Глава 7. О том, что браки заключаются на небесах

Подготовка второй свадьбы заняла больше времени, чем первой, и все равно завершилась в рекордные сроки. Леди Ньюборд торопилась выдать дочь замуж, Аршер тоже не хотел откладывать этот союз. Все давно решено, так чего тянуть?

Что на этот счет думала сама Эбриль, оставалось загадкой. Вторая невеста Аршера была крайне необщительной. Он смотрел на нее и с горечью отмечал полное отсутствие характера. А без него у Эбриль нет ни единого шанса заинтересовать Аршера.

Как любой здоровый мужчина, он ценил женскую красоту. В этом плане к Эбриль нет претензий. Но внешняя красота — ничто без подпитывающего ее внутреннего огня. Даже самая соблазнительная любовница быстро надоест, если за пределами постели с ней и поговорить не о чем.

Впрочем, ценность Эбриль не в умении поддерживать беседу и даже не во внешней привлекательности. Она в состоянии выдержать силу рода Моргари. В этом ее главное и, откровенно говоря, единственное достоинство, за которое Аршер выбрал ее в жены.

Спустя восемь дней после кончины его первой супруги (к ящеру под хвост траур!) они с Эбриль стояли перед алтарем и приносили брачные клятвы. На этот раз церемония проходила не в скромной часовне загородного поместья, а в главном соборе столицы. Среди гостей были исключительно аристократы, и лично присутствовал его величество Бенедикт II Смелый. Все-таки не каждый день женится главный ловчий королевства.

Жрец взял ритуальную чашу и протянул Аршеру кинжал. Он забрал его и повернулся к Эбриль. Лишь после того, как кровь жениха и невесты смешается в ритуальной чаше, они станут мужем и женой. Древняя, но не бессмысленная традиция.

Легенды гласят, что кровь может не смешаться. Тогда брак признается невозможным. На памяти Аршера подобного не случалось, но обряд упорно повторяли каждое бракосочетание.

Аршер взял руку Эбриль и сделал на ее ладони небольшой порез. Достаточный для того, чтобы несколько капель ее крови упали в чашу.

Собственную ладонь он резал не так бережно. Его крови, когда он сжал кулак над чашей, получилось больше.

Жрец забрал окровавленный кинжал и вернулся к алтарю. Там он замер с чашей в руках, глядя в нее так, словно пытался рассмотреть на ее дне тайны мироздания. В соборе повисла напряженная пауза. Прямо сейчас жрец должен был сказать «объявляю вас мужем и женой», но что-то он не торопился.

Пауза затянулась. Гости начали нервничать. Аршер слышал, как дамы ерзают по скамьям, шелестя юбками, а мужчины тихонько переговариваются, недоумевая, в чем причина задержки.

Кто-то начал нервно постукивать носком сапога. Наверняка король. Он не отличался терпением. Как, впрочем, и сам Аршер.

— Кхм, — кашлянул Аршер, напоминая, что пора завершить церемонию.

Жрец наконец оторвал взгляд от дна чаши и растеряно посмотрел на Аршера. Он отлично знал старика. Тот служил в главном королевском соборе, сколько Аршер себя помнил. Поженил еще его родителей, лично проводил брачную церемонию короля, и всегда он был полон спокойствия и достоинства. Аршер никогда не видел старого жреца настолько ошеломленным. Он как будто увидел призрака на дне ритуальной чаши.

— Она не смешивается, — пробормотал жрец. — Ваша кровь… Боюсь, этот брак невозможен.

— Дай сюда! — Аршер вырвал чашу из рук жреца и заглянул в нее.

На ее дне плавали две кровавые лужицы, похожие на капли ртути, — побольше и поменьше. Аршер покрутил чашу, но лужицы лишь кружили по дну, не соприкасаясь друг с другом, словно какая-то сила отталкивала их.

Что за бред? Его планы не нарушит какое-то глупое суеверие!

Аршер запустил пальцы в чашу и попытался насильно смешать свою кровь с кровью Эбриль. Жрец ахнул от его наглости, но помешать не посмел. Вот только толку от таких действий было мало. Лишь пальцы испачкал. Кровь так и не соединилась.

— Чего мы ждем? — донесся возглас короля.

Терпение его величества лопнуло, и он подошел к алтарю.

— Брачную церемонию невозможно завершить, — дрожащим голосом жрец объяснил, что происходит.

Аршеру было даже немного жаль беднягу. Он попал меж двух огней. С одной стороны — король, а ему лучше не врать. С другой — королевский ловчий, то есть Аршер, ссориться с которым — себе дороже.

К этому времени к алтарю уже подоспела и леди Ньюборд. Пожалуй, самое заинтересованное в этом браке лицо. Остальные гости церемонии обсуждали ситуацию между собой. Из-за их взволнованного шепота казалось, что в соборе гудит потревоженный улей.

— В чем дело? Почему церемония остановилась? — набросилась леди Ньюборд на жреца с вопросами.

— Кровь не смешивается, — ответил тот.

— Что за вздор! — возмутилась она. — Дайте сюда вашу глупую чашу, я все смешаю.

Леди Ньюборд выхватила у жреца из рук чашу и принялась всячески трясти ее и наклонять в попытке смешать кровь. Естественно, у нее ничего не получилось, но она хотя бы замолчала, так что Аршер решил не отвлекать ее от этого увлекательного занятия.

— Почему кровь не смешивается? — поинтересовался король.

— Мне известна лишь одна причина, — пробормотал жрец, катастрофически бледнея.

— Так назови ее, — велел король.

