогда, сразу же после получения гонорара за портрет моего деда, сразу же к нам с Прохором примчался, мотивируя свой поступок боязнью того, что про деньги узнает его мама и срочно приедет в Москву. Но, как я подозревал, Сашка просто элементарно не знал, что ему с этими деньгами делать. А если он придумает? И совсем не то, что положено придумывать молодым людям в его возрасте, особенно учитывая Сашкино «творческое начало» и впечатлительность? И «покатится по наклонной»?..

— Собственно, я уже занимаюсь финансами Александра. — продолжил Прохор. — Михаил Николаевич должен был про это упомянуть.

— Князь мне говорил. — кивнул Петров. — Как и сам Александр. Сын, когда… гостил дома после… известных событий, хотел все деньги, за исключением небольшой части, отдавать нам. Но тут он внезапно передумал, а причину называть отказался. Просит поступать наоборот, часть нам, а основные суммы оставлять себе. Я, в принципе, совсем не против, он мой Наследник, но мне очень хочется знать причину такого поведения сына, всегда относившегося к деньгам крайне равнодушно. — Владимир Александрович вопросительно изогнул бровь.

— У молодого человека появилась четкая цель в жизни. — улыбнулся Прохор. — И, как это не редко бывает с юношами такого возраста, да и с мужчинами постарше случается, во всем виноваты дела сердечные.

Мой воспитатель коротенько довел до Петрова ситуацию с этими самими сердечными делами его сына, после чего Владимир Александрович натурально схватился за голову:

— Гримальди? Этого нам еще не хватало! Нас же, в случае чего, просто всех вырежут, и фамилии не спросят! Алексей! — он смотрел на меня. — Твой дед и отдаст этот приказ по настоятельной просьбе князя Монако!

— Александр предупрежден. — за меня ответил Прохор. — И он понимает все последствия своих необдуманных поступков. Можете и сами с сыном еще раз поговорить на эту тему.

— Обязательно поговорю. — уже спокойней сказал Владимир Александрович. — Обязательно. Главное, чтоб жена ничего не узнала, иначе покой мне будет только сниться. Может у Сашки скоро пройдет эта блажь с Гримальди? Будем надеяться… — он замолчал, и на некоторое время задумался. — Прохор, а что Сашка собрался с деньгами делать, он не говорил? Надо же их куда-то вкладывать, не лежать же им мертвым грузом на счете? А то сын в этих финансовых вопросах совершеннейший профан, и в силу возраста, и в силу своей большей творческой направленности…

Это что, Владимир Александрович нас тактично о помощи просит? И мой воспитатель не подвел:

— Государь выделил Алексею одного из самых грамотных своих управляющих. Уверен, что если вы, Владимир Александрович, будете не против, он найдет время и на решение финансовых вопросов Александра. Естественно, все крупные сделки будут проходить только после согласования с вами, а отчеты предоставляться ежеквартально.

— Удобно ли будет все это? — с облегчением поинтересовался Петров.

— К моему большому сожалению, — Прохор покосился в мою сторону, — Алексей Александрович не сильно загружает своего управляющего работой. Так что, да, Владимир Александрович, это будет удобно, не переживайте.

— Тогда я не буду возражать против кандидатуры вашего управляющего. — кивнул тот и посмотрел не меня. — Алексей, у меня к тебе будет огромная просьба. Скажи Александру сам, что в скором времени он будет писать портреты Императорской четы.

— Скажу. — согласился я.

Следующие полчаса Владимир Александрович с Прохором потратили на обсуждение разных мелочей и нюансов, касающихся дальнейшего проживания Александра в нашем особняке. Выяснилось, что мой друг уже успел в самых превосходных выражениях расписал отцу Лесю с Викой. Прохор же, в ответ, заверил Петрова-старшего, что с постельными делами Александра вопрос решен тоже, чем его очень обрадовал. Закончился разговор обещаниями быть на связи и взаимными приглашениями в гости, после чего мы вернулись в гостиную.

* * *

— Саша, вчера Император оценил портрет князя Пожарского. — я забрал своего друга из гостиной и отвел в бильярдную. — И он тоже хочет портрет твоей работы. Как и Императрица.

— Императрица? — он слегка побледнел. — А отказаться от всей этой затеи можно? Или уже все?..

— Саша, — вздохнул я, прекрасно понимая все те чувства, которые сейчас овладели моим другом, — ты можешь отказаться. И никто тебя не вправе принуждать. Однако, я бы на твоем месте очень хорошо подумал — такой шанс редко выпадает больше одного раза в жизни. Тем более, Император с князем Пожарским мне однозначно дали понять, что вашему Роду со стороны моей бабки ничего не угрожает. — я улыбнулся и попытался закончить на позитивной ноте. — Судя по тому виду, с которым Императрица при мне разглядывала портрет Алексии, впечатлилась даже она. Так что, отнесись к ней, как к обычному заказчику, который хочет иметь свой собственный портрет работы некого мастера Петрова.

Ни о каких жизненных целях своего друга я упоминать не стал специально, о Кристине тоже. Он сам должен был решить, что для него важнее.

Сашка напряжённо думал больше минуты, после чего не очень уверенно кивнул:

— Хорошо, Леша, именно так я и буду к этому всему относиться. Вернее, постараюсь. Пойми только одно… — он замялся. — Как бы это объяснить? Я всю свою работу пропускаю через себя, а не механически копирую окружающую действительность… Понимаешь, о чем я? Так вот, Леха… Я хочу сразу предупредить, портрет твоей бабушке может не понравится…

— Если ты думаешь, Сашка, что моя бабушка ждет от тебя аналога портрета доброй и светлой Алексии, — усмехнулся я, — то ты очень сильно ошибаешься! — Петров после этих моих слов уставился на меня в полном непонимании. — Она Императрица, дружище! И этим все сказано! Вот на что ты должен обращать внимание в первую очередь. Именно Императрицу художник Петров и должен изобразить, а не милую старушку. Это же самое касается и портрета Императора. Если ты понимаешь, о чем я.

— Догадываюсь. — теперь улыбался и он.

— Вот и не накручивай себя по всякой ерунде, Сашка. — опять усмехнулся я. — Ты точно справишься. Так что жди на следующей неделе звонка из Императорской канцелярии, они тебя на прием к моему деду должны пригласить. И не забывай про тот наш разговор в Жуковке, перед самыми извинениями, когда я тебе про скромность в отношении характеристик объектов искусства напомнил.

— Я помню, Лешка. — кивнул он.

— Вот и следи за своими словами в кругу моих родичей, если они попросят тебя высказать твое экспертное мнение. Короче, если что, отделывайся общими фразами. И еще, Сашка… — тут уж я не удержался от смеха. — Мария с Варварой очень хотят с тобой пообщаться… Догадываешься, на предмет чего?

— Догадываюсь… — поморщился он. — Лешка, хватит ржать! Имей совесть! И что мне теперь делать? Они ведь не отстанут!

— У Пожарских еще пару-тройку дней поживешь. — сквозь смех сказал я. — Не переживай, с дедом договорюсь. И не забывай, дружище, что Юсупова, Долгорукая и Шереметьева тоже скоро обо всем узнают, если уже не узнали. А им у папы отпрашиваться не надо, чтобы сюда неожиданно заявиться. — Сашка после этих моих слов совсем поник. — Привыкайте к славе, Александр Владимирович! И постоянному вниманию со стороны поклонниц вашего таланта!

— Делать-то что, Лешка? — буквально простонал он. — Не думаю, что парой-тройкой дней все ограничится!

— Ну… Ссылаться на Императора тебе пока не по рангу… — я уже немного успокоился. — Смело посылай всех ко мне. А уж я их к деду и отправлю. И вообще, Александр Владимирович, настоятельно хочу тебе порекомендовать дальнейшее проживание в моем особняке. Сразу говорю, твой отец не против.

— Да я уж понял по его намекам, что вы между собой обо всем договорились. — вздохнул он. — А приживалом я не буду выглядеть?

— Приживалом? Это после получения гонорара за написание портрета князя Пожарского? И планируемого написания портрета Императорской четы с еще большим гонораром? Ты это серьезно, Саша? — усмехнулся я.

— Лешка, спасибо тебе огромное! — кивнул он. — Конечно же, я согласен. Но у меня будет одно условие. Вернее, просьба…

— Слушаю.

