Глава 34



Вышла замуж и уехала от нас Элизи. Старики потосковали первое время, потом постепенно привыкли, тем более что пару весточек внучка уже отправила. Не жаловалась, наоборот, хвалилась, что муж о ней заботится, а по дому и небольшому хозяйству ей помогает служанка. Так что все у Элизи хорошо.



Старики порадовались за внучку, а потом неожиданно привязались к Бернис. Добрая и послушная девочка нравилась всем, но старики стали относиться к ней, как к своей внучке. Только эта была без гонора, не ленивая, и тоже, в свою очередь стала заботиться о стариках, как о своих бабушке и дедушке. А ещё она охотно училась. Всему, чему могли научить ее окружающие. Кресса обучала ее ведению хозяйства, уборке дома, основам правильной речи, умению сделать красивую прическу хозяйке и прочим небольшим умениям. У Иннис она училась художественному ремеслу, и надо отметить, что чем дальше она училась, тем лучше у нее все получалось. В отличие от робкой Юны, Бернис была общительной девочкой, могла рассуждать о чем-то взрослом с Крессой и поиграть в догонялки с Уилли. Кстати, свою идею насчёт ткани для шитья Юны я осуществила, нашла подходящий кусок ткани и дала ей. Иннис сказала, что на днях платье будет готово, и Юна нам его покажет.



Зато все наше дамское население замка обзавелось соломенными шляпками-канотье. Мы к ним ещё и разноцветные ленты привязали вокруг тульи, каждая на свой вкус и цвет, и ширину ленты. Я и для Уилли такую же заказала. Увидев его в этой шляпе первый раз, не удержалась от смеха — ему сейчас только блузы — матроски не хватает и шорт на лямках! И будет точь-в-точь приличный мальчик из интеллигентной семьи, которого за углом поджидают уличные хулиганы Мишки Квакина. Хотя… может, и в самом деле сшить ему такой костюм? Продвину моду на триста лет вперёд.



Рэй сплел несколько шляп и для работы в огороде, поле. Получилось нечто среднее между сомбреро мексиканского пеона Хуана и брылем дядьки Панаса. Но голову и лицо от палящего солнца прикрывало хорошо. Вначале наши мужчины посмеивались, но потом я увидела это сооружение на голове Грегора, тот лихо разъезжал на коне по своим делам в этой шляпе, потом, постепенно, эти шляпы, висевшие на вешалке у двери в холле, как-то незаметно перекочевали в личные гардеробы наших домашних.



Кстати, о полях. Несколько дней назад пришел ко мне Кузьма и сказал.



— Люся, Ларик стесняется к тебе подойти с вопросом. Но у него вот что. Он все работы по огороду выполнил, теперь только по утрам у него немного работы и все. Боится, что если мало работы у него будет, то ты его прогонишь. Может, какое ещё дело ему найдешь?



Я призадумалась. Благоустройство двора откладывается до окончания строительства, раньше просто нет смысла. А чем его ещё занять, я не могла вот так сразу придумать. Подсказал Кузя.



— А если кипрей пусть он собирает? Сколько его ещё заготавливать можно? А я ему все покажу и подскажу. Надо запасы побольше делать.



А ведь и верно! Кажется, листья кипрея заготавливают, пока не появился пух на месте цветов. А до этой стадии осталось не более двух-трёх недель. К тому же, домовиков не видно будет на поле, и будут они сразу листья со стеблей снимать, а не срезать стебли. Меньше увидят окружающие — меньше информации уйдет на сторону. Так и решили.



Теперь Кресса с Рини только успевают шить новые мешочки под готовый чай. Уже все старое барахло перешили на упаковку, поеду в Даблитти, надо ещё подходящей ткани купить. Они же, то есть Кресса и Рини заняты ещё ответственным делом. Из красивой гобеленовой ткани, что я привезла с собой, они шили чехлы для набивки шерстью на мебель.



Даёшь мягкие стулья и диваны! Наконец довели до ума ту шерсть, что я купила у селян. Промытая, прочесанная, хорошо просушенная и взбитая, она так и просилась для мягкой набивки. Вот ждём окончания шитья и улучшаем вид и качество мебели. Удалось получить и ланолин. Правда, после трёх операций по его очистке, больно шерсть грязная была. Зато теперь у меня есть сырье для приготовления мазей и основа для некоторых кремов для лица.


Приехал и фермер из поселенцев.



