Глава 20


Все это время я ходила сама не своя. Ощущение опасности меня не покидало. Никак не могла понять, с чем связано это чувство и кого именно подстерегает опасность. Я вообще не была уверена, что можно доверять этому ощущению. Возможно, сказывается усталость, апатия, скука. Вот и накручиваю себя.

На душе немного просветлело, когда позвонила Ксюша и согласилась встретиться в ближайшем кафе. Мне надоело затворничество, и я буквально сияла от счастья, что смогу провести день в приятной компании. Хорошо, что Ворон уехал, а Аллигатор не шляется по дому и не сует нос в мои дела. Другого братка, который занял его место, я видела очень редко.

Подобрав наряд и подкрасив ресницы, я позвонила Косте, своему шоферу, и попросила отвезти меня в нужное место. К счастью, «босс» не стал препятствовать. Конечно, он удивился, когда позвонил водитель, но дал добро на поездку. Я не стала терять ни секунды. Набросив шубку, забралась на заднее сиденье и принялась любоваться лесом, который с этого ракурса было видно лучше всего.

Честно говоря, после того, как сюда перевели Антона, находиться дома стало некомфортно. Если не сказать невыносимо. Поэтому радовалась я вдвойне: увижу подругу и сменю обстановку.

Кажется, Ксюша радовалась не меньше. Когда увидела меня, заходящую в кафе, с радостными воплями бросилась мне на шею.

— Привет! Я не верю, что мы наконец-то встретились! Ты как всегда, отлично выглядишь!

Я улыбнулась изумленному официанту и поспешила за наш столик.

— Привет-привет, — сказала негромко, усаживаясь на стул. — Я тоже очень рада нашей встрече. Как дела? Рассказывай!

И она выложила все, как на духу. За деньги, которые дал ей Ворон, она сняла небольшую комнату, и жила теперь на окраине города с доброй хозяйкой-старушкой. Старое жилье оплачивать не стала — хозяйка повысила квартплату. В свой клуб больше не возвращалась. Прошла стажировку и стала работать официанткой в одном дорогом ресторане.

— Все-таки прислушалась к моему совету?

— Почему бы и нет? Ресторан приличный, там собирается хорошая публика, всегда оставляют щедрые чаевые. Но, самое главное, никто не пристает!

— Это хорошо, — я искренне радовалась за подругу.

И все же не стала распространяться о том, что нашла родственников, что ездила к матери в больницу. И об Антоне умолчала. Да и зачем ей знать? Даже под дулом пистолета я бы не стала никому рассказывать о делах Ворона. А жизнь научила меня никому не доверять, надеяться только на себя. Сам себя ты точно не предашь…

— Значит, у тебя ничего нового, — вздохнула Ксюша, ковыряя вилкой в салате.

— Главное, что у тебя все наладилось! Надеюсь, и дальше все будет отлично.

Потом мы прогулялись по набережной, болтая ни о чем. Незаметно пролетело время, и я приехала домой только под вечер. Интересно, Ворон уже вернулся? В его комнате свет не горит…

— Я в гараж, — крикнул Костя мне вслед.

— Хорошо, — пожала я плечами.

Посмотрев на дом, увидела, как открылась входная дверь, и на крыльцо вышел какой-то громила. От его нахальной улыбки и липкого взгляда стало не по себе.

— Ворона ищешь, красавица? — догадался он.

— Красавица я для Максима Игоревича, а для тебя — Алина Сергеевна, — жестко осадила я. Бандиты должны понимать, что я «своя», а значит, нужно говорить с ними на их языке. Хотя бы постараться.

— Понял. Просто босс, то есть, Максим Игоревич, — имя-отчество он произнес издевательским тоном, — искал тебя.

— Да?

— Тебе надо в подвал спуститься, он там тебя ждет. Хочет насчет этого, как его… ну, хахаля твоего поговорить.

Я с недоверием посмотрела на него, но тот лишь пожал плечами.

— Мое дело передать.

— А где все остальные?

— Разъехались.

Пока я стояла и решала, идти или нет, амбал уже скрылся в другом конце двора. Странно, что Макс зовет меня именно туда. Или нет — не странно? Просто я боюсь. Стоит лишь вспомнить на секунду, как убегала оттуда от похотливого братка, как на лбу выступает пот. Но, с другой стороны, Антона держат там, Макс вполне может спуститься в подвал и… пытать его. А если он все-таки решил его отпустить? Хм. От меня-то он чего хочет?

