Глава 6


Я не поверила своему счастью, когда открыла глаза. В первую очередь ощупала себя, чтобы убедиться, что не пострадала. Я не чувствовала боли, только страх, который скрутился где-то в желудке, но и он постепенно сошел на нет, как только до меня дошло, что все в порядке.

На самом деле это был не настоящий колодец, скорее, лаз, замаскированный под него, а внизу оказалась обычная тесная комнатушка с мягкими матрасами на полу. Похоже, это был какой-то черный ход. Макс заранее все продумал, знал, что я не пострадаю. А я поверила, что он не причинит мне зла…

В тот момент, когда я стремительно летела вниз, на самое дно, я отчетливо поняла, что неравнодушна к нему. Да, оказывается, так бывает. Искра, притяжение… Хотя раньше у меня такого никогда не было. Я даже не уверена, любила ли Антона на самом деле. Да, чувствовала к нему привязанность, тепло, но не более. А с Максом все иначе. Я должна его ненавидеть всем сердцем, но оно лишь сбивается с ритма и тянется к нему. Я словно мотылек, летящий на огонь и рискующий обжечь крылья… Должна же понимать, в конце концов, что мир, в котором он вертится, сильно разнится с тем, в котором жила я до этой встречи. Любить его означает идти с закрытыми глазами по извилистой дорожке, вымощенной битым стеклом и острыми лезвиями. Идти за ним, несмотря ни на что, даже если впереди меня ждет гильотина. Я осознавала это и была готова. Да, я только что подписала контракт на любовь собственной кровью…

Спустя некоторое время послышались голоса, а затем шаги. Я сидела, поджав под себя ноги, и ждала. Вскоре открылась дверь, едва различимая в стене, и я увидела Макса, за которым послушно следовала его свита. Хотелось броситься к нему, прижаться и не отпускать, но я сохранила остатки воли. Он тоже не проявил никаких эмоций. Только черты лица разгладились, выдавая улыбку.

— Что это было? — пронесся среди братков непонимающий шепот.

— Доверие. Это было доверие, — спокойно ответил Макс, потом наклонился, скрутил мои волосы и крепко их сжал. — С сегодняшнего дня Алина Петрова член нашей группировки. И если кто-нибудь тронет ее хоть пальцем, будет иметь дело со мной!

Бандиты выпрямились как по струнке. Я смотрела и не узнавала в них тех животных, которые еще совсем недавно тащили на цепи моего жениха. Даже Аллигатор, сцепив зубы, стоял смирно. Макс все еще сжимал мои волосы, и мне не хотелось, чтобы он отпускал. Наверное, я еще не осознала до конца, что стала принадлежать к числу преступников. Боялась думать, чем они занимаются и что мне теперь придется делать, раз уж меня признали «своей», но задавать глупые вопросы не стала.

Чуть позже братки вышли во двор и разбрелись кто куда. Макс держался от меня на некотором расстоянии, о чем-то разговаривал со Аллигатором. Я намеренно ускорила шаг, надеясь прийти в дом первой и подслушать разговор. Я чувствовала, что многие не согласны с решением главаря, но перечить не рискнули. А вот такой, как Аллигатор, может высказать Максу все прямо. Интересно знать, о чем думают эти головорезы, но больше всего хотелось понять, о чем думает сам Макс. Мне он вряд ли скажет всю правду, а Аллигатору может… Кажется, у этого громилы самый высокий ранг среди всех, поэтому и ведет себя так — нагло и развязно. Знает, что все сойдет с рук… А теперь мы еще и «коллеги».

Меня передернуло от этой мысли, и я бросилась в комнату. Но подслушать разговор не удалось — увидела из окна, что знакомый внедорожник выехал за ворота и скрылся из виду, оставив после себя лишь облако пыли.

Не успела опомниться, как дверь открыли ногой, и в спальню ввалился разозленный Аллигатор. Я испуганно отступила и уперлась спиной в стену, а громила в один шаг преодолел расстояние между нами и до боли сжал мои плечи.

— Зря я тебе язык не отрезал, видимо, хорошо им работаешь, — с ненавистью бросил он. — Еще ни одна баба Ворона так цепляла. Мало того, что пацанам тебя не отдает, так еще и в нашу семью принял. Учти, я это так не оставлю! — пригрозил он пудовым кулаком.

— Остынь, Аллигатор, — неожиданно для самой себя осадила я его. — Лучше следи за своим языком, а то слишком много болтаешь!

Я готова поклясться, что у него от изумления отвисла челюсть, а глаза чуть не выкатились из орбит.

— Слышал, что сказал Макс? Я теперь часть вашей семьи, хочешь ты того или нет, так что убери свои грязные руки, не то огребешь!

Ухмыльнувшись, он отпустил. А я облегченно выдохнула, словно груз свалился с плеч. Не руки, а гири!

— Смело, но неубедительно. Лучше запомни вот что: я своих слов на ветер не бросаю. Рано или поздно ты надоешь Максу, и тогда ты мне за все ответишь!

