Глава 23. О Зачарованном лесе и его обитателях

Утром мне было уже не до Аршера. Я вовсю занималась сборами на охоту. Когда горничная принесла бриджи с длинным сюртуком, я едва не разрыдалась от счастья. Я всерьез опасалась, что придется тащиться в лес в платье. Но, слава святой перемене, в этом мире есть здравый смысл!

Пока я завтракала, Аннабель пыталась меня отговорить от поездки.

— Это кошмарное зрелище! — заверяла она. — Тебе не понравится.

— Может и так, но я туда не развлекаться еду, а искать жар-птицу. Ты же хочешь, чтобы я вернулась в свой мир?

— Да, — согласилась Аннабель. — Но я не хочу ехать в Зачарованный лес.

— Так не езжай, — пожала я плечами.

— Не могу. Я привязана к тебе. Забыла?

— Ах да, — вздохнула я. — Тогда потерпи. Мы только туда и обратно.

Спустя час после пробуждения я в полной готовности стояла на главной дворцовой площади, где собрались участники охоты. Со мной были мои вечные спутники — Аннабель и Исчадие. Я без них никуда.

Народу на охоту набралось едва ли не больше, чем на бал. На площади было не протолкнуться. Я с интересом крутила головой, изучая толпу. Посмотреть было на что.

Люди условно делились на несколько групп. Главными были охотники или как их здесь называют ловчие. Их легко было отличить по наличию арбалетов, стреляющих не стрелами, а сетями. Задача ловчего — поймать магическое животное, а убивал его уже тот, для кого добывали Дар. Именно к убийце переходит магия погибшего животного.

Все подробности охоты я узнала от Аннабель. Она — ходячая энциклопедия.

Второй многочисленной группой были аристократы. Они ехали в погоне за острыми ощущениями. Мужчины, женщины и даже подростки выглядели так, словно на пикник собрались. Некоторые прихватили слуг и корзинки с едой и напитками.

Среди зевак я не заметила дяди, а ведь его приглашали на охоту. Выходит, он испугался и сбежал обратно в поместье. Хоть одна хорошая новость.

Группой поменьше, но куда более живописной были загонщики. У нас добычу загоняют специально обученные собаки, здесь этим занимаются люди с определенным Даром. Загонщики уже сменили ипостась, и можно было вдоволь налюбоваться на их покрытые редкой шерстью тела. Они напоминали оборотней, застрявших где-то на середине трансформации — уже не человек, но пока не волк. То еще зрелище.

— До чего воняет псиной, — поморщилась я. Амбре от загонщиков шло мощное.

— Рррр, — на всякий случай возмутилась Исчадие.

— Ты — другое дело, — исправила я ситуацию, пока не поздно. — Ты пахнешь приятно.

— Хы, — ответила Исчадие. «То-то же» — перевела я для себя.

Пройдя мимо загонщиков, я увидела того, ради кого все затевалось — будущего обладателя Дара, наследника короны.

Он стоял в окружении слуг и почитателей. Сонный и злой. Принц явно предпочел бы, чтобы загонщики смотались в лес без него и привезли единорога прямо на порог его покоев. Этакая доставка «Али… магия». Но увы, придется делать все самому.

И конечно, на площади хватало лошадей разной масти и породы. Я, когда их увидела, чуть не отказалась от поездки. В седле я, допустим, удержусь, есть опыт, но долгую езду мой зад вряд ли вынесет.

И все же встреча с жар-птицей манила обещанием вернуться домой. Делать нечего, придется рискнуть задом.

Моим спутником и провожатым в этой поездке стал лично Аршер. Я думала, ему будет не до меня, все же главный ловчий, куча забот. Но Аршер сам подвел ко мне лошадь, помог устроиться в седле, а затем поехал рядом. Такая забота подкупала.

Муж выглядел невыспавшимся, и я не удержалась от шпильки:

— Развлекался ночью?

— Думал о тебе, — ответил он и тут же поддел в ответ, ведь я тоже выглядела слегка помятой: — А ты почему не выспалась? Скучала по мне?

— Скорее луна взойдет на небе утром вместо солнца, чем я буду тосковать по такому мужлану, как ты, — фыркнула я.

— Это вызов? — нагло улыбнулся Аршер и заявил: — Я его принимаю.

Я только глаза закатила. Вот ничем его не пронять, ничем! Человек-броня.

Дорога заняла прилично времени. У меня быстро затекла поясница и заныл копчик. Все, как я предполагала.

Но хуже всего было Исчадие. Если Аннабель просто летела неподалеку, то болонке приходилось бежать вслед за лошадью. С ее короткими лапками и откормленным пузом это было нелегко.

Вскоре я заметила, что Исчадие начала хрипеть и отставать.

— Смени ипостась, — посоветовала я.

Но собака упорно не желала этого делать. Спокойно наблюдать за страданиями животного я не могла. Пусть вредная, но ведь моя.

— Стой, — я натянула поводья и попросила Аршера: — Помоги, будь добр. Подай мне собаку.

