Глава 15. О том, что родственников и жен не выбирают

Опрос циркачей Аршер поручил гвардейцам, а сам решил побеседовать с Амандой. Именно она присматривала за Эльвенг, а значит, знала ее лучше других в шапито. Возможно, его жена посвятила циркачку в свои дальнейшие планы.

По приказу Аршера Аманду привели в кибитку Эльвенг.

— Ты знаешь девушку, которая жила здесь? — спросил он у циркачки.

В ответ она молча пожала плечами. Несговорчивая. Аманду вряд ли удастся провести, как старую няню. На такой случай у Аршера имелся иной способ воздействия, куда менее приятный — угроза.

— Сколько обладателей неучтенных Даров в шапито? — поинтересовался Аршер.

Аманда вздрогнула. Ага, он попал в болевую точку. Шапито издавна служили пристанищем для тех, кто получил Дар незаконным путем, без разрешения короны.

— Я могу приказать гвардейцам проверить всех здесь на наличие Дара, — продолжил свою мысль Аршер. — Ты в курсе, что ждет тех, кто нарушил закон, и тех, кто их укрывал — Белая башня и изъятие Дара. Еще ни один нарушитель, у которого изъяли Дар, не остался в своем уме. Это верная смерть. Ты готова рискнуть жизнью друзей ради девчонки, которую едва знаешь?

Аманда шумно сглотнула. Аршер не торопил ее с ответом. Ей предстоял непростой выбор — решить, кого предать.

— Она сказала, ее зовут Элия, — в итоге прошептала Аманда.

— Что еще она о себе рассказывала? — Аршер подался вперед, жадно вслушиваясь в голос циркачки.

— Что скрывается от семьи.

— Как она себя чувствовала? Она не выглядела больной?

Аманда удивленно моргнула:

— Нет, она была в полном порядке. Золотистые волосы, янтарные глаза… красивая девушка.

Настал черед Аршера изумляться. Аманда описывала кого угодно, но только не его жену. Он запомнил Эльвенг похожей на живой труп. Красавицей ее точно было не назвать.

Но циркачка говорила правду, Аршер в этом не сомневался. Выходит, у его жены изменился не только запах, но и внешность. Как, скажите на милость, искать девушку, внешность которой неизвестна? Светлые волосы и глаза, конечно, приметы, но сколько таких девиц ходят по улицам столицы. Сотни, если не тысячи.

Но чем сложнее задача, тем интереснее. Давно Аршер не чувствовал такого задора. Охота в Зачарованном лесу превратилась в рутину, а с женой Аршер ощутил забытый азарт.

Но вскоре Аршера постигло новое разочарование — Аманда не знала, куда ушла Эльвенг. О ее дальнейших планах циркачка не имела никакого понятия. Его жена была осторожна, ни с кем ими не делилась.

К рассвету стало ясно, что циркачи рассказали все, что знают, то есть практически ничего. Гвардейцы покинули лагерь шапито. Как Аршер и обещал, проверок на Дары не последовало.

Осталась последняя надежда найти Эльвенг — проследить ее след по запаху. Аршер до последнего не хотел к этому прибегать, но, видимо, придется.

В черте города провернуть такое практически нереально. Слишком много других сильных запахов. Свежая выпечка, подгнивший мусор, духи, пот и еще много всего — город буквально пропитан ароматами. Одно наслаивается на другое, перемешивается, дробится и в итоге уводит в сторону от цели.

Человеческий нюх Аршера не способен уловить среди этого многообразия запах Эльвенг. Другое дело — нюх второй ипостаси. Все его чувства обострялись, когда он менял форму. В этом тоже заключалась часть его Дара.

Демонстрировать вторую ипостась на людях считается дурным тоном. Особенно такую жуткую, как у Аршера. Но желание отыскать жену возобладало над здравым смыслом.

Стояло раннее утро, прохожих на улицах столицы было немного, и Аршер рискнул.

