Глава 11

Может быть, я и не хозяюшка года, но все, что мне поручали, я выполняла. Полы перемыть? Нормально! Меня еще в школе заставляли дежурной их перемывать! А этот трактир примерно два класса. Что? Не перемою разве? Да запросто!

Посуда — да, не самое мое любимое дело в мире, но выполнила все и оттерла до блеска. Приготовить? Мм, тут было сложнее, все-таки действительно готовилось все на печи, огонь было сложно отрегулировать до нужной температуры, но когда трактирщик мне поручил сварить кашу — да легкотня! Что я себе каши не варила, что ли?

Девушки-служанки у трактирщика не оказалось, как он сообщил, работал он здесь в гордом одиночестве. После того, как эльдисы стали бродить по лесу теней, народу здесь стало очень мало. Но все же какие-то путники захаживали.

На это я в общем-то и рассчитывала. Если Сеор и остальные выжили, а я на это очень надеюсь, то они должны тоже двинуться в направлении к горе. Пока я тут все переделаю, они уже должны прийти. Но это был, конечно же, скорее идеальный план, на деле все оказалось менее прозаично.

Дэвлин с трактирщиком ушли вместе, чинить крышу или что-то там, что требовало помощи двух мужиков, а когда я закончила со своей частью, мы встретились в кухне. Трактирщик с удивлением обнаружил, что я выполнила все поручения хорошо, удовлетворенно кивнул.

— Разрешаю сготовить все, что сможешь и все это съесть, — сообщил он.

Я взвизгнула и побежала за мясом и овощами, которые хранились в холодной комнате, ведущей на улицу. Удобно, кстати.

В общем, жадничать я не стала, но приготовила два больших куска мяса, сварила овощи, сделала что-то вроде рагу, но в целом — вкусно. Трактирщик ушел встречать гостей, а мы с Дэвлином остались есть.

— Не знал, что ты умеешь все это делать, — признался он.

Я вскинула бровь и хмыкнула.

— А, то есть все остальное обо мне тебе уже прекрасно известно, — поддела я.

Дэвлин скривился, сделал вид, будто не услышал моих слов и продолжил есть.

После плотного… приема пищи, мы с ним собрали небольшую котомку с собой и вышли в трактир. Сеор и остальные так и не появились, а я решила все равно идти к горе. Потому что главное ведь к цели. Вдруг Сеор уже ушел вперед? Он наверняка рассуждает так же. Где-нибудь да встретимся. Раз так…

После едва ли отдыха и сытной еды выходить на улицу совершенно не хотелось. Но — ничего не поделаешь. К нашему великому счастью трактирщик нам еще и лошадь выделил. Одну на двоих, но дареному коню в зубы не смотрят! Потом выяснилось, что владелец коня пришел в трактир и помер… а коня кормить надо, поить и все такое… в общем, это была не щедрость, а трактирщик нам лошадь просто сбагрил. Но я не жаловалась! Для наших нужд — нормально!

— Далеко до следующего города или деревни?! — Спросила я, прижимаясь к Дэвлину сзади.

— Полдня пути, — бросил он.

Хотелось спросить «а сейчас какое время суток?», но я решила особо не трепаться, уткнулась в теплую спину и задремала. Лошадь шла не очень быстро, но все же лучше, чем на своих двоих передвигаться, особенно после всех злоключений. Какое-то время мы двигались ровно, но потом Дэвлин почему-то начал клониться в сторону, я перепугалась, что ему плохо стало и напряглась.

Но нет, все было очень даже хорошо. Это я о том, что случилось сразу после. Дэвлин пожаловался, что ему что-то мешает под ногой, а когда нащупал это что-то, выяснилось, что там целый мешочек с деньгами! Он продемонстрировал мне это, я радостно разинула рот… и зря, конечно, снега мне туда налетело — аж замело!

В общем, у нас еще и деньги появились!

— Может, вернуться и отплатить трактирщику? — Предложила я.

— Тебе лошадь что? Где-то силы восстанавливает? — Рявкнул в ответ Дэвлин, и я замолчала.

Не знаю, было ли это связано, но теперь мы двигались как-то бодрее. Несмотря на лютую стужу, я грелась о Дэвлина, а ему холодно и так не было, так что все у нас было идеально. Правда, отбила я себе все, что только можно, потому что ездить на лошади, это тебе не в карете восседать, словно королевишна. Но неважно!

Город показался еще не скоро, но даже сквозь снежную пелену я разглядела массивные высокие стены метров пять в высоту. Дэвлин чуть придержал коня, сам разглядывая их.

— Что это за город? — Поинтересовалась я.

— Тэмин, — просто ответил он мне.

Я нахмурилась и уточнила:

— Откуда ты знаешь?

— Вывеска же! — Ткнул мне на табличку с надписью «Добро пожаловать в Тэмин».

