Глава 21


Первый ярус. Конгломерат трех. Окрестности тепличного комплекса «Экватор — 1».

Разваливающаяся на ходу повозка отчаянно тряслась по бесконечным ухабам. Складывалось впечатление, что дорогу ремонтировали в последний раз ещё во время постройки первого яруса. В других районах ситуация была значительно лучше, хотя там колёсный транспорт не использовался уже несколько поколений.

Мортимер уже успел забыть, что в Зингаре существовали подобные раритеты. И не просто стояли в музеях, радуя глаз посетителей, а полноценно работали, изо всех сил напрягая чихающие и коптящие движки. В конгломерате территории были просто огромные и повсеместно встречались подобные тарантасы. Главными плюсами этой техники оставались возможность отремонтировать её прямо в поле с помощью обычной кувалды и абсолютно всеядные движки, которые с равным удовольствием пожирали дорогущее фирменное топливо и местную бодягу из отходов каких-то растений.

Подразделение Ройс изначально разделил на пятёрки. Такой формат наиболее подходил для оперативного реагирования на изменяющуюся ситуацию. В том, что это правильное решение, он успел убедиться едва они прибыли на территорию района.

Мостность выглядела крайне непривычно. Даже центр местной цивилизации скорее походил на заброшенные трущебы. Привычные глазу громады фундаментов выглядели здесь, как заброшенные жилища древних народов. Складывалось полное ощущение, что в них много лет никто не живёт.

Раздобыть транспорт для всех групп оказалось сложной задачей даже для опытного в таких делах Мауса. В итоге семь пятерок разъехались на почти одинаковых драндулетах в разные стороны, а ещё две, во главе с Клаусом, остались в качестве резерва на временной базе подразделения. Там же разместили всю аппаратуру связи и боеприпасы. С собой взяли только самое необходимое, потому что дряхлые повозки местных жителей принципиально не были рассчитаны на серьёзный груз.

Помимо прочего, аренда сразу семи агрегатов вызвала нездоровый ажиотаж среди местного населения. Стоили услуги найма немного, но желание взять драгоценные средства передвижения без прикреплённых к ним водителей породило настоящую бурю протеста. Пришлось сильно заплатить сверху и уже это привлекло внимание представителей Жнецов.

Короткая стычка в грязном переулке временно сняла часть вопросов, но она неизбежно повлияет на общий ход операции. Вступать в конфронтацию до начала активной фазы мероприятия было крайне опасно. Мортимер это отлично понимал и признавал свою ошибку в планировании, но надеялся, что общая суматоха связанная с нападением на другой район и текущая обстановка в конгломерате позволят ему выполнить поставленную задачу до того, как глава Жнецов скроется в одном из своих многочисленных убежищ.

Именно поэтому он отказался откладывать начало операции для полноценной подготовки позиций и полномасштабной разведки на местности. Каждый пройденный час уменьшал их шансы выполнить задачу быстро и закрепиться в конгломерате на правах хозяев. Если Пасечник узнает об открытой на него охоте, то выпустит на улицы всех оставшихся у него бойцов. В такой ситуации тихо перехватить управление над группировкой точно не выйдет, а долгосрочный конфликт можно считать полным провалом. По крайней мере, Хан точно будет недоволен. А чем может обернуться недовольство босса Мортимер проверять не хотел.

Мысли скакали в голове, а всё тело Ройса сотрясалось от непрерывной качки. В некоторые моменты казалось, что их экипаж просто ляжет на бок в очередном крутом повороте.

— Макс, — недовольно прошипел Мортимер, в сотый раз приложившись затылком о ржавое крепление матерчатой крыши, — Не гони. Если эта хреновина сдохнет посреди поля, то до места будешь толкать её сам.

— Не волнуйся, командир, — виртуозно орудуя несколькими кривыми рычагами, откликнулся со своего места водитель. Макс был единственным в его группе, кто мог ездить на любом виде транспорта, если у того были хотя бы намёки на руль и двигатель, — Ещё километров семь-восемь о поломках можно не переживать. Правда назад, скорее всего, идти придётся пешком.

— Это меньшая из наших проблем, — проворчал в ответ Мортимер.

