Эпилог


Стрелки часов ползли, вращались, соединялись и разъединялись, но для меня время словно остановилось. Я искренне удивилась, посмотрев дату на телефоне: прошла неделя с тех пор как… С тех пор как его не стало. Вместе со мной теперь жила Лена с Вовкой, и мне не было так одиноко, как в первые дни. Мальчишка болтал без умолку, смешил и не давал плохим мыслям лезть в голову. А еще приезжала мама, и тогда мы разговаривали часами, не замечая ничего вокруг. Часто я сидела на диване, укутавшись в плед, а она была рядом и гладила меня по голове. Перебирала волосы, обнимала, что-то говорила, и я на какое-то время чувствовала себя счастливой. Закрывала глаза и улыбалась, ощущая себя ребенком. Господи, сколько времени было упущено, сколько счастливых дней мы смогли бы провести вместе, не сосчитать! Но по злой воле одного человека счастье пришло слишком поздно. Тогда, когда я не имею права быть счастливой. Из-за того, что его рядом нет. Вернее, вообще нет на этом свете…

Да, иногда боль ненадолго проходила. Нет, скорее, утихала, я просто забывала о ней. Но стоило остаться одной в тишине — как она обрушивалась с новой силой. Я не могла забыть наш с ним последний разговор, когда он сказал, что не может спать, потому что видит лица убитых. Что хочет завязать с криминалом. Раскаивался, хотел попробовать начать все с чистого листа — без преступлений, разборок, убийств… Не успел. Не получилось. И снова по чьей-то злой воле. Как жаль, что часто нашу судьбу решает какой-то человек. И насколько мы сами беззащитны перед своим будущим. Как слепые котята, идем на ощупь, не зная, что впереди. Хотя мама говорит, что мы не одиноки, а еще, что можем встретиться со своими близкими и родными на небесах. Иногда я смотрю на небо и думаю, что, возможно, когда-нибудь мы с ним и вправду встретимся. Мне так много нужно ему сказать…

Стрелки соединяются и разъединяются, время идет вперед, происходят перемены. Вот и банду нашу они не обошли стороной. Сидя на диване в гостиной, я узнавала последние новости от Аллигатора. Группировка распалась. Сам он занялся делами компании, которая раньше принадлежала Антону, кто-то из братков открыл сеть автомоек, а кто-то не смог образумиться и угодил за решетку.

— Ты позвал меня в особняк, чтобы рассказать, как сложилась жизнь братков? — проворчала я, устало прикрыв глаза. — Это жестоко. Здесь все напоминает о нем. И приглашать меня сюда из-за такой ерунды…

— Не только для этого. Мы поймали убийцу Ворона.

Я открыла глаза и вжалась в спинку дивана.

— Поймали Когтя?

— Да. Ксюха оказалась права. Это он его заказал. Побоялся, что Ворон скопировал информацию и до сих пор имеет на него компромат. Ну, Коготь никогда особым умом не отличался. Как и его телохранители. Я убил его одним выстрелом в голову. Поделом гниде. — Аллигатор дополнил фразу отборным матом.

— А что с Ульяной?

— Она умудрилась сбежать, когда жирдяя врасплох застали журналисты. Под шумок сбежала и вернулась к Когтю. Там нашла себе какого-то идиота и все-таки свалила за бугор.

— Ясно.

Я вздохнула и посмотрела на дверь кухни. Почему-то вспомнила, как мы с ней познакомились. Как подумала, что она жена Макса и как сильно ее к нему ревновала.

— А Ксюхе, кстати, я назначил стрелку, — прервал мои воспоминания Аллигатор. — Ну, в смысле, встречу, чтоб извиниться и все такое… А там видно будет.

— Что ж, я рада.

— По голосу не скажешь.

Внезапно я услышала шаги за спиной. Испуганно обернувшись, я увидела спускающегося по ступеням Макса. Стоп-стоп-стоп. Я, наверное, сбрендила. Это не может быть он, он же… Я вскрикнула и провалилась в темноту.