— Мне мебель в гостиной для организации полноценной студии мешает… — опустил глаза он. — Можно от нее как-то избавиться?

— А чего ты раньше-то молчал? — хмыкнул я. — Когда от Пожарских вернешься, сам этим вопросом и озаботишься. Договорились?

— Договорились. — выдохнул он.

* * *

Петровы пробыли у нас до четырех часов дня. К этому времени Дмитрий успел освоиться в компании моих домочадцев, сделать с ними еще несколько фотографий для «школьной коллекции» и поразить их познаниями в биологии и ботанике, чем вызвал законную гордость у своих родителей и брата. Владимир Александрович на прощание заверил меня, что с Александром он на нужные темы сегодня еще раз переговорит, а сам Александр напомнил мне о том, чтобы я его местоположение сестрам и их подружкам не выдавал ни под каким предлогом, а сам он на их звонки, если таковые последуют, отвечать не будет.

Николай с Александром после ухода Петровых заявили, что собираются релаксировать до вечера, и удалились в баню. Прохор пообещал присоединиться к ним позже. Вика собралась по каким-то там своим делам, прямо заявив, что уезжает она специально, давая тем самым нам с Лесей возможность пообщаться. Этим мы с нашей звездой и занялись, решив прогуляться по аллеям маленького леса, расположенного на заднем дворе особняка.

Во время прогулки как мог, так и описал Алексии, что из себя представляют колдуны. Ответив на уточняющие вопросы девушки, решил спросить ее сам:

— Леся, а как у тебя вообще дела с доспехом и стихиями?

— Со стихиями вообще никак, а с самим доспехом все в полном порядке. Отец пару лет назад говорил, что если его развитие будет продолжаться такими же темпами, то до слабенького доспеха воеводы к моим тридцати он дотянет.

— А Виталий Борисович с тобой чем-нибудь занимался? — поинтересовался я. — Ну, рукопашкой там, по полигону не гонял?

— Лешка, — усмехнулась она, — и когда бы он успевал? С его-то графиком работы? Когда у папы выдавался свободный вечерок или редкий выходной, он с нами не рукомашеством занимался, а домашние задания проверял и гулял, участвуя во всех наших играх. А боевки нам и Лицее хватало. И я, Лешка, имею ввиду специальный Лицей, который при Тайной канцелярии существует. Его и отец закончил, и Прохор, и много кто еще. Вот там да, с нами рукомашеством и стихиями, с которыми я не дружу, очень плотненько занимались. И ты не смотри на меня, Лешка, что я вся из себя такая… томная и противоречивая! — девушка хихикнула. — Это необходимая часть образа гламурной певицы. Видел бы ты меня лет в четырнадцать-пятнадцать! Тогда я была самая натуральная дворовая пацанка-бандитка с московской окраины, со всеми вытекающими подростковыми проблемами в Лицее и дома. Не веришь? — в глазах Алексии плясали веселые чертенята.

— Не верю. — мотнул головой я, и спросил, добавив в голос характерного каторжного прононса. — Чем докажешь, подруга?

Алексия хмыкнула, вытерла кулачком свой нос, чуть сгорбилась, цыкнула и заявила с таким же прононсом:

— Ну, держись, пацанчик!

Не соврала Леська насчет того, что в этом канцелярском Лицее рукомашеством с ними занимались довольно-таки плотненько, но даже до уровня Вики подготовка «гламурной певицы» очень сильно не дотягивала — удары были недостаточно акцентированы, связки из приемов не отработаны, сами приемы не поражали своим разнообразием, да и скорость Лесиного темпа не была какой-то выдающейся. Когда же девушка вошла в раж, решил ответить и нанес несколько слабеньких ударов ей в корпус, которые она с успехом выдержала. Потом поддался, и «попался» на простенький удушающий, завершившийся нашим падением на землю, звонким поцелуем моей макушки и словами запыхавшейся Алексии:

— Ну что, Лешка, могу я за себя постоять?

— Уговорила, Лесенька! Так и быть, отпущу я тебя на твои гастроли! Но вот по возвращению надо будет обратить особое внимание на контроль при работе в партере.

— Постель для тренировок подойдет? — усмехнулась она.

— Более чем. Именно там я и планировал проводить тренировки.

— Заинтриговал. Примчусь сразу же, как подвернется возможность.

Вывод из очередного «избиения Великого князя Алексея Александровича» можно было сделать такой — Леська пока(!) может вполне самостоятельно защититься от всех, кроме профессиональных военных и представителей сильных Родов. А что будет дальше… Поглядим-посмотрим. Кроме того, я очень надеялся, что Колдун все-таки опекает свою родную дочь, и, в случае чего, не допустит всяких разных неожиданностей. Как и мы с Пафнутьевым.

* * *

После ужина, как только мы успели проводить Великих князей в училище и расположиться в гостиной, от моего отца явился фельдъегерь с небольшим пакетом и запиской: «Алексей, это подарок для А. Шереметьевой за статью. Романовы ценят хорошие отношения. Подари от своего имени. А.»

Расписавшись в получении, я, под любопытными взглядами девушек и Прохора, развернул обертку и выложил на столик красный бархатный футляр с логотипом Фаберже. В футляре оказались золотые сережки с россыпью маленьких бриллиантов и колье с бриллиантами покрупнее.

— Какая прелесть! — воскликнула Вика.

— Просто чудо! — поддержала ее Леся.

Один только Прохор остался равнодушен к произведению ювелирного искусства, и смотрел на меня вопросительно.

— Отец для Шереметьевой прислал, за статью отблагодарить. — пояснил я больше для девушек, чем для воспитателя. — Завтра Анне буду торжественно вручать.

Леся с Викой прореагировали на мои слова предсказуемо — их тяжелый, горестный вздох был способен растопить и каменное сердце! И мое не стало исключением:

— Просите, чего хотите, красавицы!

Девушки с хитрым видом переглянулись, и Вика ответила:

— Романов, а ты не забыл, что сам нам с Леськой подарил банковские карточки? Вот мы и устроим великий поход по магазинам, когда Леська на следующей неделе в Москву прилетит. И это будут самые дорогие магазины, Романов! — она важно подняла вверх указательный пальчик. — В том числе, и ювелирные!

Леся кивнула, а Прохор ухмыльнулся:

— Лешка, ты еще дешево отделался, поверь моему богатому жизненному опыту. А ведь наши красавицы могли тебе сначала глазенки повыцарапывать, и только потом по магазинам пойти.

— Да, Романов. — Вяземская продолжала важничать. — Цени нашу с Леськой доброту!

А Прохор продолжил:

— А вообще, девушки, хочу вам историю одну рассказать. Поучительную. Дело было в одном Роду, который я, по понятным причинам, называть не буду. Так вот, жена Наследника этого самого Рода очень любила все эти побрякушки. — воспитатель презрительно указал на футляр. — И за малейший косяк мужа требовала от него… компенсацию в виде именно такого дорогого подарка. В конце концов, Наследник плюнул и полностью включился в эти товарно-денежные отношения с супругой, а знающие про ситуацию в этой семье люди по новому дорогущему украшению жены легко догадывались о появлении у ее мужа очередной любовницы. — Прохор хмыкнул. — Поучительная история, неправда ли?

— Да знаю я этого любителя молоденьких девушек, Прохор! — отмахнулась Вика. — Про него и его супругу, помешанную на брюликах, давно в Свете все эти слухи ходят! Он же конченная кобелина, и его жена там совсем ни при чем! Этот старый хрыч на одном из давнишних приемов и мне как-то глазки вовсю строил! — ее передернуло. — Ладно, Прохор, мы с Леськой намек поняли, но поход по магазинам все же состоится. И будет он не таким великим, каким планировался изначально. Ты доволен?

— Более чем. — улыбался он.

А я задумался над подтекстом действий отца — хоть и выглядело это все со стороны как самая обычная благодарность, но вот в свете указаний деда присмотреться к Шереметьевой, появлялась в этой благодарности некая вполне очевидная двусмысленность… И не только с моей стороны — Анька явно воспримет этот подарок не только, как благодарность от Романовых вообще, а как что-то личное от меня.

Сука! И отказаться нельзя! Я даже себе насупившееся лицо деда представил и его интонацию, с которой он мне в очередной раз выговаривать будет: «Ты чего себе напридумывал, внучок? Девка тебя героем в статье изобразила, а ты отблагодарить ее не хочешь?» Бл@дь, а вы не могли просто цацки князю Шереметьеву так же фельдъегерем отправить? С писулькой посолидней на гербовой бумаге и здоровенной синей печатью, которую Анька себе бы над столом в своих покоях с великой радостью пришпандорила? Обложили со всех сторон родственнички! И загоняют!