Ах, вот оно что.

В отличие от Приона, этот город был крупнее. Да и стражники на входе встречали нас в составе четырех человек, не считая тех, кто следил за нами в бойницах. Пока мы подъезжали, я покрепче обняла Дэвлина и спросила.

— А вот если эльдисы придут сюда, их же даже стены не остановят, да?

Дэвлин долго подчеркнуто молчал, не отвечая мне ничего, он вообще вел себя так, будто бунтовал против всего, что я делала. Спрашиваешь — помолчим. Надо куда-то идти — постоим. Отчасти его можно, конечно, понять, но я из-за этого чувствовала себя некомфортно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Да, — не ответил, скорее рявкнул он. — А теперь отпусти.

Я нехотя отстранилась, стараясь держаться в седле увереннее, а мы тем временем подъехали к стражникам города ближе.

— Цель визита? — Потребовал первый.

Лица было не разглядеть из-за шлема. Но судя по голосу — лет тридцать, плюс минус.

— Проездом, — бросил Дэвлин уверенно.

— Деньги есть? — Вдруг спросил стражник.

— Ну, а чего бы мы сюда приехали без денег? — Огрызнулся Дэвлин.

— Пошлина за въезд три стана, — стражник кивнул на табличку прямо за ним.

Та выглядела внушительно, золотыми буквами там и правда было написано то, о чем сказал стражник. Дэвлин ожидаемо скривился, порылся в чужом кошельке и извлек три золотых монеты, отдавая их стражнику. Тот принял монеты, рассмотрел их как следует, а потом добавил:

— С каждого.

— Об этом ничего не сказано, — рявкнул Дэвлин.

Стражник что-то побурчал, но все же отступил, махнул головой, и тяжелые ворота стали открываться. Желающих попасть в город было немного, но зато, когда мы въехали внутрь, я разинула рот от удивления.

Это был достаточно большой, обжитой город, где было множество домов разных форм и размеров. Все они были укутаны в снежные одеяла, а из-за сумерек, которые не давали понять, что вообще сейчас за время дня или ночи, они все казались крохотными домишками в деревне Санта-Клауса. И вдобавок ко всему, несмотря на метель, которая, как будто в черте города, мела меньше, по улицам были развешаны многочисленные фонарики. Выглядело волшебно!

— Здесь так красиво! — Даже не подумав, с кем разговариваю, выпалила я, разглядывая все вокруг.

— Ты что? Впервые выбралась куда-то? — Буркнул Дэвлин.

— А что? Нельзя? — Настроение мое заметно улучшилось, поэтому я не огрызалась, а улыбалась.

Дэвлин промолчал, и мы поехали дальше.

Местный трактир, а скорее гостиницу, мы нашли быстро. Тут целая улица подобных заведений на выбор была. Дэвлин предпочел ту, где располагалась конюшня, договорился о должном уходе за нашей лошадкой — спасибо ей огромное, что довезла! — и снял комнату. Пока мы шли к ней, я с неоднозначным видом смотрела на Дэвлина.

— Лучше деньги экономить, — заметил он ровно.

Я все равно не очень-то обрадовалась, ладно в предыдущей деревне, там комната-то редкость, а Тэмин большой город, можно было бы…

В общем, ворчала я зря, кроватей здесь обнаружилось две, еще и ширма стояла, отгораживайся сколько хочешь. В гостинице была горничная, которую мы позвали и обменяли нашу грязную промокшую и сорок раз высыхавшую одежду на чистую (ничего особенного, просто чтобы голыми не ходить то время, пока остальное стирается), я воспользовалась случаем и отмокла в ванной. Да, удобства не как в замке, зато теплее.

Благодаря находке с деньгами мы хорошенько поели, можно сказать — налопались. Когда на тарелке оставалось еще немного, мы с Дэвлином как-то синхронно развалились на своих местах и пыхтели, пытаясь освободить хоть еще немножко места для новой порции. Неизвестно же, когда потом еще удастся поесть нормально, нужно ловить момент.

В общем, первый день прошел более или менее нормально, мы вернулись в номер и легли спать. Разбудил меня как не странно, тихий звон монет. Я лежала спиной к ширме, которой хорошенько загородилась, но почему-то проснулась. Звон раздался снова, раз уж я не спала, то поняла, что Дэвлин бродит по комнате. Спросонья не поняла совершенно, что происходит. Что? Решил купить сникерс в автомате? Потом вспомнила, что ничего из перечисленного здесь нет и очень удивилась…

Его шаги были тихими, но все равно слышно же, как кто-то перемещается по комнате. В коридоре горел слабый свет, когда он попал в комнату, стало чуть светлее. Тогда-то я и поняла, что происходит. Он уходит. Считалось ли это выполненным долгом? Я имею в виду — он не бросил меня в лесу, донес до деревни, теперь довез до города, и… оставил мне деньги, чтобы я не померла?

