Глава 41. О том, что один дух хорошо, а два — лучше

Я вздохнула с облегчением и повернулась к девочке. Все то время, что взрослые спорили, она играла, повернувшись к нам спиной. Но взрослые сами не обращали внимания на принцессу. Они говорили о ней так, будто ее нет в комнате. Неудивительно, что она игнорирует их в ответ.

На этот раз вниманием принцессы завладел кукольный театр. Представление вот-вот должно было начаться. Мириам рассадила игрушки на детских стульчиках перед небольшой сценой с занавесью. Один из стульчиков пустовал. Подозреваю, именно на нем сидит господин Черный. Вот только я по-прежнему его не вижу.

— Аннабель, — позвала я и указала на стульчик, — он там?

Оказавшись в покоях принцессы, призрак забилась в угол и с тех пор не покидала его. Черное существо пугало ее. Но Аннабель боится даже собственной тени, что с нее взять. Из-за поведения призрака я в свою очередь опасалась, что в самый ответственный момент, несмотря на данное мне обещание, она откажется помогать.

Я задала вопрос, а ответом была тишина.

— Возьми себя в руки, Аннабель! — прошипела я. — Подумай о Криспиане. Ты же хочешь его освободить? Если меня запрут в темнице, это будет проблематично.

Аннабель всхлипнула, но сделала осторожный шаг из угла. Она словно шла по канату, натянутому над пропастью. Тряслась и чуть ли не рыдала, но все же приблизилась ко мне и спряталась за моей спиной.

— Он там, — трагическим шепотом сообщила Аннабель мне на ухо.

Я кивнула. По крайней мере, враг на месте. Уже плюс.

По правде говоря, я скрыла часть информации от других. В письме Аланы была еще третья страница старой рукописи. Именно там говорилось, как уничтожить душегуба.

Алана написала, что душегуба невозможно изгнать до тех пор, пока не найден тот, кто его наслал. Существо не материально, оно что-то вроде киллера, созданного чужой злой волей. И пока заказ не будет выполнен, от него не избавиться. Единственный выход — отменить заказ, а для этого необходимо выяснить имя заказчика.

Одним словом, мне необходимо поговорить с душегубом и узнать, кто его прислал за принцессой. Но как это сделать, когда я его не вижу и не слышу? Вот тут мне нужна Аннабель. Без нее вся эта затея обречена на провал.

Но надо смотреть правде в глаза — Аннабель не способна вести допрос душегуба. Она и посмотреть на него не в состоянии, все прячется за моей спиной. Даже если я буду диктовать ей что говорить, вряд ли она это повторит.

И все же я не отчаивалась. Была у меня одна идея. Откровенно говоря, сомнительная. Я почерпнула ее из кинематографа. Конкретно из «Привидения». Герой фильма умер и стал призраком, как Аннабель. В какой-то момент он вселился в медиума и смог управлять ее телом. При этом они стали как бы одним целым.

Вот если бы Аннабель вселилась в меня… возможно, тогда я бы тоже увидела душегуба и смогла с ним пообщаться.

Свое предложение я озвучила Аннабель.

— Да ни за что! Это противно, — шарахнулась она от меня. — Соединений тел и душ — интимный процесс. Мы не настолько близки.

Исчадие и та смотрела на меня как на ненормальную, а я чувствовала себя смертником, которому нечего терять. Хуже вряд ли будет. Я определенно достигла дна.

— Сейчас не время пререкаться, Аннабель, — топнула я ногой. — А ну быстро вселяйся в меня!

Командный голос сработал безотказно. Аннабель прекратила сопротивление и только пробормотала:

— Но как? Я ничего подобного прежде не делала…

— Подойди ближе. Так, словно хочешь пройти насквозь, но не уходи, а попытайся стать частью меня, — посоветовала я.

Опыта у меня тоже не было. Я даже не была уверена, что мне это понравится. Если вообще что-то получится. Это тоже не факт. Но за дверью покоев ждет воинственно настроенный король с гвардейцами. Это подстегивает на действия.

