Глава 30



Охранники вышли, остался только управляющий да я. Ну и домовики, конечно. Все это время они терпеливо сидели в уголке, чтобы никто случайно не наступил на них в суете. Сейчас они проявились, Кузя, как обычно, вприпрыжку побежал посмотреть, где там и чего, а Нафантий степенно подошёл к нам и вежливо поклонился. Я представила его Грегору.



— Вот, Грегор, знакомьтесь — патриарх этого замка и наша главная надежда пока в обороне замка — Нафантий! Нафантий, это лэрд Грегор! Моя правая рука, слушаться его, как меня, он вас видит, как и я, и не обидит тоже. Так что ты предлагаешь сделать, чтобы Мак-Дональд ушел, не нападая на нас?



Нафантий важно огладил бороду и значительно произнес.



— Ну так, хозяюшка, много, что можно сделать… а сейчас, чтобы не губить людей, хотя какие они люди, чисто разбойники, тьфу! — Нафантий сердито сплюнул и продолжил — я им глаза-то отведу, морок напущу, вместо замка будут они видеть чащу лесную да болото непроходимое с топью смертною. Да голоса слышать разные, страшные. Вот и уберутся отсюдова. А там, глядишь, пока он опомнится, так и охранники ваши появятся. Только черного кобеля не отмоешь добела, пакостный человечишка, сосед твой, хозяюшка! И дед его такой же был, и прадед! И этот поганец! Ладно, придет и его час!



Воинственно настроенный Нафантий решительно пошагал во двор, сказав, где он будет, и чтобы мы подходили туда. Мы переглянулись с Грегором, он с сомнением спросил.



— Леди Мэри, как вы думаете, будет толк от этих планов старого брауни? Я, конечно, понимаю, что они могут многое, но не видел никогда, больше как-то на меч да арбалет полагаюсь.



Я убеждённо кивнула — да, мол, уверена! В самом деле, я уже поняла, что задумал этот старый джентльмен. Ментальное воздействие на мозг страшными картинами плюс инфразвук. Давно доказано, что инфразвуковые волны вызывают у человека необъяснимую тревогу, сильный страх, панику, неустойчивых психически людей могут и вообще свести с ума. Ещё во времена Второй мировой войны немецкие физиологи проводили такие опыты на людях. Ну, а у нас средневековый домовой применит эти разработки для усмирения местных бандитов.



Во дворе уже светила полная луна, заливая все призрачным голубым светом, что только добавляло мистичности всему происходящему. Мы поднялись на стену, где сказал нам дед. Он уже был там, стоял на маленькой скамеечке, чтобы видеть предстоящий оперативный простор из-за края стены. Кузя тоже был рядом. Заметил нас, доложился.



— В замке я все факелы потушил, в убежище сходил. Там всё спокойно, дети ещё раз попили чаю и спать ложатся, Рини им сказку рассказывает. Взрослые просто сидят, ждут тебя. А Мак-Дональд со своей бандой вон за тем холмиком близким кучкуется, ждёт сигнала от Элизи, она им должна помахать факелом со стены. Факел я принес, сейчас все устроятся удобнее, и зажжем факел, ты им и помашешь. А там уже дедушка свое дело сделает.



И Кузя показал мне на факел, и на небольшой чурбачок из обрезков бревен, что он доставил сюда для меня, чтобы я могла присесть. Ну, надо же! И тут Кузьма позаботился обо мне! Ладно, я присела удобнее, чтобы и меня не было особо видно из-за зубцов стены, и мне, тем не менее, было видно все. Ещё раз, обговорив весь порядок действий, я, глубоко вздохнув, (всё-таки мандражирую!) взяла поданный Кузьмой зажжённый факел и несколько раз махнула им из стороны в сторону. Факел тут же потушили и приготовились. Вначале было тихо, потом послышался нарастающий топот копыт лошадей, свист, крики, улюлюканье… банда вылетела галопом из-за укрытия холма. И в ясном свете голубой луны они увидели совсем не то, что ожидали. Не доскакав метров пятьдесят до моста, они резко осадили коней, заставив их нервно затанцевать на месте.



А вот и их видения. Вместо вожделенного замка с заветной добычей их глазам открылось совсем другое, зловещее зрелище. Радостные, предвкушающие грабеж, крики сменились воплями удивления, а потом ужаса.



