Глава 4. О том, что умирать нестрашно

Говорят, накануне смерти у человека перед глазами проносится вся жизнь. Я, пока летела вниз, тоже успела о многом подумать. Например, о том, что за миг до падения я совершенно точно ощутила на своих плечах чьи-то руки. Холодные до озноба вдоль позвоночника.

Меня толкнули! Вот вам и проклятие. Да это банальное убийство, ничего сверхъестественного.

На этом мои мысли оборвались. Все потому, что голова встретилась с булыжной мостовой. Бам! Чавк! Острая боль пронзила правый висок и отдалась в челюсть.

— Мммм, — застонала я.

На какое-то время я потеряла связь с реальностью. Мир затопил знакомый золотой свет, и я решила — это рай. Именно так описывают смерть и советуют идти на свет.

Все, конец. Но, как выяснилось, паниковала рано, постепенно свет мерк, и мне становилось лучше.

Вскоре я снова могла видеть и двигаться. Я уперлась ладонями в мостовую и кое-как села. Похоже, я выжила после падения. Чудо! Если все мои прошлые неприятности были ради одного этого везения, то я не зря страдала.

Я посмотрела вверх, на распахнутое окно своей спальни. Высоко, однако. А кто там в окне?

На улицу высунулась жуткая собачья морда размером крупнее моей головы. Черная короткая шерсть, огромные клыки, заметные даже с расстояния, и горящие красные глаза. Одним словом, ничего общего с болонкой. Где это чудовище пряталось? Почему я не увидела его сразу, как вошла в спальню?

Но как бы жутко ни выглядела псина, толкнула меня все-таки не она. Я четко ощущала на своих плечах именно человеческие руки.

Не без труда я поднялась на ноги, отряхнула уже не совсем белое платье и похромала обратно в дом. Упала я во внутренний двор, так что найти дверь труда не составило.

Войдя в дом, наткнулась на прислугу — парня в одежде лакея. Только открыла рот, попросить о помощи, как он, скуля что-то неразборчивое, бросился наутек. Нервный какой-то.

Мне за ним было не угнаться, и я побрела дальше. Сил хватило лишь на то, чтобы добраться до ближайшей комнаты. Гости все еще праздновали свадьбу, но до зала было далеко, я бы не дошла.

В гостиной я рухнула в кресло рядом с камином и устало прикрыла глаза. Голова болит адски, особенно правый висок, левая нога вывихнута, возможно, есть внутренние повреждения. Ну что за день сегодня такой?

— Эльвенг?! — раздался дрожащий девичий голос.

Пришлось открыть глаза. У входа в гостиную застыли с гримасой ужаса на лицах сестры-близняшки.

— Вы чего? — напоровшись на их спины, возмутился дядя.

Но вот он выглянул из-за плеч дочерей и тоже побледнел.

— Я выпала из окна, — пояснила я хриплым голосом, спеша погасить панику родственников. — Но со мной все в порядке. Отделалась царапинами и вывихнутой ногой.

Я растянула губы в улыбке, и одна из близняшек тут же лишилась чувств. Дядя в последний момент успел ее подхватить, не дав упасть на пол. Надо же, какая чувствительная.

— Я правда в порядке, — заверила. — Только голова болит.

Я подняла руку, коснуться правого виска, но вторая сестра метнулась ко мне:

— Не надо! — истерично выкрикнула она и схватила меня за руку.

— Ладно, — пробормотала я, опуская руку. — Не буду.

Мало ли какие у нее проблемы с прикосновениями. С сумасшедшими лучше не спорить.

К этому времени дядя дотащил вторую близняшку до кресла напротив меня. Верона (кажется, это была она) пришла в себя, но снова отключилась, едва взглянув в мою сторону.

— Ты отвратительно выглядишь, — заметила Венона — менее впечатлительная из близнецов.

Они каждый раз будут мне об этом напоминать? Вроде мы уже выяснили, что я не красотка.

— Я просто неудачно упала, — проворчала.

— Упала? — поразился дядя. — Судя по твоему виду, ты столкнулась с несущейся каретой.

Я послала ему гневный взгляд, и взрослый мужчина вздрогнул. Вот так-то! Пусть знает — опасно злить женщину, у которой выдался паршивый день. Она на все способна.

Несмотря на головную боль, соображала я нормально. Глядя на эту троицу, меня посетило нехорошее подозрение — а ведь кто-то из них мог меня толкнуть? Одному из них ничего не стоило войти и помочь мне выпасть из окна.

Вспомнились ледяные руки. Тот, у кого холодные ладони, и есть душегуб.