По данным Мауса, Гурзуф в последнее время постоянно находился на одной из своих вилл. Для осторожного главаря Жнецов такое поведение было нехарактерным, но все перехваченные переговоры указывали на одно и то же место. Подтвердить присутствие цели с помощью камер возможности не было — на территории всех резиденций главы Жнецов системы наблюдения полностью отсутствовали. На месте той виллы, к которой они сейчас пробирались через нагромождение бесконечных теплиц, на общедоступных картах района вообще ничего не было.

Однако несколько правильно заданных вопросов и собранные в кучу факты говорили иное. В этом отношении Ройс полностью доверял главе Пауков. Уж что-что, а находить нужную информацию тот умел виртуозно. Как это будет выглядеть в реальности ему ещё только предстояло узнать.

— На месте. Занимаем позиции, — прозвучал в общем канале связи голос командира четвёртой группы. Мортимер опустил на глаза тактические очки. Его примеру последовали остальные бойцы и спустя минуту в ухе снова послышался тот же голос, — Картинка через три, две…пошла.

Снайперам не было необходимости приближаться к объекту вплотную и они, предсказуемо, оказались на своих позициях первыми. Делая заказ снаряжения через каналы босса, Ройс готовился к выполнению самых разнообразных задач и сейчас его предусмотрительность сильно повышала шансы на успех операции.

Устройство, которое в обиходе все называли просто «очками», на деле было куда сложнее и позволяло выполнять массу различных задач. Сейчас оно проецировало на сетчатку бойцов набор картинок, которые видели перед собой члены четвёртой группы. Единое изображение было разделено на три части, видимые с разных ракурсов.

Среди поля бесконечных стеклянных крыш находилось большое пустое пространство, засаженное изумрудно-зеленой травой. Подобную роскошь можно было встретить только начиная с третьего яруса, да и то, только в специальных рекреационных зонах. Гурзуф не стеснялся использовать ресурсы группировки для собственного комфорта. Шикарная двухэтажная вилла прямо кричала о том, что Жнецы находятся на пике своего могущества. Хотя Мортимер отлично знал, что это не так.

— Фиксирую заглушки третьего поколения, — произнёс один из снайперов. Боец расположился на одной из двух водонапорных башен в округе и видел территорию виллы лучше своих коллег. Позиция была крайне опасной, но Ройс рассчитывал, что именно этому стрелку в бой вступать не придётся, — Комплект автоматов, стационар.

По мере того, как звучали названия обнаруженных систем защиты, на общем экране вспыхивали дополнительные обозначения и индикаторы. Третье поколение глушилок только недавно сняли с вооружения армейских частей. Их наличие стало для Мортимера неприятным сюрпризом. Система автоматических турелей работала в плотной связке с глушилками и открывала огонь по любому источнику постороннего излучения в зоне своего действия, а установка полноценного стационарного щита превращала лужайку вокруг поместья Пасечника в настоящую смертельную ловушку.

Ройс увеличил изображение с пометками и недовольно покачал головой. «Бастион» — одно из лучших изобретений военных инженеров. Оно позволяло создать поле ограниченной проходимости, в котором можно было регулировать огромное количество показателей, включая маркеры свой-чужой. Если бастион был грамотно встроен в общую сеть, то логово Карлоса превращалось в настоящую крепость. Кто бы не создавал защиту для этой виллы — он отлично знал свое дело. Вот только легче Ройсу от этого не становилось.

— Живая сила противника, — продолжил доклад наблюдатель. Картинка пошла рябью и сменила спектр. Теперь все живые объекты были подсвечены оранжевым, а строения превратились в мутные тени, — одиннадцать охранников снаружи, четырнадцать внутри здания. Наблюдаю активность ниже уровня земли, — в этот момент изображение несколько раз дернулось, словно оператор пытался найти нужный режим, для просмотра, — Что-то блокирует сигнал. Не могу определить количество противников, но там точно кто-то есть.

Мортимер ухватился одной рукой за поручень, а второй коснулся странного агрегата, который перед расставанием передал ему Маус.

— Штука отличная, но в бою не проверял, — сказал тогда глава Пауков, — Надеюсь и тебе применять её не придётся. Решать тебе конечно, но я бы не стал.

