Глава 17

Вот как это работает? Мы обо всем договорились, спорить не стали, оспаривать, ругаться, все! Я ухожу! Раз и навсегда и больше мы никогда не увидимся. А потом мы пошли в столовую обедать, и начали ворковать, как голубки. Дэвлин приблизился ко мне и кормил меня, я делала то же самое, закрепляя все поцелуями. Мы… нормальные вообще, нет?

И вот я задумываюсь об этом, пытаюсь в своей голове как-то уложить, представить, что мы вообще-то даже не встречались, но уже расстались… но смелости сказать «все, сворачивай лавочку» мне не хватает. А надо бы.

Дэвлин повел меня гулять. Сначала мы еще шли с ним за ручку и улыбались друг другу, но потом он слепил снежок, запульнул в меня им, я сделала то же самое, между нами завязалась баталия и в итоге мы завалились в снег, принявшись бороться друг с другом, но не всерьез. Опять же — снова были поцелуи, объятия, странные, совсем не те взгляды. Ведь мы расстаемся…

Вечером Дэвлин отвел меня на балкон второго этажа в холле, мы устроились в обнимку друг с другом, и стали наблюдать за тем, что происходило внизу. Бегали слуги, воины, все что-то делали, куда-то спешили, переговаривались — почти жизнь в мегаполисе, только без мегаполиса.

— Коронация состоится через неделю, — сообщил мне Дэвлин. — Будет много гостей со всех провинций.

Я понимающе закивала, поглаживая его руку, которой он меня крепко держал.

— Ты только смотри, чтобы никаких свиных хвостов не было, — предупредила я.

Дэвлин посмеялся.

— Ты запомнила? — Почему-то был тронут он.

— Это спасло нас от приспешников Сеора, если что, — легко заметила я.

Дэвлин молчал, ожидая подробностей, я ему вкратце их пересказала. Особо-то рассказывать было нечего, но Дэвлину как будто бы понравилось, что и Чэн, и Уэра легко поняли мой не слишком уж сложный замысел.

— Ты в курсе, что знаешь меня лучше, чем многие мои друзья? — Вдруг заметил он, смаривая меня соблазнительным шепотом у моего уха.

С тех пор, как решение было принято, мы все время балансировали на грани. И, к сожалению, сейчас эта грань была пересечена.

— Недостаточно хорошо, — стараюсь не поддаваться на его игру из легких поцелуев я.

— Ты просто еще не знаешь, — ухмыляется он.

— И не узнаю, — закрываю тему я, словно захлопываю дверь.

Становится не по себе. Может быть, я и дулась изо всех сил, но мне самой было приятно находиться в его обществе. Медленно облизав губы, я вдруг поняла, что сделала это ровно также, как всегда делал это Дэвлин. И улыбнулась.

— Ты знаешь, что я уже перенимаю твои привычки? — Заметила я.

— Перенимай. Пусть останется с тобой.

Он не обижался. Странно. Впрочем, на что обижаться? Решение было принято взаимно, так что…

Еще недолго посидев на балконе, я неизбежно начала клевать носом и в какой-то момент уснула. Очнулась, обнаружив себя на руках у Дэвлина, он нес меня в мои покои. Очухавшись, я попросила его поставить меня на ноги и оставшуюся дорогу шла сама, держа его под руку. Когда пришло время прощаться, я проснулась окончательно.

Дэвлин замер напротив меня, такой строгий и серьезный, даже не прикасался ко мне. Но это лишь первый порыв. Затем он шагнул ко мне ближе и наклонился к моим губам…

Я стояла неподвижно, а он замер в сантиметре от моей кожи, обдавая своим жаром и горячим дыханием мое лицо. Я и так смущалась, а от этого жара полыхала, словно лампочка.

— Может быть, все-таки до коронации? — Предпринял очередную попытку Дэвлин.

— Нет.

— А если?..

— Нет.

— Кристина…

— Дэвлин!

Смотрим друг другу в глаза, когда он немного отстраняется, пытаюсь справиться с бурей эмоций и сомнений. С чем борется Дэвлин, мне неизвестно. Он, хоть и сказал, будто я его знаю, но я так на самом деле не считаю. Если бы знала, я бы не попала в такую вот ситуацию.

— Спокойной ночи, — желаю я и нащупываю ручку двери за спиной.

