Глава 40



Еще на повестке у меня поход за ягодами. Ими тоже бы запастись хорошо. Тут же мне пришла идея насчёт сбора лесных даров. Надо привлечь к этому семьи наших охранников. Они и себе заготовят и немного заработают для семьи — я у них куплю. Направить с ними Лидара с повозкой, пару охранников на всякий случай и пусть едут на заготовки. Так и сделаю, вечером схожу в казарму, поговорю с хозяйками.



Выйдя на крыльцо, поморщилась, глядя на серый двор. Нет, все чистенько, но больно уж все каменно, серо, безлико. Где там у нас Ларик? Стену, отгораживающую хоздвор от парадного, построили, вторые ворота на хоздвор открыты, особого строительства здесь уже не предвидится. Так что можно проектировать приличный двор, с беседками, лавочками, дорожками, деревьями и клумбами с цветами. Ларик горячо поддержал мою идею. Ему лишь бы растений побольше! Решено — рисую план, приглашаю работников, пусть освобождают землю от камней для посадок. А плотники пусть строят скамьи и беседки. И в доме тоже завершался ремонт, оставалось только заштукатурить ещё некоторые комнаты и коридоры, да побелить их. Обогревательные печи скомпоновали в одном полуподвале, так будет проще топить их. Придется вводить в штат должность истопника. Как ни крути, нам никому некогда этим заниматься. Пока строится здание социального дома, отделочники будут работать в новом крыле замка, ведь сейчас это просто каменная коробка пустая, под крышей только.



Потом пришел парень на перевязку. Даже я удивилась, как быстро шло очищение раны, вскоре можно будет применять мазь с заживляющим эффектом. Проведала, как идут дела в будущей стеклодувне. Там уже разломали стены, превратив два небольших сарайчика в одну большую комнату. Два подмастерья печника возились, выкладывая фундамент огромной печи. Пока там нет ничего сложного, могут и подмастерья работать, скоро и сами мастерами станут, что очень даже неплохо. Так и пробегала из конца в конец до обеда. Сразу после обеда зашла в комнату к мастеру Рэю. Он увлеченно плел что-то. При близком взгляде оказалось, что это изящная дамская кошелка, с такой приличной леди не зазорно прогуляться по магазинам или на рынок. Стопка готовых шляпок лежала на краю стола, теперь изготавливались кошельки и сумочки, хозяйственные кошелки. А чуть поодаль стоял деревянный остов будущей шкатулки. Ничего себе, производительность у мастера! Но что-то мастер выглядит неважно? Нагрузка слишком большая, не успевает отдохнуть?



— Мастер Рэй, когда вы последний раз гуляли по свежему воздуху? Как вы спите?



— Да что мне делать то? Сплю я и в самом деле плохо, а на улицу… сам ведь я не выйду, а кто будет со мной возиться? Вот и остаётся только плести.



Да, верно, ясно, что протез я не сделаю, таких талантов у меня нет, и вряд ли когда появятся. Но костыли-то можно сделать! Помнится, папа мой однажды на работе получил перелом одной из костей голени и потом больше месяца бодро прыгал на костылях. Хотя я и была тогда ребенком, но четко помню эти костыли и их устройство. Все дело упирается в материал, из чего можно будет сделать эти костыли. Из доски не сделать, тяжёлые и громоздкие, из кустарника тоже не выйдет — тонкие, гнуться будут. Значит, нужны ветви прочные, твердые, но лёгкие. Надо обратиться к нашим лесорубам, они могут найти в лесу, сухостой ведь рубят, должны найтись подходящие варианты.



Проходя мимо Грегора, поручила поговорить с солдатами о помощи Рэю. Управляющий обещал непременно заняться этим вопросом. Наконец, дошла до своего любимого детища — гончарни. Готовая посуда, после глазуровки и обжига стояла аккуратно в уголке, а Иннис и Бернис расписывали новую порцию изделий. Бернис расписывала кукольные головки под присмотром Иннис. Иннис сообщила, что вскоре должна подойти Юна для демонстрации своего первого платья. Поддержим молодые таланты!



Платьице и в самом деле было миленьким и, несмотря на дешёвый материал, выглядело даже нарядным за счёт некоторых декоративных деталей, но не перегружая весь облик. Кое-какие детали кроя отличались от общепринятых, так художник видит, но это было даже привлекательно. Я искренне похвалила юную кутюрье.



— Юна, ты молодец! Просто талант у тебя! Мама говорила, что будем куклы делать на продажу, а вы с Бернис тоже участвуете? Ты будешь платья шить и туловища для кукол. После того, как продам кукол, вашу долю буду вам выплачивать.