Мне хотелось его остановить, хотелось крикнуть ему «стой» и приказать. Но в одно и то же время я не могла пошевелиться или сделать хоть один неосторожный вздох. Уходит, Дэвлин уходит…

Что же, чему быть, того не миновать. Сеору скажу, что я еле выжила. Что правда. Если Сеор вообще еще считает, что я жива, а не замерзла где-нибудь посреди леса. Знаю-знаю, я упускаю преступника, нельзя так поступать. Нужно же найти медальон… сила… но в глубине души сидела эта идиотская благодарность. За то, что он меня не бросил. Разве плохие люди так поступают? Почему вообще он помешал ритуалу Сеора? А вдруг… причины были вполне объективными?

Глупо, как же глупо было так думать! Но я уже приняла решение и просто закрыла глаза, постаравшись уснуть. Если он оставил мне деньги, значит, я тут с голоду не помру. Правда… что я буду делать дальше…

Уснула. Неожиданно для самой себя. Проснулась уже утром. Какой-то легкий перезвон колокольчиков разбудил меня. Встала не сразу, еще повалялась какое-то время, потом села и уставилась в окно. Буря, буря, сплошная снежная буря, ничего нового. Но уже светло. В меру, конечно, но это не темнота, значит, уже точно утро…

Я поднялась на ноги, и зашаркала к ванной. Та находилась рядом с кроватью за ширмой, а поскольку я знала, что вчера произошло, я лишь бросила беглый взгляд на стол, где лежал мешочек с деньгами, а потом на пустую кровать…

— Доброе утро, — поприветствовал меня ровно Дэвлин, я взвизгнула и отпрыгнула в сторону. — Что? Страшен с утра?

Я смотрела на него, не моргая, и в ужасе. Это… это… чего? Он не ушел? Но…

Отдышавшись, я перевела дух и отняла руку от сердца.

— Нет, просто… не ожидала, что ты уже проснулся, — быстро ответила я и забежала в ванную.

Уткнулась спиной в закрытую дверь. Он не ушел. Он меня не оставил. Только вот… почему я этому так радуюсь?

* * *

Если честно, меня это очень удивило. Почему он остался? Что за цели преследует? Я же спала, иди сколько хочешь. Но… он остался. И это уже не в первый раз. Он мог меня бросить в лесу. Какой, к черту, долг? Ну, что в нем такого священного, когда он обрек на гибель целое Королевство?

Почему он обрек на гибель целое Королевство? Разве это разумно? Я помнила слова Сеора о том, что доверять Дэвлину нельзя. Но совершенно не понимала, какие цели он преследует. Хорошо, что ему даст то, что он остался? Беги в любую сторону, я за тобой даже не последую. Чего он добивался, оставаясь?

Принесли наши чистые вещи, и мы переоделись. Не вместе, просто… переоделись. Спустились вниз на завтрак. Если убрать все трудности и боль во всех костях, настолько она глубоко в меня проникла после всех наших злоключений, я чувствовала себя почти в отеле где-нибудь на отдыхе. Ела плотно, много, силы прибавлялись, меня это радовало. Все-таки каким-то чудом я даже не заболела. Благодаря ли это печке-Дэвлину? Думаю, да. Если бы не он…

Вот он сидит и жует хлеб, чуть щурит глаза и смотрит куда-то в сторону людей. Все-таки Тэмин город большой, здесь с загруженностью получше будет. И вот Дэвлин сидит… а я таращусь на него, как полная дура. Потому что… мне начинает нравится каждое его движение. И это такая дурь! Отведи взгляд, не смотри, перестань, перестань… перестань…

Но я не хочу. Смотрю и смотрю, все больше проникаясь опасным доверием к нему. Нельзя же… ну, подумаешь, спас мне жизнь? Остался? Если я скажу ему, что долг исполнен… что он сделает?

— У меня что-то на лице? — Спрашивает Дэвлин.

Оказывается, он в курсе того, что я на него пялюсь. Вспыхнув и скрывшись за кружкой с теплым напитком, я немножко посмущалась, затем осмелела и произнесла:

— В городе, кажется, меньше снегопад.

Надо же было незаметно перевести тему, но в то же время не промолчать. Дэвлин меня услышал, хоть виду и не подал. Прожевал, съел ложку каши.

— Это из-за волшебника, — вдруг сообщил он. Вот с ним вообще не угадаешь, игнорирует он тебя, или просто делает паузу. — Во многих крупных городах они обитают.

— Чтобы управлять погодой? — Уточнила я. Дэвлин поднял темные глаза на меня, и я снова скрылась за кружкой. — Неважно.

