Глава 4


— Что… Что происходит?! — прошептала я, упершись спиной в дубовый стол. Подумать только, еще минуту назад я таяла в его объятиях, а сейчас готова была задушить, появись такая возможность. Задушить собственными руками за то, что растоптал мою жизнь, легко и безжалостно уничтожил все мои мечты, а теперь позволяет своим дружкам издеваться над Антоном. Над человеком, который чуть не стал моим мужем. Не стал по его вине. По его, черт возьми, вине!

— А ты не видишь? — Ворон медленно повернулся и обжег меня взглядом. — Мои люди привезли твоего жениха.

— И ты так спокойно об этом говоришь?!

— А почему я должен беспокоиться?

— Потому что страдает невинный человек! — выкрикнула я ему в лицо, но он только поморщился. Снова повернулся к окну, скрестив руки на груди. Из-под коротких рукавов рубашки виднелись татуировки. Меня укололо его равнодушие. Так хладнокровно наблюдал за всем этим безобразием, словно смотрел какой-то спектакль. В эту секунду я возненавидела себя за то, что млела в этих руках, что теряла голову от его прикосновений, в то время как где-то в сыром подвале пытали моего жениха. Я почувствовала себя грязной, безобразной, отвратительной! Если бы Антон только знал о моих мыслях, о том, чем мы тут занимались, вернее, чуть не занялись, он бы, наверное, меня ударил, и был бы прав. Я и сама отхлестала бы себя по щекам, но ненависть к Максу оказалась сильнее. Я завертела головой в поисках чего-нибудь тяжелого. Хотелось стукнуть этого наглеца, плюнуть ему в лицо и сбежать! Только как, как мне помочь Антону?!

Несмотря на то, что несостоявшийся муж отдал меня бандиту, я не держала на него зла. Скорее всего, он был запуган, а в состоянии аффекта человек способен на все… Многие люди, оставшись нищими, сходят с ума. Мало того, что люди Ворона Антона разорили, так еще и продолжают над ним издеваться. Ублюдки! Тут у любого крыша поедет…

— Он ни в чем не виноват! — с ненавистью выкрикнула в спину этого мерзавца и так сильно стиснула пальцы, что они начали неметь.

— Так уж и не виноват? — Макс вновь обернулся и лукаво изогнул бровь. — Хочешь сказать, что ты здесь по своей воле?

— Не перекручивай! Это вы ворвались в загс, сорвали нашу свадьбу, а его скрутили! Все отняли и меня забрали как вещь!

Ворон в два шага приблизился и внезапно схватил меня за горло.

— Значит, ты хочешь вернуться к моим дружкам? — свирепо спросил. — Надо было сразу сказать. Я бы тебя им оставил, не стал бы забирать, ограничивать твою драгоценную свободу. Могу и сейчас отвести к ним, они только обрадуются, особенно Аллигатор.

Я молчала. И, кажется, даже не дышала.

Он резко отпустил и сел обратно в кресло. А я схватилась за шею и сделала жадный вдох. Внутри все перевернулось от страха. От его былой мягкости и нежности не осталось и следа. Сейчас передо мной находился властный, безжалостный негодяй, который мог переломить меня, как соломинку, одним движением руки. Взгляд его стал таким пронизывающим, недобрым, что сердце дернулось, поднимаясь к горлу.

— Прости… — пролепетала, с трудом переборов ненависть и страх. — Я перегнула палку. — Опустила голову и уставилась в пол.

— Возвращайся к себе, — бросил равнодушно. Я послушно направилась к двери, но на пороге он меня окликнул.

— Забери свой паспорт.

Я перевела взгляд на яркую обложку, которая все еще валялась на полу.

«Между нами должно быть доверие, — вспомнились его слова. — Я его пока не чувствую…» А перед глазами мелькнули похотливые взгляды и мерзкие ухмылки бандитских гиен.

Проглотив тугой ком, я произнесла:

— Отдай мне его тогда, когда сам посчитаешь нужным. Когда будешь уверен в том, что я не сбегу.

После чего дернула ручку и вышла в коридор.

***

Ночь прошла без сна. Долгие часы я ходила из угла в угол в своей комнате и напряженно размышляла над тем, как помочь Антону. Мне представлялись жуткие картинки. Я вздрагивала каждый раз, когда слышала во дворе мужские голоса. Еще из головы не выходили слова Ворона о том, что он может отдать меня на растерзание этим головорезам, для которых нет ничего святого. Вспоминала, с какими нотками он говорил, и ежилась. Как ни крути, я полностью завишу от него. Братки его слушают. Вряд ли они тронут меня без его разрешения. Значит, нужно быть умной девочкой, делать все, как он хочет и не злить его. А там глядишь, через время он меня и отпустит.