Аннабель, тяжело вздыхая, направилась ко мне. Я знала, чего примерно ожидать, уже как-то проходила через призрака. Будет холодно. Так, словно облилась ледяной водой и голой выбежала на сорокаградусный мороз. Но обычно мы с Аннабель не контактировали долго, и неприятное ощущение быстро заканчивалось. В этот раз все было иначе.

Исчадие с любопытством наблюдала за процессом, наклоняя голову то вправо, то влево. Принцесса и та забыла о кукольном театре. Наше с Аннабель представление оказалось поинтереснее.

Призрак шагнула в меня, и дыхание мигом перехватило. Ощущение было, словно я полной грудью вдохнула морозный зимний воздух. Тело защипало, но не снаружи, а изнутри. Жутко неприятное ощущение. Будто под кожей бегают муравьи.

И в этом состоянии я должна была расслабиться. Ведь если буду сопротивляться, нарушу наш с Аннабель контакт. Тогда точно ничего не получится.

Я закрыла глаза и принялась считать до десяти. Потом до двадцати. Если надо, и до ста дойду, но у нас обязательно все получится.

Где-то на счете сорок пять я услышала в голове посторонний голос:

— Я чувствую запахи, — сообщила Аннабель прямо в моих мыслях. — Потрясающе! Я как будто снова жива.

Собственные руки принялись ощупывать меня. Похоже, тактильные ощущения тоже вернулись к Аннабель.

— А я чувствую, что кто-то занят не тем, чем надо, — прервала я процесс ощупывания. Говорила тоже не вслух, а мысленно. Став одним целым, мы с Аннабель смогли общаться ментально. — Сосредоточься. У нас есть дело.

Я не без труда развернулась к принцессе лицом. Управлять собственным телом стало намного сложнее. Словно два пилота сидели за одним штурвалом. Каждый тянул его на себя, от чего самолет летел, как попало, и грозил вот-вот войти в штопор.

Возможно, будь у нас больше времени, мы с Аннабель смогли бы синхронизироваться. Но король не из терпеливых, он не будет долго ждать. Надо поторопиться.

Кое-как мне все же удалось сменить положение. Теперь я видела принцессу, ее кукольный театр и зрителей, что она собрала вокруг сцены.

Благодаря симбиозу с Аннабель мое зрение изменилось. Оно не стало четче, наоборот, все немного размылось. Но даже с таким побочным эффектом я разглядела душегуба.

Он или точнее оно расположилось на том самом стульчике, что казался мне свободным. Трудно понять, сидело оно или лежало. А может, зависло над стулом. У него не было ног, лица и даже тела в привычном для людей понимании.

Оно представляло собой сгусток черной материи. Этакая черная дыра, засасывающая жизненную энергию принцессы. Несколькими отростками-щупальцами оно присосалось к девочке и буквально питалось ею. И снова душегуб напомнил Малума. Та же пиявка, только размером побольше.

— У него даже рта нет, — сделала я неприятное открытие. — Как с ним общаться?

Душегуб меня ужаснул, но не своей внешностью. Глядя на черное недосущество, я всерьез испугалась, что все было напрасно.

Но обратного пути нет, и я решила попробовать. Вдруг оно все-таки умеет говорить. Хоть как-нибудь.

— Кто тебя создал? По чьей указке ты здесь? — спросила я.

Душегуб никак не отреагировал. Он, как и принцесса, игнорировал меня.

— Попробуй ты, — предложила я Аннабель. — Возможно, меня он не слышит.

— Многоуважаемый душегуб, — голос призрака доносился из моего рта, — будьте так любезны, подскажите, пожалуйста, кто вас приставил к ее высочеству.

Я только глаза закатила от того, как Аннабель расшаркивалась перед монстром, убивающим ребенка. Надо же, какая вежливая.

Но, как ни странно, душегуб откликнулся. Возможно, причина в самом деле была в голосе призрака, звучащего в каком-то смысле с того света. Так или иначе, черная масса выбросила щупальце в нашу с Аннабель сторону.