— Зачем тогда отдаёшь? — прямо спросил Ройс.

— Как говорит наш общий знакомый, обстоятельства имеют неприятную особенность быстро меняться, — криво усмехнулся Микаэль, — Эта малышка как раз на такой случай. Только своих не забудь предупредить, а то мозги через уши вытекут.

Устройство было явно собрано наспех и больше напоминало обычный пылесос с чудовищно раздутым раструбом воздухозаборника. Для его питания использовались несколько массивных батарей, от которых вполне можно было запитать десяток электрокаров. Один человек чисто физически не мог перемещать прощальный подарок Мауса и вся группа Мортимера больше была похожа на грузчиков, а не на штурмовиков. Оружия у всех был самый минимум по тем же причинам.

Заряд был всего один и Мортимер до последнего надеялся, что использовать его не придётся. Однако уже сейчас было понятно, что он ошибся. Если бы не «бастион», то ещё можно было что-то придумать, но проклятый купол сводил любые варианты на нет.

В современном бою остаться, даже на несколько минут, без любых электронных приборов было равносильно самоубийству, однако одно важное преимущество у команды Ройса было. Они знали о том, что такое может случится, а их противники — нет.

— На месте, — одновременно с закончившейся тряской, сообщил Макс. Подчинённые Мортимера остались на своих местах. Из кузова выходить никто не спешил.

— Доложить о готовности, — произнёс Ройс. Из канала общей связи, одно за другим, последовали пять сообщений.

Группы заняли намеченные позиции. Со стороны это выглядело так, словно местные работники прибыли на свои плантации и готовились к трудовому дню. До забора, отделявшего резиденцию главы Жнецов от рядов теплиц, каждой группе оставалось не больше пятидесяти метров. Охрана Гурзуфа, почему-то, пренебрегла постами по периметру стены. Следящие устройства тоже отсутствовали, что позволяло нападающим незаметно приблизиться к преграде для финального рывка. Пожалуй на этом плюсы их положения заканчивались.

— Начали, — коротко приказал Мортимер и три десятка людей, рассредоточившихся вокруг виллы главы Жнецов, пришли в движение. Дополнительные команды никому не требовались. Подчинённые отлично знали свои роли. Каждую группу возглавлял проверенные человек из первого состава подразделения, а переданных в подчинение Мортимера бойцов Колоды Хаоса удалось равномерно распределить по всему отряду.

Сам Ройс выпрыгнул из кузова транспорта последним. Подчинённые, из-за длины толстых кабелей установки Мауса, далеко уйти не могли и ждали своего командира всего в нескольких метрах. Спустя пару минут вся группа замерла возле массивной стены поместья, на которой направленной взрывчаткой был нарисован неровный овал. Макс, поудобнее перехватив массивный бронированный щит, вопросительно посмотрел на своего командира. Оружия у водителя не было — его основной задачей была защита соратников во время рывка.

Так как главной проблемой атакующих было стационарное поле «Бастиона», на территорию виллы необходимо было попасть всем группам одновременно. В ином случае основные силы будут отрезаны и им придётся добираться на поле боя через проломы, сделанные другими командами. Думать о том, что изобретение Мауса могло вообще не сработать, Мортимеру не хотелось. В таком случае никто из его подчиненных просто не сможет выйти за пределы резеденции живым.

— Работаем по схеме три, — произнёс Ройс, — Объявляю режим тишины до полного захвата объекта или уничтожения основной цели. Начали!

Серия одновременных взрывов прозвучала по всему периметру пятиметрового забора. Пыль ещё не успела осесть на землю, как Макс рванул в образовавшийся проем и впечатал основание своего щита в зеленую траву за его пределами. С жужжанием раскрылись две боковые секции и пара нагруженных батареями бойцов заняла места по бокам от главного защитника группы.

С противоположной стороны виллы послышались первые автоматные очереди. По открытым участкам кожи Ройса пробежалось неприятное покалывание, а секунду спустя за его спиной возникла зеленоватая плёнка защитного купола. От здания ударил первый залп автоматических турелей, но щит в руках бойцов выдержал. Тут же снайперы подразделения начали работать по ключевым узлам защитной структуры. Плазменные винтовки успешно плавили корпуса боевых установок, но до управляющего оборудования стрелки добраться не могли.