Едва сменилась ипостась, как все стало другим. Зрение усилилось в разы, теперь он видел крохотные выщерблены на торце здания на расстоянии десяти карет от него. Слух улавливал малейшие шорохи. А нюх… на него обрушилась целая лавина запахов, и среди них Аршер ощутил тот самый. Слабая нотка, едва различимая, но безумно манящая.

Повинуясь этому зову, Аршер шагнул из-под навеса, под которым прятался. В тени он оставался незамеченным, но выйдя на свет, сразу обратил на себя внимание.

По ушам тут же ударил крик:

— Зверь из Зачарованного леса! Он явился по наши души! Бегите!

Люди с воплями бросились врассыпную. Простые горожане редко видели вторые ипостаси обладателей Дара. Многие не подозревали, как жутко они могут выглядеть. Неудивительно, что Аршера приняли за чудовище.

Но ему было плевать. Он шел по следу. Другие запахи все еще перебивали его, порой Аршер вовсе терял аромат Эльвенг, но потом неизменно его находил.

Продвигался он медленно. Улица за улицей. И где бы Аршер ни показывался, везде возникала паника.

В конце концов, запах привел его в один из худших районов столицы. Бедный, грязный, но что самое худшее — невыносимо вонючий. Аромат Эльвенг окончательно утонул и развеялся в этом смраде. Аршер рыскал по улицам в надежде снова его уловить, но каждый раз терпел неудачу.

Главный королевский ловчий охотится в лесу. Там, где чистые запахи, не испорченные цивилизацией и людьми. Город — совсем другое дело. Здесь острый нюх не помогал в поисках, а напротив, сбивал.

Но Аршер не сдавался. Желание найти Эльвенг было почти болезненным, невыносимым, он не мог ему противостоять. Он продолжил бы искать столько, сколько потребовалось, не замаячь перед ним прозрачный силуэт.

Король… Только его величество Бенедикт Смелый обладал Даром перемещения своего сознания на расстояние. Дядя Аршера лично добыл для тогда еще будущего короля магическое животное с подобным Даром.

— Ты что творишь? — возмутился король. — Полгорода распугал. Уже пошел слух, что напали магические животные из Зачарованного леса. Люди бегут из столицы. Немедленно верни человеческую форму.

Поиски все равно провалились, так что Аршер не стал перечить. Спустя миг он выглядел как человек.

— Так лучше, — кивнул король и добавил миролюбиво: — Возвращайся во дворец, вместе придумаем, как быть дальше.

После этих слов королевский силуэт развеялся, и Аршер с досады ударил кулаком в стену. Все напрасно! Он не нашел Эльвенг.

Тррр — по стене здания пошла трещина от его удара. Посмотрев на каменную кладку, Аршер с удивлением заметил на ней следы крови. Он перевел взгляд на собственную руку — кожа на костяшках была содрана. Он совсем забыл, что сменил ипостась, и ударил человеческой рукой, а на ней нет брони.

До чего Эльвенг его довела? Он окончательно лишился разума из-за этой девчонки.

***

— Вот вечно ты так — все портишь! — в сердцах упрекнул дядя.

Он довольно быстро оправился от шока и даже помог мне вытащить нож из груди. А потом с открытым ртом наблюдал, как рана затягивается без единой капли крови. После этого он отложил нож, рассудив, что тот не пригодится.

А вот дыра на платье так и осталась, между прочим! Это был мой единственный наряд. Как мне теперь в люди выйти?

Исчадие успокоилась, осознав, что опасность мне не грозит. Зато Аннабель горестно вздыхала в углу. Призрака постигло очередное разочарование — я снова не умерла. Весь ее скорбный вид говорил о том, как сильно она сожалеет о моей феноменальной живучести.

— Нельзя быть такой эгоисткой! — обвинила Аннабель. — Думаешь только о себе.

Дядя ее не видел и не слышал. Я тоже притворилась глухой. Не буду общаться с ней при посторонних, а то еще признают недееспособной. Боюсь представить, чем это обернется в чужом мире.