Дэвлин слишком заворожен моими движениями, чтобы соображать, поэтому так ничего мне и не говорит до тех пор, пока я не закрываю перед ним дверь.

Ох… нет, я, конечно же, понимаю, что вполне вероятно не вспорхнула как бабочка от радости, если бы Дэвлин предложил мне замужество. Просто в тот момент, когда мы были там, в пещере, мне это казалось таким логичным. Особенно после того, что рассказала мне Уэра. Невеста Севера… Может быть, Север тут и причем, а вот Дэвлин не Север, так что он тут совсем уж с боку припека.

Обижало ли это меня настолько, что мне хотелось сбежать? Да. Но обижало ли меня это настолько, что мне хотелось остаться? Да. Но гордость не позволяла признаться, просить, попытаться примириться. В конце концов, мы едва знакомы, так что я действительно не знаю, он мне вообще понравится.

И пусть это время мы проводили в полной гармонии, что вообще-то было для меня дико странно, ведь я не думала, что два человека, которые едва ли знают друг друга, могут так хорошо сочетаться. Но одно дело пара дней, которые мы проводим вместе, а совсем другое…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Но другого-то и нет. Остаться до коронации. С какой целью? Чтобы еще помучиться? А это именно мучения, потому что чем больше я остаюсь, тем сильнее привыкаю. Как я потом буду уходить? На что он рассчитывает, предлагая мне подобное? Самое ужасное, что каждый раз, когда он это делает, у меня поджилки трясутся. И каждый раз мне приходится прилагать все больше усилий, чтобы заставить себя сказать «нет»…

Может быть, дело в его огне? Невольно засмотрелась на камин, и даже подошла поближе. Он ведь… горяч буквально. Может, поэтому меня к нему тянет? Я имею в виду — тянуло бы любую, кто бы на моем месте не оказалась? Ведь, в конце концов, у меня морозная кровь, у него огонь течет по венам…

Пламя в камине завораживает, игриво танцует и кружится, но в какой-то момент мне кажется, что оно изменяется слишком уж странно. Как будто… им кто-то управляет? И додумать эту мысль не успеваю, а пламя вдруг вырывается в мою сторону и хватает меня. Вскрикиваю в ужасе, ощущаю жар вокруг, боюсь сгореть… но, кажется, оно не сжигает меня окончательно. Судя по тому, как меня куда-то тянет, оно меня переносит?

Тут уж я задумалась: ведь Дэвлин вернул себе силу, значит… он таким образом хочет показать мне, что сдаваться не намерен? Хм…

Огненный портал выплевывает меня на ковер перед камином, и уже когда я силюсь подняться, понимаю, что я больше не в своей комнате. Поскольку в покоях Дэвлина я еще не была, я лишь оглядываюсь и пытаюсь как-то впечатляться тем, что меня окружает. На самом деле, в отличие от моих покоев, эти выглядят достаточно скромно. Когда я оказываюсь на ногах, я разочарованно обозреваю масштабы комнаты. Маленькая, треть моих покоев.

Нет-нет, я вовсе не зазнавшаяся особа после нескольких недель, проведенных в этом мире, но я рассчитывала увидеть какую-нибудь комнату звездного неба, или что-то вроде того. Но да ладно.

Делаю глубокий вздох, распрямляю на себе платье.

— Ну и что это за игры? — Спрашиваю я, разыскивая Дэвлина. — Думаешь, ты меня этим удивишь?

Молчание. Может, это такая форма издевательства? А Дэвлин стоит за углом и тихо хихикает? Вообще-то не похоже на него, но…

— Я, конечно, многое повидал, — выходит ко мне навстречу из открытой двери мой призыватель. — Но, чтобы ты совсем не удивилась… пожалуй, я впервые потерял дар речи.

Хлопаю глазами и таращусь на него в ответ. Эээ… что?

* * *

Если честно, шок был. Я была уверена, что это Дэвлин… но это был не Дэвлин. И это меня сначала просто поразило, но потом, когда я более или менее поняла, что происходит, я уже не хило так испугалась.