Однако, какую же проверку он устроил! Я чуть не попалась. Если бы забрала документы и ушла, его дружки догнали бы меня где-нибудь на полпути отсюда и… Дальше лучше не представлять. Так что все правильно я сделала. В конце концов, могу еще потерпеть, он меня не мучает и не морит голодом. Я не должна его злить, не должна его злить…

Так повторяла себе до самого утра, а на рассвете услышала звук отъезжающей машины. Выглянув в окно, увидела, как внедорожник Ворона выехал со двора. Интересно, куда он поехал? Мне ни слова не сказал…

Тут же одернула себя. А кто я, собственно такая, чтобы сообщать мне о своих планах? Его шлюха. Я всего лишь его шлюха. Так же он сказал Аллигатору. А шлюхи не имеют никаких прав…

Тяжело вздохнув, я надела свой единственный наряд: юбку и блузку. Как узнать, поехали братки вместе с ним или нет? Антон наверняка где-то здесь, нужно его разыскать.

Пока пересекала гостиную и шла к выходу, мысленно спорила с собой. Если Макс узнает о том, что я задумала, мне конец. Он разозлится и тогда точно исполнит свою угрозу… Ну а если я не воспользуюсь шансом и не разыщу Антона, буду потом жалеть всю жизнь.

«Если сумеешь ее сохранить!» — зло поддел меня внутренний голос. Максимально тихо пробравшись к входной двери, я замерла, не решаясь ее открыть. Стало тяжело дышать, потому что легкие сдавило от страха. А если Макс вернулся, что тогда? А если его дружки во дворе? Даже страшно подумать об этом. Я сильно рискну, если выйду во двор. Но перед глазами снова промелькнуло бледное, измученное лицо Антона, стальная цепь, за которую его вели, и мне стало нехорошо. Я не могу оставаться равнодушной, зная, что здесь мучают моего жениха и, возможно, хотят убить.

Вспомнила про пистолет Аллигатора и стиснула зубы. Сейчас бы оружие не помешало. Хоть я и не умею им пользоваться, но думаю, разобралась бы быстро. Нервно прикусив губу, открыла дверь и вышла на крыльцо. Боязливо огляделась по сторонам, но никого не обнаружила. Сделала несколько шагов в ту сторону, куда вели Антона, и застыла. Нет, глупая идея. Ну найду я его, а дальше что? У меня даже оружия нет! Еще попаду в руки братков. Идиотка! И о чем только думала! Резко развернулась и направилась было обратно в дом, но опоздала. Мне навстречу уже шел какой-то громила из шайки Ворона.

— Куда спешишь, красавица? — плотоядно улыбнулся он и сощурил немного выпученные глаза.

— Я… я заблудилась… — беспомощно пролепетала и бросилась к крыльцу.

— А ну стоять!

Резко ухватил меня за блузку и сорвал несколько пуговиц, отчего грудь почти полностью обнажилась. Я судорожно поправила ткань, но это мало помогло. В глазах верзилы вспыхнул неприятный блеск.

— Слушай, че-то я тебя здесь раньше не видел. Аллигатор подсуетился? Ай красава, решил пацанов выручить, — довольно загнусавил он и взял меня под руку. С ужасом поняла, что мы идем в ту сторону, куда вчера уводили Антона.

— Меня забрал… ваш главарь… — как можно убедительней ответила я. — Под свое покровительство.

Мордоворот гортанно захохотал.

— Под свое покровительство? Ну сказанула! Пойдем, пойдем, повторишь это другим браткам. Они оценят.

— Куда вы меня ведете?! — помертвевшим от страха голосом спросила я.

— Туда, где тебе понравится.

Через минуту мы оказались за домом и зашли в большое помещение, внешне напоминающее гараж. Но машины внутри не оказалось. Зато я ясно увидела вдали дверь, и когда громила открыл ее, вскрикнула от ужаса. Каменная лестница вела в подвал. Мужчина толкнул меня на первую ступеньку и я, дрожа от страха, посмотрела вниз.

Там горел свет. И слышались глухие стоны. Меня окатило холодом, когда поняла, что голос принадлежит Антону.

— Ну, че застыла? Я тебя вспомнил. Иди к своему фраерку! — гоготнул мой «конвоир» и слегка толкнул меня в спину. Первое оцепенение схлынуло, я бросилась к тому, кого когда-то любила, и в ужасе воскликнула:

— Антон! Боже, я в шоке!