— Убирайтесь! — я указала графу на дверь. Довольно с меня общения с родственниками. Я была дико зла на графа и не желала его видеть. — Или я позову на помощь и всем расскажу, что вы пытались меня убить. Вас накажут!

— Как ты это докажешь? — поинтересовался дядя. — На тебе даже следа не осталось. А если расскажешь о бессмертии, то привлечешь к себе внимание, и Аршер мигом тебя вычислит.

Я вздрогнула. Мне только мужа не хватало, и так полный комплект — призрак-рецидивист, адский пес и дядя с замашками Чикатило (вон как ножом лихо орудует). Надо как-то иначе избавиться от графа…

Может, натравить на него Исчадие? Адский пес мигом прогонит родственника.

Я покосилась на болонку и попыталась припомнить, когда эта вредина меня слушалась. На ум не пришло ни единого случая. Сейчас она тоже наверняка не выполнит команду.

Пока я размышляла, как же быть, дядя сделал свои выводы:

— Выходит, в тебе проснулся Дар. Ходила тайком в Зачарованный лес?

Я пожала плечами. Мол, свои секреты не выдаю.

— Как ты только поймала магическое животное, откуда силы взялись? — ворчал дядя. — Теперь понятно, откуда перемены во внешности и внезапное выздоровление. Это все Дар. Но что же делать, что делать. Если Аршер узнает…

Дядя резко умолк и схватился за сердце. Неужели помрет? На миг я ощутила себя Аннабель, ждущей чужой смерти. Я не кровожадная, но граф тот еще фрукт.

Вот только толстяк был крепче, чем казался. Не получив сочувствия с моей стороны, он быстро пришел в себя. Так и думала, что это спектакль.

— Ты в курсе, от кого у тебя Дар? Ты уже его зарегистрировала? — засыпал он меня вопросами.

На все у меня был один ответ — нет.

— Собирайся, — в конце концов, принял решение дядя. — Ты идешь со мной.

— Куда это? — насторожилась. Никуда я с ним не пойду!

— Для начала в нормальную гостиницу. Моя племянница не будет жить в гадюшнике, — он скривил пухлые губы.

— А потом? — уточнила.

— Потом мы возьмем то, что причитается нам по праву, — заявил он. — Дербиши почти разорены, зато теперь мы родня главного королевского ловчего. Ты, моя девочка, — законная жена Аршера Моргари. А я — дядя законной жены главного ловчего. А мои дочери — сестры законной жены…

— Хватит, — перебила, — я все поняла.

Дядя Эльвенг был не промах. Быстро сообразил, как извлечь выгоду из племянницы. Сперва я хотела послать его куда подальше, а потом вытолкать взашей. Даже открыла рот, да так и захлопнула, ничего не сказав. Все потому, что меня осенило — я ведь тоже могу использовать ситуацию в свою пользу!

Дядя, конечно, тот еще поганец, но он может быть полезным поганцем. В конце концов, покушений от него больше не будет — он понял, что это бесполезно.

— Я готова встретиться с мужем, — пошла я на хитрость. — Но думаю, это надо сделать прилюдно, при свидетелях. Тогда Аршер не сможет увильнуть от обязательств перед нашей семьей.

— А ты молодец, — хмыкнул дядя, не распознав моего блефа. — Быстро соображаешь, вся в меня. У тебя есть идеи как это провернуть?

— Мы должны увидеться на каком-нибудь светском мероприятии, — предложила я.

— Королевский бал! — радостно хлопнул дядя в ладоши. — Он как раз через неделю.

— Там будет весь двор? — уточнила я.

— Разумеется, — кивнул толстяк. — И даже сам король.

— Отлично, — я улыбнулась вполне искренне. Провести дядю оказалось легче легкого. Граф может и хитрый, но не умный.

Король мало меня интересовал, а вот придворный одаренный Дайкор очень даже. Кажется, я только что нашла способ попасть во дворец. У меня будет шанс встретиться с мудрецом! А с дядей и мужем я как-нибудь разберусь.

