Глава 3


Домработница встретила меня прямо у выхода и сразу показала комнату, которую выделил Ворон. Было приятно, что он не поселил меня в каком-нибудь чулане, как хотелось его дружкам, а вот так побеспокоился. Но страх все равно не отпускал. Долго стояла у двери и прислушивалась, боялась выйти. А когда все-таки решилась, без конца смотрела по сторонам. После выходки Аллигатора не хотелось показываться кому-либо на глаза. Везде может подстерегать опасность. На каждом шагу. Сердце выпрыгивало из груди от любого шороха. Скорее всего, Ворон ждет, пока я приведу себя в порядок, чтобы наконец сделать то, ради чего оставил здесь. И от такой мысли тело пробрала дрожь. Вспомнила его наглый взгляд, хваткие объятия, самодовольную ухмылку, и щеки запылали от стыда. Просто немыслимо представить, как я с ним… нет, нет, лучше не думать об этом! Аллигатор прав. Во мне нет ничего особенного, что могло бы зацепить главаря банды. Как долго я смогу находиться под его защитой? День, два? Потом ему надоест… И что дальше? Отдаст на растерзание этому мерзкому крокодилу? Или еще что похуже?

— Не дрожи, малышка, — раздался за спиной знакомый голос. Вкрадчивый, томный. Глубокий и приятный на слух.

Я остолбенела. Медленно повернулась и в который раз задрала голову, чтобы посмотреть Ворону в глаза. А это был именно он. Возвышался, как гора, замерев на ступеньках.

— Страшно, — зачем-то призналась.

Уголки его губ дрогнули в уже привычной дерзкой усмешке. Потянулся к карману за сигаретами, а я заметила на поясе кобуру. И сразу в дрожь бросило. Я видела пистолет только один раз в жизни. Антон прятал его в коробку из-под обуви и держал в шкафу. Как-то случайно наткнулась и чуть сознание не потеряла, так испугалась. Одно дело в фильмах видеть, как стреляют и убивают, а совсем другое — в реальности. Помню, пристала тогда к Антону с расспросами, он клялся, что держит пистолет только для безопасности, мол, мало ли что, у него же бизнес. Как видно, не помог пистолет… Теперь вот увидела оружие у главного бандита, и ноги к полу приросли от страха. Ему же ничего не стоит нажать на спусковой крючок. Такой пристрелит, даже бровью не поведет. Пустяковое дело. Небось кучу людей перестрелял за всю свою криминальную жизнь. Что ему какая-то девка с улицы…

Вздрогнула, когда он чиркнул зажигалкой. Не спеша закурил и шагнул в мою сторону. Осторожно, но твердо. Тигриной поступью. Мне казалось, что он, словно хищник, присматривается и выжидает, думает, когда лучше наброситься. Сердце ушло в пятки. Я продолжала стоять, не отводя взгляда. Смотрела, как вдыхает дым, задерживая его в легких, как выпускает сизые клубы и чуть прищуривается, рассматривая меня. Все так же нагло и задумчиво. Наверное, нужно было опустить глаза и уткнуться в пол, как примерная девочка, но я не могла. На меня словно магия какая-то действовала. Сильная мужская энергетика. Она давила, порабощала, заставляла учащенно дышать и разгоняла по венам кровь. Во рту пересохло, а ладони мгновенно вспотели. Я нервно вытерла их о халат.

— Не бойся, — остановился в нескольких сантиметрах, и меня снова окутал его дурманящий запах. — Пока ты со мной, никто тебя не тронет.

— С вами?

— С тобой, — поправил он, положив ладонь на мое плечо. Я вздрогнула от этого прикосновения. Застыла. Дышать перестала. Испуганно замерла в ожидании. Его пальцы слегка прихватили ткань и обнажили кожу. Тело мгновенно напряглось, а ощущения обострились до предела.

— Синяки, — сказал он так, что меня окатило холодом.

— Что? — голос не мой, хриплый какой-то, дрожащий. Я у Ворона как на ладони. Даже притворяться не умею. Выдаю себя с головой, свой страх показываю.

— У тебя синяки на плече, — добавил он. Удивительно, что от стальных пальцев Аллигатора остались только пятна. Он мог запросто переломать мне все кости.

Ворон провел пальцами по моей разбитой нижней губе, заставив поморщиться от боли.

— В ванной есть аптечка. Приведи себя в порядок.