Я могла слезть с лошади сама и подобрать болонку. Но вряд ли я после этого снова сяду в седло даже с посторонней помощью. Вся нижняя часть моего тела затекла до такой степени, что я едва чувствовала ноги.

То ли дело Аршер. Он лихо спрыгнул на землю. Прямо вылитый Леголас в его лучшие годы, только брюнет. Затем потянулся к болонке, намереваясь подхватить ее с земли, но тут вышла заминка. Исчадие метнулась от него в сторону, едва не угодив под копыта ближайшей лошади. Та заржала и встала на дыбы.

Одна испуганная лошадь посеяла панику среди других. И вот уже в стройном ряду охотников началась неразбериха. Не верилось, что весь этот хаос породила маленькая болонка.

Аршер снова попробовал словить болонку, но эта вертлявая бестия не далась.

— Исчадие! — возмутилась я. — Ты же не хочешь всю оставшуюся дорогу пройти пешком?

Болонка остановилась и призадумалась.

— Лови ее, — одними губами прошептала я Аршеру.

Он прекрасно меня понял. Подкрался сзади и — цоп! — поймал собаку под пузо. Исчадие вырывалась, но Аршер быстро передал ее мне, а я пристроила перед собой на седло.

— Ох и тяжелая, — заметил он. — Сажай ее на диету, пока не поздно.

В ответ на это заявление Исчадие попыталась цапнуть его за палец. Как любая женщина она оскорбилась по поводу намеков на лишний вес. Повезло, что Аршер успел отдернуть руку.

Вскоре порядок был восстановлен, и мы двинулись дальше. Исчадие покрутилась, устраиваясь удобнее, и уже через минуту сладко заснула, свесив лапки по бокам от седла.

Благодарности я, естественно, не дождалась. Болонка еще и порыкивала недовольно сквозь сон, если трясло на ухабах. Мол, езжай аккуратнее, не видишь что ли, я сплю.

Где-то на середине пути состоялся привал. Те, кто захватил с собой продуктовые корзины, не прогадали. Впрочем, Аршер позаботился о том, чтобы нам тоже было чем подкрепиться.

Лишь спустя несколько часов после отъезда из дворца я увидела его — Зачарованный лес.

Мы подъехали к нему со стороны холма. Внизу у его подножия до самого горизонта простирался лес.

Поначалу мне показалось, что мы стоим на берегу моря из крови. Лишь приглядевшись, поняла, что это кроны деревьев. Кроваво-красные листья колыхались на ветру подобно волнам на воде. Стволы этих странных деревьев были черными. То еще сочетание.

Ума не приложу, кому пришло в голову назвать лес Зачарованным. По-моему, ему бы больше подошло название Кошмарный лес.

Спустившись с холма, мы остановились. Здесь от общей группы отделилась часть людей. В основном женщины, подростки и слуги. Они остались у кромки леса, чтобы разбить лагерь и ждать возвращения охотников.

Я испугалась, что меня тоже не возьмут. Как-никак по меркам местных мужчин я — слабая беззащитная женщина. Проще говоря, обуза.

Но Аршер удивил, заявив, что мне разрешено поехать в лес.

— Если ты, конечно, хочешь, — добавил он.

— Очень хочу, — заверила я.

— Тогда решено, — кивнул Аршер. — Но в лесу опасно. Не ходи одна, держись поближе к ловчим.

Я мастерски изобразила паиньку. Благо насмотрелась, с каким лицом первоклашки обещают вести себя прилично. Ни шагу на сторону, клянусь! Вот только сбегаю поищу жар-птицу и сразу обратно. Но это так, мелочи, о которых Аршеру лучше не знать, а то еще прикует меня к ближайшему дереву. С него станется.

Вскоре я вместе с охотниками вошла под жуткие красные кроны. Лошадей, увы, пришлось оставить в лагере. Они наотрез отказались ехать в лес. Их не понукали и не заставляли. Видимо, по опыту знали, что это бесполезно.

Женщин, включая меня, в лес пошло всего трое. Одна — ловчая и еще одна такая же любопытная девица, как я.

В лесу было неестественно тихо. Ни пения птиц, ни шелеста листвы, ни стрекота насекомых. Такая атмосфера напрочь отбивала желание производить какие-то звуки. Казалось, зашуми, и лес обратит на тебя внимание, а это чревато неприятностями. Поэтому какое-то время, пока мы привыкали к новым ощущениям, шли в полной тишине.

Постепенно люди начали менять ипостаси. Загонщики, охотники и даже те аристократы, что не побоялись участвовать в охоте. Наверное, так они чувствовали себя в большей безопасности.

Я посмотрела на Аршера. Может, хоть сейчас увижу его вторую ипостась, но он предпочел сохранить человеческое обличие. Снова мое любопытство осталось неудовлетворенным, а оно от этого только сильнее разгорается.

Впрочем, я быстро забыла об Аршере. Вокруг и так было на что, а точнее, на кого посмотреть. Вторые ипостаси поражали воображение. Загонщиков я уже видела, но вот другие… Мужчина с четырьмя руками, женщина с ветвистыми, как у оленя, рогами. Перья, чешуя, когти, шипы. Я будто угодила на шоу фриков.