— Здравствуйте, леди Мэри! Вот, как обещал, устроились, и я приехал к вам с отчетом. У нас, благодаря вашей помощи, все хорошо. Дом мы поправили, там теперь можно жить нормально и зимой тоже. Постройки во дворе тоже подновили. Материал для ремонта мы брали, как вы и сказали, с тех домов, что совсем негодные, их все равно сносить надо будет. Что успели, то мы посеяли, но зерно будет только на корм скоту, на муку оно не пойдет. Вот со следующей недели, с сыновьями покос надо будет организовывать. Скот, слава Господу, здоров и корова даёт хорошее молоко, куры яйца поставляют исправно. Однако ещё свинок бы не мешало и овечек, места для всех там хватит. Вот ещё немного подкопим масла, сливок, творога и повезём на рынок, продадим — купим животных. Да ещё рыбы надо закоптить. Вы были правы, рыбы в реке много. Конечно, это не морская рыба, но тоже вкусная, мальчишки каждый день бегают на реку, ставят небольшие плетёнки для рыбы, нам для еды хватает.



И для нас фермер привез молочной продукции, яиц, связку копчёной рыбки и корзинку свежей, утреннего улова, рыбы. Потом, фермер добавил, смущаясь.



— Леди Мэри, вы тогда говорили, что будете не против, если кто-то ещё пожелает приехать в эту деревню. Так я передал весточку своему знакомому. Он тоже фермером был, со мной по соседству, только овощи выращивал. И его тоже согнали с его клочка земли, они же в аренде у нашего лэрда были. Вот вчера узнал у проезжающих, что сосед мой выехал к нам уже. Он добрый человек и семья у него работящая. Уж не откажите, примите их на своих землях!



Конечно, я обещала гостеприимство и овощеводу. Нужный человек для развития хозяйства деревни. Но одна мысль по результату этой беседы у меня появилась. Фермер обмолвился, что землю он вместе со своим соседом — овощеводом арендовал. И, как результат, их выгнали с земли по первому желанию лэрда. А если человек знает, что его в любой момент выгонят, то он так и работать будет, без особого на то рвения. Надо продумать, на каких условиях мои фермеры могут получить землю в личное пользование? Может, в рассрочку, с ежегодными выплатами? Ладно, я обдумаю этот вопрос, поговорю с самими фермерами, как им самим удобнее и по их возможностям.


Так мы и жили. Закончилось и строительство казармы, теперь только внутри выделялись и отгораживались отдельные помещения. Старое здание теперь радовало взгляд — оштукатуренное и побеленное известью изнутри и снаружи, под красной черепичной крышей, оно казалось очень нарядным. Внутри выделенные отдельные помещения, деревянный пол из гладко оструганных плах, три печи в казарме, одна посередине здания, с небольшим открытым холлом, там будет общая кухня, но можно готовить и на двух других печах. С печами тоже не все сразу идеально получилось, одну пришлось разбирать до середины и перекладывать заново. Но для первого раза и так получилось отлично. Теперь дело за жильцами. Ждём их приезда со дня на день.



Подвели под крышу и то одноэтажное крыло замка, которое было сгоревшим. Осталась там внутренняя отделка, но она пока подождёт. Сейчас строители заняты перестройкой, точнее, улучшением, внутри основного здания замка. Разобрали все камины, кроме одного, в гостиной, и теперь печники сооружают печи с разводкой теплопроводящих труб по жилым помещениям замка. Настилались деревянные полы, изнутри штукатурили стены, чтобы избавиться от сквозняков. С утра до самого вечера в замке слышался перестук молотков, поэтому мы все старались на день выйти во двор и там заниматься своими делами. На ремонт внутри замка перешла та бригада, которая занималась казармой, у них хорошо шла отделка. Те же строители, что возводили новое крыло, сейчас были заняты на постройке социального дома в Грин Маунт.



А теперь про самое для меня интересное — керамика и посуда. Первую порцию глазури пришлось выбросить. Я ее запорола. Так боялась сварить жидкую глазурь, которая не будет держаться на изделии, а просто скатываться, что в результате сварила такую, что можно ложкой ее накладывать и ножом размазывать. Два дня ходила сама не своя, нервничала, никак не могла уснуть ночью. Когда варила второй раз, тряслись от волнения руки, я даже чувствовала, как по спине бежит холодный пот от страха, что и в этот раз ничего не получится…



Когда полива была готова, и вроде бы все было в меру, я просто без сил опустилась на скамью и даже слова не могла сказать, такая апатия накатила. Вот сколько читала книг — фэнтези про попаданок, как-то у них все ладно и складно получается, а тут… то не так, да это не эдак… пока шишек не набьешь на всех местах, а не только на лбу — ничего сразу не получается. В общем, искупали мы наши первые изделия в глазури, ещё раз поставили на обжиг и получили, пусть и не первосортный, но очень даже неплохой по качеству, фаянс.