Гостиница, где остановился дядя, располагалась на центральной улице столицы. Его номер насчитывал целых шесть комнат — четыре спальни, общую гостиную и умывальню.

Одну из спален выделили мне. Из ее окон открывался прекрасный вид на дворец, а еще здесь была огромная кровать, не то что в моей убогой каморке. Дядя вовсю тратил деньги, вырученные за продажу моей жизни, но я хоть посплю на нормальной кровати с матрасом и подушками.

Вместе со мной в новое временное жилье переехали мои навязчивые спутники. Адский пес, от которого не избавиться. И призрак-убийца, которого я теперь видела на постоянной основе. Так себе компания, если честно.

Сестры-близняшки, дочери графа, тоже были здесь. Зачем-то он притащил их в столицу. Впрочем, от них был толк — они же кладезь полезной информации.

Сестры восприняли мое преображение с восторгом и завистью.

— Как же тебе повезло, Элия! — вздыхали они по очереди. — Ты теперь одаренная. А нам папа не смог оплатить проход в Зачарованный лес. Ему это не по карману.

Так я выяснила, что есть некая квота на посещение Зачарованного леса и обретения Даров. Аристократы платят в казну немалые деньги и получают что-то вроде нашего разрешения на охоту. Затем они идут в лес и, если повезет, добывают себе Дар. Второй попытки, как правило, не бывает. В том числе из-за непомерно высокой цены разрешения.

Но времени на болтовню было не так много. Каждую свободную минуту занимала подготовка к важному событию.

— Бал по поводу совершеннолетия принца совсем скоро, — обрадовал дядя. — Мы должны сшить тебе приличный наряд, Элия. Раз уж ты похорошела, это надо использовать.

Я поморщилась. Какое-то средневековье, где женщину оценивают исключительно по ее внешности. Но спорить с дядей не стала. Пусть делает, что хочет, мне главное попасть во дворец.

И закрутилось. Следующие несколько дней состояли из сплошных подборов ткани, примерок, выбора прически и украшений. Да я к выпускному и первому в жизни свиданию так тщательно не готовилась!

Дядя не скупился, покупал все самое лучшее и дорогое. Вовсе не потому, что хотел загладить передо мной вину. Просто я была его инвестицией. Он вкладывал в меня средства в расчете вернуть все с процентами. Я видела блеск денег в его глазах. Мысленно он уже купался в золоте, как Скрудж Макдак из мультфильма.

Граф мысленно уже подсчитывал выгоду от моего брака с Аршером. Я не стала сообщать, что ничего ему не светит. Даже если Аршер доберется до меня, я позабочусь, чтобы дяде и монетки не перепало от средств мужа. А нечего меня убивать, я злопамятная.

Периодически дядя, как и его дочери, делал попытки выпытать у меня подробности о Даре. Мое бессмертие не давало ему покоя.

— Где ты раздобыла такой сильный Дар? — спрашивал он.

Я в ответ лишь пожимала плечами.

— Что еще ты можешь? От какого магического животного твоя сила? — Вопросов была масса, но я всегда отмалчивалась. В основном потому, что сама не знала ответы. Не рассказывать же ему про мой мир и перо на остановке.

Дядя каждый раз напарывался на глухую стену моего молчания и уходил ни с чем. А вот мне с болтушками-сестрами везло больше.

Близняшки тоже готовились к балу. Мы проводили много часов вместе в примерочных. Я использовала это время с пользой — расспрашивала их обо всем.

Для начала я спросила об Исчадии. Адская болонка не давала мне покоя.

— Не могу вспомнить, откуда у меня эта собака, — призналась я. — После того падения из окна некоторые вещи стерлись из памяти.

— Неудивительно, — сказала Верона. — Ты тогда так ударилась головой…

— Кажется, собаку тебе подарила мама, — припомнила Венона. — После смерти родителей ты переехала к нам уже с собакой. Этот пес очень старый, наверное, скоро сдохнет.