Ладно, с отцом и дедом разберемся, а Анька Шереметьева здесь точно ни при чем. И как мне прикажите ей подарок вручать? Один на один — не вариант, у ни в чем невиноватой девчонки точно крышу сорвет от переизбытка чувств! Еще напридумывает себе всякого. В Универе? Точно будет выглядеть, как «на, подавись»! Остается только одно — приглашать куда-то всю нашу компанию и в присутствии Юсуповой и Долгоруких торжественно дарить Шереметьевой цацки с соответствующими моменту словами благодарности. Да, так будет правильно. В бедовую «Русскую избу» не поведешь, там территория вокруг точно еще толком не восстановлена, да и лишний раз не хочется друзьям напоминать о своем «подвиге». Куда можно пойти еще? Не домой же их к себе опять приглашать? Так… Подаренный мне «Капкан» на ремонте… Стоп! «Приют студиозуса»! Чем не вариант? Вполне в духе студенческой молодежи. Прости, Анечка, при других обстоятельствах я бы с огромным удовольствием полностью выкупил бы для тебя роскошный ресторан и устроил ужин при свечах и с живой музыкой, но, ради твоего душевного спокойствия, будет именно демократичная студенческая забегаловка!

Я достал телефон и с чистой совестью отправил всем своим университетским друзьям сообщение с предложением посидеть завтра после учебы не в кафе, а в «Приюте». Ответные сообщения с согласием не заставили себя долго ждать.

* * *

Лесю в аэропорт мы проводили в десятом часу вечера. Вика ушла наверх, в наши покои, а меня в гостиной попросил задержаться Прохор.

— Лешка, у нас с завтрашнего дня начинается усиленная подготовка к поездке на границу с Афганистаном. — начал он. — Ты с Дворцовыми когда тренироваться собираешься?

— Собирался завтра. — вздохнул я и указал на футляр с эмблемой «Фаберже». — Но планы придется скорректировать, если ты мне не поможешь.

— Внимательно слушаю.

— Надо Шереметьевой презент вручить, а на перемене, стоянке или в университетском кафе это будет выглядеть как самое натуральное оскорбление…

— Понял. — кивнул он. — Что от меня требуется?

— Помнишь то заведение, «Приют студиозуса»? Надо нам с моими университетскими друзьями в этом кафе организовать отдельную зону в уютном тупичке, чтоб было поменьше лишних глаз. Но без мордоворотов Михеева на подступах. — усмехнулся я.

— Сделаю. — пообещал Прохор и с улыбкой мотнул головой в сторону футляра. — Красивый ход со стороны Государя и Цесаревича. Твоя Шереметьева будет в полном восторге.

— Нисколько в этом не сомневаюсь. И она не моя. — нахмурился я.

— Ладно, Лешка, это ваши дела. — отмахнулся воспитатель. — И как это все связано с тренировками?

— Я постараюсь приехать пораньше, и мы с тобой устроим нападение на особняк.

— Пойдет. — оскалился Прохор. — Нападать я люблю больше, чем обороняться. Теперь по твоему свободному вторнику. Не желает ли Ваше Императорское Высочество напасть на базу Корпуса в Ясенево? Заодно и эту их противоколдунскую защиту можно будет проверить.

— С превеликим нашим удовольствием, господин Белобородов. — улыбнулся я. — Сам о чем-то подобном думал. А генерал Орлов будет поставлен о нападении в известность?

— Будет. — кивнул воспитатель. — А еще я в Ясенево отправлю мяска для шашлыка и вина из нашего погребка. Будет чем «волкодавов» после этого нападения отпаивать.

— И «волкодавих». — я ухмыльнулся. — Я хоть правильно нашу Ведьму с ее женским батальоном назвал? И Екатерину твою заодно.

— Пусть будет так! — хмыкнул Прохор. — И главной нашей «волкодавихе» ни слова, Лешка, не испорти сюрприз.

— Договорись. — пообещал я.

На стоянке Универа меня уже ждали Юсупова, Долгорукие и Шереметьева.

— Алексей, а по какому поводу ты нас сегодня решил позвать в «Приют»? — сходу, без всякого «Привет!», спросила Инга. — Обычно, ты у нас такие мероприятия стараешься игнорировать и от них увиливаешь. А тут сам предлагаешь…

Мы дружно направились по аллее в сторону учебного корпуса, и я стал бороться с желанием громко сказать Юсуповой спасибо, так вовремя она подняла нужную тему!

— Буду Анну за статью благодарить. — улыбнулся я. — И дарить ценный подарок.

Шереметьева после моих слов сделала вид, что смущена, а Юсупова же наоборот, «возбудилась» еще больше:

— Алексей, а будет ли мне позволено узнать, что именно из себя представляет Анькин подарок? Иначе, я сегодня нормально учиться не смогу…

— Нет, Инга, позволено не будет. — продолжал я улыбаться. — Уверен, с учебой ты справишься. — и вспомнил про разговор с отцом. — А чтобы ты с учебой справилась еще лучше, для тебя у меня тоже будет… нет, не подарок, а предложение. Если я к князю Юсупову в среду на ужин напрошусь, это не нарушит никаких его планов?

На лице Инги непроизвольно появилось выражение радости, но девушка очень быстро «взяла себя в руки» и с достоинством ответила:

— Я узнаю у деда, Алексей, не занят ли у него вечер среды. Думаю, сегодня, до конца учебы, я дам тебе ответ.

— Спасибо, Инга. Буду ждать ответа с нетерпением. — кивнул я, заметив краем глаза, с какой досадой Наталья Долгорукая смотрит на брата.

Да и Аня Шереметьева не выглядела довольной. Правильно отец сказал, этих мы любим, а этих нет, и меня точно ждут долгие и скучные вечера в обществе пока только Главных Родов. А там и Рода помельче калибром подтянутся, которых я и буду к папаше с их приглашениями отправлять…

Но Инга успокаиваться не собиралась:

— Алексей, до нас тут дошли тревожные слухи, что в ближайшее время некий художник Петров будет очень занят. Занят настолько, — она состроила печальную гримасу, — что даже их Императорские Высочества Мария и Варвара Александровны не получат таких вожделенных портретов. А уж про скромных нас и говорить не стоит… — Аня с Наташей грустно покивали, поддерживая подружку. — Лешенька, этим слухам стоит доверять, или у милых и добрых нас, в том числе и Великих княжон, есть хоть какой-то шанс прикоснуться к великому искусству?

— Мне нечем вас обрадовать, красавицы… — громко вздохнул я и развел руками. — Сами понимаете, художник Петров сейчас себе не принадлежит… А уж если Великие княжны ничего поделать с этим не могут… Ну, вы меня поняли…

Девушки явно расстроились, а меня поддержал Андрей Долгорукий:

— Вам еще об этом Михаил Николаевич Пожарский говорил. — усмехнулся он. — И намекал, что деньги на портрет надо будет копить. А уж сейчас, красавицы, вам точно придется к родителям за необходимой суммой обращаться. Но чего не сделаешь, чтобы прикоснуться к великому искусству! — Андрей подмигнул мне и с довольным видом посмотрел на сестру и ее подружек. — Я прав?

К моему удивлению, за девушек ответила Шереметьева:

— А еще мы помогали Петрова в Свет вводить… — она улыбалась. — И сейчас продолжим его в Свете поддерживать. Несмотря на возникшие… обстоятельства. Так что, Лешка, за тобой должок…

— Девушки, отработаю. — серьезно кивнул я, признавая этот вполне справедливый упрек в свою сторону. — Но в рамках разумного!

— Не переживай, Алексей, — хмыкнула Инга, — мы с девочками обязательно что-нибудь придумаем подходящее.