…А очнулась в знакомых и родных до боли руках. В его руках. И не могла поверить, что Макс, склонившийся надо мной, не призрак и не фантазия. Настоящий. Живой. Или это я умерла?

— Ты что, привидение? — я протянула руки и дотронулась до его щеки.

— Я такой страшный? Не думал, что борода так портит мою внешность.

Я продолжала жадно трогать его лицо.

— Как, как это возможно?!

Он перехватил мои руки и перецеловал каждый палец. Я поймала себя на том, что дрожу и что щеки мокрые от слез. Боже, я боялась моргнуть, вдруг этот морок исчезнет!

— Мне пришлось инсценировать свою смерть, — наконец он все прояснил. — Покушение было, но я выжил. И Аллигатор помог мне скрыться. Так было нужно, чтобы узнать, кто убийца, ну и уладить кое-какие дела, чтобы выйти из криминала. Николай Владимирович меня понял и помог закрыть некоторые проекты. Оставил мне компанию и еще пару объектов. Так что теперь, когда все разрешилось, скрываться нет смысла.

— Ах ты негодяй! — Я с обидой стукнула его кулаком в плечо. — Ты хоть знаешь, что я пережила за это время?!

— Знаю. Аллигатор мне рассказывал. Но ты не думай, я заглажу свою вину.

— Ты так просто не отделаешься! — пригрозила я пальцем.

— Знаю. Но у меня к тебе интересное предложение.

— Какое?

— Выходи за меня замуж.

***

Мы продали дом и купили трешку в другом районе. Мой муж теперь руководит компанией, которая когда-то принадлежала Антону. И да, он действительно завязал с криминалом, к большой радости его матери, которая находилась в ремиссии. Я тоже радовалась, хотя и понимала, что окончательно сойти с этого пути непросто, ведь тех, кто погиб по его вине, уже не вернуть. Но он старается стать лучше. Не признается, но я знаю, что тайно помогает финансово родственникам убитых, кается, занимается благотворительностью. Ну а я…

В первую очередь я счастливая жена и мама — у нас родился сын, которому я посвящаю все свое время. Ну а когда выдается свободная минутка — лечу в ресторан. Да-да, тот самый, которым когда-то руководил Коготь. Макс подарил его мне. Ксюшка теперь там директор и часто помогает мне решать разные дела. Я говорила, что они с Аллигатором собираются пожениться? Наверное, не говорила, потому что сама все еще в шоке от этого известия. Никак не могу представить их вместе. Но любовь зла, как говорится. Надеюсь, что все у них сложится хорошо. Аллигатор теперь следит за речью, носит строгие классические костюмы, даже отрастил шевелюру. Я с трудом узнаю в нем того наглого, грубого бандита. Как бы забавно ни звучало, но он единственный, кто помог Максу с инсценировкой гибели (не считая «шефа», Николая Владимировича), проконтролировал, чтобы «распад» группировки произошел без кровопролития и уладил много других важных вопросов. Вот так иногда самый заклятый враг может стать самым преданным другом, — я до конца жизни буду помнить, как он поддержал меня в самый сложный период моей жизни.

Не знаю, сможет ли Макс когда-нибудь замолить свои грехи… Перестанут ли его когда-нибудь мучить кошмары и угрызения совести? В любом случае, я сделаю все для того, чтобы он был счастлив. Нужно ценить каждый момент своей жизни, потому что завтра мы можем уже никогда не увидеть улыбки близких и яркое солнце, не сможем ощутить запах кофе и прохладу дождевых капель на лице. Увы, смерть ходит слишком близко. Она коварна и всегда появляется в самый неожиданный момент. Я надеюсь, мы будем готовы к этой встрече. Встретим ее с улыбкой и благодарностью, надеясь, что прожили достойную жизнь…


Конец
Загрузка...