Выплюнув угрозу, Аллигатор скрылся за дверью. А я вся похолодела. Как ни горько признавать, но громила в чем-то прав. Игрушки приедаются. Когда-нибудь я тоже надоем Максу… Но что будет тогда, я боялась даже представить.


Прошла неделя, может, больше. Я не интересовалась датами. Все эти дни я в основном провела взаперти. Выходила только на кухню и в туалет, и лишь изредка — на крыльцо, подышать свежим воздухом. Но стоило кому-либо оказаться в поле моего зрения, как я сразу убегала в комнату. К сожалению, прийти в себя после такого шока оказалось непросто.

И все же я ждала Ворона. Ждала, когда он придет. Уже сбилась со счета, сколько раз смотрела на дверь, прислушивалась к шагам, а его все не было. Он зашился в делах и часто куда-то уезжал, а я наблюдала за ним из окна.

И вот как-то утром, когда я уже пообещала себе о нем не думать, меня разбудил стук в дверь. Сразу поняла, что это Макс. Братки ворвались бы без стука, а Аллигатор и вовсе открыл бы дверь с ноги. Тем не менее, я завернулась в простыню и разрешила войти. Ворон переступил порог с пакетами наперевес. Наконец мне удалось хорошо разглядеть его в свете дня. Высок, подтянут, дьявольски красив. Никаких толстых цепей и бритого затылка. Сегодня Макс гладко выбрит, короткие волосы сочетаются с цветом глаз. Деловой костюм и белоснежная рубашка придают ему деловитости.

— Это тебе.

Он поставил пакеты возле двери. Увидев бренды, я поняла, что внутри одежда и обувь от самых дорогих дизайнерских домов.

— Зачем? — непонимающе спросила.

— Дресс-код, — весело подмигнул он.

Хм, при других обстоятельствах я бы никогда не догадалась, что он бандит. Причем не обычный, а главарь целой группировки. И я уже в их числе. Это что-то невообразимое!

— Будут какие-то указания? — тем же игривым тоном спросила я.

— Будут, но позже.

— Но одеться надо сейчас.

Я бесцеремонно откинула простыню и, оставшись в одном нижнем белье, шагнула к пакетам. Но в ту же секунду была схвачена за запястья и прижата к стене.

— Специально меня провоцируешь? — в голосе Макса появилась бархатная хрипотца. Пальцами провел по бешено бьющейся жилке на моей шее, и от этого прикосновения по телу прошел приятный разряд. А жаркие поцелуи заставили выгнуться от удовольствия.

— Я же могу воспользоваться своим правом собственника, — пригрозил он, а я бесстыдно подалась навстречу его ласкам, чувствуя, как меня накрывает кипящей волной, каким-то бешеным цунами. Я больше не могла ни о чем думать, лишь мысленно молить, чтобы он не останавливался. Весь мир исчез в один миг, растворился, как что-то незначительное, не заслуживающее внимания. Остался только Макс и его дерзкие поцелуи, которые клеймили меня, выжигали на коже невидимые узоры, превращали меня в податливый воск, плавящийся от горячих прикосновений.

— Ты еще можешь сбежать, — прошептал он на ухо, слегка прихватывая мочку зубами, но вместо ответа из моей груди вырвался рваный вздох. Я изнемогала, балансировала на грани между миром своих фантазий и реальностью, ощущала себя совершенно беспомощной под его напором. Еще пару дней назад такой наглый и бесцеремонный бандит, которого хотелось прибить, а сейчас тот, ради которого я готова идти босой по осколкам, делать все, что прикажет, переходить грань любых предрассудков… Меня словно привязали к нему невидимыми путами и это похоже на какое-то наваждение, от которого не хотелось избавляться. Никогда.

— Ворон, там это… — сиплый голос встряхнул меня и грубо вернул на землю. Это Аллигатор бесцеремонно ворвался в спальню и замер на пороге, открыв рот. Макс прекратил свои сладкие пытки и спокойно повернулся, закрыв меня широкой спиной. Я же выхватила из пакета первое попавшееся платье и, поймав хитрый взгляд этого рептилиеподобного существа, залилась краской.

— Больше не делай так, — холодно бросил Макс.

— Как? — не понял Аллигатор.

— Не врывайся в чужие комнаты без стука.

— Блин, прости, не подумал…

— Думать — привилегия умных, — жестко оборвал его Ворон и направился к двери. — Пойдем, расскажешь, что стряслось.

— Да все в ажуре. К тебе приехали просто…

Макс скрылся за дверью, а Аллигатор задержался. Повернулся ко мне и плотоядно улыбнулся:

— Ничего, крошка, я тоже очень скоро потрогаю тебя, вот увидишь. Рано или поздно Ворон бросит тебя, а я подберу. На коленях умолять будешь, чтобы спас тебя. Только у меня на услуги свой прайс. Отработаешь с процентами.

Он мерзко хохотнул и хлопнул дверью, а я вжалась в стену, не понимая, что этот громила имел в виду. Почему так уверен, что Макс скоро меня бросит, а он спасет? От чего? Неужели что-то задумал? Или болтает первое, что в голову взбредет?