— Сеор, — нервно назвала его по имени и тут же прокашлялась, потому что голос пропал. — Ты… эээ… я думала, огонь… ну… того…

Яркая речь, ничего не скажешь. Но в процессе я подумала: как-то не очень хорошо говорить ему о смерти, раз он не умер. С другой стороны — я же до конца даже не знаю, что с ним случилось. Но еще в пещере у меня возник вопрос: а куда он делся и что с ним на самом деле произошло? Дэвлин же предполагал…

Сеор ухмыльнулся, в этой ухмылке больше не было самоуверенности, только усталость.

— Я так понимаю, не меня ты рассчитывала сегодня встретить, — констатировал он, обо всем быстро догадавшись.

— Не пойми неправильно, — нервная улыбка, — я всегда с тобой рада повидаться, но можно я пойду домой?

Сеор надо мной тихо посмеялся.

— Для меня стало действительно открытием, что ты смогла управлять кровью Дэвлина, — проигнорировал мою просьбу он. — Но, когда ты подчинила себе огонь… вот это меня шокировало. Одно дело управлять потомком драконов, но огонь…

Нервно сглатываю, наблюдая за Сеором. Он и раньше производил на меня впечатление, от него веяло хищной угрозой, но сейчас, в слабом отблеске света от одного камина, Сеор по меньшей мере выглядел жутко.

— Но это был его огонь, — быстро заявила я, будто оправдываясь. — Не думаю, что я смогу подчинить другой…

Сеор быстро улыбнулся, чем моментально заткнул меня.

— А другой мне и не нужен, — признался он. — Драконий огонь самый сильный, самый мощный и беспощадный. Его мне хватит.

Последнее прозвучало снисходительно, будто мы на рынке торгуемся. Я нервно поерзала на месте, заламывая пальцы. Надо как-то потянуть время. Но — зачем? Я ушла спать, Дэвлин ко мне в дверь не ломился, следовательно, узнает о моей пропаже к утру. В лучшем случае. В худшем… ой.

— Ты… пожиратель силы? — Все равно уточняю я, пока Сеор этакой хищной походкой начинает подкрадываться ко мне.

Можно не надо? Страшный ты! Особенно после всего, что я о тебе узнала. Меня удивляло, что он… в порядке. Нет, обуглившегося Фредди Крюгера я тоже увидеть не хотела, конечно. Но все равно: почему с ним все в порядке после того, как он почти заживо горел в драконьем пламенем? Как это работает?

— А тебе надо объяснять дважды? — Ухмыляется Сеор, присматриваясь ко мне, словно к еде.

Нервно сглатываю, отступаю к камину, будто рассчитываю, что сейчас откроется еще один портал и я вернусь обратно в замок. Но чуда не случается, как бы я в него не верила. К сожалению.

— Ты же помнишь, что я из другого мира, — напоминаю я. — Можно было бы рассказать теперь правду. Ввести в курс дела. Все-таки не случайный прохожий…

Сеор отводит взгляд в сторону, обдумывая мое предложение, я нервно сглатываю ком в горле, наблюдая за его совсем другими выражениями лица, движениями, да всем. Я понимаю, конечно, что он играл свою роль, но все-таки становится не по себе от того, что сейчас перед собой я вижу буквально незнакомца. И не просто случайный прохожий, опасный враг. Преступник…

— Что же, ты права, — внезапно соглашается он, а в моей душе вспыхивает надежда! Ура! Тупица-маньяк, который решает три часа рассказывать о том, как он все спланировал, в то время как меня уже бегут спасать. План, конечно, гениальный. С одной стороны. Но где-то я просчиталась. — Раз тебе хочется послушать…

А потом он хватает меня за руку и запястье мое обжигает неприятной болью. Не то чтобы боль бывала приятной, но эта похожа на то, как если бы кто-то решил сыпать соль на рану и ковыряться в ней. Отвратительно и мерзко. В теле сразу же появилась слабость, я упала на колени, а Сеор потянул из меня мои силы и энергии, взявшись при этом спокойно пересказывать.

— Дело ведь не в том, что я плохой, — говорил он мне. — Такова моя природа. Пожиратели силы ведь изначально должны были поглощать излишки силы, чтобы мир не взорвался от всей этой «морозной крови», или же огненной магии потомков драконов. Это не так-то просто, держать баланс там, где магия может быть создана буквально из воздуха.