Во время учебы со стороны Юсуповой и Долгорукой несколько раз были предприняты попытки узнать, что же именно из себя представляет подарок для Шереметьевой. Устав от «заходов» любопыствующих девушек, я демонстративно открыл портфель, загородившись им от Инги и Натальи, и показал Андрею презент. Долгорукий меня не подвел: округлившиеся глаза и поднятый вверх большой палец показали его отношение к увиденному. Я же закрыл футляр, затем портфель, и спокойно убрал его со стола, а Инга с Натальей с обиженным видом переглянулись, надули губки и отвернулись, на что и был расчёт. Последнюю пару они меня демонстративно не замечали, а когда мы все вместе собрались на крыльце, уже ждавшая нас там Анна, заметив нахмуренных подружек и довольных нас с Андреем, усмехнулась:

— Алексей, зачем ты Ингу с Наташкой так мучаешь? Мог бы им подарок и показать.

— Уже пожаловались? — хмыкнул я.

— Ага. — кивнула она. — Я тоже сгораю от любопытства и девчонок прекрасно понимаю. Поехали уже скорее в «Приют». А вы, — она, продолжая улыбаться, посмотрела на подружек, — прекращайте дуться. Знаете ведь, что с Его Императорским Высочеством это не прокатывает. Или вам прошлого раза этого понять не хватило?

— Мы уж так… По привычке… — буркнула Юсупова. — Совсем скоро в присутствии Его Императорского Высочества чувства свои перестанем нормально выражать… Общаться будем только в строгом соответствии с этикетом… По-дружески если не получается…

— Я согласна с Ингой! — влезла возмущенная Долгорукая. — Это было очень обидно, показать подарок Андрюшке и не показать нам! Очень обидно, Ваше Императорское Высочество! — она посмотрела на меня с вызовом. — А теперь мне просто не интересно, что из себя представляет Ваш подарок Шереметьевой, Алексей Александрович! И не в какой «Приют» я не поеду! — Наталья глянула на Ингу, ища поддержку.

И она ее получила:

— Я тоже не поеду в «Приют». — кивнула та. — У меня тоже есть гордость!

Я же смотрел на Долгорукую и Юсупову со все растущим раздражением, и, в конце концов, не удержался:

— У меня тоже есть гордость, княжны. Не смею больше вас задерживать.

Девушки опять переглянулись, и с гордым, несломленным видом сошли по ступенькам крыльца, направившись по аллее в сторону стоянки.

— Не обижайся на них, Алексей. — вздохнул Андрей. — Сами себе чего-то там напридумывали, сами себя завели, а все вокруг должны под их дудку плясать, как в Лицее было… К завтрашнему отойдут. — махнул рукой он.

— Андрей прав. — кивнула Анна. — К завтрашнему девочки точно успокоятся и будет все, как раньше. Может по домам? А то настроение все пропало…

— Тогда хоть давайте в кафе заглянем минут на пятнадцать… — натянуто улыбнулся я. — Вручение подарка-то никто не отменял…

— Леш, ты меня только правильно пойми… — с грустной улыбкой ответила Аня. — И не вздумай обижаться! Вот с какими чувствами я твой подарок теперь должна принять? Может потом как-нибудь подаришь?

Кое-как успокоившись, я кивнул:

— Ты права, Анечка. Давай все на потом перенесем. А сейчас действительно лучше по домам разъехаться. Пойдемте.

Всю дорогу до стоянки мы молчали, а когда прощались, Аня меня спросила:

— Леш, я надеюсь, ты не будешь сильно обижаться на этих двух дурех?

— Обещаю. — улыбнулся я ей, и обратился к Андрею. — Родителям не вздумай ничего рассказывать, не подставляй сестру. И поговори с Натальей, пусть тоже молчит.

— Сделаю. — с заметным облегчением кивнул Долгорукий.

— Тогда у меня к вам двоим будет еще одна просьба. — продолжил я. — Наш разговор с Ингой по поводу ужина у ее деда слышали? — Аня с Андреем кивнули. — Пожалуйста, сделайте так, чтобы я, наконец, получил ответ. А то эта гордячка так и не соизволит мне сообщить о согласии князя Юсупова отужинать. Я-то переживу, а вот Ингу опять могут под домашний арест поместить. Договорились?

— Договорились. — пообещали они.

* * *

— Андрей, чего Наташка с Ингой взбеленились? — спросила Анна, дождавшись, когда Алексей сядет в свою машину.

— Сестра мне еще вчера на Алексея жаловалась с подачи Марии. Мол, Сашку Петрова в Свет ввели, а портреты он Императорской чете писать будет. Да и ты сама утром Алексея в этом вопросе должником сделала…

— Да… — протянула Шереметьева. — Тут я не подумав ляпнула, Алексей из вежливости согласился, а Наташка с Ингой восприняли все в серьез… Но я же не придавала этому всему особого значения — Алексей же и без нас мог спокойно Свету Александра представить, и никто бы слова против не посмел сказать. Слушай, а Алексей точно никак Наташку с Ингой не обидел?

— Да они сами его на парах доставали с этим подарком! — отмахнулся Андрей. — Только после того, как он мне подарок показал, девушки обиделись и отстали.

— Я так и подумала. — кивнула Шереметьева. — Ладно, надо из этой ситуации с наименьшими потерями выходить. Звони сестре, пусть язык за зубами держит, а я Юсуповой звонить буду с тем же предложением. И вообще, Андрюшка, как мне показалось, наши девушки в очередной раз доигрались… Поздно Алексея методами, работавшими в Лицее, воспитывать… Еще и обижаться потом.

— Мне тоже так кажется, Аня. — кивнул Долгорукий, и достал из кармана телефон.

* * *

Усевшись в машину, я дал команду Дворцовым на выдвижение домой и отмену мероприятия в «Приюте», после чего, не сдерживая раздражения, шумно выдохнул — Долгорукая с Юсуповой, с их завихреньями в мозгах, опять на меня обиделись и сделали во всем виноватым! А потом еще и за дружбу предъявили! Да мне такие друзья вообще никуда не уперлись! И ведь куда подальше их не пошлешь, что самое обидное, Андрей с Анной не поймут… Один за сестру обидится, а Шереметьева с ними со всеми с детства дружит, а со мной чуть больше двух месяцев… Как поступить в этой ситуации? Сжать зубы и терпеть, приняв предложенные Юсуповой и Долгорукой условия — общаться строго в рамках этикета. Другого ничего не остается… А еще и подарок этот неврученным так и остался, а отец явно у меня отчета потребует. Придется все как есть рассказывать, а то может очень некрасиво получиться, если он подробности от кого-нибудь другого узнает…

Уже когда подъезжал к особняку, позвонила Аня Шереметьева и сообщила, что с Ингой она переговорила, та уже успокоилась и пообещала молчать о сегодняшнем недоразумении, а князь Юсупов ждет меня в семь вечера среды. Только я положил трубку, как пришло сообщение от Андрея Долгорукого, в котором он обещал молчание со стороны своей сестры и ее предварительные извинения. Так что в дом я заходил уже несколько успокоившись — худой мир был всяко лучше хорошей ссоры.

— Чего так рано? — встретил меня в гостиной Прохор. — И почему у вас там с этим «Приютом» все отменилось? Мне ротмистр сказал. — пояснил он.

Я рассказал обо всем воспитателю, который, слушая меня, улыбался и хмыкал.

— Да, Лешка, — еле сдерживая смех, начал он, — несладко тебе в этом Высшем Свете придется, если там бабы через одну с такими тараканами в голове будут! То не скажи, то не сделай, эдак не посмотри! Но ты молодец! — он сделал паузу. — А ведь раньше-то ты бы терпеть этакие закидоны не стал, гневом их там сразу напугал, или вообще погасил бедняжек, и все дела! А потом к родичам ихним за вирой махнул!

— Прохор, не паясничай! — отмахнулся я. — Чего мне теперь с ними делать?

— Забей, Лешка, на этих двух идиоток! — посерьезнел он. — Они тебе этот цирк уже в который раз устраивают? Третий или четвертый? Ничему их жизнь не учит, зато ты на их примере хорошо должен усвоить одну простую вещь — зарвавшихся людей, в том числе и близких друзей, полезно иногда на место ставить. И ничего в этом, Лешка, предосудительного нет. Вовремя не одернешь, дальше только хуже будет. А тебе, как будущему Императору, подобные полезные навыки вырабатывать уже сейчас необходимо. И дистанцию с поддаными держать тоже. — он посерьезнел еще больше. — А настоящий друг, которому и не такое можно простить, у тебя пока один — Сашка Петров, а все эти Долгорукие, Юсуповы и Шереметьевы максимум близкие приятели по общим интересам и веселому времяпрепровождению. Это им с тобой дружить выгодно, а тебе… Как старшие родичи решат. Вот и не расслабляйся особо со своими университетскими приятелями. Понял меня?