Один из бандитов, не успев удержать коня, на полном скаку влетел в невесть откуда взявшееся большое болото. Всадник, не удержавшись, свалился с коня, прямо в топь, покрытую нежно-зеленой ряской, а конь, каким-то чудом извернувшись, выскочил на твердую землю и неторопливо порысил к своим собратьям. Меж тем, бандит медленно погружался в трясину, уже почти до половины туловища. Он орал, выпучив глаза, бился, колотил руками по воде, но все было тщетно — его друзья вовсе не спешили ему на помощь. Для усиления ужасной картины где-то неподалеку ухнул и глухо захохотал филин. Всех пробрало до костей… и тут вдруг накатил такой безответный ужас, что, казалось, невозможно не только пошевелиться, даже вздохнуть страшно. И осталось только одно внятное желание — бежать отсюда сломя голову, куда подальше от этого места и никогда сюда не возвращаться, чтобы эти воющие, ухающие, хохочущие голоса прямо в твоей голове, наконец, замолкли и не раздирали тебе мозги… и банда не выдержала.



Все развернулись в обратном направлении, и нещадно нахлестывая коней, рванули прочь. Пытавшегося что-то орать главаря никто не слушал, его вообще чуть не снесли с дороги вместе с его конем при торопливо бегстве. И сам Мак-Дональд тоже последовал со всеми в безудержном драпе. Он что-то орал от страха, выкрикивал проклятия своим подельникам, небу, этому проклятому замку, который внезапно исчез… о брошенном в трясину товарище никто и не вспомнил, все спасали свою шкуру. А тот уже задыхался, как будто нахлебался воды.



Все эти видения и ощущения я описываю со слов самих бандитов, которые, напившись в хлам в местном пабе, рассказывали, вздрагивая от ужаса до сих пор. А мы только видели то, что внезапно банда развернулась и с дикими криками ломанулась прочь. А на сухой и твердой дороге бился и "тонул" один из них. Видимо, воздействие было узконаправленным, нас никого не задевало.



Несколько минут спустя возле замка все стало тихо. Тогда Лайон и Родан спустились со стены и, выйдя через ворота, спокойно подхватили за руки бьющегося на дороге бандита и спокойно поволокли его во двор. Крепостные ворота с лязгом закрылись за ними. Бросив на камни двора кашляющего разбойника, они тут же взяли его на мушку. Но я решила, что видеть нас ему всё равно ни к чему и попросила завязать ему глаза, чтобы он окончательно потерял ориентацию.



Пленный, к нашему удивлению, оказался тем самым фальшивым ухажером самолюбивой дурочки Элизы. Сведения от него нам не особо были и нужны, ничего важного он и не мог знать, своими замыслами хозяин с ними не делился, да и какие там замыслы, это же не стратегически выверенная войсковая операция, а банальный гоп-стоп. А вот в деле усмирения Элизи он может пригодиться. Пока бандит ещё не понял, что к чему, надо привести сюда девчонку. Грегор кивнул и сам привел ее. Увидев своего кавалера, со связанными руками, с завязанными глазами, сидящего на брусчатке двора, Элизи, тем не менее, узнала его и бросилась к нему, причитая.



— Дирк, о Дирк! Ты цел? Что с тобою сделали? Нам не дают встречаться, но я люблю только тебя, Дирк!



Но кавалер, вместо того, чтобы пылко поцеловать девицу в уста сахарные и поклясться ей в любви на веки вечные, внезапно озлился.



— Это ты заманила нас в ловушку! Не в замок позвала, а в топь смертельную завела! Все выкручивалась, ничего нужного не говорила, только про любовь свою трещала, надоела, тьфу, гусыня глупая! Да если бы брат не приказал, ходил бы я к тебе, больно нужно! Таких, как ты, вон, полные деревни! Жениться, что ль, на каждой? Больно надо! Ты что, думаешь, ты нужна была бы мне потом? Попользовались бы тобой все по очереди, как шлюхой, выжила бы-так в "весёлый дом" в каком порту бы и продали бы! Больно уж ты нос задирала, да хвалилась своей красотой! Уйди, не вой! Растолковал уже все, как и куда отраву подсыпать, так и этого, дура, сделать не смогла!



После этих слов Элизи даже отшатнулась от него, замерла, не веря своим ушам, потом замолчала, наклонила голову, пытаясь скрыть закипающие слезы в глазах, повернулась и побрела назад в замок. Управляющий увел ее вновь в подвал, посидит там до утра, ничего с ней не сделается. Руки на себя не наложит, слишком она любит себя, любимую.



А выпроводить прочь незадачливого ухажера взялся Нафантий, герой сегодняшней битвы. Сказал, что уведет его так, что он выберется оттуда нескоро. Если вообще выберется. А вот об этом я предпочла не думать. У меня и так было достаточно забот впереди. Сейчас иду немного отдохнуть, утром возвращаю всех домашних, сейчас они, по докладу вездесущего Кузьки, мирно спят все. А потом опять начинается круговерть обычных дел.