Что-то я чересчур волнуюсь. Надо успокоиться…

— Без волшебников на Севере не выжить, — внезапно поддерживает разговор Дэвлин. — Но ты ведь должна об этом знать.

Темные глаза выпытывают, мое сердце бешено колотится в груди.

— Я же никуда не выбиралась, — хмыкнув, решила перевести все в шутку я.

— Но ты же не в подземелье все это время сидела, — довольно жестко парировал Дэвлин, делая глоток своего чая.

Я виновато опустила глаза и стушевалась. Пощечина, но заслуженная. Не знаю, почему я чувствовала вину за это. Не я же его туда посадила в конце концов. Я только… заставляла его что-то делать. За это мне стыдно, да. Но… должна ли я извиняться? А я уже это делала, так что…

— Сегодня не пойдем, — к моему удивлению Дэвлин все еще поддерживал разговор. — Буря будет.

Я осмелилась снова взглянуть на него, он выглядел расслабленным и снова увлекся происходящим вокруг.

— А это, по-твоему, что? — Ткнула в сторону стены я. — Легкий снегопад?

— Прелюдия Северных штормов, — ответил он мне как-то просто. Прозвучало… красиво. — Что? И об этом тоже не слышала?

Прозвучало далеко не как упрек, но все же я нервно вздохнула и откинулась на стенку. Стульев тут не было, только скамьи, а мы сели в углу, так что.

— Может, меня другое интересует, — обиженно буркнула я.

— Например? — Почти потребовал Дэвлин.

Почему он вообще ведет со мной этот диалог? Ладно, дареному коню… вздохнула, задумалась, горделиво задрала нос и заявила:

— Например, живопись.

— Живопись? — То ли фыркнул, то ли выдохнул, Дэвлин. Меня это почти оскорбило. — Назови хоть одного художника, которого ты знаешь.

Я тут же расплылась в улыбке.

— Рафаэль, Микеланджело, Леонардо да Винчи, — перечислила я с гордостью.

Дэвлин задумался на мгновение.

— Никогда не слышал, — честно признался он.

— Вот я и говорю, я про живопись, ты про погоду, — едва сдержала улыбку я.

Дэвлин посмотрел на меня таким взглядом, что идентифицировать за раз и одним словом было нельзя. Сначала осуждение, потом будто бы примирение, затем возможно даже смущение, а потом и вовсе потеря интереса.

— Ладно, признаю: живопись — не моя сильная сторона, — принял Дэвлин как будто поражение. Меня это удивило, но он меня сегодня целый день удивляет с раннего утра, поэтому я попросту стала привыкать. — Но погода на Севере — дело важное. Я научу, пошли.

И он встал на ноги, направившись на выход. Я только глаза округлила и даже не сразу поняла, что Дэвлин действительно ушел. Стремительно! От слов к делу — хорошо, конечно, но…

— Идешь?! — Крикнул он мне.

Да нет, спасибо. Но такой вариант не принимался, Дэвлин был готов выходить. Вздохнула, закуталась в свою мантию и отправилась за ним следом. Мы вышли на улицу и первым делом я заметила, что мело действительно гораздо меньше. Местный шаман шаманил хорошо. Ладно-ладно, волшебник. Но шутка-юмора была неплохой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Дэвлин отправился вниз по улице, я же с удивлением осматривалась по сторонам. Народу что-то было слишком много. И все как будто стекались к одному месту. Куда?

Дэвлин остановился не скоро, но замер и дождался, когда я подойду.

— Вот смотри: — указывал на свинцовые тучи он, — видишь заветвления, как будто свиной хвост?

Я удивленно вытаращилась сначала на него, потом на тучи… нашла что-то похожее со свиным хвостом и «угу-кнула».

— Это значит, что будет буря, — сообщил Дэвлин. — Если тучи похожи на волны, будет снегопад, но он не опасен. Просто будет мести, но ничего особенного. Если же тучи похожи на копыто — жди усиление холода.

— Это тебя в Академии погоды учили крупным рогатым скотом погоду предсказывать? — Неосознанно поддела я.

Дэвлин нахмурился и возмущенно посмотрел на меня, я поняла, что немного переборщила, и стушевалась.

— Когда-нибудь это спасет твою жизнь, — нахмурился он.

— А что я сделаю? Если хвост свиной на меня надвигается?

— Может, пересидишь?

— В поле-то? Или посреди леса с эльдисами?

— Ты же никуда не выходила, — язвительно напомнил он. — Соберешься на прогулку, выглянешь в окошко, а там хвост! И не поедешь. Спасена. А?

Он почти ухмыльнулся, а меня это повеселило.

— А если копыто, подбросить дровишек в камин? — Улыбнулась я.

— Вот видишь, уже было полезно, — заметил он довольный.

— Да, — хоть и с сарказмом, но все же согласилась я. — Спасибо.

