Глава 18. О том, что у каждой медали есть вторая сторона

Дайкор пришел не один, а в сопровождении юноши лет шестнадцати. Тот следовал за мудрецом тенью, и я приняла его за личного слугу. Но, как выяснилось, его роль была намного важнее.

Лакей распахнул перед этой парой дверь, одновременно сообщив:

— Вас ждет король.

В ответ Дайкор, входя в кабинет, произнес:

— Не по рождению определяют высшую и низшую личность, а делами своими человек подтверждает эту принадлежность.

Мальчишка — спутник мудреца — тут же добавил:

— Уважаемый Дайкор счастлив видеть вас в добром здравии, ваше величество.

— Да-да, — махнул рукой король, — мы тоже рады.

Это был самый странный разговор, который мне доводилось слышать. Ощущение, будто случайно угодила на сеанс в психиатрической лечебнице, причем я на нем — единственная адекватная.

— Мы позвали тебя, Дайкор, — сообщил король, — чтобы ты помог нам разобраться, что за Дар скрыт в этой девушке, — он указал на меня, а после коротко повторил мою историю.

— Истинно перо, выпавшее из крыла маленькой птицы, производит гром на дальних мирах, — ответил на это мудрец.

— Уважаемый Дайкор полагает, что магическое животное добровольно поделилось Даром с девушкой, — произнес мальчишка.

— Что еще ты видишь, мудрец? — уточнил король.

Дайкор вывел меня на середину кабинета, а потом обошел меня кругом. Все это время он не сводил с меня своих светлых, почти прозрачных глаз. Эти глаза были лет на двести старше его внешности. Именно они выдавали в нем мудреца — человека, повидавшего жизнь и знающего о ней все.

— Надо исследовать не по словам, а по делам, — в итоге произнес Дайкор.

— О чем это он? — не поняла я.

— Уважаемый Дайкор предлагает обладательнице Дара показать нам свою вторую ипостась. По ней многое станет ясно, — пояснил мальчишка.

Каким образом он это понял из короткого высказывания мудреца, осталось для меня загадкой. Как по мне, Дайкор просто ляпнул первое, что пришло ему в голову.

— Отличная идея, — воодушевился король. — Дорогуша, покажи нам свою вторую ипостась.

Его величество обращался ко мне, но я не понимала, что ему от меня надо. Какая еще ипостась? Ничего такого у меня нет.

— Ты не умеешь менять обличие? — видя мое замешательство, вмешался Аршер.

Святая перемена, это что же, я могу превращаться в кого-то другого?! В мышонка, в лягушку, а может, в неведому зверюшку… так себе перспектива, если честно. Я нравлюсь себе такой, какая есть.

— Я ничего такого не умею, — тут же открестилась я. А то еще превращусь и не смогу вернуться обратно. Что тогда делать?

— Жаль, — вздохнул король. — Но такое бывает, если Дар появился недавно.

— Тот может, кто думает, что может, — изрек очередную банальную мудрость Дайкор.

И снова мальчишка объяснил его слова. Видимо, он исполняет при мудреце роль переводчика. Без него никто бы попросту не понял, о чем говорит мудрец.

— Уважаемый Дайкор предлагает спровоцировать смену ипостаси у девушки, — сказал мальчишка.

Пять пар мужских глаз тут же уставились на меня. Как мне показалось, кровожадно.

— Не надо меня провоцировать, — я попятилась обратно к книжным полкам, но бежать было некуда.

Перед дверью дежурил лакей, мимо него не пройдешь. Окно загораживал стол, за которым сидел король, а других выходов здесь нет. Я оказалась в ловушке.

Мое возражение, конечно, проигнорировали. Если мужчины что-то решили, мнение женщины они уже не слышат. Особенно в столь патриархальном мире.

— Сделай это, — кивнул король Дайкору.

Я опомниться не успела, как мудрец опустил руку мне на плечо. И тут началось… ТАКОЕ!

От прикосновения Дайкора меня всю перетряхнуло. Ощущение было как тогда, на остановке, когда я коснулась необычного пера. Плюс добавилось и то, что я чувствовала во время трех дней беспамятства. Снова ломота во всем теле, нестерпимый жар и отголоски чудесной песни, которую слышала, похоже, я одна.

В тот же миг темный кабинет затопил свет. Он сиял нестерпимо ярко, но мои глаза, как ни странно, не реагировали на него. Не было жжения, не выступили слезы. Кажется, я теперь могу смотреть на солнце, не морщась.

Зато остальные были вынуждены прикрыть лица руками. Они щурились и смотрели сквозь пальцы… на меня! Именно я была источником бьющего по глазам света.

Едва осознав это, я перевела взгляд на свое тело. И ахнула. Я изменилась! По крайней мере, та часть меня, что я видела. Откуда ни возьмись, на мне оказалась пышная юбка. Внезапно из перьев.