Исчадие, дремавшая на пуфике, фыркнула в ответ на заявление Веноны. Мол, ждите дальше, я еще вас всех переживу. Лично я ни капли в этом не сомневалась. Болонка не выглядела старой и немощной, а в образе адского пса вовсе искрилась здоровьем.

Итак, Исчадие у Эльвенг от матери. Интересная она была женщина… подарила дочери собаку для охраны. Готова поспорить, мама знала «особенности» болонки. А вот остальная часть семьи не в курсе метаморфоз Исчадия. Жаль, родители Эльвенг унесли свои секреты в могилу, но они точно были непростыми людьми.

Исчерпав тему Исчадия, я заговорила о Дайкоре, на которого возлагала все свои надежды.

— Вы слышали о королевском мудреце? — спросила я, когда мы были у цирюльника.

— Как же его зовут, — задумалась Венона. — Имя вроде на Д…

— Дарон? Дидон? Дайгон? — перечисляла Верона.

— Дайкор, — подсказала я.

— Точно! О нем ходят разные слухи, — заметила Верона. — Говорят, он невероятно мудрый, знает абсолютно все, но его помощью мало кто может воспользоваться.

Я напряглась. Это еще что за новости?

— Почему? — поинтересовалась. — Король не позволяет ему помогать другим?

— Насколько знаю, нет такого запрета, — пожала плечами Венона. — Раньше люди к мудрецу шли толпами, но затем поток иссяк. Ты не помнишь, сестра, в чем там была причина?

Верона нахмурилась, припоминая.

— Кажется, проблема в его советах, — неуверенно ответила она. — Но лучше тебе спросить у папы.

Вот уж нет, к графу я с этим вопросом не пойду. Ни к чему ему знать, что меня интересует королевский мудрец.

Увы, сестры больше ничего не смогли рассказать о Дайкоре, но я решила не расстраиваться заранее. Уверена, я пойму Дайкора. У меня за плечами опыт общения с малышами — подрабатывала во время учебы в детском саду. А дети иногда так говорят, что без помощи шифровщика не разобраться.

Ночами я тоже не была одна. На кровати под боком спала Исчадие, а в углу отсвечивала синим Аннабель. Она была как вечно включенный ночник, а я люблю спать в темноте. Это и для здоровья полезнее.

— Аннабель, сходи, посвети где-нибудь в другом месте, — в очередной раз ворочаясь без сна, попросила я. — А утром возвращайся.

— Как ты говоришь со мной? Ты что, совсем меня не боишься? — оскорбилась призрак.

— А чего мне бояться? Мы уже выяснили, что убить меня ты не можешь. Ты как назойливый комар, — подобрала я сравнение. — Летаешь, жужжишь, мешаешь спать, но совершенно безобидна.

— Комар может укусить.

— Но не больно и не опасно для жизни.

— Некоторые комары переносят смертельные болезни, — упрямо возразила Аннабель.

— Ой все, — махнула я рукой и перевернулась спиной к призраку. Мало того, что меня преследует привидение-убийца, от которого невозможно избавиться, так она еще и зануда.

За всеми этим приготовлениями и разговорами время пролетело незаметно, и наступил он — тот самый день. День бала во дворце.

***

Вечером накануне бала я стояла перед зеркалом в полный рост и смотрела на практически идеальную версию себя.

Эту неделю я хорошо питалась и немного прибавила в весе. Наконец, ребра перестали выпирать, а щеки приобрели приятную округлость. Волосы стали гуще и сияли еще ярче. Казалось, каждая моя смерть лишь добавляет внешности красок. Такая своеобразная компенсация. Умерла и воскресла? Плюс десять баллов к красоте. Если так продолжится, я стану местной мисс Вселенная.

С выбором платья дядя тоже постарался. Женская мода этого мира все еще казалась мне странной, но я была рада, что не приходится носить корсеты и кринолин. Они бы точно меня прикончили, и никакое бессмертие не спасло.