Призрак отреагировала мгновенно — отлетела назад. Я за ней не успела, и наш контакт прервался. От резкого разрыва связи я потеряла равновесие и плюхнулась на пятую точку. Ковер немного смягчил удар, но искры из глаз все равно посыпались. Бедный мой копчик! Похоже, я еще неделю не смогу сидеть без геморройной подушечки под попой.

Как только Аннабель покинула мое тело, я перестала видеть душегуба. Понятия не имею — он все еще тянет жуткие щупальца ко мне? А может, уже присосался?

— Где он? Где? — Крутила я головой.

— Вернулся обратно, — дрожа словно осиновый лист сообщила Аннабель из дальнего угла и тут же добавила: — Я больше в этом не участвую.

— И не надо, — махнула я рукой. — Все равно ничего от тебя нет толка. К тому же душегуб не говорящий. Все пропало, — со вздохом признала я.

С минуты на минуту в дверь покоев постучит потерявший терпение король. Войдя, он поймет, что принцесса все еще больна. Что будет дальше, нетрудно представить — арест, тюрьма… может, Дар его величество у меня не заберет, но испортить мне жизнь в его силах. А заодно и всем, кто мне дорог.

Обхватив колени руками, я всхлипнула. Связь с Аннабель далась нелегко. Сил не было даже на то, чтобы встать с пола. Так я и сидела, горемычная.

— Не плачь, — раздался детский голос. — Скушай пирожное.

Я подняла голову и увидела принцессу, протягивающую мне тарелку с игрушечным бисквитным тортом.

— Ты такие любишь, я помню, — улыбнулась она.

Если однажды ребенок включил вас в свой круг доверия, то это навсегда. Мириам заметила меня в нашу первую встречу, и я стала частью ее игры.

— Спасибо, — я взяла тарелку. — Это именно то, что мне сейчас нужно. Ты очень добрая девочка.

— Можешь приходить к нам поиграть, когда тебе будет грустно, — любезно предложила она.

— К вам, это к кому? — уточнила я. Вряд ли ребенок говорит о себе во множественном числе, как это делает ее венценосный родитель.

— Ко мне и моему лучшему другу — господину Черному, — кивнула Мириам на пустой стульчик.

Я уже знала, что принцесса видит душегуба. Похоже, она воспринимает его положительно. Наивный ребенок не понимает, что чудовище ее убивает.

— Давно ты знакома с господином Черным? — поинтересовалась я, чтобы поддержать беседу. Раз уж девочка разговорилась, надо пользоваться моментом.

Мириам, глядя на потолок, что-то подсчитывала в уме. Она загибала пальцы и бормотала себе под нос, а потом выдала:

— Вот столько дней назад, — и показала мне пальцы обеих рук раз примерно пять.

Сосчитать она не смогла, но это наверняка означало «давно».

— С тех пор господин Черный всегда со мной, — сообщила она. — Мы все делаем вместе, даже спим.

Еще бы. Душегуб присосался к жертве и не покинет ее до тех пор, пока она не погибнет. Мириам просто не видит щупальцев за своей спиной. Показывать их ей бессмысленно, это ничего не исправит. Только напугаю ребенка.

Я делала вид, что ем ненастоящий торт, а сама думала — как же быть? Я не имею право сдаваться. Не только из-за себя, но еще из-за девочки. Она не заслужила такую жуткую смерть!

А Мириам все продолжала болтать, рассказывая, как они с господином Черным играют. То в чаепитие, то в прятки. Похоже, она соскучилась по разговорам.

Я слушала краем уха, размышляя о своем. Как вдруг слова девочки заставили меня поперхнуться. Хорошо, торт был игрушечный и я в самом деле не ела в тот момент.

Моя реакция была столь бурной, потому что среди перечисления игр и забав с господином Черным принцесса невзначай обронила:

— Мне его брат подарил.

Загрузка...