Юна зарделась от похвалы, потом робко кивнула и тихонько сказала.



— Хорошо, леди Мэри, я буду шить платья для кукол, можно ведь разные шить?



Конечно, я одобрила инициативу девочки. Потом, посмотрев на склонившуюся над расписываемой тарелкой Иннис, подумала, что надо следующие сервизы изготовить лично для Иннис. Ой, не зря так обеспокоился Грегор, когда решил что, Мак-Гренн зачастил к нам ради Иннис! Так, глядишь, до чего-нибудь и договорятся.



Все, что я вчера перед сном запланировала на сегодня, с утра полетело в тартарары. Из Грин Маунт пришло сообщение, что Лахлан — стеклодув приглашает меня на первую плавку стекла. Урраа!! У нас будет стекло! Торопливо перепоручив кучу дел Грегору, а именно — присмотр за всеми стройками, проверить и учесть количество заготовленного угля и дров, вручила ему план — схему будущего благоустройства двора, пусть нанимает работников из Стоунза, советуется с Лариком, а я помчалась с охранником в деревню.



У Лахлана и впрямь было все готово — печь доведена до нужной температуры, инструменты приготовлены, шихта выверена по составу и только осталось загрузить ее в тигель и поместить в печь. Почти все ингредиенты были свои, из этой местности. Только соду я привезла из Даблитти. Туда ее привозят с побережья залива, где получают ее методом сжигания определенных водорослей. Я вначале даже не поверила, что это сода. Мы привыкли, что сода это белый порошок. А тут мне показали серое, комковатое нечто. Но аптекарь уверил, что это и в самом деле сода, да и Лахлан подтвердил. Ладно, поверю им. Стеклянный бой на первый раз пришлось изымать у прижимистого Кузьки, потом пойдут в дело обрезки от своего стекла. И вот он, торжественный момент — в приоткрытую дверцу хорошо видно, как вся масса медленно оседает в тигле, как масло, и превращается в кипящую стеклянную массу. Я была готова подпрыгивать от нетерпения, когда, ну когда же мастер начнет выдувать стеклянный цилиндр? А Лахлан только качал головой, посмеивался, глядя на мои нервические метания вокруг печи и уверял, что скоро, вот — вот. Все, наконец-то! Мастер набрал немного стеклянной массы на конец стеклодувной трубки и начал медленно дуть в нее, раскачивая при этом. На моих глазах творилось рукотворное волшебство — из небольшого количества раскаленной докрасна стеклянной массы потихоньку выдувалась прозрачная стеклянная огромная бутылка, с закруглением на дне и узким горлом у трубки. Перестав раскачивать и дуть, мастер оторвался от трубки и сказал мне — Режь!!



Я быстро (как мне казалось!) отрезала узкое горлышко от трубки, подровняла, как смогла до прямой линии, срезала закругленное дно. Теперь, пока стекло мягкое, надо разрезать цилиндр и раскать скалкой, как тесто, на гладком листе металла. Так и нужной толщины добьемся, и лишние пузыри воздуха удаляться. Ну и упарилась я, пока раскатывала стеклянный лист. Как снимали готовый лист стекла с металла — отдельная история, руки тряслись, коленки подгибались, даже сердце переместилось ближе к щитовидке.



Было страшно уронить, разбить, или вдруг ещё не застыло в середине, и лист поведет волнами? Толщина листа была, конечно, великовата, это всё-таки не автоматическая протяжка, да и флоат — метод нам недоступен будет лет триста пятьдесят. Были и пузырьки воздуха, хорошо, что только по краям. Но это было стекло, настоящее, прозрачное. Я переживала, что оно может быть зеленоватого, бутылочного цвета, но песок оказался очень качественный, без примесей металлов. Пока я возилась с раскаткой, мастеру велела отдыхать, всё-таки он только что оправился от тяжелейшего недуга. Конечно, такой нагрузки и нещадной эксплуатации, как в мастерских, у меня не будет, но все равно, пусть лучше побережется. Вот таким образом, за день мы изготовили стекла на шесть окон. Причем я решила, что надо делать двойные стекла, по типу стеклопакетов. Конечно, вакуума в пространстве мы не получим, но герметизации добьёмся путем применения смолы хвойников. Не рамы двойные делать, а стекла. Пока мастер обедал в доме, мы с моим сопровождавшим меня охранником обедали под навесом на улице, тем, что нам с собой приготовили на нашей кухне. В дом с мастером я не пошла, объяснив, что я не брезгую, просто не выношу запах хаггиса. Хозяйка вздохнула, покачала головой, мол, англичанка, что с нее возьмёшь…



Неожиданно мой охранник, он был из новоприбывших, неуверенно спросил.