— Понял. — кивнул я, признавая правоту своего воспитателя.

— А на Шереметьеву все же обрати самое пристальное внимание. — улыбнулся он. — Явно баба с головой дружит, в отличии от этих двух — и за подружек попросила, и от подарка вежливо отказалась. Чувствуешь перед ней вину за все случившееся?

— Чувствую. — вздохнул я.

— Молодец эта твоя Анна! — хмыкнул воспитатель. — А теперь представь, с какими чувствами ты чуть позже ей этот подарок дарить будешь. Вина-то никуда не денется. Вот так, Лешка, понемножку, по чуть-чуть, небыстро, но уверенно эта твоя Шереметьева и займет свое заслуженное место в твоей жизни. А там и до свадебки недалеко! — он вовсю ухмылялся.

— Все! Хватит! — нахмурился я. — Зачем ты мне все это рассказываешь, Прохор?

— Чтоб у тебя, Лешка, в мыслительном процессе не эмоции преобладали, а логика. — воспитатель опять стал серьезен. — И чтобы ты вот такие манипуляции в отношении себя враз просекал, а не велся на них, как телок молодой. И постоянно задавал себе один простой вопрос, о котором я тебе и раньше говорил: «Зачем он или она так поступили?»

— Так же свихнуться можно! — вздохнул я.

— Привыкнешь со временем. — отмахнулся Прохор. — На автомате будет все работать. Спасибо потом мне за науку скажешь. — и без всякого перехода. — Что у нас сегодня с Дворцовыми? Штурм особняка планируется? — он подмигнул мне.

— А лекция по тактике? — напомнил я ему.

— Иди переоденься, и будет тебе лекция, Лешка.

Через пятнадцать минут я вернулся к ожидавшему меня в гостиной Прохору.

— Так, Алексей, — начал воспитатель, — у нас с тобой два варианта действий. Первый: ты действуешь во главе некого подразделения, основная функция которого — подбор за тобой. Как на тренировках у Волкодавов и вашего с Борисычем похода к Дашковым. Тут тебе боевой опыт нарабатывать придется самостоятельно, исходя из собственного ощущения силы и ее возможностей, а я могу только подсказывать кое-какие моменты и участвовать в разборе операций. Сейчас же хочу заострить свое внимание на варианте номер два, который на сегодняшний день для тебя мне кажется более правильным и эффективным — это тот вариант, по которому мы работали с Иваном. Да и ты уже успел. — Прохор усмехнулся. — Я имею ввиду школьный спортзал и совместные операции с полицией. Понял, о чем идет речь, Лешка?

— Понял. — протянул я. — Фактически, ударной силой подразделения буду не я, а остальные бойцы. Моя же роль сведется к тотальному ментальному контролю за бойцами противника и выведением их из строя на этом самом ментальном уровне?

— Именно. — кивнул воспитатель. — Вплоть до их полного уничтожения. На ментальном уровне. Мы с Иваном так и работали, дополняя и прикрывая друг друга, но я всегда во время операции был в авангарде, а при отходе — в арьергарде. В твоей же ситуации, Лешка, — Прохор улыбался, — роль арьергарда подразделения при завершении операции, скорей всего, придется исполнять тебе. Да и эти термины, авангард с арьергардом, в ситуации с этой колдунской спецификой не очень применимы.

— И буду я постоянно в тылу сидеть? — расстроился я. — И только при отходе прикрывать?

— Пока в свою полную силу не войдешь. — кивнул Прохор. — Лешка, никто не собирается умалять твоих заслуг, главное, как всегда, результат. А эта тактика доказала свою эффективность, и на войне, и в школьном спортзале, и с полицией! А лично морды набить злодеям у тебя еще не раз случай представится, с твоим-то счастьем! Кстати, — он опять усмехнулся, — с генералом Орловым я на завтра о нападении на Базу Корпуса договорился, Василич ждет не дождется. Он уже там начал кумекать, к завтрашнему обещался готовый план разработать.

— Чего там разрабатывать-то? — улыбнулся я. — Пришли из леса, погасили всех, стаскали в одну кучу, вот и вся операция.

— А шанс Волкодавам дать? — хмыкнул Прохор. — А создать иллюзию того, что не зря они с инструктором из Канцелярии занимались? Поиграться с ними, наконец? Да и мне никакого удовольствия не доставит полудохлые тушки Волкодавов кучкой складывать… А о Ведьме ты подумал, Лешка? Она же тебе после подобного выступления первая жизни не даст! И от тела отлучит, как пить дать! Да и мне от Екатерины достанется… Это же самое касается и Дворцовых. Так что, Лешка, давай без фанатизма! Больше работай на класс и тонкость воздействия. Иван всегда так говорил и делал, когда мы тренировались.

— Уговорил. — вздохнул я. — Если уж Иван так говорил и делал…

— Все, зову Михеева, и начинаем. — Прохор встал.

— Напомни ему, пожалуйста, чтоб Дворцовые ворота и двери везде пооткрывали, а то задолбаемся менять.

— Не учи отца!.. — хмыкнул воспитатель. — Не первый раз замужем…

Убедившись, что Дворцовые приведены в полную боевую готовность и получили приказ не пользоваться стихиями, а ворота открыты настежь, мы с Прохором отошли от особняка метров на сто дальше по улице и остановились.

— Сможешь отсюда работать? — поинтересовался воспитатель.

— Сейчас скажу.

Я перешел на темп и потянулся к особняку. Перед моим внутренним взором по всему периметру дома появились фигуры Дворцовых, в которых чувствовалось напряжение. Настроиться на них всех сразу с первого раза не получилось — вместе с ротмистром их численность составляла восемнадцать человек. Да еще и эта их противоколдунская защита ощутимо мешала — мое вниманиесоскальзывало с доспеха Дворцовых. Дворцовые же, в свою очередь, явно почуяли мое прикосновение и напряглись еще больше — судя по увеличившейся плотности доспехов практически всех их выбросило в темп.

Да, Иван был прав, когда говорил Прохору про класс и тонкость тренируемого воздействия! Очень мне хотелось разом погасить всех Дворцовых, и я чуял, что смогу это сделать на пределе своих возможностей, но вот задача передо мной стояла намного сложнее — точно рассчитать дозировку своего воздействия.

Нырнув в темп еще глубже, все-таки объединил Дворцовых и чуть пригасил им сознание.

— Прохор, можешь работать.

— Понял.

Продолжая контролировать Дворцовых, я, тем не менее, отслеживал и своего воспитателя, который, двигаясь на хорошей скорости, за несколько секунд добрался до открытых ворот, ворвался на территорию особняка и заметался среди слегка вялых Дворцовых. Не знаю, насколько эпично нападение Прохора выглядело в натуре, но для моего внутреннего зрения картина была не очень-то и зрелищная — Дворцовые просто отлетали от воспитателя и переставали двигаться, плотность их доспехов резко падала, а в эмоциональной сфере стали преобладать чувства удивления, злости, досады и физического страдания. От одного только Прохора фонило радостным удовлетворением и желанием двигаться еще и еще. Наконец, все Дворцовые, как я понял, оказались повержены, и я, все же продолжая их контролировать, но уже в меньшей степени, спокойным шагом направился к воротам.

Оказавшись во дворе, не сумел удержаться от улыбки — подчиненные Михеева, с ним во главе, медленно собирались у крыльца дома, на котором, с довольным видом победителя, стоял мой воспитатель. Встав с ним рядом, я принялся наблюдать за последствиями тренировки: кто-то из Дворцовых хромал, кто-то держался за бок, кто-то за грудь. Сам ротмистр нет-нет, да и трогал свой затылок. Дождавшись остальных, Владимир Иванович скомандовал:

— Построились! — и с потерянным видом уставился на нас с Прохором.

Мой воспитатель не спешил начинать «разбор полетов». Он спустился с крыльца и начал медленно прохаживаться вдоль строя. Наконец, Прохор остановился:

— М-да… — и долгая пауза.

А мне стало искренне жаль побледневшего Михеева.

— Ну, орлы, — продолжил Прохор, — что вам сказать?.. Хреновенько наши дела, хреновенько… Но не совсем уж хреново, как могло бы показаться на первый взгляд. Честно вам скажу, думал будет хуже. — после этих слов строй заметно расслабился. — Будем работать над повышением уровня вашей боевой подготовки. Короче, орлы, сладкой службы не ждите, мы с Алексеем Александровичем с вас семь шкур спустим, но сделаем из вас людей. Разойтись!