— Спасибо, — выдавила я, пытаясь успокоиться. Пока он молчал и смотрел, в моем воспаленном сознании проносились картинки, что он может сейчас со мной сделать, и от каждой из них по телу пробегала дрожь. Казалось, он никогда не уберет свою руку. Но Макс одернул ладонь. Выпустил мне дым прямо в лицо и в который раз нахально усмехнулся. Потом поднялся по лестнице на второй этаж. А я стояла и не могла пошевелиться еще несколько долгих секунд. Не верила, что буря миновала. Боялась, что он сейчас спустится, подомнет под себя и требовательно возьмет… Но он не спустился. Приложив ладони к груди, я выдохнула и бросилась в ванную.

Не передать, как я обрадовалась, когда обнаружила там щеколду. Хоть немного, но побуду в относительной безопасности. С наслаждением подставила тело под горячие струи и закрыла глаза. Хотелось поскорее избавиться от неприятного запаха Аллигатора, которым я пропиталась. Губа побаливала, напоминая о неприятном инциденте. А еще — о прикосновении Ворона. Я поймала себя на том, что пока не могу точно определить, как к нему отношусь. Конечно, ужасно боюсь, и то, что он бандит мне совсем не нравится. И что подкалывает, рассматривает меня, как диковинку. Хорошо хоть не обижает. В отличие от Аллигатора, который явно не дружит с головой. Хотя чему я удивляюсь? Это же бандиты, преступники! А мне теперь с ними жить бок о бок! Как на острие ножа. Даже если и смогу сбежать, то ненадолго. Быстро найдут и накажут. Так что не выбраться мне отсюда живой. Не выбраться.

Я всхлипнула, но вода услужливо смыла соленые слезы. Все, прощай прежняя спокойная жизнь. Теперь я должна быть настороже каждую минуту. Бояться каждого шороха. Бояться сказать лишнее слово. Теперь я полностью завишу от главаря этой банды. И если ему что-то не понравится…

Выключив душ и завернувшись в халат, я присела на бортик. Было страшно выходить. Я здесь никто, моя жизнь висит на волоске. И все из-за Антона! Еще пару дней назад я даже представить не могла, как он меня подставит, продумывала свадебный наряд и веселилась на девичнике. Ну как «веселилась». Жены его друзей сидели с постными минами, но время от времени все-таки фальшиво улыбались, делая вид, что я им нравлюсь. На самом же деле они меня люто ненавидели. Кто они, и кто я! Девица с улицы, обычная официантка, которая вытащила счастливый билет, «подцепив» богатого мужика. Это они — девушки из высшего общества, с детства привыкшие к роскоши. Они-то и общались со мной только потому, что об этом их просили друзья Антона. Он пытался как-то разбавить мое затворничество, но меня эти посиделки, честно говоря, только нервировали.

Сейчас общение с этими состоятельными, образованными дамами показалось подарком судьбы на фоне того, с кем мне приходится общаться теперь. Тяжело вздохнув, я затянула поясок халата потуже и вышла из ванной.

Потом долго не могла уснуть, постоянно ворочалась в постели. Вскакивала, прислушивалась, вытирала испарину со лба. Ждала, пока придет Ворон и принудит к близости. Хотя пыталась убедить себя в том, что он не такой жестокий, как показалось сначала. Ведь защитил же от Аллигатора, а мог стоять и смотреть, как тот надо мной измывается… Если найду к нему подход, возможно, останусь жива и невредима. Главное, чтобы он меня своим браткам не отдал. Те вообще без мозгов. Поежилась, вспомнив плотоядные взгляды, которыми они меня окидывали, когда шла к дому. Внутри все сжалось, страх усилился. В итоге только на рассвете забылась коротким, беспокойным сном.

Все утро ждала, пока придет Ворон, продумывала в уме, что ему сказать, подбирала слова. Но, как назло, по дому слонялись только его дружки. Я слышала их смех и разговоры с нецензурными словечками, и не выходила из комнаты, боясь на них наткнуться.

Вообще меня удивляло, что Ворон не спешит воспользоваться своим правом собственника. Другой бы на его месте имел бы меня всю ночь, а может, и больше. О бандитах много говорят по новостям, о них пишут в журналах и книжках, все они опасные и безжалостные, как Аллигатор. О, этот бы меня уже по стенке размазал, будь такая возможность… А Макс… Он другой. Выше их всех не только по статусу, но и по жизненным принципам. Это заметно даже со стороны, чувствуется на каком-то подсознательном уровне. Может, именно поэтому я и была уверена, что смогу с ним договориться… Только вот где его найти? В доме так много комнат, что можно заблудиться. Нужно подгадать момент, когда он будет один и желательно в хорошем настроении. Выбора нет, придется выйти из комнаты и попытаться его отыскать…

С грустью посмотрела на разорванное свадебное платье, что так и не решилась выбросить. Оно напоминало мою прошлую жизнь, которая теперь была изодрана на куски и растоптана. Ладно, хватит себя жалеть. Уже ничего не изменится. Нужно приспосабливаться к обстоятельствам и выживать.