— Тридцать секунд, — начал обратный отсчёт Ройс, — Вперёд!

Бронированный лист щита рывком переместился ближе к зданию. Непрерывный звон попадающих в него пуль превратился в набат. В дело вступило более тяжёлое оружие. Перед лицом Макса пластина брони резко выгнулась, чуть не разбив ему шлем. Если такое же попадание пройдёт ниже, то легко можно остаться без руки.

— Двадцать секунд, — хладнокровно произнёс Мортимер, — Рывок!

Пара свободных бойцов группы вскинула над щитом автоматы и начала палить в ответ. Это слегка охладило пыл живых защитников, но стало дополнительным сигналом для автоматических турелей. Обстрел усилился, но ещё несколько метров преодолеть удалось.

— Десять секунд! — рявкнул Ройс. До необходимой точки активации оставалось совсем немного, но в этот момент в бой вступили новые участники, которые до поры скрывались на подземном этаже поместья.

Пластина щита в руках Макса резко раскалилась от попадания энергетического оружия. Бронированные перчатки щитоносца начали дымиться, несмотря на то, что находились в десятке сантиметров от вишнёвого пятна перегрева. Соседу Макса повезло меньше. Раздвижные секции щита были значительно тоньше и сразу два луча навылет пробили метал и скрывавшегося за ним бойца.

Мортимер подхватил батареи, которые тащил погибший и занял его место. В оплавленную дыру он успел увидеть пару силуэтов в тяжёлой пехотной броне. Наплечные комплексы были готовы для нового зала, но под ноги противников что-то упало, а в сдующее мгновение послышался хлопок взрыва.

— Рывок! — взревел Мортимер и сам толкнул щит вперёд. Последние метры остались позади. По всей территории виллы гремели выстрелы. Остальные группы подразделения упорно продвигались вперёд. Оператор «Бастиона» наконец справился с настройками и сумел отсечь огонь снайперов, однако свою жатву они собрать успели.

Из окон виллы непрерывно стреляли защитники, но до ребят в боевых скафах им было далеко. По крайней мере щит их выстрелы держал нормально.

— Три! — рев Мортимера на мгновение перекрыл шум боя и разлетелся над изувеченной поляной.

Предупреждение предназначалось бойцам его подразделения. Возможно кто-то даже успел его продублировать. Ройс искренне в это верил и в любом случае сделал для своих людей все что мог.

Воумм!!! От разбежавшейся во все стороны волны голубой энергии к горлу Мортимера подступила тошнота. Отключенная горошина переговорника в ухе превратилась в каплю расплавленного свинца. Все оружие, хоть немного сложнее банального револьвера, в радиусе ста метров превратилось в груду бесполезного хлама.

Рядом, с воем и матами, отдирал от шеи плавящиеся тактические очки Макс. Остальные члены группы выглядели не лучше, но им досталось не так сильно. Потому что они были готовы.

У входа в здание силился подняться с земли один из бойцов в тяжёлом доспехе. От взрыва гранаты он нисколько не пострадал, а вот две с лишним сотни дополнительных килограммов, которыми внезапно стал его скаф превратились для противника в проблему. Смертельную проблему.

Ройс преодолел разделявшее их расстояние за несколько секунд и всадил нож в щель между шлемом и корпусом противника по самую рукоять. Второго в этот момент уже добивал подчинённый Ройса из другой группы. По всей поляне слышались стоны и вой раненных бандитов. Оказалось что действие изобретения Мауса было губительным не только для техники, но и для любых сложных систем, включая протезы и аугментику, которыми охрана Гурзуфа была напичкана по самые уши.

— Потери? — коротко спросил Ройс у собравшихся вокруг него командиров групп. Остальные бойцы быстро рассредоточились по территории и добивали чужих раненых.

— Двое, — произнёс ближайший, — Накрыли залпом плазмы.

— Один тяжёлый, — отчитался второй.

— Нет.

— Два лёгких.

— Перегруппировка, — быстро прикинув имеющиеся силы, произнёс Мортимер, — Сандр, Милош, Рем — возглавите группы. Сандр — периметр. Милош — транспорт. Рем — за мной.