— Вообще-то я не сама упала, меня толкнули, — заявила я, проверяя их реакцию.

— Это все проклятие, — дядя подозрительно быстро нашел на кого свалить вину.

Я не стала спорить. Вместо этого наклонилась и взяла за руку Верону. Она еще не пришла в себя, так что коснуться ее было проще всего. Но ее ладонь была теплой. Значит, не она.

— Можно мне воды? — попросила я вторую сестру.

Та наполнила чашку из графина на столике. Забирая у нее чашку, я дотронулась до ее руки и ощутила тепло. Что ж, это не сестры. Но они и не были главными подозреваемыми. Дядя — более вероятная кандидатура. Это он получит кучу монет после смерти племянницы.

И снова пригодилась чашка. Отпив немного, я протянула ее не Веноне, а дяде. Он на автомате потянулся ее забрать, и тут я вцепилась в его руку.

И снова теплая. Не может быть! Разочарование было невероятно сильным. Ни один из них.

— Я пойду в свою комнату, а? — попросила я, ощутив навалившуюся усталость.

Никто почему-то не решился ответить. Я бы сама встала и ушла, но вот засада — я не запомнила дорогу до спальни. Уж очень много было поворотов. Мне снова нужен провожатый. А просить кого-то из присутствующих желания нет.

Меня спасло появление женщины лет семидесяти — старушки с морщинистым лицом и добрым взглядом.

— Эльвенг, девочка моя! — всплеснула она руками. — Что с тобой приключилось? Идем, я позабочусь о тебе.

— В самом деле, ступай с няней, — кивнул дядя. Кажется, он хотел поскорее от меня избавиться.

А я была рада уйти. Так что без вопросов пошла с женщиной, которая, по всей видимости, приходилась мне няней.

Вскоре мы с няней снова стояли на пороге спальни Эльвенг, но я заходить не торопилась, помня о жуткой псине с красными глазами.

Няня открыла дверь и вошла первой. Ей навстречу с оглушительным тявканьем бросилась болонка. Надо же, жива. А я-то думала, что ее сожрала та зубастая тварь. Но я была даже рада, что болонка в порядке. Как ни крути, а она предупреждала меня лаем об опасности. Она пыталась меня спасти.

— Тише, Исчадие, — шикнула на болонку няня.

Сначала я опешила — кому в голову пришло назвать белое пушистое облако подобным именем? А потом поняла — все правильно сделали, имя идеально подходит под характер собачонки.

Попутно выяснилось, что болонка — девочка. И это тоже о многом сказало. Только женщина может быть такой врединой.

Второй собаки в спальне, к счастью, не оказалось. Наверное, убежала. Будем надеяться, с концами. Хватит с меня одной Исчадия.

А еще здесь не было того, кто меня толкнул. Это было ожидаемо. Попытка убийства сорвалась, и злодей скрылся. Возможно, черная псина тоже принадлежала ему.

Пока няня суетилась, готовя мне воду для умывания, я доковыляла до туалетного столика и взяла зеркало. Я не дура, по реакции других догадалась, что выгляжу как-то не так. Но увиденное все равно повергло в шок.

Ну все, теперь я точно труп невесты. Похоже, я упала головой прямо на острый край булыжника, и тот проломил мне череп. В районе виска образовался настоящий кратер — углубление с коркой подсохшей крови.

После такого вообще выживают? У меня как минимум сотрясение, а как максимум — смерть.

Я осторожно вернула зеркало на столик. Плохая была идея — смотреть на себя. Наверняка у меня ничего серьезного. Рана просто выглядит жутко, а на самом деле она безобидная. Или так, или я чертов зомби.

Думать еще и об этом не было сил. Я просто смыла кровь и спрятала рану за распущенными волосами. Теперь люди хотя бы не будут убегать с криком и падать в обморок, завидев меня.

Няня помогла мне переодеться в ночную сорочку, и я поняла, что дико, просто невыносимо устала. Мне необходимо немного поспать…

Слабость была настолько сильной, что я не могла с ней бороться. Буквально теряла сознание на ходу. Не помню, как добрела до кровати. Рухнула на нее. И все — вырубилась.

Увы, ненадолго. Разбудил стук в дверь, а потом та и вовсе открылась. Кто-то вошел, не дожидаясь приглашения.

— Выйди из класса и зайди, как положено… — пробормотала я в полузабытье.

А в ответ услышала мужской голос:

— Я, пожалуй, останусь. Все-таки это наша брачная ночь.

Сон как рукой сняло.

Загрузка...