Дворцовым второй раз повторять было не надо, и очень скоро мы остались втроем. Михеев вздохнул и осторожно спросил у Прохора:

— Неужели все настолько грустно?

— Нормально все, Иваныч. — отмахнулся тот. — У твоих бойцов не было никаких шансов. Особенно, находясь под воздействием Алексея Александровича и при отсутствии возможности применения стихий.

Михеева, однако, слова моего воспитателя не сильно-то и успокоили:

— Но один против восемнадцати… — он вытянулся и уставился на меня. — Алексей Александрович, ставлю вас в известность о том, что буду вынужден доложить о неутешительных результатах сегодняшней тренировки Начальнику Дворцовой полиции. Одновременно с этим я подам рапорт о моем переводе на должность, более соответствующую моей квалификации.

Ответить на эту эскападу ротмистра я ничего не успел, за меня это сделал Прохор:

— Равняйсь! Смирно! — рявкнул он, а Михеев, деревянной куклой, выполнил команды. — Отставить истерику, ротмистр! А теперь слушай меня, Вова. Никому ты ничего докладывать не будешь, как и рапортину о переводе писать. Ты и без меня прекрасно знаешь, что фактически подчиняешься напрямую Алексею Александровичу и мне, а значит информация за границы особняка уходить не должна. Следующее, Вова. Я абсолют, а не воевода, как тебе меня представляли. — Михеев дернулся. — И у вас действительно было не очень много шансов. А учитывая мой богатый жизненный опыт, заточенный именно на проведение подобных операций, и того меньше. Что надо дяде Прохору на это ответить, Вова?

— Есть никому не докладывать и рапорт не писать! — ротмистр вытянулся еще больше.

— Рад, что ты начал приходить в себя, Владимир Иванович. — кивнул Прохор, ухмыльнулся и подмигнул мне. — А теперь предлагаю предоставить слово для поздравлений Алексею Александровичу.

— Пойдемте в гостиную. — хмыкнул я. — Там и продолжим.

Когда мы расположились на диванах в гостиной, я попросил начальника моей охраны:

— Владимир Иванович, для начала опишите свои ощущения от моего воздействия. Желательно, в сравнении с вашим предыдущим опытом… общения с колдунами.

— Хорошо, Алексей Александрович. — кивнул он и задумался на пару мгновений. — Сразу хочу отметить, и это совсем не лесть, что ваше воздействие было… более мягким, что ли… — он пытался подобрать слова, — чем в случаях с другими колдунами. Как бы вам это описать?.. Сегодня я отъехал, как от выпитой залпом доброй бутылки водки, мягонько, но надежно… А другие колдуны — как обухом по голове бьют… Грубо, жестко… И не менее надежно… — он вздохнул и развел руками. — Именно такие у меня были ощущения, точнее не опишу, Алексей Александрович.

— Иваныч прав, Алексей. — добавил Прохор. — Теперь и я для себя сформулировал те ощущения, которые у меня были, когда ты меня в этой самой гостиной погасил, мерзавец! Не было удара обухом по голове, просто яркая вспышка в сознании, а потом темнота… И голова, когда в себя пришел, практически не болела…

Мне, конечно, было приятно слышать, что мое воздействие качественно отличается от воздействия других колдунов, но…

— И что это значит? — спросил я у них. — Хорошо это или плохо?

Прохор с Владимиром Ивановичем одновременно пожали плечами.

— Эти вопросы тебе Лебедеву задавать надо… — протянул воспитатель. — Тут мы с ротмистром тебе точно не советчики.

— Хорошо, «не советчики», — улыбнулся я мыслишке, которая неожиданно пришла в мою голову, — готовы еще раз испытать на себе всю ту непередаваемую гамму очучений от моего воздействия, которая вам так понравилась? Прямо здесь и сейчас? Надо одну теорию проверить.

Они переглянулись и кивнули.

— Тогда дружно встаем с диванов. — я поднялся и усмехнулся. — Мало ли что вы тут в состоянии измененного состояния удумаете… И придется мне вас тогда конкретно гасить…

— Э-э-э, Лешка… — теперь вставший Прохор, как и Владимир Иванович, смотрели на меня с опаской. — Ты чего удумал?

— Ничего такого. — я продолжал улыбаться. — Просто стойте и получайте удовольствие.

Первым, кто «получил удовольствие», был мой воспитатель, а уж потом очередь дошла и до ротмистра. Никаких эксцессов не случилось, и Михеев, без всяких объяснений, был отпущен к своим подчиненным.

— И что ты выяснил? — Прохор и не подумал скрывать своего любопытства.

— То, что ты после правила гораздо успешнее сопротивляешься моему воздействию, нежели тот же самый ротмистр. — улыбался я.

— Успешнее, говоришь?.. — прищурился воспитатель. — Что совсем не помешало тебе меня тогда погасить. Да и сейчас я, как правильно выразился Иваныч, отъехал вполне себе успешно. И что?

— И то, Прохор. — я опять вспомнил незабвенного Ивана-Колдуна. — Правильно царственный дед говорил, надо после Волкодавов и родичей сразу же Дворцовых править. Против дружка твоего клятого они явно не тянут.

— Они и после правила супротив Ванюши не потянут. — хмыкнул он. — Это же касается и меня. Но я понял, что ты хочешь сказать, Лешка. И насколько в этом аспекте я лучше Михеева?

— Лучше, Прохор. — вздохнул я. — Но до моего отца не дотягиваешь.

— Нашел, с кем сравнивать. — заворчал воспитатель. — И какие у нас у всех перспективы? Ну, ты меня понял.

— Не знаю. — честно ответил я. — Стаж-то у меня колдунский совсем маленький, буду думать и тренироваться. Тренироваться и пробовать. В том числе и на тебе.

Прохора слегка перекосило:

— Кто бы сомневался… Лишь бы толк был. И про Лебедева не забывай, не стесняйся у него спрашивать, он плохого не посоветует.

— Обязательно. — пообещал я. — А теперь мне бы хотелось услышать твои впечатления о нашей сегодняшней совместной работе.

— Одно удовольствие, Лешка, работать в таких райских условиях! Как детей этих Дворцовых раскидал. — ухмыльнулся Прохор. — Они, конечно, посопротивлялись чутка, но вяловато, ты их здорово пригасил. Сам же реакцию Михеева видел. Я бы тоже на его месте рапорт после подведения итогов мероприятия кинулся писать. Слушай, а ты Дворцовых мог… полностью погасить? — прищурился воспитатель.

— Думаю, да. — я кивнул.

— А… совсем погасить? Навсегда?

— Иван мог? — задал я встречный вопрос.

— Мог. — кивнул Прохор.

— Значит, и я смогу. Вы же мне сами с отцом говорили, что я чуть тогда Лебедева не кончил, когда с Никпаями закончил разбираться. Помнишь?

— Да-да… — задумался он. — Помню…

— Но пробовать кого-то гасить совсем мне что-то не очень хочется. — выдавил я из себя улыбку. — Хотя… была тут, Прохор, одна нужная кандидатура… Бабуля любимая. Вот для нее я бы с огромным удовольствием сделал исключение. Но старушка вовремя осознала свои ошибки и встала на путь деятельного исправления. Будем посмотреть на ее дальнейшее поведение.

Прохор аж подпрыгнул:

— Ты чего несешь, Лешка? Совсем уже берегов не видишь? И думать о таком забудь! И вообще, я сейчас ничего не слышал! — он вскочил и забегал по гостиной, громко бормоча. — Ой, дурной! Ой, дурной! Вот за что мне такое? За что меня боженька так жестоко наказывает? Где я так нагрешил? Любимый воспитанник то отца родного изобьет, то деда на тот свет в гневе наладит, а сейчас грозится и с бабкой тоже самое проделать! За что, боженька?

Зря я, конечно, Прохору про бабку сказанул. Язык мой — враг мой. Но сказал, и сразу как-то на душе легче стало…

— Прохор, прекращай истерику. — хмыкнул я. — Будем считать, что ты действительно ничего не слышал.

Он остановился и уставился на меня:

— Лешка, бл@дь, я очень хочу это расслышать! В следующий раз точно тебя отцу вложу! Можешь даже не сомневаться!