Платье было двух цветов — синий лиф и часть юбки переходили в красный низ. Длинные рукава-клеши из прозрачной ткани свисали до пола. Оголенная шея и плечи, сложное узорчатое переплетение ткани в районе груди и талии — все эти детали придавали наряду уникальный вид. Но главное — платье деликатно подчеркивало мои формы и не смотрелось при этом вульгарно.

Одним из аксессуаров к наряду внезапно оказался веер. Я не знала, что с ним делать, поэтому размахивала им без цели.

— Пора, — в спальню заглянул дядя. — Негоже опаздывать на королевский бал. Жду тебя на улице.

Я шагнула к двери. Исчадие тут же спрыгнула с пуфика, где лежала, на пол.

— Не в этот раз, — покачала я головой. — Собакам на бал нельзя.

— Рррр, — возразила болонка.

— На меня не рычи, это правило придумала не я.

В ответ болонка выпятила пушистую грудь и продемонстрировала зубки, намекая, что она — незаменимый охранник. Куда я без нее? Пропаду же.

— Если честно, — заметила я на это, — ты весьма посредственный защитник. Меня несколько раз убили в твоем присутствии.

Исчадие понуро опустила голову и побрела обратно к пуфику. Впервые я видела, чтобы болонке было стыдно.

Если от компании Исчадия удалось избавиться — хоть один вечер проведу без ее бдительного ока! — то Аннабель невидимой тенью отправилась вслед за мной.

— Могла подождать меня в гостинице, — ворчала я, выходя на улицу, где ждала карета.

— Я привязана к тебе, это от меня не зависит, — сообщила призрак. — Думаешь, мне нравится повсюду ходить за тобой и наблюдать за твоей унылой жизнью?

— Твоя-то жизнь явно была веселой, — уколола я в ответ. — Настолько, что ты до сих пор не можешь упокоиться с миром. Ты в курсе, что Моргари специально выбирают первых жен тебе на заклание, а потом женятся на тех, кто им действительно нужен и важен. Так они обходят твое «жуткое» проклятие.

От такой новости Аннабель чуть не умерла второй раз. Несчастное привидение замерло на миг, схватившись за сердце и закатив глаза.

Оказывается, она этого не знала. Убив первую жену, призрак возвращалась обратно в загробный мир и так до новой жертвы. Что в это время творилось в мире живых, Аннабель понятия не имела.

Так я выяснила интересную подробность о проклятии — оно не касалось конкретно первых жен. Просто мужчины рода Моргари придумали такой обходной маневр.

— Тебя не смущало, что ты убиваешь жен, а род все равно продолжается? — спросила я у призрака.

— Я не думала об этом, — призналась Аннабель. — Какое вероломство! Ах, Моргари, будьте вы прокляты!

— Уже, — напомнила я.

— Точно… — с досадой вздохнула Аннабель.

— Может, оставишь меня в покое? — предложила. — Я не та, кто тебе нужен. Я так, просто мимо проходила.

— Не могу, — призналась Аннабель. — Я такая же заложница проклятия, как и ты, и обязана следовать каждой его букве.

Да уж, не повезло. Причем нам обеим.

— С кем ты говоришь? — спросил дядя, встречавший меня возле кареты.

Все время забываю, что Аннабель вижу и слышу только я.

— Сама с собой, — пояснила я. — Это все нервы перед встречей с дражайшим супругом.

Мы сели в карету вчетвером, если считать живых, и впятером, если приплюсовать призрака, и карета покатилась в сторону дворца. Тот переливался огнями в свете звезд, манил и обещал осуществление всех надежд. В том числе, моего отчаянного желания вернуться домой.

Глядя на дворец, я гадала, какой будет наша с Аршером встреча. Он узнает меня или пройдет мимо? Все же я сильно изменилась с тех пор, как мы в последний раз виделись. Вероятно, он вовсе считает меня мертвой.

Сейчас проверим, дорогой муженек, способен ли ты узнать собственную жену. И если да, то какой будет твоя реакция?


Загрузка...