Черно-золотые, охваченные огнем, перья горели и сияли. Они были не просто одеждой, а продолжением меня самой. Моя кожа и волосы тоже светились. Я вся будто состояла из света и огня. Пламя плясало на моих руках. Чудо, что я не подпалила кабинет. А еще повезло, что меня этот огонь не обжигал.

Отчаянно не хватало зеркала, чтобы изучить масштабы перемен до конца, но даже без него я была впечатлена, как и все в кабинете.

А потом Дайкор убрал руку с моего плеча, и все закончилось так же внезапно, как и началось. Раз! — и я снова стала пусть и улучшенной, но все же обычной, человеческой версией себя. Без спецэффектов в виде перьев и пламени.

Первым пришел в себя король.

— Жар-птица, — выдохнул его величество и протер глаза, сомневаясь в том, что сейчас увидел. — Невероятно! А ведь мы, Аршер, были уверены, что они вымерли.

— Одна, похоже, все-таки уцелела, — произнес Аршер, не сводя с меня восхищенного взгляда.

Я на всякий случай отодвинулась от мужа подальше. Он смотрел так, словно еле удерживается от немедленного исполнения супружеского долга.

— Это моя племянница! — напомнил дядя. Цену себе набивает, гад.

Но у меня не было сил ни возмутиться, ни просто участвовать в диалоге. Я ощупывала себя, проверяя все ли на месте, а мозг тем временем лихорадочно переварил информацию — у меня есть вторая ипостась, и она похожа на Жанну Д’Арк в худший день ее жизни. Для чего нужна эта вторая ипостась и как ею пользоваться, я не знала, но, надо признать, смотрелась она эффектно.

Другие тоже разглядывали меня с нескрываемым интересом, Аннабель и та глядела с уважением, словно я — редкий и безумно ценный экземпляр, занесенный в Красную книгу.

Я шумно сглотнула. Ох, не нравится мне это. Каждый в этом кабинете думал, как можно меня использовать. Дядя мысленно подсчитывал сумму, которую выручит за чудо-племянницу. Аршер прикидывал выгоду от одаренной жены. У короля тоже явно имелись свои планы, но я пока не понимала какие. Разве что Дайкор и мальчишка были равнодушны ко мне.

— Я должен был догадаться, — произнес Аршер. — Бессмертие — главная особенность жар-птицы.

— А еще они способны излечить любую болезнь и продлить жизнь другому человеку, — добавил король.

Ах, вот оно что… Теперь понятно, откуда такой ажиотаж. Я буквально ходячий эликсир молодости и здоровья! Правда, я до сих пор ничего такого за собой не замечала, но я и о второй ипостаси узнала только что.

— Если кому-нибудь везет, не завидуй ему, а порадуйся с ним вместе, и его удача будет твоей, — неожиданно для всех подал голос Дайкор.

Мальчишка тут же отреагировал переводом:

— Уважаемый Дайкор напоминает, что жар-птицам присуще также феноменальное везение.

— Да-да, — подтвердил король, но без особого интереса.

Всем было плевать на чужое везение, но меня заявление Дайкора поразило. Это я-то везучая? Да мое второе имя «ходячая неприятность». Хотя…

Если вспомнить мое пребывание в чужом мире, то кое-что действительно покажется странным. Раньше я не обращала на это внимания, не до того было, а сейчас задумалась.

Няня, обладающая ровно тем Даром, который мне был необходим, чтобы сбежать. Медиум под боком, когда он потребовался. Дядя появился как раз вовремя, чтобы провести меня во дворец, куда я так отчаянно жаждала попасть. На первый взгляд это мелочи. Но где бы я была без них?

Я удивленно моргнула. Мне в самом деле везло все это время! Нет, конечно, были и минусы — адский пес, призрак-убийца и прочие неприятности. Но никто из них по-настоящему мне не навредил.

Это было новое, незнакомое мне чувство. Я — везучая. С ума сойти! Раз так, то почему бы не опробовать свое везение?

— Я просила о расторжении брака, — напомнила я громко.

Но, видимо, даже у фортуны есть ограничения. В моем случае они проходили как раз по браку с Аршером Моргари.

— Конечно-конечно, мы помним о твоей просьбе, дорогуша, — кивнул король с таким видом, что я усомнилась — он вообще меня слышал? — А пока ты наша гостья. У тебя будут лучшие покои, наряды какие пожелаешь, заморские лакомства и личные слуги. И не волнуйся, мы признаем твой Дар зарегистрированным. Тебе ничего не грозит.

— А как же я, ваше величество? — напомнил о себе дядя.

Король поморщился, но все же снизошел до ответа:

— Вы тоже можете остаться, граф.

Дядя довольно улыбнулся и кивнул. Но пока он радовался возможности пожить во дворце, я отчетливо понимала, что угодила в золотую клетку. Да, у меня будет все. Кроме свободы. А еще мне наверняка придется отрабатывать свое проживание, вот только пока неясно как именно.

Впрочем, был и плюс. Дайкор тоже живет во дворце. А это значит, что я могу поговорить с ним о возвращении домой.

Что ж, если король так настаивает, я, пожалуй, останусь.