— Хорошо, пусть будет так. — кивнул я и снова хмыкнул. — Ты с Орловым на завтра во сколько договорился?

Прохор плюнул в сердцах, продолжая сверлить меня взглядом, и, наконец, буркнул:

— Нам с тобой приказано явиться на базу Корпуса к одиннадцати утра. Как я уже говорил, генерал сам решит, как именно мы будем развлекаться. — и уже спокойней продолжил. — А теперь, Лешка, брысь отцу звонить. За сегодняшнее мероприятие отчитаешься, заодно и про свои университетские приключения расскажешь. И постарайся сделать так, чтоб глаза мои тебя до завтрашнего утра не видели! — воспитатель вышел из гостиной.

Этому желанию Прохора так и не суждено было исполнится — отец не стал общаться со мной по телефону, заявив, что заедет ко мне к девяти вечера, и попросил предупредить о своем визите моего воспитателя. Что мне и пришлось делать.

Я аккуратно поскребся в двери Прохоровских покоев. Из-за дверей послышалось недовольное:

— Кого там еще нелегкая принесла?

— Господин Белобородов! Разрешите нарушить ваш покой? — поинтересовался я.

— Разрешаю. Чего там еще?

Так же аккуратно открыв двери, я вытянулся на пороге:

— Господин Белобородов, Его Императорское Высочество Цесаревич просил сообщить вам о своем визите, который состоится сегодня, около девяти часов вечера.

— И это все? — нахмурился Прохор.

— Да.

Воспитатель уткнулся в телефон и забурчал:

— И зачем надо было лично приходить? Мог бы и сообщение отправить. Свободен. — он барственно сопроводил это «свободен» вялым жестом свободной руки в сторону выхода.

Я поклонился, развернулся и вышел из Прохоровских покоев, аккуратно притворив за собой дверь. А в коридоре не удержался и захохотал.

На ужин Прохор не явился, не было и Владимира Ивановича, так что мы с Викой трапезничали вдвоем, болтая при этом на разные темы. Не забыл я отправить сообщение и Лесе, получив краткое ответное: «У меня все хорошо. Целую».

После ужина мне позвонил Сашка Петров, начавший делиться со мной восторженными отзывами о той квартире, которая досталась Петровым в качестве виры от Романовых. Оказалось, что мой друг с родителями и братом только вернулись из этих апартаментов обратно в особняк Пожарских.

— Леха, это ж настоящие хоромы! — Сашка и не пытался скрывать своих эмоций. — Да еще и полностью мебелированные! Красотища! Мама чуть там же в обморок не упала от переизбытка чувств, а Димка заявил, что останется там жить! А сам дом под охраной полиции, Лешка!

Из дальнейшей беседы удалось выяснить, что моему деду Михаилу удалось уговорить Петровых погостить у него еще пару дней, а сам Сашка проводит родителей с братом и окончательно переедет ко мне в среду вечером. Поинтересовался он и развитием ситуации с моими сестрами. Я успокоил его, сказав, что пока все тихо, а про мой конфликт с Долгорукой и Юсуповой умолчал — пусть творческая натура пока спит спокойно, дальше будет видно.

Отец приехал не один, а в сопровождении таких вожделенных мною тех двух Валькирий, которые устроили геноцид Роду Петровых. Глазами они со мной встречаться не пожелали, а просто глубоко поклонились и с потерянным видом встали метров за пять до крыльца и опустили головы. Отцу даже пришлось за ними возвращаться:

— Прошу за мной, дамы. Это будет просто разговор.

— Я бы не был в этом так уверен, папа. — мое лицо непроизвольно перекосилось. — Как разговор пойдет…

«Дамы» дернулись и преданно уставились на «папу».

— Алексей Александрович так шутит, дамы. — усмехнулся отец и повернулся всем телом ко мне. — Он у нас вообще шутник известный, особенно старшим родичам его шутки нравятся. Они потом отдельно собираются, вспоминают особенно удавшиеся розыгрыши Алексея Александровича и долго хохочут. А Алексею Александровичу при этом сильно икается…

Намек был более, чем прозрачный, да и те слова стоявшего рядом Прохора о том, что в Роду меня точно не поймут, я помнил очень хорошо. Сука! И как мне теперь прикажите глумиться над этими двумя тварями? Ладно, по ходу что-нибудь придумаю, но из особняка эти сучки у меня в любом случае уйдут с мокрыми портками! Заодно и бабуле этакий пламенный привет передам.

— Дамы! — начал я, и не подумав менять выражение своего лица. — Вы не бойтесь, я действительно шуткую. Проходите в дом, я давно вашего визита жду.

Валькирии же не сдвинулись с места, продолжая пялиться на моего отца, который вздохнул и показал им жестом, чтобы они шли впереди него. Дорогу «дамам» показывал Прохор, в чьих покоях мы и разместились для «разговора».

Отец затягивать не стал и сходу начал задавать Валькириям интересующие меня вопросы:

— С Петровыми вы действовали по собственной инициативе или выполняли чей-то приказ? — его тон был достаточно жестким.

— Выполняли приказ. — ответила одна из них, та, что постарше.

— Чей это был приказ?

— Государыни.

— Что конкретно она вам приказала?

— Александр Николаевич, — всхлипнула та, — вы сами прекрасно знаете, в какой форме Государыня отдает подобные приказы! Не было никакой конкретики, одни полунамеки! Которые двусмысленно ну не как не истолкуешь!

— Издеваться над Петровым, провоцируя его на применение стихий, тоже Государыня вам приказала? — Валькирии молчали. — Повторяю вопрос. — в голосе отца отчетливо послышался металл. — Издеваться над Петровым, провоцируя его на применение стихий, тоже Государыня вам приказала?

Валькирии совсем потерялись — если до этого они понуро сидели на краешках стульев, то теперь, такое ощущение, им хотелось сжаться в комочек, так низко они опустили головы и ссутулились.

Молчание затянулось, отец встал с кресла и сжал кулаки, а я подумал: «Государыню эти две твари явно боятся больше, чем Цесаревича. Вот и повод мне вмешаться…»

— Александр Николаевич задал вам конкретный вопрос. — я начал добавлять гнев. — Потрудитесь на него ответить. — и еще немного гнева.

Валькирии распрямились, побледнели, уставились теперь уже на меня, а на их лицах все отчетливее стало проступать выражение ужаса. Вот они вскочили, с дивана поднялся Прохор, явно контролируя «дам», этим же самым занимался и отец, который на меня даже не взглянул. Один я продолжал сидеть.

Еще чуть-чуть гнева, и Валькирии сломались:

— Да! Да! Это Государыня нам приказала! — заорали они одновременно, продолжая смотреть только на меня. — Мы бы сами никогда такое себе не позволили в отношении вашего друга! Не убивайте, Алексей Александрович!

— Алексей… — глянул на меня отец. — Думаю, достаточно. Мы выяснили, что ты хотел?

— Да. — кивнул я, и убрал гнев.

Он повернулся к Валькириям и презрительно кинул:

— Свободны.

— До новых встреч, красавицы. — не удержался я.

Те судорожно поклонились и, крадучись по максимально удаленной от меня траектории, задевая шкафы и стулья, вышли из Прохоровской гостиной. Одно меня опечалило — на брюках Валькирий не было темных пятен, да и запашка характерного я так и не учуял.

С минуту мы молчали, пока мой воспитатель не хмыкнул:

— И зачем я вас к себе повел? Надо будет Трегубову задание дать, пусть в доме сразу нормальную пытошную оборудует, как в Бутырке. Будет куда нужных гостей приглашать… А то кобениться начинают, запираются, врут как дышат…

— Вон тебе пытошная. — отец мотнул головой в мою сторону. — И он же палач. И что самое характерное, Прохор, твоему воспитаннику и моему сыну, похоже, вообще плевать на то, с кого и что спрашивать!

Опять начинаются эти душные разговоры про мой моральный облик! Бесят!

— Папенька, так воспитывать надо было сынку в перерывах между серьезными государственными делами. — зевнул я. — Сейчас-то уже поздно, личность фактически сформировалась… Со всеми этими отклонениями от нормы, которые характерны для безотцовщины. Так что давайте лучше общаться по делу.

— Хорошо, личность, давай по делу. — он улыбался, как и Прохор. — Как тренировка с Дворцовыми прошла?