Запястье пульсировало и ныло, голова начинала кружиться, перед глазами темнеть, голос Сеора становился далеким… пока внезапно он не отпустил меня, швырнув на ковер, словно игрушку. Я шлепнулась на пол и тихонько дышала, пытаясь прийти в себя. Получалось ли? Нет. Но надо было держаться, неизвестно, что Сеор будет делать с моим бездыханным телом. Вдруг далее у него по плану расчлененка? Ну и зачем я об этом подумала? Теперь меня еще и замутило.

С трудом добравшись до него взглядом, я обнаружила, что он с интересом разглядывает свою руку, которой он до этого меня держал. Пламя в камине рисовало на нем хищные тени, меняя неизменное выражение лица каждую секунду. Я почти разглядела в нем монстра…

— Так и думал, что это будет сложнее, — внезапно заключил он, сжал кулак. — Твоя сила, и правда, в крови. Значит…

Он наклонился ко мне резко, я попыталась пятиться назад, но смысла было чуть. Тело дрожало и не выдерживало. Боль пронзила мою руку, я тихо застонала, потому что сил, чтобы кричать — не было. Сеор сжал место пореза и ушел в себя, пытаясь поглотить то, что хотел. Я боролась и сопротивлялась изо всех сил, но что я в действительности могла сделать?

Сознание отказывало, периодически я проваливалась будто в сон. Надолго ли? Сложно сказать, но я надеялась, что лишь на секунды. От извлечения силы из моей крови было не так дискомфортно, но я уже была выжата, словно лимон. Поэтому, когда Сеор меня снова отпустил, я с трудом разлепила глаза.

Услышав его раздраженный вздох, я с ужасом уставилась на него.

— Как работает твоя сила? — Потребовал он.

— Я… не знаю, — призналась честно.

— Примени ее. Представь, что применяешь…

— Ты высосал из меня слишком много, — огрызаюсь я. — Мне даже вздох делать тяжело. А на это нужны силы…

Сеор раздраженно отвернулся, а потом схватил меня за грудки и резко посадил перед собой, сильно встряхнув.

— Не помню, чтобы мы с тобой тут мило беседовали, — едко заметил он, угрожающе нависая над моим силящимся завалиться обратно телом.

— Да? А я думала, как раз этим мы и занимались, — хмыкнула к собственному удивлению я.

То есть — что? Я нахожу в себе силу шутить? Это было даже забавно. С одной стороны. Но когда Сеор швырнул меня обратно на пол, мне вот уже было не до веселья.

— Глупая девчонка, — злился он, расхаживая надо мной. Я же лежала и таращилась в огонь. — Я даю тебе ровно пять минут: если не соберешься, ты об этом пожалеешь. Ты ведь помнишь, что я делал с Дэвлином, так ведь?

Дэвлин… всего за несколько минут, сколько я здесь нахожусь, он показался мне таким далеким. Будто мы не виделись с ним миллионы лет… и, судя по всему, уже и не увидимся. За пять минут разве можно меня спасти? Дэвлин, наверное, спит себе, посапывает, совершенно обо мне не думая…

А ведь все могло сложиться иначе.

Что-то мне так грустно от этого становится, что любая надежда не просто уходит, растворяется в воздухе. Делаю глубокий, тяжелый вздох, и это совершенно меня не успокаивает. Потому что в голову почему-то лезут образы нашего последнего дня. Все же было так хорошо, ну чего он решил, что будет лучше, если все закончится? Почему я не попыталась убедить его в обратном?

— Дэвлин… — шепчу огню я, а в глазах встают слезы бессилия, — прости меня…

Слеза скатывается из моего глаза, стекает вниз и капает на пол. И внезапно случается что-то странное. Падая на ковер, слеза будто вступает в какую-то химическую реакцию, пол превращается в лед, который стремительно распространяется в разные стороны. Добирается до пламени, и превращает огонь в ледяное напоминание о былом пламени.

— Что происходит? — Отпрыгивает подальше Сеор.

Я же смотрю на то, как пламя медленно угасает, погружая комнату в вечный мрак. Уже ночь, а камин был единственным источником света. Если огонь потух… Дэвлин не придет. Теперь я совершенно точно осталась одна…

* * *

— Что ты сделала? — Когда более или менее Сеор понял, что ничего более не последует, он осмелился ко мне приблизиться.