Вздохнув, я взяла садовые ножницы, на случай, если придется защищаться, и обошла дом. По дороге все время оглядывалась. Однако во дворе было тихо. Видимо, громила не соврал: братки действительно уехали по делам. Что ж, это даже к лучшему. Их присутствие меня здорово напрягало.

Когда зашла в сам гараж, замерла от удивления: машины Ворона не было. Странно, обычно он ставит ее сюда. Осторожно, почти крадучись, подошла к двери, ведущей в подвал, дернула ее и прислушалась. Тихо. Даже стонов не слышно. Только сыростью пахнуло и мурашки по коже побежали. Что-то здесь нечисто, нужно убираться да поскорее.

И все-таки, чтобы окончательно убедиться в том, что Ворон не ждет меня внизу, я спустилась на одну ступеньку вниз и громко спросила:

— Макс, ты здесь?

Ответа, конечно же, не дождалась. Что за шутки? Зачем меня позвал сюда тот громила? Может, это какая-то ловушка? Ну уж нет, туда я больше не спущусь. Ни за что! Странно, что Антона не слышно. Может, его уже и в живых нет? От этой мысли мне стало нехорошо. Сердце заколотилось где-то у горла, и я, немедля ни секунды, бросилась бежать. К счастью, за мной никто не погнался.

У крыльца никого не было. Покрутившись на улице с минуту, я все же решила прихватить ножницы с собой. Судя по всему, здесь по-прежнему небезопасно. А может, я просто тронулась умом, раз отовсюду жду подвоха, но осторожность не помешает.

Я замерла посреди гостиной, когда услышала шум на кухне. Мария еще не ушла? Стоп. Кажется, сегодня у домработницы нерабочий день. Тогда кто там шуршит? Я кашлянула, привлекая внимание. Шорох прекратился, но никто не вышел. Это настораживало. Тот, кто находился на кухне, явно не хотел, чтобы его заметили.

Сжав ножницы покрепче, я тихонько, на цыпочках, двинулась туда, откуда слышался шорох. По спине гулял холодок, а сердце пропускало удар за ударом. Пока шла, навыдумывала себе кучу всего: это или тот амбал, или вор, или — безумие, конечно, но мало ли — Антон сбежал… Но когда очутилась на пороге, облегченно выдохнула: это оказалась всего лишь… Ульяна.

— Фу, ты меня напугала, — я смахнула испарину со лба.

Сестра Макса презрительно приподняла одну бровь:

— Это ты меня напугала. Ножницы убери! Ходят тут всякие… посторонние… И где вас таких, находят.

Хотелось мне ей ответить, но я решила не разводить скандал. Причем Ульяна явно не в настроении. Кстати, я застала ее именно в тот момент, когда она наливала себе рюмку виски. Видимо, стащила бутылку из бара и решила незаметно распить. Но почему не в своей комнате? Перевела взгляд и увидела на диванчике небрежно брошенную шубку.

— Уже уходишь? — догадалась я.

— Не твое дело, — отрезала Ульяна. — Если не ошибаюсь, ты пришла, чтобы проверить кто здесь шумит…

Я кивнула.

— Проверила? Все, свободна.

Она демонстративно отвернулась, а я не стала ее злить. Тем более общаться с ней то еще удовольствие. Минут через десять, стоя у окна в своей комнате, я увидела женскую фигуру во дворе и сразу поняла, что это Ульяна. Странно, что она ушла пешком, а не на машине. Вообще все здесь сейчас странно. Непонятно, что вообще происходит. Братки уехали, а один остался. Еще и Макса, как назло, нигде нет. Я обошла все возможные комнаты, вышла на крыльцо, дошла до калитки — безрезультатно. Даже несколько раз поднялась в кабинет, подергала дверь, но и там оказалось закрыто. На звонки он не отвечал. Неужели что-то случилось? Нервы начинали плясать канкан.

Около часу ночи я все же легла в постель. Долго прислушивалась к звукам, но в доме висела тишина. Чувство тревоги вернулось. Теперь я ни минуты не сомневалась: что-то произойдет. Я строила гипотезы, пыталась предугадать, что именно, но мозг выдавал какие-то бредовые варианты. Почему-то думалось, что толстячок выйдет на след Ворона и утром здесь уже будут вооруженные до зубов другие братки. Меня припрут к стенке, а Ворона начнут допрашивать…

Закрывая глаза, я еще не знала, что утром меня объявят предательницей и вынесут смертный приговор. Ведь из группировки Ворона никто не уходит добровольно. Только вперед ногами…

***

Я проснулась оттого, что кто-то тряс меня за плечи. Причем так сильно, что на секунду показалось, голова сейчас отвалится.