И вот тут Дэвлин показал мне себя совсем другого. Как-то достаточно приветливо улыбнулся и кивнул. Совсем как обыкновенный парень, а не какой-то потомок драконов, преступник, разозленный вынужденным подчинением. Он меня не ненавидел. Он… ко мне… благоволил…

Кажется, на моем лице отразилось слишком сильное удивление, потому что улыбка сползла с его лица, снова вернув некоторую отстраненность. Но его темные глаза все равно смотрели… как-то по-другому. Что-то в них изменилось, и сердце мое колотилось просто неимоверно.

Нервно сглотнула и попыталась переступить с ноги на ногу. Несмотря на то, что мело в черте города не так сильно, сугробы все равно были. А еще — скользко. Вот я и поехала! Взвизгнула, приняла стойку кривой козы, размахивая руками, полетела вниз. Дэвлин инстинктивно поймал меня за капюшон, дернул на себя. Спасибо ему, конечно, а то я бы себе все колени отбила.

— Ну, что за недоразумение? — Цокнув языком, претенциозно заметил он, а потом попытался меня на ноги поставить.

Гордыня накажет каждого. Он шагнул ко мне, встал ровно на тот же скользкий участок, и вместо того, чтобы помочь мне подняться, снес меня и рухнул сам. Я обернулась и звонко расхохоталась. Он сразу же вспыхнул и обиделся, уже бросая злобный взгляд на скользкую дорожку. Что он собирался ей сделать? Это почему-то меня так рассмешило, что я не могла никак успокоиться.

Дэвлин пока на меня внимания не обращал, мысленно ругался со льдом. Хмурился так сурово, почти начало войны, такой забавный! Но потом он наконец заметил мой гогот (меня понесло), я испугалась, что мне прилетит, а он сначала облизал губы, и… улыбнулся..

— Чего ты хохочешь? — Игриво заметил он. — Вставай, давай, хватит в снегу валяться.

И, избегая скользкого участка, он встал сам, помог подняться и мне. И вот ведь странно: я должна его бояться, видеть в нем угрозу. Тогда… почему это просто ушло? Сейчас он казался мне таким живым, реальным, просто парнем. Который… мне, возможно, нравится…

Ох, ну, я и дура! Мне же нельзя! Нельзя!

Но вот мы стоим и смотрим друг другу в глаза, и я не могу отвести взгляд. Как и он. Это странное чувство, но оно объяснимо. Хотя я не хочу его принимать. Потому что…

Толпа позади отвлекла нас громкими обсуждениями и смехом. Я обернулась, Дэвлин взглянул на них поверх меня. Так-то идут они себе и идут, но кто-то обронил случайно «соревнования скоро начнутся» и меня это невольно заинтересовало. Они, как и все люди, стекались куда-то в одну сторону. Когда я взглянула на Дэвлина, он уже смотрел на меня в ответ. Мягко улыбнулся и кивнул. Мурашки побежали по коже, еле сдержалась, чтобы не вздрогнуть.

Вздохнула и мы отправились за толпой.

* * *

Не знаю уж, что здесь за забавы такие накануне хрюшьего хвоста, но все веселились. Площадь, не знаю уж, центральная, не центральная, битком забита. И вся поделена на секции. В каждой занимались чем-то своим, но по большей степени соревновались. Кто-то кидался снежками в цель, с точностью попадая в «десятку» местного аналога, конечно, кто-то валялся в снегу в каком-то непонятном лично мне противостоянии, но я предположу, что это что-то вроде армрестлинга. Только не он.

В одной части торговали напитками и какой-то едой, мне об этом ничего неизвестно, я была сыта, поэтому попробовать не хотелось. Если только немножко. Мы с Дэвлином внимательно оглядели все павильоны, походили между секциями, посмотрели, понаблюдали, что вообще тут происходит. Мне все было интересно, Дэвлин увлекся стрельбой снежками. Так он заворожено следил за каждым участником, что я невольно спросила:

— Хочешь поучаствовать?

Он снова не отреагировал, пребывая в глубокой задумчивости. Колебался какое-то время, а потом тихо произнес:

— Я выиграю.

Я расплылась в улыбке, он ревностно стрельнул в меня взглядом, я тут же примирительно заявила:

— Буду за тебя болеть.

Он расслабился, еще немного постоял, а потом все-таки вызвался участвовать. Он был четвертым в очереди, но, казалось, его фигура вызвала ажиотаж, потому что за ним выстроились аж человек десять! Забавно.

В общем, подошла его очередь. Вроде бы — ну, что здесь такого? Снежком пуляет. Я только задумалась: сможет ли он это сделать, учитывая его горячность. А он предварительно надел перчатки, которые ему любезно предоставили организаторы, дабы его руки не замерзли (эх, если бы они знали), но снежок все равно чуть подтаял, когда шмякнулся в цель и прилип к ней, а не отлетел, как положено.