Отчитался, после меня отчитался и воспитатель.

— Понял. Что с Волкодавами?

Тут уж отчитывался только Прохор.

— Что мне еще нужно знать?

Рассказал отцу про события в Университете, сразу отметив, что просто ставлю его в известность, а ситуацию буду разруливать самостоятельно.

— Держи меня в курсе. — попросил он меня. — Сам понимаешь, это не рядовые Рода, а Юсуповы и Долгорукие.

— Именно по этой причине я вообще тебе про все это рассказал.

— Молодец. — кивнул он и задумался на пару мгновений. — Слушай, Алексей, а как тебе Инга Юсупова? Мы с твоим дедом ее в качестве твоей потенциальной супруги тоже рассматривали. Да и бабушка твоя, насколько я в курсе, склоняется именно к кандидатуре Инги… — отец мне ослепительно улыбался.

Я глянул на Прохора, который старательно делал вид, что его тут вообще нет и в беседе он никакого участия не принимает, и снова посмотрел на улыбающегося отца.

— Очень смешно, папа. Ха-ха. Может мне в среду на ужине у Юсуповых что-нибудь очередное вытворить? Ну очень страшное? Это же вполне в моем духе, папа, а мой геройский имидж, который вы мне создали, не сильно-то при этом и пострадает. — я тоже заулыбался. — И кандидатура Инги отпадет сама собой, да и другие Рода задумаются о том, нужен ли им вообще такой родственничек? И вообще, папа, будете доставать меня с вашими невестами… Вспомни Дашковых.

— Сынок, — он продолжал улыбаться, — меня пугать бесполезно. Своими выходками ты себе же хуже делаешь. Я, прежде всего, о твоем будущем переживаю, и о своих внуках. Так что, ты подумай, привыкни к этим мыслям, никто тебя никуда не гонит. А Анна Шереметьева пусть пока у тебя будет в приоритете. Ингу же Юсупову рассматривай как запасной вариант. — он поднялся. — Пора мне уже, важные государственные дела надо доделывать. Пойдемте, проводите меня.

Когда отец уехал, подлый Прохор не удержался и заявил мне:

— Я б тебя, лично, на Юсуповой женил, Лешка! Вот уж точно тогда отлились бы кошке мышкины слезки! Без вариантов!

Отвечать я ничего не стал, но с воспитателем мысленно согласился — Инга, с ее характером, мне такую семейную жизнь способна устроить, от которой я не только плакать, я в голос рыдать буду!

* * *

— Ну, как прошло? — поинтересовался Император у вошедшего в кабинет сына.

— Нормально прошло. — Цесаревич сел в кресло и потянулся к графину с водой. — Эти две дуры, как ты меня и предупреждал, до последнего молчали. Вот они как маму бояться! Я уже к угрозам собрался переходить, да Лешка вмешался со своим гневом.

— Вот как? — хмыкнул Император, наблюдая за тем, как сын жадно глотает воду из стакана. — Подействовало?

— Еще как. — Цесаревич поставил пустой стакан на столик. — Даже меня проняло. А уж про этих я вообще молчу. Думал все, абзац котятам. Мне тут доложили, что эти две дамочки из особняка сразу к маме сразу рванули, явно с жалобой на злобного Великого князя Алексея Александровича.

— А куда им еще бежать? — пожал плечами Император. — Если даже тебя проняло. Ладно, за действиями твоей матери я понаблюдаю, чтоб она очередных глупостей не натворила. Слушай, Саша, а Алексей сильно злился во время вашего разговора с этими двумя Валькириями?

— Не сильно. — помотал головой Цесаревич. — В руках себя держал. Больше для вида дергался, чтоб этих двух напугать. И знаешь что? — он усмехнулся. — Я прям молодую копию тебя видел. Только пострашнее.

— В каком смысле? — Император сделал вид, что ничего не понял.

— В том смысле, что Алексей умеет создать нужную для беседы атмосферу. А уже эта атмосфера позволяет ему очень быстро достичь требуемого от собеседника результата. Никакого крика, топанья ногами и прочих звуковых и визуальных эффектов, просто всем сразу становиться понятно, что будет так, и никак иначе. А уже потом собеседники успокаивают себя всеми этими причиндалами в виде фамилии Алексея, его гнева и соответствующей репутации.

— Уверенность в правильности своих действий и вера в себя, Саша, способны горы свернуть! — пафосно провозгласил Император рецепт успеха.

— Ага… — кивнул Цесаревич. — Главное, чтоб эта вера в себя не превратилась у Алексея в веру в собственную непогрешимость.

— Ну, Саша, мы же с тобой этого не допустим, ведь так?

— Так.

— Да и Белобородов с Пожарским за внуком присмотрят. Плюсом Пафнутьевы идут с их тайнами Мадридского двора. Виталий, кстати, от тебя продолжает шифроваться?

— Да. Как и от Прохора.

— Вот и пусть шифруется дальше со своей Леськой. — хмыкнул Император. — А Алексей продолжает о ней заботится. Ему полезно, пусть к ответственности за других привыкает. Мы внучку попозже еще что-нибудь подкинем, чтоб не заскучал. Ты ему про Юсупову сказал?

— Сказал. — кивнул Цесаревич. — Реакция была точно такой, какую мы и ждали. Уверен, он теперь на контрасте к Шереметьевой будет настроен более благожелательно. Тем более, Алексей опять с Юсуповой и Долгорукой поругался. Вернее, они с ним.

— Да?.. И что?

Цесаревич рассказал.

— Растет внучок. — Император довольно откинулся на спинку кресла. — Не стал из мухи слона делать, да еще и на собственную гордость наступил, когда на ужине у Юсуповых через Шереметьеву настоял, да и с Долгоруким о молчании его сестры договаривался. Ладно, Саша, ты продолжай отслеживать развитие ситуации, но не вмешивайся ни в коем случае. А последние новости узнавай через Белобородова и свою агентуру в Родах, к Лешке не суйся. Договорились?

— Сделаю. — кивнул тот.

* * *

— Чего вы ревете? Можете мне нормально сказать, что случилось? — прикрикнула Императрица на двух своих доверенных Валькирий, которые срочно испросили ее аудиенции. — Ночь на дворе, а вы воете! Сейчас весь Кремль перебудите!

Спустя некоторое время Императрица все же добилась от женщин внятного рассказа.

— Матушка-Государыня, он нам скорую встречу пообещал! — размазывая по лицу не перестающие бежать слезы, всхлипывала старшая из пары. — А Александр Николаевич все это слышал и ничего Алексею Александровичу не возразил!

— Хватит ныть! — опять прикрикнула Императрица. — Дайте подумать!

Ситуация была — хуже не придумаешь! Внучок действительно мог довести в этом плане свою месть до конца. А она не могла ему этого позволить — в этом случае урон ее репутации будет нанесен непоправимый. На Валькирий ей было плевать — сами виноваты, надо было доводить дело до конца и арестовывать Петрова за применение стихий, там бы кривая куда-нибудь бы и вырулила… Да и таких исполнителей у Императрицы было немало. Но вот кто с ней после подобного согласится добровольно работать, если она элементарно не может обеспечить защиту своим исполнителям? Беда… Остается одно — вытаскивать этих… А уж они после этого будут преданы ей до гробовой доски. Но как вытаскивать? К мужу идти бесполезно, к старшему сыну тоже, ведь именно Александр, явно согласовав все с Николаем, и вытащил этих двух клуш с дежурства и запретил им пользоваться телефонами. Остается только одно…

Императрица взяла со стола телефон и натянула дежурную улыбку:

— Коленька, сынок, я тебя не разбудила?.. Детей укладывал?.. Вот ты у меня какой примерный отец семейства! Не то, что некоторые. Коленька, сынок, мне тебя надо срочно увидеть… Да, дело безотлагательное… Скоро будешь? Жду, мой дорогой.

Улыбка медленно сползла с лица Императрицы, и она, отложив телефон, повернулась к Валькириям:

— Сейчас придет Николай Николаевич. Надо будет так же талантливо и с еще большим душевным надрывом повторить ему историю ваших сегодняшних злоключений. Упор сделаете на страшном и ужасном Алексее Александровиче и на его обещании скорой с вами встрече. Справитесь? — Валькирии активно закивали. — Быстро достали тушь и размазали ее по мордашкам. И смотрите мне, с подвываниями не перестарайтесь, артистки…

Загрузка...