Настроившись, я стала подыскивать, что надеть. Перебрав все вещи в шкафу, каким-то чудом нашла юбку-карандаш и синюю блузку, небрежно спрятанные в пакете и скрытые кучей разных коробок. Наверняка осталось от какой-нибудь пассии Ворона. Собрать собрали, а выкинуть забыли. На удивление, вещи оказались в хорошем состоянии и явно подходили по размеру. Немного помешкав, я все-таки решила их надеть. Другой одежды все равно нет, ну, если не считать мужского халата. Но не ходить же в нем вечность!

Увидев, что машина Ворона въехала во двор, я нервно затеребила волосы. Страшно идти к нему. Нужно понимать, что все может обернуться против меня. Я иду в лапы к чудовищу, оно запросто может сделать мне больно. Возможно, он просто забыл о моем существовании, поэтому и не тронул пока. А сейчас я приду сама и все может закончиться очень плохо. Но других вариантов нет. Либо меня сцапает Аллигатор, либо я попытаюсь уговорить главаря этой шайки меня отпустить. А если не получится, тогда хотя бы с ним подружиться…

Приоткрыв дверь, я через щель увидела, как Ворон прошел к лестнице и поднялся на второй этаж. Что ж, пора действовать… Нервно покрутив пуговицу блузки, я бросилась следом за ним. Ноги дрожали, а перед глазами мелькали отвратительные картинки. Воображение подкидывало варианты, что может сделать со мной этот бандит, когда я окажусь с ним один на один. В какой-то момент я даже остановилась и сделала шаг назад, но потом все же решилась. Повернула ручку двери и зашла в его кабинет…

Он стоял у окна. Стоял и курил. Я видела в пелене дыма его точеный профиль, его широкие плечи, красивые пальцы, которые наверняка могли причинять боль и ласкать одновременно. Ласкать? О чем это я? Помотала головой, стряхивая наваждение. Эти твари не знают жалости. И Ворон — один из них.

В комнате царил приятный полумрак. Я хлопнула дверью, пытаясь привлечь внимание, но бандит даже не шелохнулся. Как к нему обращаться? По прозвищу или имени? Немного подумав, все-таки выдохнула:

— Макс…

Ворон медленно повернулся. Скользнул таким взглядом, что тело мгновенно обдало жаром. Захотелось одновременно и сбежать, и остаться здесь навеки, чтобы он всегда так смотрел. Он как будто знал пароль к моему телу, и сейчас просто ввел нужные циферки, потому что оно стало действовать не по моей воле. И это не столько пугало, сколько шокировало. Никто и никогда не имел надо мной такой власти.

Стараясь совладать с эмоциями, я сделала шаг вперед. Давай, Алина, ты сможешь. Главное, не выдать страх.

Он не отрывал взгляда. Спокойно сел в кресло, а мое сердце забилось как сумасшедшее.

— Я хотела… хотела поблагодарить тебя. — Это первое, что взбрело мне в голову. Голос хриплый, немного взволнованный, но, кажется, он ничего не заподозрил.

— Поблагодарить? — Его четко очерченная бровь лукаво взлетела вверх. Боже, он раздел меня одним своим голосом. Опытно, быстро, пугающе… Мысленно я уже расстегнула блузку и отбросила ее вместе с юбкой, как что-то нелепое и ненужное.

— Да… — Сделала еще один шаг и оказалась рядом со столом, за которым он сидел.

— Ты спас меня от Аллигатора…

Еще шаг.

— Я очень, очень тебе благодарна…

Боже, что я плету?! Для меня он всего лишь преграда, чудовище, которое держит меня здесь, самодовольный мерзавец… Или нет?..

Еще пару шагов, я обошла стол и оказалась на расстоянии нескольких сантиметров от него. Воздух словно накалился, мне стало нечем дышать. Я видела в полутьме его глаза, видела пальцы, которые… которые умеют ласкать… Я словно попадала под гипноз. Теряла контроль. Теряла голову. И это пугало меня сильнее, чем угрозы Аллигатора.