— Что-то нас так много собралось, что аж жарко! — Посмеялся организатор, за ним и все вокруг.

Дэвлин, ну, поменьше жару, соберись. Он как услышал, готовясь к следующему броску (попыток было три), вздохнул, сосредоточился, и когда взял снежок в руки, тот даже не начал плавиться. Замах — бросок. Цель просто опрокидывает! Толпа протяжно удивляется, аплодирует. Я вместе с ними.

Последний бросок. Дэвлин снова собирается, и тут вдруг мельком смотрит в мою сторону. Мол, «ты смотришь?». Я волнуюсь от таких взглядов слишком сильно, ну, ты чего? Вздохнула, улыбнулась, уголки его губ тоже едва заметно приподнялись, он их, губы, привычно облизнул, а затем прицелился. Бросок — точно в цель!

— Пф, — фыркнул кто-то над моим ухом. — Кто так долго готовится?

Я медленно обернулась и увидела молодого парня. Вид у него был довольно суровый, но это внешность. Сам по себе он никаких неприятных чувств не вызывал. Он почему-то глянул на меня и сообщил:

— Я — победитель этих соревнований.

— А, — только и выдала я.

Парень сдвинул брови, восприняв мою реакцию не совсем так, какой она была на самом деле. Никакой, если честно, но у парня там что-то стриггерило.

— Это правда! — Добавил он ревностно.

— Да я не против! — Вскинула руки вверх я.

— Если победил в прошлом, докажи первенство в настоящем! — Протолкался сквозь толпу Дэвлин и встал рядом.

Мурашки побежали по коже от его приближения. Что-то было в этом появлении, что-то… да перестань уже! Он просто… просто… ох, уже все не просто!

— Ладно, — принял вызов парень, и пошел вперед.

Толпа отреагировала бурно, зааплодировала, загалдела, соревновательный дух всех приободрил и согрел. Парень пришел без очереди, толпа желающих немножко побузила, но в конце концов пропустила зачинщика. Зарядив три заряда легко и уверенно, он и правда оправдал свой титул. На удивление Дэвлин лишь мягко похлопал, мол, «ну ладно, ничего так».

— Ничья! — Провозгласил организатор.

А Дэвлин…

— Уступаю, — почти поклонился он.

Ох, как же парень кипел ненавистью, у него разве что пар из ушей не пошел. Я была удивлена до глубины души, но Дэвлин ругаться не стал, взял меня под руку и быстро вывел из толпы, направляясь к следующему павильону. Какое-то время мы шли молча, а я пыталась переварить случившееся. Я думала, его только товарный поезд остановит, а он так легко отдал победу…

Когда мы остановились, я чуть выглянула из-за спин зрителей и поняла, на что все смотрели. Дэвлину было легче, он просто смотрел поверх всех без проблем, я же маленькая, мне нужна табуретка. Но их здесь не предлагали.

В общем, за толпой, на самой большой по площади поляне, устраивался конкурс ледяных скульптур. И участники как раз сейчас и занимались тем, что мастерили их. Кто-то вдвоем, кто-то втроем, встречались и одиночки, но процесс пока был не завершен, поэтому фигуры я не угадывала. Мы с Дэвлином заняли места поближе (с его-то ростом можно было и на километр отойти, но он любезно потолкал народ, чтобы я тоже смогла что-то разглядеть), и стали наблюдать. Завораживающее зрелище. Использовались обычные инструменты вперемешку с горячей водой, а не бензопила, например, поэтому процесс был практически ювелирный.

— Почему ты уступил? — Спросила я, все еще не понимая этого.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Дэвлин улыбнулся, и было трудно сказать, мне ли это, или он увидел что-то, что его обрадовало.

— А почему ты так удивилась? Считаешь меня жадным до побед? — Спросил он тихо.

— Нет, — быстро ответила я, а потом подумала. — Но мне казалось, тебе хотелось победить.

— Может быть. Но победа не в награде, а в причине.

— А? — Хоть и не до конца поняла, что он имел в виду, внутри меня все перевернулось.

Но Дэвлин на меня не смотрел, только чуть смелее улыбнулся, не отрываясь, продолжая наблюдать за тем, как изо льда рождаются скульптуры. Ведущий ходил между участниками и следил за выполнением, комментируя это толпе, сообщая, что до конца соревнования остается не так много времени.

Внезапно где-то вдалеке заиграла музыка, послышались восторженные возгласы и крики, звонкий смех. Многие зрители потянулись на звук, я проследила за ними взглядом, а Дэвлин внезапно взял меня за руку и уже повел за всеми. Я напряглась, не зная, как реагировать, пытаясь всеми силами сохранять дистанцию. Просто толпа, просто он держит меня за руку, чтобы не потерять… успокоиться… успокоиться… успокоиться…

Когда мы вдруг оказались в толпе кружащихся в танце пар, голова тут же закружилась, я задрожала, но сбежать не смогла. Дэвлин меня держал. Не удерживал, нет, не было в этом жесте грубости. Но… но…

Я заглянула в его глаза, он мне снова улыбнулся.