— Так точно, — чётко ответили подчиненные.

Минуту спустя началась зачистка первого этажа поместья. За пределами здания бойцы занимали позиции и готовились к отражению возможной атаки. Обширный гараж главы Жнецов моментально вскрыли. В ближайший флаер погрузили раненых и он тут же вылетел в направлении временной базы подразделения.

— Чисто, — произнёс идущий перед Ройсом боец. Сам Мортимер вооружился трофейным пистолетом с пижонской костяной рукояткой и следовал за группой зачистки.

— Контакт, — послышался голос из соседней комнаты и, почти без перерыва, ударила короткая очередь, — Чисто.

На двух этажах, в общей сложности, удалось найти семерых охранников. Четверо умерло от болевого шока после выгорания имплантов, остальных пришлось добивать. Вскоре стало понятно, что в здании никого нет. Однако проблема была не в этом.

Среди погибших и раненых так и не смогли найти тело Карлоса Гурзуфа, а это означало, что вся операция полностью теряла смысл. Кроме потерь и неизбежного конфликта с полным составом Жнецов никаких результатов добиться не удалось.

— Командир, — подошёл к задумчиво сверлящему взглядом стену Мортимеру Рем, — Парни нашли спуск на подземный этаж. Я отправил туда одного из своих ребят, но он не вернулся. Выстрелов не было. Шума борьбы тоже.

— Показывай, — коротко приказал Ройс.

Вход в подвал никто не скрывал. Он находился под лестницей и как его умудрился пропустить сам Ройс осталось загадкой. Проход на подземный уровень резиденции закрывала толстая стальная дверь, сейчас распахнутая настежь. Из небольшой комнаты, в которой ещё недавно дежурили охранники, вниз вели тщательно отделанные ступени, но спускаться Мортимер не торопился. Веяло из темноты чем-то неприятным. Это даже был не запах, а скорее ощущение. Чувство, что ходить туда не стоит. Точно такое же, как Ройс испытал недавно рядом со своим боссом.

Именно эта мысль заставила его шагнуть вперёд. Подчинённые тут же двинулись следом, но Мортимер жестом заставил их остаться на месте. Он уже дважды пережил воздействие странных сил своего шефа и надеялся, что сможет пережить в третий раз. Насчёт своих подчиненных у него не было даже такой слабой уверенности.

— Ищите Пасечника, — не оборачиваясь, произнёс он, — Если не вернусь в течении часа — возвращайтесь на основную базу. Командование переходит к Клаусу.

— Да, сэр, — чётко кивнул Рем, — Будем ждать вас здесь.

Ступени медленно скользили за спину и постепенно Мортимер оказался в полной темноте. На сознание неприятно давило непонятное напряжение. С каждым шагом оно усиливалось и вскоре в районе груди стало сильно припекать. Ройс на ходу коснулся тревожащего места и тут же отдернул руку. Не показалось.

Переданный Ханом чёрный осколок постепенно нагревался, превращаясь в серьёзную проблему. Тревоги добавляла и темнота вокруг. Она вела себя странно. По всем законам мироздания, падающий сзади свет должен был подсвечивать путь, но в подвале царил густой мрак.

Мортимер добрался до первого поворота и чуть не споткнулся о тело на полу. Определить кому оно принадлежало он не успел.

В следующее мгновение с его глаз словно сдернули плотную повязку и он сумел наконец рассмотреть открывшееся перед ним помещение. В сумрачном свете аварийных ламп по всему просторному залу перемигивались индикаторами множество агрегатов. Но наличие оборудования Ройс отметил только краем сознания. Всё его внимание приковали к себе два предмета, занимавшие все пространство в центре комнаты.

Огромная прозрачная капсула, в которой плавало в непонятной субстанции тело его главной цели и массивный стеклянный куб, до краёв заполненный тёмной энергией.

В следующее мгновение, словно появление постороннего активировало скрытый механизм, куб исторг из себя чёрное облако и стал полностью прозрачным. Что могло произойти после этого Мортимер не знал. Секунду он наблюдал, как клубок энергии неспешно приближается к капсуле с бессознательным телом, а потом рванулся вперёд, на ходу доставая из кармана обжигающий руки подарок Хана.


Загрузка...