Как говорится: «Если бы я знала». Но, во-первых, начнем с того, что сил у меня не было настолько, что даже отвечать не могла, только у себя в голове. Во-вторых, пока у Сеора там случился культурный шок я рассчитывала, как минимум поднакопить силы, и… а что «и», собственно? Я же не время остановила, а просто лед создала…

Создала лед. Конечно, это не совсем я сделала, моя слеза, маленькая такая грустинка по Дэвлину. Другое дело, что это совершенно не повлияло на ситуацию, только затушило едва ли единственный признак огня. Последняя надежда сдохла, круто, что я могу еще сказать? Или подумать…

Сеор подошел ко мне и снова наклонился. Может быть, мне так только показалось, но он приподнял меня в этот раз как-то даже бережно. Что меня немного удивило, но, с другой стороны — он там немножко испугался, может быть, просто осторожничает на случай, если я собираюсь его в ледяную статую превратить?

А что? Так можно, что ли?! Еще бы знать, как это у меня получилось в первый раз. Слеза… кроме нее у меня никаких сверхспособностей, к сожалению, не проявлялось. Сколько Уэра колдовала вокруг? Сколько мело снегами? Никогда во мне ничего такого не просыпалось, но, полагаю, это все-таки как-то связано с морозной кровью. Все же это ведь не просто фигура речи, а вполне конкретное определение. Так что это скорее ожидаемо, нежели неожиданно.

Но это не означает, что я в этом запросто разобралась и готова морозить со всех сторон Сеора. К сожалению…

— Отвечай на вопросы, пока я тебе их задаю, — встряхнул меня Сеор.

Я немножко отключалась, поэтому иногда забывала, что он все еще здесь. Он тоже догадался, что я сейчас бесполезна и попытался предпринять попытку, как я полагаю, самую очевидную: он приложил ладонь к ковру и попытался впитать в себя мой лед. Тот потрескался, заискрился, но там было так мало силы, что легче было забрать ее у ковра, нежели из этой корки.

— Кристина, — снова встряхнул. — Что ты сделала?

— Не знаю, — чтобы он отстал, произнесла я. — Честно… клянусь, не знаю…

А он все тряс, экспериментировал, пытался собрать мою силу. Но все, что ему удавалось, это лишать меня последних крупиц того, что еще хоть как-то можно было назвать силой. В какой-то момент я все-таки отключилась, больше не способная выдерживать эту пытку. Я слышала где-то отдаленно, что меня трясут и пытаются заставить проснуться. Но — увы и ах, все тщетно. Я просто… просто…

Темнота окружала меня там, где я себя сохранила, чтобы не рассыпаться на части. И в этой кромешной бесконечности я пребывала совсем не в покое. Хищность моего обидчика меня все еще пугала, я не могла отпустить это. Но что я могла сделать? Вряд ли что-нибудь стоящее…

Пламя вспыхнуло где-то посередине. Я вдруг обнаружила себя совсем осязаемой, зависшей будто в невесомости. Но это пламя… оно внезапно будто вернуло меня к жизни. Я потянулась к нему, пытаясь схватиться, коснуться, оно избегало каждой моей попытки. Пока само не потянулось ко мне и поглотило.

Я открыла глаза. Все еще лежу на ковре в… а куда меня Сеор, собственно, призвал? Это имеет значение? Главное, что он заметил мое пробуждение и резко обернулся. Как хищник, который обладает идеальным слухом. Я лишь лежала и хлопала глазами, а потом подумала: как-то не очень хочется, чтобы меня снова трясли и пытались вытягивать силу, поэтому…

Застонав, я дрожащими руками попыталась подвигаться, но притворилась, будто совершенно ничего не получается, смогла только чуть отвернуться и сделала вид, словно снова потеряла сознание. Поверил ли мне Сеор? Я от него отвернулась ко все еще тому куску льда, который сама и сотворила, заморозив огонь в камине.

Но, несмотря на идеальный спектакль (ладно, сложно сказать, идеальный ли он, ведь я не смотрела его со стороны, но предположим, ведь Сеор ко мне не бросился меня снова трясти), я не могла знать, что там с моим обидчиком. Он явно смотрел на меня, я даже не шевелилась, изображая слабое, редкое дыхание. Сложно сказать, поверил ли он мне окончательно, но я легонько подглядывала иногда, стараясь не привлекать к этому особого внимания, но ведь было темно…

Внезапно лед в камине начал трещать, как будто таял. Это привлекло и мое, и внимание Сеора. Продолжая лежать на полу, я скорее даже почувствовала его шаг, отдавшийся в моем теле вибрацией. Он шагнул к камину увереннее, практически перешагнув через меня. Эй! А ну, вернись, иначе не вырасту!