«Потанцуешь со мной?», — спрашивал он без слов.

«Нет, уйди! Ты плохой!», — сидело у меня в голове.

«Конечно», — ответила взглядом я и улыбнулась.

И снова… танец. Я ведь танцевала с Сеором и прекрасно помню, как это было. Но Дэвлин… несмотря на то, кем он являлся, кем он был, кем я должна его воспринимать, он не задавливал меня. Да, он вел… но он был словно поддержкой, опорой, которой, как оказалось, мне не хватало.

Его объятия были мягкими, мы не особо обращали внимания на музыку, танцуя больше не для танца… тогда для чего? Он был настолько близко, что я почти слышала биение его сердце, его дыхание, взглядом ловлю линию его скул, и с трудом подавляю желание заглянуть ему в глаза. Какие желания были у него? Судя по тому, как он наклонился ко мне ближе, думаю… ой, как будто в такой ситуации я действительно могу думать!

Что он делает? Зачем? На что он рассчитывает? На то, что я его отпущу? Так я и так его не держала! И ведь все понимаю… но не хочу принимать. Потому что знаю правду. Которую рассказал мне Сеор. А если?..

Желание зарождается, словно буря. Постепенно, потихоньку, начинаю волноваться, но хочу задать этот вопрос неимоверное. Но, если я спрошу, вспомню причину, по которой мы здесь вместе, и завтра продолжим путь… это ведь все испортит. Да, я не знаю его мотивов, и он может мной очень хорошо манипулировать. Но… мне просто было с ним хорошо. Разве это плохо?

И все-таки… все-таки…

— Дэвлин… — зову его тихо-тихо, чтобы не спугнуть, а он меня внимательно слушает, замедляется и заглядывает мне в глаза. Меня пронзает словно разрядом молнии, я задерживаю дыхание и наши взгляды синхронно касаются губ. Что я делаю? — Дэвлин…

Немногословно, без нужного в данный момент вопроса, но…

Он кажется серьезным, но не таким, каким был, когда меня ненавидел. Меня ли он ненавидел? Или только то, что я заставляла его что-то делать?..

Жар его тела убаюкивал меня, мы будто оказались в его мире. Отдающем почему-то шоколадом и зимой. Я ведь даже не объясню, как пахнет зима. Но Дэвлин… Дэвлин…

Шаг нерешительности, понимаем, что за ним последует. Но так или иначе, медлим. Это ведь все только усложнит, а все и так совсем непросто. Но движение к сближению все-таки совершаем. Ощущаю его дыхание, вижу его желание…

— Кристина, — звучит мое имя.

Не сразу понимаю, откуда оно, но мурашки бегут по моей коже.

О, нет…

Отстраняюсь и в ужасе узнаю в толпе Сеора.

* * *

Если честно, со всем, что происходило со мной за последние несколько дней в какой-то момент я совершенно забыла о Сеоре. Например, в последний, когда мне было уже не до чего, не то, что до Сеора. Стоять перед ним и стыдливо краснеть было неприятно. Ветер немного помог, пронесся мимо, ударил мне по капюшону, закрыл лицо.

Не знаю, как на это отреагировал Сеор, но Дэвлин вдруг меня отпустил, а я только спустя пару минут поняла, что не по своей воле. Появились воины в черных мундирах и, хоть и незаметно, но все же схватили его.

Я краснела, как помидор, не зная, как себя вести или реагировать, но все-таки взглянула ему в глаза…

Мы ведь только танцевали, это было лишь намерение, но чувство к нему вспыхнуло во мне и начало расцветать. Как он смотрел на меня? Ни ненависти, ни презрения. Грусть… почему грусть? Почему я позволила себе все это?

Сеор раздраженно вздохнул, взял меня под локоть и потащил из толпы. Дэвлин сначала дернулся, будто за мной, но не пустили конвоиры, это раз, да и он как будто в этот миг забыл, что пленник…

Сеор намеренно отвел меня из толпы подальше, так, чтобы мне было и не увидеть Дэвлина. А зачем мне вообще на него смотреть? Мы почти… поцеловались… почти… и что это должно означать?

— Что ты делаешь? — Как только Сеору показалось, что мы отошли достаточно далеко, чуть сильнее сжал мою руку он и наклонился к моему лицу. Он был ожидаемо зол, но что меня также удивило, так это его сдержанность. Да, он еще каким-то образом умудрялся себя сдерживать. — Я же говорил тебе, не верь ему, не сближайся!