Внезапно Ворон схватил меня за руку и, резко притянув, усадил к себе на колени. Наши губы оказались в опасной близости. В порочной глубине его глаз угадывался интерес и еще что-то, чего я не могла разгадать. Возможно, желание… Да какая разница?! Я здесь, чтобы попросить отпустить меня — и только. Ну или втереться в доверие, чтобы потом, когда он отвезет меня в город, попытаться сбежать. Краем глаза заметила на столе свой паспорт в пестрой обложке. Такой шанс выпадает один раз на миллион. Я не могу его упустить…

— Вот как? — его шепот обжег губы горячим дыханием, а рука мгновенно легла на мой затылок, натягивая волосы в жесткой, почти болезненной хватке. В следующий миг он впился в рот уверенным требовательным поцелуем, а я забыла, как дышать. Мне стало по-настоящему жарко. Горячо внутри. Еще сильнее ощутила его мощную энергетику, которая подавляла меня, заставляла беспрекословно ему подчиняться. И мне это нравилось! Как такое может быть? Остатки здравого смысла пытались напомнить, что я не знаю этого человека, что он чужой, опасный, дикий, но… Боже, эти руки и губы сводили меня с ума. Кожа словно плавилась под умелыми пальцами, дымилась, а от его запаха с примесью чего-то запретного, рискованного, первобытного, у меня закружилась голова.

Макс прекратил поцелуй, словно нарочно желая подразнить, и я попыталась избавиться от наваждения. Напомнить себе, что вообще-то меня ему отдали, как зверушку, что я должна договориться с ним или стащить документы, да что угодно, только не поддаваться его чудовищному магнетизму! Но сделать это оказалось непросто. Я уже положила одну руку ему на грудь, а второй провела по щеке и линии подбородка… Пальцы ощутили колючую щетину. Он молчал. Лишь пристально смотрел на меня. А мне хотелось продолжения, безумно хотелось ощутить его губы вновь, почувствовать ловкие пальцы не только на себе, но и там, внутри… Скользнула ладонью по его груди, вслепую изучая рельеф мышц, потом спустилась чуть ниже. Осторожно, нежно, немного неуверенно. Замерла на миг, решив, что зашла слишком далеко, что пора бы уже заняться своим паспортом, но по венам растекся нарастающий жар, а мысли окончательно спутались.

— Продолжай, — даже в шепоте слышались повелительные нотки. Мои пальцы замерли на его поясе, а щеки обжег румянец. Господи, какой я профан во всех этих делах! У нас с Антоном всегда все очень быстро происходило, без особых прелюдий. Мне даже удивить нечем…

— Совсем неопытный ангелок, — уголки его губ дернулись в улыбке. Ну вот — одна заминка, и он все понял. Привлек меня к себе вплотную и оставил на шее поцелуй, горячий, как раскаленный уголек. Невольно застонала и отклонила голову, подставляясь его губам, а разум требовал немедленно остановиться, потому что все шло совсем не по плану. Это я теряла бдительность, а не Макс. Бдительность, голову, принципы, все, что только можно, отдаваясь в его власть. Он действовал на меня каким-то магическим образом. Это удивляло и пугало одновременно…

Я все-таки высвободилась из его объятий и встала на колени. Вцепилась в пряжку его ремня дрожащими пальцами. Но он вдруг приподнял мое лицо за подбородок и заставил посмотреть в глаза:

— Доверие.

— Что?!

— Между нами должно быть доверие, Алина. Но я пока его не чувствую. Ты уже обдумала свой побег? Или за паспортом пришла? Забирай.

Он бросил документ прямо мне под ноги. Я растерянно смотрела на пеструю обложку, не понимая, к чему он ведет.

— Забирай и уходи.

— Ты… ты меня прогоняешь?

— Нет. Я позволяю делать тебе то, что ты хочешь.

— Но…

Внутри зашевелилось сомнение. Не стал бы он меня забирать, чтобы потом вот так взять и отпустить. Как-то это подозрительно. Неужели ловушка? Он что, меня проверяет? Наивно думать, что я могу забрать паспорт и спокойно отсюда уйти. Даже если он и вправду не станет меня удерживать, уж Аллигатор точно своего не упустит. Догонит ведь. Изобьет. Надругается. И Макс меня не защитит. Никто не защитит.

Ворон застегнул ремень и отвернулся к столу. Достал из пачки очередную сигарету и закурил. А я продолжала сидеть на полу и завороженно смотреть на клубы дыма, которые окутывали его и придавали таинственности. Я не знала, что делать дальше, как правильно поступить. Но одно поняла точно: Ворон непростой человек. Он не подпускает к себе близко и, кажется, меня проверяет. Оставить при себе или отдать своим ребятам. Можете закидать меня камнями, но я уже была готова ответить, что никуда не пойду. Только помешали громкие голоса, раздавшиеся за окном. Макс поднялся и приоткрыл занавеску, а я привстала на носочки и заглянула ему через плечо. Лучше бы я этого не делала. Испуганно отшатнулась и почувствовала, как темнеет в глазах.

Те самые бандиты, которые сорвали мою свадьбу, сейчас крутились во дворе и… тащили на цепи, как псину, моего Антона.

Загрузка...