В общем, он наклонился ближе к ледяному огню и снова попытался из него что-то вытянуть. Ничего не получилось — какое счастье! С другой стороны… я просто не ожидала, что он сейчас не будет увлечен камином на все сто процентов, поэтому когда он внезапно повернулся ко мне, закрывать глаза было уже поздно.

Набросившись на меня немедленно, он усадил меня, прислонив к дивану и сжал пальцы на моей шее.

— Кажется, ты пришла в себя, — заметил Сеор. — Используй силу.

Он сжал пальцы чуть сильнее, я вцепилась в его руку и стала глотать воздух так, будто он заканчивался. Сеор мог меня придушить, это несомненно, поэтому лучше надышаться перед смертью. Хм…

— Хорошо-хорошо! — Согласилась я поспешно. — Сейчас… можно не душить меня? Я сосредотачиваюсь, спасибо.

Сеор, хоть и нехотя, но все-таки отпустил. Я уселась поудобнее, сделала глубокий вздох, растерла шею, которая и не затекала…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Быстрее! — Приказал Сеор.

Я возмущенно уставилась на него.

— Слушай, ну не будь тупым. Вот ты когда свою силу пожираешь, ты с полтычка заводишься, что ли? Ты тренировал меня от силы пару недель и то на крови! Мне нужно банально время!..

— Хорошо! — Рявкнул Сеор и затих.

Ладно, как могла оттянула момент. Итак, симулируем. Делаю вздох, второй, как бы сосредотачиваюсь, а сама думаю, как будет лучше в данном случае сбежать. Что я могу? Да, силы ко мне вернулись с лихвой, только вот супер способности вроде скорости Флэша во мне точно не появились. Ну, вскочу я… Сеор лениво встанет следом и треснет меня по голове за то, что я вообще возникала. Что же делать?..

Лед в камине снова трещит, но Сеор на него внимания не обращает. Пыжусь изо всех сил, а когда он порывается ко мне приблизиться, я его останавливаю, мол, «подожди, еще чуть-чуть». В какой-то момент он устает мне подчиняться, резко хватает за руку и начинает вновь забирать мою силу…

Лед трещит снова, только теперь что-то изменяется. Внутри него зарождается пламя! Надежда вспыхивает во мне настолько быстро, насколько это возможно. Но даже она не может обогнать ту скорость света, с которой всполох огня внезапно разбивает лед и врывается в комнату…

Сеора чуть отбрасывает, чувствую это по тому, как он дергает меня за руку. Но все мое внимание сосредоточено на том, кто проясняется в исчезающем огне. Медленно улыбаюсь и смотрю на его грозное лицо.

— Дэвлин, — зачем-то называю его по имени.

А он ловит меня взглядом, быстро осматривает с ног до головы, мол, «ты во что встряла?», а затем видит Сеора…

Срываясь с места, словно ветер, Дэвлин снова сбивает противника с довольно неприятным звуком, будто ломая ему все кости. Сеор издает сдавленный звук, а затем все вокруг заволакивает огнем. Ничего не вижу, только воспринимаю пламя, которое кружится вокруг меня, слышу вопли Сеора…

Жуткие были вопли, если честно. Может и не так уж плохо, что я ничего не видела…

Когда все заканчивается, пламя, захватившее комнату, стихает, остается только огонь в камине. Он снова горит ровно, потрескивает, языки этого пламени вполне обычные…

Дэвлин появляется из-за дивана, находит меня взглядом (я все еще сижу и пребываю в шоке). Это его почему-то останавливает. Сдерживая себя, он медленно подходит ко мне ближе и садится рядом. Какое-то время молчим, а он кладет голову мне на плечо, и мы просто смотрим на огонь. Устало, без лишних слов и разговоров. Зачем разговаривать, когда и так все ясно?

Сколько мы проводим так времени, я не знаю. То, что я знаю: мне сейчас очень хорошо, и я бы не променяла это время ни на что в жизни.

Загрузка...