— Я не сближалась… — вяло так попробовала возразить, на что Сеор сжал мою руку чуть сильнее и стиснул зубы. — Ну… просто…

М-да, шикарное оправдание. Мне только в шпионы, информацию не сдавать. Мало того, что у меня все на лице написано, так еще и не одной нормальной мысли сформулировать не могу.

Сеор внезапно отпустил меня, выпрямился, а я испугалась этой реакции, уставилась на него затравленно. Он действительно выглядел отстраненным, холодным, если не ледяным.

— И что теперь? Ты с ним? — Спросил он слишком беспощадно, будто по моему следующему ответу собирался вынести мне приговор.

— Нет, нет! — Я подалась к нему ближе и ком застрял в горле. Нет? — Я все еще на твоей стороне. Да, мы попали в сложную передрягу, но даже несмотря на это, мы двигались к горе. Ты же видишь!

Я обвила рукой город, намекая на то, что мы одним маршрутом двигались. Какое-то время Сеор просто смотрел на меня достаточно неопределенно, можно было подумать все, что угодно. Возможно, мои слова уже никого не спасут, возможно Сеор уже принял решение, теперь я тоже враг?

— Значит… — когда Сеор снова заговорил, я аж вздрогнула? — ты все еще со мной?

— Да, — незамедлительно ответила я, хоть и не слишком оптимистично.

Меня саму удивило, как обреченно это прозвучало. Ведь не должно было…

— Хорошо, — внезапно согласился Сеор и немного расслабился, а то до этого момента он выглядел таким серьезным, я побаивалась, что он меня бросит здесь, и… все, в общем-то.

Нервно вздохнув, я пялилась себе на ноги, на случайных прохожих. Может быть, раньше мы с Сеором и не были лучшими друзьями, но сейчас, из-за того, что случилось, между нами повисло неловкое молчание. Я все боялась, что он спросит «а что было?», а что я скажу? «Понима-а-а-аешь! Мы там шли… он меня нес… а потом сидел такой привлекательный… а потом швырялся снежками, и я почти не устояла»? Хорошее объяснение. Для воспитательницы ясельной группы, чтобы та умилилась и отправила на горшок. А передо мной на минуточку Король Севера! Король!

— Как… как вы сбежали от эльдиса? — Чтобы хоть немного отвлечься, спросила я.

Только теперь осмелилась снова посмотреть на Сеора, нервно искусывая губу. Вроде бы уже не было претензии на его лице, гнева, но и былой радости… которую я и раньше-то не замечала — тоже.

— Уэра помогла, — вздохнув, стал рассказывать Сеор. — Когда вы исчезли, мы еще некоторое время разыскивали вас. — Тут Сеор буквально впился в меня взглядом, я этого не ожидала, поэтому эффект это возымело совершенно не тот. Сеор будто бы хотел смотреть с заботой и тревогой, а получилось, словно бабочку иголками к стене приколол. — Я беспокоился за тебя. Боялся, что больше не увижу.

Ой… ну, не надо давить на совесть, мне и так тошно. С одной стороны — да-да, я все понимаю, пляшем в сторону горы. Но… как только касаюсь даже мысленно Дэвлина, думаю о том, что я все равно его увижу… и все внутри переворачивается от сладкого предчувствия. Ну, что я за недоразумение? Сказали же: брось бяку. Но нет.

— Я рада, что ты цел, — быстро выпалила я, чтобы не реагировать на его заботу.

А что я должна была ответить? Пока ты волновался, я вальсировала с Дэвлином? Сеор не дурак и так все прекрасно понимал. Не скажу, что в его глазах вспыхивало разочарование, но явно не такой реакции он ожидал. И уж точно не такой встречи!

— Все… в смысле… кареты там, лошади… все потеряно? — Уточняю я, чтобы хоть как-то продолжать диалог.

— Нет, мы все спасли, — ответил Сеор.

Он так и будет отвечать из разряда «разговор окончен»? Тогда чего он смотрит на меня выпытывающе? Чего он ждет?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Значит… едем? — Уточняю я.

Холодные глаза Сеора изучают меня некоторое время, будто проверяя на прочность. Меня этот взгляд вот совершенно не радовал, но и сказать ему «ты можешь уже что-нибудь сказать?» я не могла. Король все-таки, знай свое место. Или как там?

— Не сейчас, — ответил он через время. — Грядет буря.

И ушел. Я, конечно, не ожидала подобного, растерялась, но затем поторопилась следом. Буря. Как там Дэвлин сказал? Свиной хвост? Он все еще был там, на небе, и мне почему-то стало грустно. Ну, чем я вообще думала, когда позволяла ему заводить этот танец? Он же враг… враг… только вот меня все равно не отпускала мысль: с какой целью он этим врагом вообще стал?

Загрузка...