И в самом деле, утром все было по-прежнему, как будто и не было этой тяжёлой ночи, все были спокойны и довольны. Видимых следов нападения не было, все живы и здоровы, так чего переживать? Вот и занялись все своими обычными делами. А мне предстояло неприятное дело — окончательно решить судьбу Элизи. Твердо решила, что девчонку в поместье оставлять не буду, это жить и все время оглядываться — не метит ли она ножом в спину? Нет уж, увольте!



В гостиной уже находились Кресса и Кестер, Грегор и я, когда туда пришла Элизи… Она умылась, переоделась, позавтракала и пришла к нам сама, без всякого конвоя. Выглядела спокойно, хотя покрасневшие глаза и опухший носик выдавали то, что она долго плакала. Мне даже немного стало жаль девчонку. Вот так, с разбегу, узнать, что ты, в общем-то, и не нужна была никому — это всё-таки тяжело. Но делать нечего, она сама выбрала свою судьбу, когда решила пойти на прямое предательство.



— Элизи, надеюсь, ты понимаешь, что твой проступок был слишком тяжёлым, чтобы оставить все без последствий. Видеть тебя в имении я не желаю более. Но мне жаль твоих бабушку и дедушку, и просто так я тебя выгонять в неизвестность не хочу. Поэтому спрашиваю твое желание — выйдешь ли ты замуж за приличного человека, что просил твоей руки? Мельника из вольной деревни? Деревня эта далеко, так что очередные глупости с твоим ухажером больше не пройдут. Зато ты будешь жить не в бедности и будешь хозяйкой в своем доме. Выбирай!



Элизи долго не раздумывала с ответом.



— Я согласна выйти замуж за мельника! Можно побыстрее?



Я пожала плечами, взглянула на стариков, те согласно кивнули головами, успокоенно вздохнув. Очевидно, они ожидали вчерашней истерики. Кестер неуверенно произнес.



— Мельник завтра обещал приехать за ответом, так что можно и поженить их в ближайшем храме. А пока мы с женой соберём внучкино приданое, вы не возражаете, леди Мэри?



А чего бы мне возражать? Не выставлять же девчонку голой — босой? И старики переживать будут. А так, они ведь все равно собирали ей приданое, это ее имущество, пусть забирает. На этом и порешили, старики ее собирают, Элизи готовится к замужеству.



А мы займёмся своими повседневными делами — домашнее хозяйство, огород, строительство, сбор кипрея и изготовление уже ферментированного чая. Появился Кузя, сообщил, что дед пришел из своего похода, он уводил Дирка подальше от имения. Сейчас дед будет отдыхать не менее суток, потратил много энергии вчера ночью. Верно, пусть отдыхает, нам пока и Кузи хватит. А мне сегодня предстоит торжественный момент — вынимать посуду из печи после первого обжига. Потом ее распишет Иннис красками, затем я изготовлю поливу, методом окунания глазируется изделие и вновь обжиг. Я скрестила пальцы на удачу. Печь потушили, когда я отправилась отдыхать, к обеду она должна будет остыть, и можно будет доставать посуду.



А пока займусь чем-нибудь полезным. Например, съезжу в Стоунз к мастеру Рэю, узнаю, как там мой заказ на шляпку.



И ещё вчера хотела дать поручение Кузе, да с этой "великой битвой" совсем разволновались и забыла. Я хотела попросить Кузьму связаться с брауни Мак-Коннея, узнать, как там наши охранники со своими семьями, выехали или нет ещё, и сколько там будет семейных. Потому что вскоре придется отгораживать помещения для семейных солдат. А ещё мне до любопытного зуда хотелось узнать, как Мак-Конней отреагировал на мои подарки. Вот это я и хотела попросить Кузю узнать у своего собрата. Нашла Кузьму, озвучила свою просьбу. Тот обещал узнать к вечеру.



А я, на своем коне и с охраной в лице Родана двинулась в Стоунз к мастеру Рэю, хочу не только узнать про шляпку, но и узнать, как ему там живётся. А если что, так я и заберу его пока временно к себе в замок, поди, уж не объест меня. Что-то мне его родня не внушают доверия.



Когда заехали в Стоунз, я даже удивилась — такая тишина в деревне царила, только из кузни на краю деревни слышался перестук молотов кузнеца — он выполнял очередной мой заказ на печные наборы. Когда я заглянула к гончару, с которым вчера делали форму для черепицы, то застала его суетящимся у своих печей — он освобождал печи от последней партии кирпичей, чтобы начать обжигать листы черепицы. Он, оказывается ещё вчера вечером, со своими двумя подмастерьями сделали ещё несколько форм для нее, а сегодня приступил к сушке изделия с последующим обжигом.


Загрузка...