— Возможно, кто-то из новобрачных уже женат, — осторожно предположил жрец.

— Бред! — взвилась леди Ньюборд. — Моя Эбриль — невинная девушка. До сегодняшнего дня она с мужчиной даже за руку не держалась, какой там брак.

— Полагаю, жрец намекает на меня, — мрачно произнес Аршер.

Ярость зверя полыхнула в груди Аршера неожиданно и жарко. Его обманули! Обвели вокруг пальца, как мальчишку, и выставили на всеобщее посмешище! Королевский двор еще нескоро забудет, как глава рода Моргари хотел жениться и не смог.

Обычно Аршер не жаловался на самоконтроль, за долгие годы привык сдерживать зверя, но в этот раз выдержка ему отказала.

Метаморфоза произошла быстро: кожа покрылась броней, на плечах и руках вытянулись острые шипы, на голове — рога. Глаза стали красными, лютыми, а мысли затопила жажда чужой крови.

— Ах! — при виде боевой ипостаси будущего супруга Эбриль потеряла сознание.

Одновременно по залу пролетел стон — несколько таких же трепетных натур, как Эбриль, лишились чувств. Причем среди слабонервных были не только женщины.

К счастью, жрец успел поддержать невесту, не дав упасть на мраморный пол. Леди Ньюборд и та позеленела от ужаса. Все же дамы не привыкли к подобному зрелищу.

Демонстрация боевой ипостаси в общественном месте считалась неприличной, поэтому мало кто знал, как Аршер выглядит в гневе.

Зато король даже не вздрогнул, только поморщился. Он-то видел Аршера всяким, не раз они охотились вместе.

— Держи себя в руках, Аршер, — произнес его величество. — Мы не в Зачарованном лесу.

Аршер сжал кулаки, чувствуя, как острые когти второй ипостаси впиваются в ладони. Только они и могли пробить броню.

Боль отрезвляла, она возвращала способность думать и контролировать. Зверь медленно отступил под ее напором — втянулись шипы с когтями, исчезли рога и броня, а глаза покрылись черной коркой покоя. Вскоре Аршер снова выглядел, как обычный человек.

Король одобрительно кивнул и произнес:

— Ты говорил, что получил известие о кончине первой супруги.

— Вероятно, оно было преждевременным, — ответил Аршер.

Король задумчиво потер лоб и вдруг усмехнулся.

— Мы должны увидеть эту девушку, — заявил он. — Найди и приведи нам свою первую жену, Аршер. Мы хотим лично познакомиться с той, кто пережил проклятие рода Моргари. Если, конечно, она будет все еще жива.

Король повернулся спиной к алтарю и двинулся по проходу к дверям собора. Охрана поторопилась за ним. Своим уходом Бенедикт дал понять, что церемония окончена. Свадьбы сегодня не будет.

— А как же моя дочь, ваше величество?! — выкрикнула в спину короля леди Ньюборд.

Впервые Аршер видел эту властную женщину такой растерянной. Для нее срыв церемонии стал настоящим ударом. В том числе, по самолюбию. Люди еще долго будут судачить, как леди Ньюборд пыталась выдать дочь замуж за главного королевского ловчего и у нее ничего не вышло.

— Пусть еще немного побудет невестой, — бросил король на ходу. — Первая жена Аршера может скончаться в любой момент.

Леди Ньюборд стиснула кулаки в бессильной злобе. Если Эльвенг в самом деле жива, ей лучше не встречаться с матерью второй невесты. Леди Ньюборд явно из тех, кто способен на убийство.

Аршер тоже не стал задерживаться в соборе. Он торопился, у него наметилось важное дело. Отрывисто кивнув Эбриль на прощание, он спешно двинулся к выходу.

Гости расступались перед Аршером и кланялись, пожалуй, даже ниже, чем королю. «Свирепый пес короны» — вот как его называли за глаза, и он, сменив ипостась, только что напомнил людям, что их страх обоснован.

Люди боялись и ненавидели его и одновременно лебезили перед ним. Никому в голову не пришло насмехаться над неудачной попыткой женитьбы. Слишком хорошо они знали, чем это грозит. Лишь от Аршера зависело, получат их отпрыски Дар или на всю жизнь останутся пустышками, лишенными магии.

Аршер уже был на крыльце собора, сбегал вниз по ступеням, когда его догнал Рэйф.

— Что будешь делать? — спросил друг.

Его интерес не был праздным. Аршер знал, что Рэйф хочет предложить свою помощь, но с этим делом он обязан разобраться сам.

— Собираюсь навестить графа Дербиша и поинтересоваться, как так вышло, что его племянница умерла, но я все еще почему-то не вдовец, — процедил Аршер сквозь стиснутые зубы.

— Я могу поехать с тобой, — предложил Рэйф.

— Лучше останься в столице и присматривай за моей невестой, а особенно за ее матерью. Эбриль — ценный товар. Как бы леди Ньюборд не перепродала ее другому.

— Я этого не допущу, будь спокоен, — кивнул Рэйф.

Через час Аршер уже был в седле и несся к поместью графа Дербиша. Пегас мигом бы его домчал, но их почти не осталось. Те, что выжили, прячутся в лесу. Аршер мог поймать и приручить Пегаса, ловил тварей и посерьезнее. Но появись такой конь в городе, его бы растерзали на Дары.

И все же Аршер планировал добраться до цели в кратчайшие сроки, но пара дней у графа в запасе есть. Для него же будет лучше, если его племянница скончается до приезда мужа.

н.

Загрузка...