— Леди Мэри, а мастер берет учеников? — и торопливо пояснил мне — у меня сын да племянник мой, он сирота, живёт с моей семьёй, хотели бы научиться какому-либо мастерству, воинами быть не хотят. Вот я и хотел попросить мастера взять их в ученики, если вы не против.



Я изумилась.



— Почему я должна быть против? Пусть приходят и учатся, сейчас Лахлана и спросим.



Мастер охотно согласился и даже отказался от платы за обучение. Но кое-что всё-таки попросил.



— Леди Мэри, я хотел бы, когда стеклодувня в замке готова будет, перебраться на житье к вам. Я видел, там у вас казарма есть, может, и мне где там угол найдется? Нет, вы не подумайте, меня и здесь никто не обижает, наоборот, все очень рады, что я выздоровел, но дом маленький ведь, тесно им и без меня.



Я обещала помочь ему в этом вопросе. Вообще, он, верно, говорит, ему и ходить не надо будет из деревни и ученики рядом живут. Когда уже закончили со стеклами, Лахлан, заглянув в тигель, огорчённо сказал.



— Ну вот, осталось немного массы, придется выбросить, завтра свояк опять кирпичи обжигать будет, печь занята.



Я подхватилась.



— Не надо! Сейчас опять разогреем, и я хочу попробовать кое-что сама сделать.



А попробовать я хотела выдуть просто стаканы для холодных напитков, с утолщенным дном, вырезанным фигурно, типа крупной хрустальной грани.



Первый стакан получился таким уродцем, что даже я сама первая хохотать над этим начала. Но потом дело пошло. Стаканы я выдувала сознательно толстоватыми, прочнее будет. Вначале мастер помогал мне — обрезал, формировал утолщенное дно, вырезал грани, пока мягкое стекло. Затем к нему присоединился и мой охранник. Во проняло мужика! И пусть грани не были математически выверены и абсолютно не равны, я была счастлива! Мое первое самостоятельное изделие! Вышло у меня их двенадцать штук, и ещё капелька массы осталась. На стакан бы не хватило. Но я упрямо выдувала нечто. И это нечто оказалось вазочкой на плоском дне. Тут я посоветовала вырезать хоть какие-нибудь узоры по сторонам вазочки. Конечно, это не хрусталь, стекло не то по составу, да и гравировка страшна как мировая война, но ведь интересно же, что может получиться. А состав хрустального стекла мне известен, там соли свинца добавляются в обычную шихту. Так что будем пока набивать руку. По окончании работы остывшую полностью вазочку торжественно вручили охраннику. Не сомневаюсь, что это нехитрое изделие станет реликвией в его семье.



Утром, после совместного завтрака, все разбежались по своим делам, а я пошла в свой кабинет, села и стала обдумывать текущее состояние дел. Что-то я все бегаю, бегаю, во все дела сую нос, устаю к вечеру как шахтер в забое, а пока ничего конкретного не вижу. Все проекты не завершены, все растянуто во времени и пространстве.



Хотя, нет, два проекта завершены. Окончательно завершён сбор кипрея, сейчас ферментируются последние порции, затем сушка и с этим покончено до следующего сезона. Ещё закончена окончательно казарма. Стоит законсервированным новое крыло замка. На днях закончат ремонт в основном здании замка, останется только поменять рамы и остеклить их. Для этого необходимо дать плотникам задание на изготовление рам и поторопиться с печью для стеклодувни. И саму мастерскую довести до ума, чтобы там можно было работать зимой.



Отправить новоприбывших дам с ребятней на заготовку ягод — грибов. Ещё надо поручить управляющему заготовку кормов для нашего увеличившегося поголовья лошадей, то же сено надо заготавливать. Еще один пункт в мои записи. Социальный дом, как там идут дела? Надо самой съездить, проверить. Ещё все никак не могу добраться до кузнеца. Ну не могу я приспособиться к двузубой вилке! Хочу обратиться к кузнецу, чтобы он перековал мне на четырехзубые. И, может быть, сумеет смастерить мне нечто подобное венчику. А то и взбить яйца для омлета или сделать майонез, как все приличные попаданки, не могу. Мне уж не для продажи, для себя, хотя бы.


Вот и плавно подошла к вопросу торговли.


Загрузка...