— Благодарю за гостеприимство, ваше величество, — произнесла я, а про себя добавила: — Все равно я в вашем мире надолго не задержусь.

***

Вскоре Аршер и король остались в кабинете одни. Его величество расхаживал от стены к стене, сложив руки за спиной, и что-то бормотал себе под нос. Давно Аршер не видел его таким взбудораженным.

— Жар-птица. Ты только подумай! Жар-птица! — Периодически повторял король. — Мы годами искали ее следы. И ничего. Как вдруг — вот она! Жар… птица…

Аршер молчал, давая королю прийти в себя. Ему и самому требовалось время, чтобы осознать произошедшее. Его жена — обладательница редкого, уникального Дара. Овдоветь ему теперь точно не грозит. Но вот что любопытно, Аршера эта новость не огорчила.

С тех пор, как в его жизни появилась Эльвенг, ему не приходилось скучать. Эльвенг дала ему отпор в брачную ночь, говоря с ним на равных; сбежала и пряталась так, что он не сумел найти; победила проклятие; явилась во дворец — и все это меньше, чем за месяц. Эта девушка держала его в тонусе. Аршер не представлял, чего ожидать от нее в следующий момент.

Эльвенг злила его своей несдержанностью и острым языком. Она умело выводила Аршера из себя всего парой слов. Надо же, набралась наглости и объявила его несостоятельным в постели! За это она заслужила хорошую порку.

Но в то же время она забавляла его своей манерой вечно перечить. Аршер привык к покорным и молчаливым женщинам. Да, с ними нет проблем, но одновременно с ними пресно. И тут вдруг фонтан эмоций по имени Эльвенг.

Красивая, умная, дерзкая. Приручить такую непросто, но тем интереснее. Может, стоит попробовать?

На этом моменте его мысли прервал король. Он резко остановился посреди кабинета и произнес:

— Ты как-то упоминал, что магические животные любят навещать тех, кого они одарили. Это правда?

Аршер осторожно кивнул. Он начинал подозревать, куда клонит его величество.

— Ваша дочь… — сказал Аршер.

— Моя дочь, — эхом повторил король, и его губы дрогнули. — Бессмертие может ее спасти.

— Вы хотите поймать для нее жар-птицу, используя Эльвенг в качестве приманки, — озвучил Аршер план.

— Если получится, — ответил король. — Но твоя жена сама наделена силой жар-птицы, а это значит, что она в состоянии излечить любую болезнь.

— Волшебная песнь жар-птицы, — кивнул Аршер. — Есть такая легенда. Но никто давно ее не слышал.

— Похоже, твоя жена услышала.

— Она даже ипостась сменить не в силах, — поморщился Аршер. Меньше всего ему хотелось, чтобы Эльвенг использовали в качестве универсального лекаря. Всем известно, что дарованная сила не бесконечна. — Дар ей не подчиняется, она получила его совсем недавно.

— Значит, в ее же интересах научиться им пользоваться как можно скорее, — заявил король. — Для тебя тоже есть поручение. Ты обязан сохранить этот брак. Так мы сможем ее контролировать. Скажи, у вас в самом деле ничего не было?

— Эльвенг была больна и ранена. Я решил не настаивать на близости, — нехотя пояснил Аршер. — К тому же я был уверен, что она умрет в ближайшее время.

— Да-да, ты поступил разумно на тот момент. Но теперь все изменилось. Ты обязан консумировать ваш брак.

Аршер аж закашлялся.

— Прошу прощения? — прочистив горло, произнес он.

— У нее не должно быть повода для расторжения брака, — заявил король. — Отсутствие близости — ее единственный аргумент. Причем довольно веский. Ты ведь не хочешь, чтобы этот брак распался? Только не говори, что все еще планируешь жениться на дочери леди Ньюборд, — поморщился король.

— Эбриль в прошлом, — признал Аршер.

— Мудрое решение, — похвалил король. — Эльвенг — выгодная партия. Девушка с Даром бессмертия выдержит силу рода Моргари и родит тебе здоровых сыновей. Ступай к жене и сделай ее своей этой же ночью. Чтобы мы больше не слышали от нее глупостей о расторжении брака. Реши эту проблему.

— Как вы предлагаете это сделать? Взять ее силой?

— Ну что ты, — махнул король рукой, — мы же не варвары. Не нам тебе рассказывать, как соблазнить женщину. Из нас двоих именно ты дамский угодник, а мы — счастливый семьянин. Не разочаруй нас, Аршер, — король недобро прищурился. — Это дело королевской важности. Речь идет о жизни нашей единственной дочери. Ради нее мы готовы на все.

— Я вас понял, — Аршер отрывисто кивнул.

В тот вечер, покидая королевский кабинет, Аршер отправился прямиком в покои, отведенные Эльвенг. Его величество ясно дал понять — эта девушка нужна королевству.

Перед Аршером стояла интересная задача — соблазнить собственную жену. Он надеялся, что его появление в спальне не станет таким уж неприятным сюрпризом для Эльвенг.

Загрузка...