— Что такое? — сонно пробормотала, с трудом разлепляя глаза.

— Вставай! — послышался знакомый сиплый голос. — Вставай, сучка, иначе я сам тебя потащу!

Ничего не понимая, я моргнула и вздрогнула, увидев Аллигатора. Его и без того суровое и неприятное лицо сейчас внушало страх. Да такой сильный, что хотелось кричать и бежать куда глаза глядят. Но я замерла в кровати, боясь пошевелиться.

— Ты оглохла?! — взвился Аллигатор и скрипнул зубами. — Вставай, давай, пока я не придал ускорения!

— Что случилось, можешь сказать? — пискнула я, чувствуя дрожь во всем теле. В глазах бандита стояла такая ярость, что, казалось, его сейчас разорвет изнутри.

— Дурой не прикидывайся!

— Я не прикидываюсь…

— Вставай давай, идиотка, кому сказал! — он так сильно тряхнул меня за плечи, что я взвизгнула и чуть не упала с кровати.

— Ничего не понимаю… Можешь не орать, а нормально все объяснить? — всхлипывая, попросила я. С трудом поднялась, не обращая внимания на головокружение, и начала одеваться. Аллигатор смотрел хмуро и неприязненно. Даже когда пришлось предстать перед ним в нижнем белье, — даже бровью не повел. Никаких привычных издевок и подколок, лишь суровое равнодушие. И от этого паника только разрослась.

— Это ты должна нам все объяснить, — тяжело дыша, процедил он. — И мой тебе совет: не выкручивайся, а говори правду, так, как есть. Или мы сами тебя разговорим. У нас опыт большой в плане пыток. Еще и не таких ломали.

Меня передернуло от его слов. Влезла в джинсы и свитер, закрутила растрепанные волосы в жгутик и молча направилась за Аллигатором, пытаясь понять, что происходит. Вспоминала поездку в тир, как разговаривали с Максом в машине. Ничего такого не случилось, что могло бы ему не понравится. Ну, вспылила немного позавчера, но мы же не ссорились… Если бы я что-то натворила, он не стал бы отпускать меня в город. Значит, пока я спала, что-то произошло. Что-то такое, из-за чего Аллигатор вне себя от ярости и ведет меня невесть куда. От страха подгибались коленки и стучало в висках. Я шла, хватаясь за стены, потому что в глазах темнело от волнения.

Аллигатор открыл входную дверь и толкнул меня в спину, подгоняя вперед. Я замерла на крыльце, не зная, куда идти.

— К колодцу, — прошипел бандит. В эту секунду он как никогда напоминал настоящего аллигатора. Хваткого, зубастого, злого. Вот-вот набросится и загрызет. От такого сравнения у меня по телу прошла судорога.

К колодцу… Ничего хорошего. Ноги налились свинцом, и я ковыляла с трудом, чувствуя себя дряхлой старухой. Нельзя так переживать. Так же и окочуриться можно. Скоро все узнаю. Скоро пойму, что это ошибка, что я ни в чем не виновата. Я никого не предавала, никого «не сдавала», не болтала лишнего. Если в первый раз я знала, что провинилась, пошла против воли Ворона, то теперь совершенно искренне не понимала, что происходит.

То время, пока мы шли, показалось мне вечностью. Я постоянно смотрела себе под ноги, а когда подняла голову, меня пронзило чувство дежавю. Я уже видела это однажды: братки стоят полукругом возле колодца, а в самом центре — Ворон. Отстраненный, серьезный, суровый. Руки в карманах темного пальто. Брови сдвинуты, губы поджаты, подбородок чуть вздернут. Настоящий лидер. Вожак. Сильный, непримиримый. Судья, выносящий приговор. Палач, возводящий топор над головой. Такого предашь — больше смерти бояться будешь. Потому что смерть приходит и забирает, а Ворон превращает жизнь в настоящий ад. Бросает под ноги горящие угли и заставляет идти по ним босиком. Именно такое ощущение меня охватило, когда он посмотрел мне в глаза. Я словно была привязана к столбу, а он поджег меня одним взглядом. И эти последние несколько шагов до него показались мне минутами беспощадного сожжения. Но это был лишь фантом. Самое страшное меня ждало в реальности…

Загрузка...