Настроение испортилось. Я бросила платье на пол и подошла к окну. Отодвинула занавеску, и сердце загрохотало как сумасшедшее. Из новенького белого порше навстречу Максу вышла миниатюрная брюнетка в шикарном костюме. И обняла его так, словно имела на это полное право. Глядя на то, как она, запрокинув голову, смеется, как машет рукой подошедшим браткам, я сделала вывод, что девушка из «своих». Неужели тоже состоит в группировке или ее связывает с Вороном нечто большее? Я почувствовала укол ревности. Захотелось выйти и выяснить, кто она, но я, конечно же, не стала этого делать. Вернулась к пакетам и стала разбирать вещи, надеясь, что это бестолковое занятие поможет хоть немного отвлечься. Не получилось. Одежда выскальзывала из дрожащих рук, я не могла сосредоточиться, в итоге психанула и села на кровать. Что мне теперь, сидеть и ждать, пока он меня позовет? Нет, я не выдержу. Я хочу узнать все прямо сейчас. Решительно поднялась и надела джинсы и блузку, к которым уже успела привыкнуть. Демонстративно не стала брать что-то из того, что купил мне Макс. Пусть он это заметит, пусть побесится, что не слушаю его! Я так сильно разозлилась, что потеряла всякий страх. Вышла из комнаты и пошла прямиком к двери, ведущей на улицу. Но, к моему сожалению, там уже никого не было. Пока я переодевалась, Макс со своей гостьей куда-то испарились.

Со злостью стукнув кулаком о перила крыльца, я вернулась в дом. А в гостиной, развалившись в кресле, сидел Аллигатор. И снова я не почувствовала страха при виде его. Как ни в чем не бывало уселась напротив, на мягкий диван, и стала взглядом сверлить, размышляя, стоит его расспрашивать или нет. Наверняка же наговорит кучу гадостей. Его лицо искажала саркастическая ухмылка. Да, точно скажет какую-нибудь гадость.

— Ворона ищешь? — догадался он.

Я кивнула.

— Так он в город умотал.

В этот момент послышался звук мотора. Я успела заметить в одном из окон скрывающийся за воротами черный внедорожник.

— Один? — я постаралась придать голосу небрежности, мол, спросила из праздного любопытства, но Аллигатора не проведешь.

— Не один, — он сделал многозначительную паузу, — с женой.

Меня ужалило болью. Я прямо чувствовала, как она растекается по всему телу, как раскаленная сталь, а потом твердеет и превращается в острые зубцы, которые начинают безжалостно входить мне под кожу.

— Ворон женат?

Плохая из меня актриса. Дрогнувший голос предательски выдал волнение. Аллигатор криво усмехнулся.

— А ты не знала? Ах да, зачем такому важному человеку, как Максим Воронцов, посвящать в подробности своей личной жизни какую-то шлюху, — громила все-таки не удержался и прыснул ядом. — Зачем? Шлюха всегда под боком, ее можно зажимать по углам и заставлять делать то, что приличные девушки не делают. А жена — это другое. Святое. Жена главаря — это не какая-нибудь грязная девка, а уважаемая женщина, за которую любой браток порвет. Так что не питай иллюзий, детка. Я же говорил: рано или поздно ты ему надоешь. И тогда тебя подберу я. Так что лучше тебе со мной не ссориться.

У меня не было сил слушать его язвительные реплики. Не было сил сохранять невозмутимость и делать вид, будто мне все равно. Я закрыла лицо руками и всхлипнула. Как ни противно осознавать, но Аллигатор прав. Он с самого начала сказал, чтобы я не строила никаких иллюзий насчет Макса. Сразу дал понять, кто я и где мое место. Меня ведь отдали, подарили, хотя так хотелось верить, что я что-то значу для Ворона. Я решила, что раз уж он пожалел меня и не отдал на потеху своим дружкам, значит, он что-то чувствует. А, оказывается, я приняла обычную жалость за любовь. Придумала себе красивую сказку. А Аллигатор грубо, но очень вовремя выдернул меня с небес на землю. Я снова почувствовала, как Макс толкает меня, и я лечу в колодец, только внизу меня ждет не мягкая посадка, а настоящая ледяная вода. И я тону, тону в ней, не имея ни единого шанса на спасение…

— Эй, ты че раскисла? — донесся до меня недоуменный голос братка. — Я же правду сказал, а на правду не обижаются. — Он подсел ко мне и приобнял за плечи, а я не нашла в себе сил отодвинуть его грузные руки. — Слушай, ты вполне можешь закрутить со мной, если хочешь. Я перетеру с Максом, думаю, он не будет против. Тем более, я не женат.

«Он не будет против». Еще бы! Дело нехитрое — вещь передать. Игрушку передарить. Почувствовав себя никчемной, я встала и шагнула к двери.

— Хм, «не женат»! Но ты и не главарь банды.

Пустив напоследок шпильку, я ушла к себе.

Загрузка...