Правда, сейчас он мало напоминал того человека, которого я знала многие годы. Один глаз отек так сильно, что он не мог его открыть, на лице и руках — кровоподтеки и синяки. Грязная рубашка висела на нем, как на пугале, а штаны были порваны до колен.

— Что они с тобой сделали?! — выкрикнула я, проводя дрожащей ладонью по его спутанным волосам, где осталась запекшаяся кровь.

— Уйди, Алина, — прошипел он.

— Господи…

— Уходи, пока не поздно! — Собрав остатки сил, он оттолкнул меня, и я, не удержав равновесие, упала прямо к ногам того амбала, который меня сюда притащил. Как и следовало ожидать, тот громко заржал.

— Хочешь к нему присоединиться?

— Отпустите Антона! — вскочив на ноги, попросила я.

— Ага, щас, разбежался. Варежку закрой, или я за себя не отвечаю!

— Тогда позовите Максима! — зацепилась я за последнюю соломинку. — Эй, вы слышите? Позовите его немедленно!

— У меня есть предложение поинтересней, — подмигнул мне верзила и начал угрожающе надвигаться. А я стала испуганно отступать, до тех пор, пока не уперлась спиной в холодную стену.

— Вы… вы не можете меня трогать…

— Твоя непокорность даже заводит. Давай проверим — могу или не могу, — хохотнул он и протянул ко мне руку, а я с визгом отскочила в сторону. Не помня себя, бросилась к лестнице, а этот крепыш — за мной. Мне казалось, я даже слышу его тяжелое дыхание, настолько страшно стало. Изрыгнув ругательства, он схватил меня за руку и дернул на себя, и я бы упала, если бы не вцепилась в ручку двери.

— Вот сучка! — снова выругался он.

Попыталась вырваться, но тот лишь сильнее сдавил мои пальцы. Клянусь, он бы их точно сломал, если бы дверь вдруг не открыл Аллигатор.

— Что тут у вас?! — грозно спросил он и оперся рукой о стену, преграждая мне путь.

— Птичка хотела освободить пленника, но я подрезал ей крылышки, — соврал мордоворот и положил на мое плечо тяжелую ручищу. Еще так сильно надавил, что мне на миг показалось, я сейчас провалюсь сквозь землю.

— Руку убрал, — гаркнул Аллигатор. — Ворон сказал, ее не трогать.

— Что?

— Что слышал! Клешни свои убери и проваливай.

— Слушай, я неделю уже без бабы, мне нужна разрядка! Давай я ее по-быстрому оприходую, он не узнает…

— Ты че, оглох? — Аллигатор зло раздул ноздри. — Вали отсюда! А с девкой я сам разберусь.

Амбал недовольно пожевал губами и наконец убрал потную ладонь. Облегченно выдохнув, я вышла следом за Аллигатором. Никогда бы не подумала, что именно он защитит меня. Ну как, защитит. Скорее, не посмеет пойти против Макса, но появился он очень вовремя. Хотела было объяснить ему, что все не так, как он думает, но не успела. Рольворота гаража поднялись, пропуская внутрь знакомый внедорожник. Не знаю, что было бы хуже: остаться в подвале с тем похотливым верзилой или встретиться сейчас с Вороном. Когда он вышел из машины и я увидела его лицо, клянусь, я готова была броситься в подвал прямо в лапы головореза! Но мои ноги приросли к земле.

— Что происходит? — его ледяной тон пробрал до костей.

Аллигатор, не церемонясь, толкнул меня в спину, и я оказалась на земле, прямо у ног главного бандита.

— Эта идиотка пыталась освободить своего женишка. Вот, веду ее обратно.

Я не столько боялась встать, сколько поднять голову. Мне не нужно было видеть его лица, я ощущала ярость Ворона на каком-то физическом уровне. То, что я сделала, ему очень и очень не понравилось.

— Вот, значит, как ты оправдываешь мое доверие… Говоришь одно, а на уме совсем другое, — его слова были словно петля, которая затягивалась на моей шее. Хотела ответить, как-то оправдаться, но горло сдавил болезненный спазм. Я продолжала валяться у его ног, как тряпичная кукла, и затравленно молчать.

— Возвращайся и продолжай допрос, — скомандовал он. Видимо, это относилось к Аллигатору. Я услышала скрип двери и поняла, что тот скрылся в подвале.

— Вставай, — а вот это относилось ко мне. Я нерешительно поднялась и опустила голову, боясь взглянуть на бандита. — А теперь иди за мной.

— Прости меня… — сквозь слезы попросила я, на что услышала:

— Я подумаю. Но сначала накажу тебя.

Загрузка...