О фарфоре пока и речи не шло. Хотя я и велела собирать и в замке и в деревнях кости крупных рогатых животных и привозить их мне сюда. Вот набьем руку и мастерство на фаянсе, попробую рискнуть взяться за фарфор. Изготовили мы и те два сервиза столовых. Один я взяла сразу в замок, для использования в своей столовой, один убрали на хранение в кладовую для продажи. Сейчас Иннис расписывает второй чайный сервиз, а ещё один ждёт своей очереди. Надо ещё два столовых сделать, и можно ехать торговать… только будут ли в Даблитти покупатели, способные купить эти изделия? Может, надо поискать другие города, побогаче? Надо поспрашивать Иннис, Грегора, они все равно должны знать окружные города, это мне простительно, я ведь, по легенде, выросла совсем в других краях.



И вот, пока я предавалась своим размышлениям, под жужжание гончарного круга, увидела спешащую к нам Крессу. Что там опять стряслось? Оказывается, случился у нас любезный соседушка, Максвелл Мак-Гренн. Вот принесла его нелёгкая! Плюнув, я остановила круг, и сообщила Иннис.



— Идем, соседа принесло! Будем чаи распивать и сплетни перебирать. Ты хоть одну свежую сплетню знаешь? Вот и я нет. Будем изображать деревенских дурочек, слушать его, раскрыв рот и восхищаясь, пусть он сам рассказывает!



Вымыв руки, поспешили в дом. По пути встретили приехавшего из каменоломни Грегора, куда он ездил по своим делам. Узнав, что у нас гость, нахмурился.



— Откровенно говоря, леди Мэри, как-то подозрительно часто он к нам начал ездить. Иной раз соседи годами не видятся, иной раз вообще только на ярмарках и видятся. Горные кланы сильно разобщены.



Я усмехнулась — Грегор, ну ты же сам говорил, что у него интерес есть. Вот он и ухаживает и охмуряет прекрасную даму!



Грегор задумчиво пробормотал себе под нос.



— Интересно знать, какую именно даму он охмуряет?



И в этой фразе явно слышался личный интерес! Ой, Грегор, надо бы приглядеться к тебе внимательнее! Хотя никакого мужского интереса с его стороны в мой адрес я не заметила, или я совсем мышей перестала ловить? А может, это не ко мне? Вон у Иннис щёчки порозовели… Однако с этой деловой жизнью я совсем не замечаю и другого аспекта жизни. Такова вдовья доля… ничего личного, только бизнес. Ладно, разберемся потом.



Поскольку холл и гостиная ремонтом пока не затронуты, то там сохранялся порядок и чистота, Бернис добросовестно выполняла свои обязанности. Поэтому Кестер провел гостя в гостиную, распорядился подать чай и выпечку. Я продолжала вспоминать самые простые и бюджетные рецепты различных выпечек из своего прошлого, а Липа их мастерски воплощала.



Принарядившись, мы с Иннис прошли в гостиную, где наш сосед разглядывал очередную нашу новинку — мы таки сделали пробный вариант мягкой обивки кресел и дивана.



Сам лэрд Максвелл щеголял обновками — малиновым сюртуком в облипку, шейным платком, завязанным таким хитромудрым узлом, что больше походил на жабо, завитыми кудрями белоснежного парика. Хотя прошлый раз был без парика, да и выглядел лэрд попроще. Не иначе, как дядюшка назначил его любимой женой, тьфу ты, любимым наследником. Покрасовавшись перед нами, деревенскими дурочками и чмокнув воздух над нашими лапками (теперь, благодаря лосьонам из глицерина и разным кремам, наши ручки, несмотря на грязный труд, выглядели мягкими и ухоженными даже без перчаток!) лэрд выдал порцию дежурных комплиментов. Я пригласила всех присесть и принялась разливать чай, предоставляя Максвеллу право разливаться соловьём, живописуя свое путешествие на тезоименинство к дядюшке.



— Ах, леди Мэри, какое впечатление произвел на дядюшку ваш чай! Он ему так понравился! Особенно с травами и черникой! Правда, он сказал, что это так дорого! Удивился, что я могу позволить себе такие дорогие покупки! Пришлось сказать, что у меня есть прямые выходы на купцов в Эдинбурге, которые сами привозят чай из далёкой страны! Дядюшка был восхищён моими деловыми качествами и просил не забывать и его в моих закупках! Так что я к вам с просьбой — как только вам привезут ещё чай, сообщите мне, я тут же куплю у вас! Кстати, был в Эдинбурге, мода меняется так быстро, просто не успеваешь сшить себе сюртук, а он уже устарел, представляете! Да, вот ещё. В домах, в которых я бывал, говорили, что лэрд Мак-Конней тоже недавно продавал похожий чай. Наверное, у вас один поставщик? Или лэрд Мак-Конней сам занялся этим выгодным делом?


Загрузка...