Исчадие и та притихла, а Аннабель старалась поменьше отсвечивать. Она в прямом смысле приглушила свой синий загробный свет. Может ведь, когда хочет, а мне говорила, что степень сияния от нее не зависит.

В лесу Аршеру пришлось меня оставить. Все-таки ему руководить охотой. Но одну он меня не бросил, велел типу, похожему на тролля, присматривать за мной.

Я скептически изучала своего провожатого. Зеленая кожа, лицо необезображенное интеллектом, зато тело — гора мускулов, аж рубашка треснула на волосатой груди, а еще лишняя пара рук. Ну вылитый Халк. Вот уж повезло с охранником.

И вот мы двинулись вглубь леса — впереди загонщики, за ними ловчие, в центре король со свитой и другие аристократы, включая меня, для большей безопасности, а замыкала шествие охрана.

Охота началась.

Ровный строй продержался недолго. Едва загонщики почуяли след, как все без разбора ринулись вперед. Если короля и принца еще как-то охраняли, то остальные были предоставлены сами себе.

Я решила не суетиться и просто подождать. Пусть все уйдут, а я вроде как случайно отстану. В этом плане был всего один изъян — многорукий. Он не спускал с меня глаз. В прямом смысле — смотрел, не моргая.

— Мне надо в кустики, — заявила я своему охраннику.

— А? — тупо переспросил он.

— Потребности организма. Пи-пи. Надо слить лишнюю воду, — пыталась объяснить. — Да в туалет я хочу! Если ты не против, я сделаю свои дела вон за тем кустом. Я все-таки замужняя дама, мне не пристало оголять зад перед чужим мужчиной.

Но меня ждал категорический отказ:

— Нет, — рявкнул многорукий. — Мне приказали не спускать с тебя глаз.

— Будешь смотреть, как я писаю? — прищурилась я. — Ну хорошо.

Я приподняла полы сюртука и сделала вид, что расстегиваю ремень. Еще немного — и спущу штаны.

На зеленых щеках многорукого проявились красные пятна. Не уверена, но кажется, он покраснел. А потом поспешно замахал на меня всеми четырьмя руками.

— Иди за кусты! — выпалил охранник.

— Благодарю, — улыбнулась я и направилась в указанную сторону.

Исчадие потрусила за мной, как и Аннабель. Едва мы скрылись от постороннего взгляда, призрак сказала:

— Скорее делай свои дела, и возвращаемся. Не нравится мне этот лес.

— Я не хочу в туалет, и мы не пойдем назад, — обогнув кусты, я двинулась дальше.

— Что?! — ужаснулась Аннабель. — Но это опасно! Ты не представляешь, какие ужасы таит в себе Зачарованный лес.

— Повторяешься, ты это уже говорила. Ты что, боишься? — не поверила я. Призрак и страх не сочетались в моем представлении. — Ты же мертва.

— А страх остался. Умирать, знаешь ли, неприятно.

— Ты это мне рассказываешь? По твоей милости я несколько раз умирала!

Аннабель скромно потупилась. Вроде как ей неловко. А меня посетила мысль — может, она боится леса, потому что сама погибла именно здесь?

— Расскажи о своей смерти. Хотя бы это ты можешь? — попросила я. — Вдруг я помогу чем-нибудь. В крайнем случае, утешу.

В ответ Аннабель упрямо тряхнула головой, отказываясь. Едва речь заходила о ее жизни до смерти, как она замыкалась в себе.

Вместо этого она спросила:

— Что вообще мы здесь забыли? Зачем отделились ото всех?

— Мы ищем жар-птицу, — напомнила я и тут же тихонько позвала: — Жар-птица, выходи! Это я — та, кого ты наделила своим Даром. Нам необходимо кое-что обсудить.

— Так она и отозвалась, — хмыкнула Аннабель.

— Фы, — поддержала Исчадие.

— Эй, попрошу немного веры в меня, — одернула я их. — Я все-таки теперь везучая.

Я не планировала далеко углубляться в лес. Еще заблужусь. Вся надежда в самом деле была на везение. Других козырей у меня нет. Но ведь работало оно раньше!

С поляны долетел голос многорукого. Он устал ждать, когда я вернусь из-за кустов, и пошел меня искать. Я прибавила ходу и в свою очередь тоже продолжила звать жар-птицу.

В итоге мне удалось оторваться от многорукого. По крайней мере, его голос стих где-то вдали. А потом я увидела это. Невероятное световое шоу! Казалось, прямо за ближайшими деревьями восходит солнце и ярко светит между стволами и листвой.

— Надо же… — пробормотала шокированная Аннабель. — Отозвалась…

Я подняла руку к глазам в попытке их защитить и пошла на свет. Исчадие цапнула меня сзади за штанину, удерживая, но я даже освобождаться не стала. Так и шла с висящей на штанине болонкой.

Я добралась до ближайшего дерева, раздвинула ветки руками и ахнула. До чего красиво! И страшно…

Загрузка...